Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Трамвай (из очень старого)

Трамвай (из очень старого)

Автор: Психапатриев
   [ принято к публикации 11:16  01-02-2005 | Амиго | Просмотров: 737]
Было холодно. Стоя на остановке я уже ежесекундно сводил лопатки и сжимал пальцы в остывших, как труп мамонта ботинках. Блядский хиус разрывал лицо в клочья, а мерзлые пальцы, как ветки засохших деревьев, уже не могли удержать сигарету, тепла от которой хватало лишь на мгновенье согреть покрывшиеся ледяной коркой щеки. И все вокруг было так же холодно, неуютно и… озлобленно. Мертвые стены домов, обветренные люди, раздувающиеся, как паруса. Рты выпускающие едва заметный пар кривились в ледяной ухмылке, и особенно мерзко смотрелось серое, безнадежно серое и бессмысленное от того небо. Чем больше я замерзал, чувствуя, как моя одежда становится частью заебуневшой каменно-ледяной улицы, тем сильнее меня охватывала ненависть.

Во мне так и клокотало остывающее говно. Хотелось заорать, забиться в безумной злобной истерике, харкая пеной и выдавливая наружу глаза. Хотелось ударить наотмашь в первое попавшееся сведенное холодом лицо, и бить его об заиндевевший асфальт, пока не появится теплая, оранжево-ало застывающая кровь. Хотелось, как разоравшийся ребенок закатиться в бессильной и неправедной злобе, понимая, что и винить то некого, что так и должно быть:
- Бог, сука, сука, сука, сука, сука. На хуя, ты создал, эту ебаную Восточную Сибирь, на хуя, на хуя, на хуя… Ебаная Восточная Сибирь – повторял, я, как заклинание, обвиняя в холоде, безысходности и адском дискомфорте единственно возможного и несуществующего виновника.

Блядь. Я ненавижу зимние трамваи. Они убивают последнюю надежду. Ждешь его, как иудей мессию, пропитываясь холодом и ненавистью, а он приходит такой желанный и многообещающий и превращается в изощренное орудие все той же холодной пытки. Да, в нем нет ветра. Но в нем нет и свободы согреться. Зажатый окоченевшими телами, стоя на пальцах, превратившихся в кусочки льда, ты еще надеешься получить хоть толику тепла. ХУЙ ТЕБЕ!!! Тут только продолжение муки. Дребежащее чудовище, холодное, как саркофаг ползет впитывая еще больших холод в свое нутро. Но тут нельзя даже пошевелиться зажатому в тиски человеческих тел индивидууму, чтобы создать иллюзию согревания. И я смиряюсь, как ранний христианин со своей участью, глотаю сопли и прислушиваюсь остатками замерзающего разума к пару исходящему из потрескавшихся губ.

Вот стоят двое, которых сложно назвать людьми. Общество научило их говорить, жрать и срать, но не получив благодарности в виде отупляющего ежедневного труда, пожевало и выплюнуло, как харкоту. У нас их зовут бомжами. И один вид их заставляет забыть о холоде, заполняя горло тошнотой, и брезгливо растягивая губы…. Добропорядочные граждане собрав остатки воли отползают от парочки приволакивая холодные ноги. Мне уже по хуй. Я буду стоять где стою.
Ох ты, бля! Они еще и говорят! Не знаю почему, но мне интересно узнать о чем говорят они. Совпадает ли мой стереотип этих образцов с реальностью. Погружаясь в состояние похуистической спячки, я как замораживающее-усыпляющую колыбельную слушаю их грубые хриплые голоса.

- Жалко к Степану не поехали. Там теплее, и выпить можно.
- Выпить везде можно.
- У Степана место лучше.
- Лучше. Но мы уже не к нему едем.
Перед глазами моими прорисовывается картина «У Степана» – канализационный коллектор, завешанный тряпками, старый запыленный диван, и вонючее варево из огрызков на загаженной плитке. Там тепло. Там пахнет человеческими миазмами и протухшим перегаром. Там сидят вот эти двое – мужчина и женчина и им хорошо. Они пьют теплый спирт из кока-коловской бутылки и верят в завтрашний день. На хуя они не поехали к Степану?
- Зато там мы будем у себя.
- Только вдвоем?
- Только вдвоем. На хуя нам кто-то еще?
- Вдвоооо-ёоооом… – остатки женщины смакуют эти слова разбитыми губами с засохшими коростами. И в этот момент я чуствую резкий запах пргорклого сала и прокисшей мочи, идущей у нее изо-рта.
- А зачем нам кто-то еще? Я тебя одну люблю. – произносит второе подобие человека.
- Поцелуй меня – через хрипоту, грубость и ржавое дребезжание пропитого голоса до меня доносится, какое-то невыносимо искренне, ищущее ласки и поддержки тепло.
- Поцелуй меня – повторяет она.
- Я люблю тебя – отвечает бомж с годами немытым лицом.
- Я люблю тебя – отвечает ему бомжиха.

Господи, которого нет! Они целуются! Взасос, как показывают во всех голливудских фильмах, так же неумело, как я целовался в первый раз в жизни, так же ласково, и нежно, так же трепетно.
Я краснею. Я не чувствую запаха, отвращения, брезгливости. – мне неудобно стоять перед двумя, проявляющими искренне свои чувства людьми. Да, именно, людьми, ебать, колотить!

И на мгновение, на какую-то толику мне стало теплее, какой-то восторг, радость, за эти любящие друг друга отбросы, какое-то светлое счастье наполнило мою коченеющую грудь. Я еду и улыбаюсь сам себе, улыбаюсь этим людям, и мне невыносимо хочется сказать им что-нибудь хорошее. И нет во мне ненависти. Я зайду домой и с порога поцелую свою женщину. Нежно и тепло. Как эти бомжи.


Теги:





0


Комментарии

#0 13:12  01-02-2005Кретин    
как-то грустно...
#1 13:22  01-02-2005Nattochka    
Психопатриев!!!!!!!!! Дай я тебя расцелую! Ну как же хорошо ты пишешь!!!
#2 13:38  01-02-2005Paranoid    
странно. и понравилось, и блевануть хочетцо.
#3 13:55  01-02-2005Мудозаменитель    
прочитал с удовольствием. ушел целовать жену.
#4 13:59  01-02-2005Paranoid    
а нощот "ебаной Восточной Сибири" - те же мысли. западная в -45, тоже вобщем-то та еще хуйня.
#5 14:20  01-02-2005МешокНоктей    
Ух,как хорошо и мерско написоно!МА-ЛА-ДЕТС!
#6 15:35  01-02-2005прокоп    
литература, каноны. приятно
#7 17:52  01-02-2005Stockman    
бамжей цыловать атказываюсь
#8 22:19  01-02-2005Outname    
Раскрыл все необходимые темы, грамотный и самодостаточный текст

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:57  19-08-2018
: [43] [Литература]
Был разбужен ни храпом, ни ветром -
Алексей Алексеич Машков
И не дружным прерывистым пердом,
Разрывающим тайну оков

Он разбужен был полной луною
Что светила из грязных окон
Та что глаз свой, прекрасный, воловий,
Разместила на влажный балкон

Вся бригада накушавшись браги,
Как один нахлебавшись ея,
Не проснулась от лунной той тяги
Сей чудесный момент проебя

Лишь Машков, бригадир, был разбужен -
Сладкой мукой, волшебной луной
3начит правда од...
09:42  14-08-2018
: [10] [Литература]
Первым к точке сбора пожаловал Василий Плазмов. Вскоре подтянулся и Сережка Моржиков. А вот Лёлю ребятам пришлось подождать.
Сутулый Василий посасывал кончик галстука. Сережка курил папиросу и исподлобья поглядывал на эфемерных прохожих. В его голове как будто что-то никак не укладывалось....
23:59  10-08-2018
: [10] [Литература]
Коты обнюхивают клей на щелях, в коридоре, в помещениях, куда ведут своих приятелей дешёвые мамзели, стоящие рядами на панели, с припаркованной Газелью, в которой Алексея попросили поменять руль, тормоза, педали и сцепление, да и всё остальное тоже бы не помешало вытрясти из этой нахлобухи, под тянущие звуки как в порнухе из системника с винтом размером в гигабайт, куда ядрёный телетайп шлёт пошлые команды ватага за ватагой, бомжи под эстакадой в ржавой банке доваривают свою манагу, мохнатыми ушами шевеля, ...
09:01  09-08-2018
: [17] [Литература]
Куда девались стайки алкашей,
стеклянных войск былинные герои?
Неужто жизнь их выгнала взашей,
в неровные ряды метлой построив?
Я не воспринимаю город мой
без этих добрых, милых сердцу граждан -
носителей духовности простой,
готовых поделится ею с каждым....
12:43  08-08-2018
: [17] [Литература]

Скоро Осень, снова пожелтеют листья,
Рухнут листопадом, с ветром полетят,
А у нашей Тани поседеет пися,
Тане в эту пору стукнет шестьдесят

Все лицо в морщинках, как у обезьяны,
Груди, словно гроздья, свисли до земли,
Осень как ты любишь времени изъяны,
Как ты обнажаешь грусть былой любви

О любви к Татьяне я жалеть не буду,
Слезы расставания высохли давно,
Таня оформляет в «Альфа-Банке» ссуду,
Повернуть пытаясь дней веретено....