Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Плановой поверенный

Плановой поверенный

Автор: Леонид Очаковский
   [ принято к публикации 12:59  05-03-2005 | Спиди-гонщик | Просмотров: 529]
Уф, Зоя, наконец-то! Все, на сегодня отделались мы в Хорошевском суде. Теперь давай покурим на крыльце, да и пойдем потом пива возьмем в ларьке на другой стороне улице. Правда, пройти придется подальше немного, а раньше пиво здесь продавалось прямо у остановки напротив. Расскажу-ка я тебе, как я здесь впервые очутился. Ведь Хорошевский районный суд города Москвы - первый суд, куда я пришел представлять чужие интересы на возмездной основе. Чем собственно и занимаюсь до сего дня. И буду заниматься наверно очень и очень долго. А началось все в тот декабрь третьего года после приснопамятной судмедэкспертизы.
Маманя тогда очень хотела с нами разменяться. И с ужасом узнала, что на приобретение недвижимости нужно письменное согласие моей супруги, а она хрен знает где. Не найдешь, искать даже бесполезно мою узкоглазую женушку. А маманя тогда была резко настроена на размен, так как считала невозможным проживать в одной квартире с наркоманом и проституткой. Поэтому она дала мне пятихатку, чтобы я съездил и проконсультировался у юриста, как можно развестись с Наташей. Я взял да и поехал в известную мне юридическую консультацию со всеми своими ксивами вместе с Олей. Хотя сильно сомневался в толке. Бывал не раз, за десятиминутный разговор пустой платил деньги. Толковых советов мне никто не давал никогда, а вот деньги драли.
Мы достаточно долго поблуждали по кривым переулкам в центре Москвы, пока нашли нужный нам офис. Там нас встретила дама лет тридцати, напоила кофе. И сказала, что консультация у нее стоит 50 баксов, а вот если с ней заключим договор, то консультация бесплатная. Она берется меня развести за 400 баксов. 200 вперед, остальное после получения свидетельства о разводе. Мы наплели ей с три короба, что заключим договор чрез неделю, да и съебались от нее. На обратном пути заехали в наш суд, я списал там реквизиты для уплаты госпошлины, посмотрел, какие нужно приложить документы к исковому заявлению. Думаю, а дай-ка попробую сам сначала. На хуй мне 400 баксов за развод платить, будто они у меня есть. Мамане сказал, что буду разводиться сам. Заплатил сто рублей госпошлины.
На самом деле разводиться с Наташкой мне вовсе не хотелось, но я ее снова три месяца не видел. А кроме того, после того матушкиного отпуска решил строить свою жизнь с Олей. Я понял, что она не вернется, что останется память, а штамп в паспорте о браке с ней реально может создать мне проблемы разные по бумагам. Матушка взяла по моей просьбе выписку из домовой книги. К исковому заявлению я приложил оригинал свидетельства о браке, справку ментовки о возбуждении розыскного дела, эту выписку, и, само собой, квитанцию об уплате госпошлины с копией искового заявления. Написал довольно слезный иск. Такого числа женился, такого-то она ушла, долго искал, надеясь с ней примириться, родня ее место нахождения не сообщала, сами потом переехали, всякий контакт с ними с тех пор утерян, обратился в ментовку, возбуждено розыскное дело, органами внутренних дел место пребывание моей супруги не установлено. С 5 мая симметричного года брачные отношения между нами фактически прекратились, совместного хозяйства не велось. Прошу расторгнуть брак.
В понедельник судьи московских судов принимают население во второй половине дня. Поэтому 22 декабря я и поехал пораньше, зная, какие могут быть очереди. Правда, на этот раз было не так много народа. К четырем часам кратчайшего дня в году я вошел в приемную федеральной судьи, а потом - в ее кабинет. Чего мне ожидать, я и не знал.
Это судья была невысокая симпатичная женщина лет тридцати пяти с усталым лицом. Вы с чем? - спросила она меня. С иском о расторжении брака, ответил я ей. Давайте документы, сказала она. Я вручил ей все. Она посмотрела, подумала и спросила: у Вас есть документы, что она была зарегистрирована по этому адресу? Только справка криминальной милиции, что она здесь проживала и ушла отсюда, ответил я. А выписка из домовой книги? Я протянул ей выписку. Она здесь не записана, в домовой книге записаны только зарегистрированные постоянно. Разве, удивилась судья, внимательно смотря выписку. Да. А сведения о временно зарегистрированных могут быть предоставлены паспортным столом только при наличии судебного запроса. Понимаете, начала говорить судья, судебный запрос может быть выдан только при возбуждении судебного дела. А я не могу принять у Вас иск, потому что нет документов, которые подтверждали бы, что это ее последнее известное место жительства. Значит, я попал в мертвую петлю, сказал я огорченно. Без судебного запроса мне такую справку не дадут, а Вы не можете принять иск без этой справки. А я не могу ни второй раз официально вступить в брак, ни разменять эту квартиру, так как нужна ее подпись. А у меня девушка забеременела, - так втер я ей. Судья молча взяла бланк определения о принятии дела к производству. Я назначаю судебное слушание на 29 января. А жене Вашей пришлю повестку по почте на 12 января, только Вы ее не берите. Пусть отметят, что она выбыла неизвестно куда. Большое спасибо, сказал я с облегчением. И радостно пошел домой, опорожнив по пути две бутылки пива.
Вот так я сэкономил 400 баксов. А хули я этой девке платить буду, мне ж не в падло в суд лишний раз прогуляться. Пусть она лучше с кем-то 4 раза переспит за эти деньги. А я сам схожу, я ей ничего не должен. Иск мой взяли, бракоразводный экзамен пошел. И кроме беременности судье все было сказано верно. Так вот, на другой день, покурив гаша, я тянул пиво. Зазвонил телефон, Оля там с кем-то мило чирикала. Потом приносит трубку мне. Мол, тебе Катя твоя звонит. Я взял трубку и услышал голос своей однокурсницы - подруги. Этот девичий голос в очередной раз перевернул мою жизнь, только, правда, в сфере занятости. Пять лет назад я рассказывал ей о новых мне перипетиях тяжб с банками - банкротами. И это юная девушка после обычных вопросов спросила меня: ты ведь тогда с банками судился, у мамы есть хороший знакомый. Ему машину разбили, он ничего не понимает, с него адвокаты просят бешеные суммы. Военный пенсионер, таких денег нет. Может, ты сможешь ему помочь. Я был три месяца безработным. Но я знал, что человек может думать одно, а вот доказать в суде - хрен чего может. За равнодушие к бумагам. Поэтому я ей сказал. Катя, это просто порожняк гнать. Испорченный телефон. Один сказал, другой так понял. Мне надо посмотреть по бумагам. Тогда я смогу сказать, что можно, а что нельзя. Катюша вызвалась привести мне его бумаги завтра на Киевский вокзал. На этом мы и порешили первоначально.
На следующий день в условленное время я и Оля подъехали на Киевский вокзал на электричке. Оля целовалась с брюхатой уже Катюшей, та мне ксивы его передала. Посмотрел я так и понял одно - иск заявлен неправильно. Принципиально неверно. Но исправить все можно. Ведь есть процессуальное право на изменение иска. Давай, Катя, говорю, состыкуй его со мной. Могу взяться за это дело. Только тут многое исправить надо будет. Короче, надо говорить с ним. Катя сказала, что в пятницу мне надо ему позвонить, она с ним поговорит. И ее мама тоже. И дала его рабочий телефон. А Оля развела Катю на сто рублей. На них мы себе купили сигарет, чая , пива и водки. И вполне счастливые поехали обратно на электрички, поев еще шаурмы на Киевском вокзале. С собой я вез все ксерокопии.
Вечером мне Катя снова позвонила. И спросила, сколько я хочу с него взять? Я закрыл глаза и сказал: ну, двести баксов. Возьми хоть четыреста, сказала мне Катя. С него просили полторы и две зеленые штуки. Спасибо, Катя! только и смог сказать я. Мне такое бабло давно уже не снилось даже. А он заплатит. Лёня, конечно заплатит. Позвони ему в пятницу и договорись с ним сам. Эх, Катюша! Лет 6-4 назад я был бы рад тебя поиметь. Ведь единственной, указавшей мне верный путь помимо цветных металлов и мелкого криминала, с нашего потока была ты. И за это да помянет тебя Творец во благо! И будь счастлива со своим мужем. Устойчивая застенчивая двоечница. Быстро понявшая, что к чему на нашем потоке. И кто есть кто. Вот ты, я. Ирочка - ведь мы и были нам по-настоящему чужими всем. Чуждыми. Ирочка попыталась пристроиться, а ты слиняла. Ну. а я пошел в отрицаловку дешевого мира. благодарю тебе, девочка. И за сотку - тоже очень даже благодарим оба. Вот так и появилась мысль о плановом поверенном. Представителе по доверенности (адвокат - это у кого ордер адвокатской коллегии).
Надо ли говорить, что позвонил в последнюю пятницу уходящего года своему первому клиенту и долго говорил с ним. Он начал с жалоб на судью. Мол, та советует забрать ему иск. Ему что, ничего не положено. Я сказал ему, что его исковые требования основаны на ст. 1064 ГК РФ, а надо применить ст. 1079. И изменить иск. Оказывается, именно этого от него судья и добивалась. Понятно. Потом пошел вопрос об оплате. Спросил сколько? Я говорю - 400 баксов. Половина - вперед, половина - по рассмотрению дела в суде первой инстанции. Тот согласен. Договорились так. В понедельник 29 декабря встречаемся. И едем к нотариусу заверять судебную доверенность. Все пошлины на нем. Скажу откровенно, после этого я воспрянул духом. И начал узнавать чрез Интернет чрез надежных людей, у кого что есть. У одного паренька оказался набор чистой химии. Я заказал ему тусиби и ТМА-2. У давнего друга оказалась в наличие зеленка. С ним я договорился тоже на понедельник. А хули? Новый год надо встретить достойно, приятно, торчево!
Ну, в последний понедельник уходящего года я поехал на встречу к своему первому клиенту. В МАДИ. К станции метро Аэропорт. Он снова спросил, что мне надо от него для ведения дела. Я сказал, что всего лишь нотариально заверенная доверенность на ведения дел его. Сразу поехали на Сокол, в уже знакомую мне нотариальную контору. Достаточно быстро сделали там доверенность, нотариально заверили копии с нее. Потом клиент сунул мне в руки 200 баксов, свалил домой, а я попил пива, поменял их, заплатил за мобильный, да давай звонить своему зеленому. Можно, я ведь близко? А он - приходи чрез полтора часа. Лады! Я еще пива попил, сиропа себе взял на новогодние праздники. А потом пошел к нему привычной дорогой дворами от метро Сокол. Мимо местной ментовки, на которую я в конце ноября втыкал укуренным, возвращаясь от него.
Съем состоялся на крыльце его дома. Он спросил меня насчет кислоты, а я предложил ему помочь пробить тусиби и ТМА-2. Тот паренек сразу заказал пару тусиби и 1 ТМА-2. Я позвонил, куда надо, заказал. Мой друг отдал мне две штуки на замутку эту и кораблик травки в обложке пачке сигарет, запаянном зажигалкой. Я пошел домой, а по дороге затарился в драге четырьмя флаконами оранжевого сиропа и кадиком. Новый год, как-никак! Лавэ есть. Гулять - так гулять, торчать - так торчать! И подругу свою отыметь по полной программе в новогоднюю ночь в гавно убитым. А на что тогда новогодний праздник, ежели ничего этого не делать?
По дороге я нажрался кадика, а дома укурился. И начал трахать Олю по полной программе. Она так орала, что маманю разбудила. И та ворчала, что мы ей своей постельной возней спать не даем, что она все слышит. А чего поделаешь, если такая квартира?
Утром 30 декабря маманя пошла на работу, а мы пили пиво, курили, Оля слушала музыку и смотрела телик, а я гулял по Интернету. Чрез Интернет и забивал стрелку с рыжеватым хаевским пареньком. Стрелка была забита на Курской-кольцевой, там же я забил стрелку с моим другим приятелем, которому пробивал. И мы с Олей выехали на эту замутку, по дороге потягивая пиво. Помню, рыжеватый паренек опоздал, мы его долго ждали, пока он неожиданно не вынырнул с перехода. Тихо пошли, невинно болтая, к эскалатору, потом на эскалаторе три косых перекочевали в его руку, а в мою - пять бумажных пакетиков. Наверху мы простились и разбежались в разные стороны. Он перешел на другую станцию, а я с Олей вышел на улицу и позвонил следующему парню, сказал, что все у меня. Тот обещал подъехать чрез час. Так что час мы пили пиво и чалдонили вокруг Курского вокзала. Курский вокзал - какой-то стремный. Пока я ходил в сортир, к Оле прикапался мусор. Узнав, что при ней нет документов, сказал только, чтобы шла с вокзала. Оля возразила, что ждет мужа, которой в уборной. Мусор сказал ей, что чрез полчаса он сюда придет, и чтоб тогда здесь ее не было. Ну, мы свалили гораздо раньше. И пошли в метро.
Там мы долго ждали на том же самом месте другого парня. Он запоздал тоже, но подошел все-таки. В его руки перекочевали рассортированные в сортире три пакетика. На одном из них было написано карандашом ТМА-2. В моем заднем кармане осталось два пакетика. Мы поехали в Очаково. Долго ждали электричку на Киевском. По дороге Оля изъявила желание сходить в наш бар, чтобы поиграть в бильярд. Я согласился, хотя сама эта затея мне особо не понравилась - очередной проеб денег, а как-то кохану мою надо порадовать.
Ну, пошли мы в ту бильярдную, а там под Новый год - дым коромыслом. Какая-то корпоративная вечеринка. Человек 15, из них восемь девушек, одна - с малым. Бильярд плотно забит. Берем по пиву и сто грамм. Чем плохи кабаки? Тем, что Оля не умеет вовремя остановиться. Сто грамм выпили, потом еще сто грамм, потом еще пиво и сто грамм, а Оле и закуска еще нужна. Сидим, бухаем, целуемся, обжимаемся, вспоминаем этого дурака Славика с его ножом. Ну, а Оля уже крепко захмелела, крышу у нее тихо срывает. Кабак тот до полуночи, а ей хочется продолжения банкета. Она и говорит мне - пошли в клуб на дискотеку. Я уже сам бухой довольно изрядно. Оля, говорю, давай сходим, только там особо на напитки-то не налегай. Там бухло дорогое, хавчик тоже дороже. Я понимаю, что ты в бильярд сыграть хочешь. Да там за вход платить еще. Оля ноет: давай, сходим. Я человек мягкий, я согласился. Пошли.
Ну, по дороге мы еще по бутылочке пива выпили, пришли. А там тоже народу до хуя. Заплатили за вход, зашли туда, еле нашли свободный столик. Оля сразу взяла по сто грамм нам, бутылку вина и пиво. Плюс картофель - фри на закуску. А ей снова хочется по сто грамм. Так вот деньги и полетели. Да, развлеклись, поиграли в бильярд, набухались, потанцевали, так дома-то все это было бы дешевле. Короче, оставили в кабаках три косых плюс очки мои забыли там. Ни фига себе, а? Пошли домой, а сигарет-то у нас нет. Чего делать? Я говорю: Оля, пошли в круглосуточный магазин, сигарет хоть купим. А на Олю порой находит, когда она набухается. Все мне наперекор делать. Как заорет: Лёня, нет! А чего так орать-то? Я пытаюсь с ней по-хорошему: ну, курить-то надо чего-то, давай, сходим. А она знай орет: я сказала - нет! К тому же деньги она у меня еще в кабаке отобрала. Плюнул я, да и пошел домой по короткой дороге. А Оля куда-то свалила. Есть у нее такая фишка тоже, как набухается: упрямиться и бегать от меня. Чертыхаясь, я вернулся домой. А там мать кипешует. Где там твоя сука, опять нажрались, спать мне не даете! Я плачу, что она съебалась от меня. Матушка дверями хлопает. И вот я не знаю, как это случилось. Просто не знаю. Пакетики-то я эти заныкал, а потом про это забыл. Полез их искать по новой - а в кармане их нет. Ох, думаю, потерял, вот ведь судьба моя несчастная! Чуть было с этого ума не лишился. А тут домофон звонит. Оленька пришла. Она сбегала да купила нам по две пачки сигарет. Маманя выскочила, орет на нее, что она мои деньги пропивает, я ору, что из-за нее дурь потерял. И поехало-пошло. Оля тоже орать стала на меня. Вообщем, я налетел и стал ее бить, она меня по спине ударила. А она ударит - так ударит! А как подрались, сразу помирились. Оля легла спать. А я забил косяк, да и к ней под бок.
Надо сказать, что Оля легла спать, не раздеваясь на другую софу, где мы летом спали. И у нее есть такая черта. Не умеет быстро отходить, порой как зацикливает ее на одном и том же. Только лег к ней, а она давай меня отпихивать: отстань, я трахаться не хочу, а хочу спать, ты меня побил. Я, может, больше вообще трахаться не буду. Я лучше от тебя в подъезд жить уйду снова Все нервы измотаны. Психанул, схватил подушку и стал ее душить подушкой. А сам плачу и говорю: я тебя задушу и покончу с собой над твоим трупом! Оля отбивается и орет: ладно, я не буду уходить от тебя, я остаюсь с тобой. Бросил я подушку в сторону, плачу, целую ее и говорю: Оленька, на фиг тебе все эти сцены нужны, ты же мне нервы мотаешь, а они у меня и без того по жизни измотаны, мне покой нужен! Кохана моя гладит по голове меня, теребит волосы, а потом вдруг убирает руку резко. И говорит с вызовом: я тебе не дам, отвали! У меня все нервы на пределе. Я два раза ей кулаком по бошке врезал, потом задрал ей юбку, стащил трусы, пролез под джемпер, не расстегивая поднял вверх лифчик. Помню, как Оля лежала на спине, не шевелясь, с напряженным злым лицом. Я с себя снял кальсоны, залез на нее, а ноги у нее были плотно сжаты. Ну, раздвинь ноги, сказал я ей. Оля отвесила мне пощечину. Я дарил ее кулаком в бок, коленом и руками стал раздвигать ей ноги, она пыталась отпихнуть меня. Рукой я с трудом добрался до ее дырочки и ощутил, что она уже мокренькая. Спустя несколько минут удалось промеж ее ног засунуть другое колено, приподнялся, поелзал членом у нее по животу и засадил ей его. Оля охнула и тяжело и быстро задышала, пока я ее трахал. Я чувствовал, как сокращаются мышцы ее дырочки, массируя мой член. В головке члена стала вспухать сладкая боль, пока она ее всю не пронзила. С мощным рыком я кончил. И упал на любимую в полном изнеможении. Потом лег рядом. А она сказала: Вот оно!
Что? - я не понял. Оля глубоко вздохнула и сказала: помнишь, ты не раз говорил, что хотел избить и изнасиловать девушку, когда был один? Ну, да, с которыми работал, когда от меня Наташка сбежала, - ответил я. Я и говорю, - продолжала Оля. Вот оно. Вот избил и изнасиловал любимую девушку. Я на тебя обиделась и не хотела тебе давать, а ты меня избил и изнасиловал. К ментам пойти, что ли, заяву на тебя написать? Тут она прижалась ко мне. И заговорила ласково. Знаешь, мне этого давно хотелось. Чего? - я не понимал. Ну, чтоб грубо трахнули, чтоб силой взяли, - нежно стала шептать она мне на ухо. Я вот сколько на трассе не работала, меня никогда не насиловали. Только раз у шинкарке один мужик избил и трахаться заставил, когда я не хотела. Мне понравилось. Мне хотелось, чтоб ты меня изнасиловал хоть раз. Вот оно и случилось. И Оля меня нежно поцеловала. Потом мы обнялись и уснули. Засыпая, я думал о том, что моя подруга - идеальная девушка для садо-мазохистких отношений.
В последний день третьего года мы проснулись около десяти утра. Умылись, похавали. У нас оставалось всего 800 рублей. Маманя была с нами доброй, она не выносит физического насилия, хотя и изощрялась в моральном терроре. Боялась, что если будет на нас ругаться, то я снова примусь избивать Олю, а этого она выносить не могла. Но поныть же ей хочется. Стала утра 31 декабря звонить своим подругам и знакомым и рассказывала всем по телефону историю моего знакомства с Олей. Сын - наркоман, привел проститутку, сбежавшую из тюрьмы, познакомились в венерологическом отделении какой-то больницы. Слушать все это было нечто! Дико и весело. Ведь познакомились-то мы в гинекологическом отделении, о чем маманя знала прекрасно. Маманя всю жизнь любила сгущать краски. Реальность имела для нее второстепенное значение уже давно. Превалировало ее отношение к миру феноменов. Отношение негативное - значит, феномен негативный, а как оно в натуре матушке было просто не интересно.
С утра мы с Олей жили мирно, Оля стирала, готовила все к празднику. Сигареты к 16 часам кончились, мы курили уже беломор. Маманя неожиданно дала мне штуку и попросила сходить в магаз. Купить продукты по написанному мне списку к новогоднему празднику, купить выпивку для нас, сигареты. Я собрался и пошел. Было полседьмого вечера. Первым делом к киоску «Табачный капитан» у нашей АЗС.
Покупаю сигареты, пять пачек. Чтоб подольше хватило. А там стояло где-то шесть пацанов и какой-то пьяный дед, который хотел развести их на поллитра. Молодняк дружно слал этого алкаша на три веселые буквы. Не получив от них ничего, этот прикапался ко мне. Мужик, а давай в честь Нового года выпьем! Я ему сказал, что буду пить дома с женой и матерью, а на улице пить не буду. Он вздохнул и отошел. Потом я пошел, купил в ларьке интернет-карту и бутылку пива. Стою, пью. Тут блондинка у табачного ларька тормозит, мент выходит по сигареты, берет. А этот алкаш обошел вокруг ларька в поисках собутыльников и снова наткнулся на меня. Его моя бутылка пива взбесила. Ах, пиво ты пьешь на улице, заорал он, это ты со мной выпить не хочешь! На его крик мусор обернулся. А алкаш тот ударил меня по виску. Ну, не больно, он был сильно пьян уже. Замахнулся снова. Я толкнул его в плечо, неожиданно он поскользнулся и упал. Из блондинки вышел второй мусор. Менты подошли и стали поднимать алкаша. Старшой спросил меня: заявление писать будете? Да нет, говорю, праздник, а это долго, я знаю, меня дома ждут. Он сказал: вообще-то мы обязаны всех доставить в отделение, да все сами видели. Значит, не хотите, да? Я отвечаю: да ничего серьезного не было ведь, он раньше предлагал мне выпить, я отказался, он увидел, что я пиво пью и пристал. Ну, и правильно, сказал мент мне. А потом обратился к алкашу: дедушка, поехали с нами. Ребята, праздник, не надо, стал ныть алкаш. А менты его под руки и говорят: нет, надо, пока ты посерьезнее не нахулиганил. Вот так этого алкаша и загребли, а у меня даже ксивы не тряханули. А чего делать? Такая наша синяя публика в Очаково.
Ну, пошел я в наш ближайший универсам «Копеечка». Там всем и отоварился остальным. И продуктами и бухлом. Взял шампанского две бутылки, три баклашки пива, литровый пакет вина, кагор бутылку. Ну, и для Оли поллитра «гжелки». Чтоб про Наташку вспомнить. С двумя полными сумками возвращаюсь домой. Только пришел, Оля моется в ванной, а маманя собирается. И говорит мне, что Новый год она с нами встречать не хочет. Потому что у нас есть дурь, выпивка, деньги. Мы сейчас напьемся и обдолбаемся, снова драку затеям, а она этого просто не может. Ее нормальная семья пригласила встречать Новый год с ними. И она туда поедет. Как в раю там будет. Увидит нормальную вдову с нормальным сыном, у которого в 20 лет есть уже свое авто и спокойная домашняя подруга. А своего сына-наркомана с его подругой-проституткой и алкашкой она уже видеть не может. Вот так по ушам поездила да и свалила. На прощание нам маманя пожелала в новом году передознуться и наконец-то подохнуть, освободить ее от нас. Мол, наша пара - это ее ужас и позор. С этими словами она хлопнула дверью. Аль-хамду лиЛляхи! Хоть нормально Новый год встретим. Никто нам по ушам ездить не будет хоть.
Она ушла, а я косяк забил, чифирок сварил, сижу, приходуюсь. Мне было очень хорошо. А Оля помылась и стала наряжаться в честь праздника. Белую блузку и черную юбку одела, причесалась, накрасилась. Я давай приставать к ней, лапал. Шампанское стали пить, провожая старый год. Потом слушали Путина по телевизору, еще жалели при этом, что он вышел поздравлять с Новым годом народ без косяка и банки пива в руках и не в сопровождении проститутки. Потом стали бить куранты. Играли, двенадцать раз бамкнуло. Наступил Новый год. Мы уже стали Новый год встречать. Шампанское выпили, бенгальские огни, оставшиеся с моего детства сожгли два, пару петард на балконе подорвали. Потом танцевали, наши песни пели. Во время танцев я залез Оле в ее декольте, все ощупал как в первый раз. Прижался с ней, целовались. Помню вместе пели "Новый год встречает зона". И Оля стала рассказывать мне, как она встречала Новый год в разных местах: в армии, в спецприемнике, в тюряге, в подъезде, в больничке. Петарды потом снова рвали на балконе. Полежали вместе, а потом она неожиданно свалила из квартиры к соседям, быстро пришла, сказала, что идем в гости к Маринке. Той самой, у которой дочь вышла замуж за шизофреника. С которой она бухала иногда. Пришли туда, там и без нас народа до хуя, бухали там, а я уже никакой. Чувствую, начинает зарубать от этого микста. Маринкин муж все понял. Я такой довольный сижу, прусь, а он спрашивает у Оли - это он давно травку курит? Оля сказала, что не знает, только восемь месяцев со мной живет, но поняла, что я наркоман. Есть травка - каждый день долблю, нет - или водкой убиваюсь или герой. Или какую-то аптечную дурь. Но убиться мне надо по любому. Я по другому просто не могу. И что мы все равно поженимся. Оба так хотим. А мужик тот говорит: это не наркоман, это у него просто такое увлечение. Не надо меня дезинформировать. Нормальное увлечение вообщем-то для мужика.
Потом мы еще там танцевали и пели. Я помню последнее, что Оля всех шокировала намеренно. Под караоке сымпровизировала, как она любит:
"Наркоманы бывают разными,
И девушки становятся заразными,
А когда мы их раздеваем,
То им член ртом поднимаем!".
Там все за голову схватились просто. Маринкин муж сказал - все, пошли пить водку. Там снова пошли бухать водяру на кухню, бухали, Оля пошла гнать свои привычные телеги про спецприемник, про камеры, про трассу, про венерологию. Все в полном отпаде были. Вот слушают бухую Олю с круглыми глазами и говорят: это надо же, какая соседка у них теперь боевая есть. А я ржу, остановиться не могу уже просто.
Потом память вспоминает только отдельные куски - ну, вот так хорошо расслабились. До частичной амнезии. Было дело, а что именно - слабо помню. Отрывочно. Помнится, курил косяк с кем-то, а с кем - не помню; помнится, бухал еще, трахался с Олей, а вроде - и еще с какой-то молодой девкой потрахался, но с кем конкретно - не помню, хоть убей. Была какая-то очень красивая девчонка там, а имени ее вспомнить не могу. Потом меня на стуле просто зарубило.
Проснулся в своей квартире одетый на своей софе с Олей под боком около часа дня первого дня Нового года. Уже четвертого. Первым делом пошли опохмеляться, я еще в Интернет залез. Оля после меня покормила, а потом нежданно-негаданно приперлись соседки. Ленка, которую матушка прозвала Гербалайф по ее авантюре десятилетней давности, дорого обошедшейся ее мужу, и та самая Маринка. Ну, пришли с шампанским и водярой, само собой. Сидим, бухаем. Я им рассказывал все, как жена узкоглазая меня кинула, как я ребенка ее любил, да и сейчас люблю ее. Маринка у меня все наркотики просила, я ей хотел травки дать, говорю, давай там косяк забьем, дунем все. Но она чего-то не захотела. А почему - я не помню, быстро снова очутился в состоянии полного отрубона.
Оба где-то мы очухались без двадцати минут одиннадцатого первого января. Оля стонет: Лёня, надо нам сходить за сигаретами и бухлом. Типа запой, хавать толком не хочется. За полчаса собрались, пошли близко к полуночи в ближайший работающий магазин с Олей. Идем в магаз, а у нас на первом этаже какого-то мужичка с синьки зарубило. И чего? Оля у него по карманам, полторы штуки стырила у него. А чего делать, жизнь такая. Этот даже не пошевелился. А любимая говорит: мы с тобой по кабакам лавэшки проебали, а вот на новогодние праздники поправим. Бухих много, какого-нибудь бухаря да возьмем. И не раз еще. Верно. Правильно ты говоришь, моя девочка: лохов на наш век хватит. Зашли в шестнадцатиэтажку напротив, затарились сигаретами, пивом, вином, шампанским, водкой. И домой. По пути Оля какого-то алкаша на улице подобрала, мы его домой привели еще, бухали с ним, травку курили, он нам на гитаре играл, потом его зарубило, он свалился на пол и там уснул, а мы при нем трахались. После траха базарили. Вспоминали, как открыли наркопритон без матери, когда она в отпуск съебалась, какая вольная жизнь у нас была, как потом мотались по Подмосковью фактически на лимане, как музыкальный центр спиздили, как пьяных лохов обували, как на Славика нарвались с его ножом. А всего-то прожили вместе восемь с половиной месяцев. Сколько всего случилось за это время, как интересной стала наша жизнь! Не верилось, что такое было в нашей жизни. Просто не верилось. А ведь в натуре все было это. От чего уже не деться, да и деваться никуда не хотелось. Ведь все это было приложением к нашей нережимной любви. И мы встречали Новый год в нашей засранной квартире, а Славик - на шконке.
Утром мужик проснулся и ушел, облегченный на пятихатку. Оля убралась, еще потрахались, травки покурили, потом еще потрахались. Новогодние праздники, а чего еще делать? Вдруг маманя звонит. Она со мной поговорила - все поняла. Так, говорит, у тебя голос совсем убитый, знаю, торчите там, давай Ольгу лучше. У нее голос повменяемее будет. Ольга как-то со мной лучше разговаривает. Я даю Оле трубку. Говорит с маманей какое-то время. Вдруг вижу, глаза у девчонки моей начинают на лоб лезть, а рот - до ушей. Положила трубку и говорит мне, - все, это пиздец! Твоя мать стала говорить на наркожаргоне. Как?! - спрашиваю я в изумлении. Это она у тебя научилась, - сказала Оля. Спросила, сколько косяков ты сегодня забил, высаживался ли на измены, пробило ли на хавчик, хотел ли меня валонуть. Я от ее базаров охуела. Она скоро с нами по фене ботать начнет. Это ты ее научил, не иначе. Она ж бухая звонила, еле слова выговорить могла, разве не слышал сам? Сказала, что еще два месяца поживет вместе - и шмаль будет дуть с нами и белым ставиться, и колеса хавать и занюхивать. Спросила еще, сколько хуев я на праздник отсосала. Эх, и знал бы папа все это!
А чего, она так и сказала? - спросил я. Ты гонишь!
Оля говорит - да, это ее базар был! Она сказала что скоро с нами сама наркоманкой станет. Поняла, что неправильно жизнь прожила. Что надо было шмаль курить, трахаться с кем попало, колоться. Это пиздец! Ну, она же наши базары наслушалась, даже синьку с нами не раз уже бухала, а там тоже выпила немало видно, да и все ей вспомнилось. Прикольная твоя матушка. И мы давай ржать!
После этого звонка мы еще травки покурили, блатные песни слушали, пиво пили, чифирок сварили, потом потрахались. Позанимавшись любовью, оделись, в магазин сходили за пивом и беломором, потому что беломор кончился. Потом снова потрахались. Вот так потом стали пиво бухать, курить и пиздеть. Меня что-то задело, что Наташка даже не позвонила! Вот будто ничего не было. Не было полгода встреч и года семейной жизни. А ведь с ней весь Узбекистан мне родным стал, да и остался. Я так любил эту кореянку, а вот теперь затеял развод с ней. Эх, никто так ее любить не будет больше. Вот так ныл. А Оля мне сказала, что хочет родить 5 детей от меня. Что первенца нашего назовем Кимом, дочерей - Наташкой и Анькой - в честь жены и любовницы. А младшего сына она назовет Лёнькой. В мою честь. А среднего - Сашкой. В честь отца ее.
Потом мы постелили постель. Легли. Оля отсосала. Потом я проснулся, а Оля все спит. Не раз говорила мне стишок: «спит красавица в гробу, я подкрался и ебу; нравиться - не нравиться, спи, моя красавица». А в натуре, раз такая сонная, добудиться невозможно, спи дальше. Я же снова на кухню, забил косяк да подорвал. Мне так хорошо стало. Сразу вспомнилась кухня моей любимой проститутки Викина Коровинском шоссе и ее - ой, хорошо-то как, только б не забеременеть! Да, у Вики мне тогда было хорошо. И с самой Викой. А с Олей - еще лучше! Оля ведь всех блядей победила молча. Ништяк девчонка! Вот что думалось мне укуренному, когда в меня вливалась мощная энергия свыше.
Вот так, без мамани, без всяких напрягов, радостно, тихо, приятно и торчево мы провели наши первые новогодние праздники. И были неприятно разбужены звонком 4 января. Дети мои, я по вам соскучилась, наркоши проклятые. Я к вам вечером приеду, а в понедельник - на работу выхожу. Вам бабло зарабатывать. Ой, а денег-то у вас хватило? Ведь Оля все проебала? Наверно, голодаете? Это был голос мамани. Не, мама, отвечал я ей. Деньги давно кончились. Оля просто на трассу ходила, было бабло горячее. Ох, вздохнула маманя. Я еду домой. И таких историй просто не потерплю. Но знай, это зря вы сделали. Я знаю, это ты ее на трассу послал. Скажи, чтоб туалет и ванну вымыла. Мама, говорю, базара нет, она вымоет, ей же не в падло. Да не работала она, просто бухари нам попадались. А мы им - по карманам. Матушка глубоко вздохнула. И сказала: а я знаю. У алкашей по карманам - это вы можете. А чтоб у меня старость спокойная была или норковая шуба - вот этого вы просто не можете. Потому что алкаши, наркоманы и психи. Оба. Только не матюкайся, я тебе зла не желаю. Я только добра тебе желаю. Какие у тебя планы на завтра? Я ее переспрашиваю. Завтра? Да поеду в наш Фонд занятости. Регистрироваться, как безработный. Это очень хорошо, сказала маманя. За ум взялся. Только будь добр, ногти вычисти. А то там на тебя посмотрят, а ты.... Мам, а в натуре, ведь я не червонец, чтобы всем нравиться. Может, я им нравиться должен? А с чего? Они же обязаны все одно поставить меня на учет вне зависимости от того, чистые у меня ногти или нет.
Матушка свалила на работу, а я занял очередь в Фонд занятости. Наш территориальный фонд занятости, в просторечии - биржа труда, располагался в тех местах, где три года назад я мутил и гулял со своей первой узкоглазой женой. Новопеределкино, блин. По-моему - один из торчевых районов города Москвы, а впрочем, везде одно и тоже. Была бы свинья, а грязь - найдется. Как обычно, оказавшись в районе Новопеределкино я стал вспоминать свою узкоглазую женушку, ее родню и приятелей. И как в этом районе мне было хорошо. Сам Фонд занятости находился на Лукинской улице. А я чего туда поехал? Я себе справку нарисовал, используя колотушку той турфирмочки первой. Будто я там снова работал, а под Новый год уволили по сокращению штатов. Чтоб получать пособие по безработице. Справку о среднемесячном заработке я чисто нарисовал, но в тот день мне ее только в бухгалтерии ихней и подписали. А на учет не встал. Потому как на учет одного чела ставят ровно пятьдесят минут. И сонная сотрудница высунула свою бошку в коридор и сказала, что еще одного поставят на учет, а остальные пусть приходят после Рождества. Чего делать? Пошел на улицу, взял пиво, потом на автобус да домой. Дома показал мамане заверенную бухгалтерией ФЗ липовую ксиву и не без иронии сказал ей, что завизировали, не проверяя чистоту моих ногтей. Маманя на это заметила, что хоть и завизировали, но мнение определенное обо мне составили. Так мне ж от них нужна роспись с колотушкой на ксиве моей, а не мнение! Его они мне и предъявлять не пробовали, при себе оставили.
На другой день матушка ушла на работу, мы встали, похавали, и я собрался получать пенсию в сберкассе. Когда я вернулся, у нас дома был гость. Тот самый мужик, которого Оля подобрала на улице, уже ночевавший у нас. Его звали Борис Тарасович, он воевал в Афгане, после чего пристрастился к синьке системно. У пожилого испитого мужика был талант - он классно играл на гитаре и пел военные песни. Своими боевыми подвигами не хвастался, про Афган телеги не гнал. Просто сказал, что очень тяжело было, что если б там не начал пить, то крышу точно сорвало. Контуженный, кстати. Он пришел в гости к нашему соседу - системному алкашу, а того не было дома. Он зашел к нам. Душа горела у него, просила синьки. В синей теме есть много, чего я никогда не пойму. И основное - зачем бухарикам нужна компания, почему надо пить с кем-то, а не пить одному. Я всегда чувствовал, что торчать лучше одному, а алкашам вот почему-то надо соображать на троих.
Так вот, он принес с собой поллитра и бухал с Олей. Увидев меня, поздоровался, попросил сгонять в магаз за вином. Дает мне сотку, а две при этом роняет на пол. Кохана моя их так незаметненько ныкает к себе в карман. Ладно, иду. Купил вино, шампанское, пиво. Когда я вернулся я вернулся, я увидел, что Борис набрался уже изрядно. Оля сидела у него на коленях и заботливо подливала ему водяру. А тот ныл, как он нам завидует, какая хорошая хозяйка, а вот его жена из дома выставила по причине запоя. Оля слушала его излияния, гладила его по голове плешивой. Потом она слезла с его колен, выпили по сто грамм трое. Боре стало бошку переклинивать. Он начал ладить одно и тоже: скажите, люди, а чего вы все ссоритесь? Чего вам дружно не живется? Поначалу мы пробовали ему говорить, что у нас все в порядке, что никто здесь не ссорится и не ругается. Однако им это просто игнорировалось Он уронил голову на грудь и нес как автомат одну и туже фразу. Мы от него устали. Оля предложила ему сменить пластинку. А мужик поднял на нас свои пьяные грустные глаза и снова: скажите, люди, а чего вы все ссоритесь? Чего вам дружно не живется? Вы ж меня этим обижаете. Обиженный, что ли? - рявкнула на него Оля. Так на обиженных воду возят и хер ложат! Выпил, тебе хорошо, не грузи своими пьяными базарами. Хочешь, кофе сварю? И хорош бухать, по алкашам шляться. Тебя жена дома ждет, надоел ей твой запой. Не нужен тебе Андрей, протрезвей немножко, да и домой к жене пиздуй! Или ты ее не любишь?
Мужик заплакал. Правда твоя, сестренка! - начал говорить он. Надо мне с женой помириться, домой вернуться. Эти пьянки до добра меня не доведут, раз уже допился до белой горячки. Оля стала варить ему кофе, предложила и мне, но я попросил сварить мне чифирь. Сварила, мужик быстро выпил кофе. Захотел глотнуть чифирка, сделал пару глотков, да и стошнило его. Пошел блевать. Проблевался, попросил у нас от головной боли. Оля вместо цитрамона дала ему три колеса моего финлепсина. Он их выпил. Чрез двадцать минут его зарубило капитально. Оля тут же ошмонала его карманы. Бабла у него было не мало. Под две косых. Оля взяла три пятихатки, сунула ему несколько наших полтинников и десяток. Потом сунулась к соседу - алкашу. Тот уже вернулся. Мы все вместе эвакуировали к нему незадачливого Борьку. Оля передала туда также то, что осталась от водки, сказала, чтоб я сгонял еще за поллитровкой для них. Ладно, сходил, принес. Оля пошла и поставила синей компании, собравшейся там, эту поллитровку. Чрез десять минут вернулась. Показала мне еще триста рублей. И сказала: сейчас же самый сезон охоты на бухарей. Правда, не надо было по кабакам гулять нам так, но, милый, я же денежки сумела вернуть. И без отсосов. Скажи, тебе повезло с подругой? И мы поцеловались.
Потом позвонила матушка. И сказала, что так как по поводу Рождества мы напьемся и заторчим, то она после работы поедет к своей подруге и останется там с ночевкой. Радуйтесь, дети мои, выжили мать из дома! Само собой, мы и обрадовались. И сразу после звонка матери к нам снова явились веселые соседки, которые по синей теме. Ленка Гербалайф и Маринка. С шампанским и водкой. Поздравляют с наступающим Рождеством, интересуются маманей. Где она и когда вернется. Узнав, что она вернется только завтра вечером, изъявляют желание побухать с Олей. Ну, пошли в комнату, бухаем, базарим за жизнь. Маринка была уже готова, она только и ладила: нет, а вот дайте мне наркотики (как этот мужик застряла на фразе). Гербалайф была адекватнее, соседи, есть о чем поговорить. Про семьи наши базарили. Пропустив три стопки и бокал шампанского, Ленка стала жаловаться на мою матушку. Мол, мы всегда дружили, были друг для друга хорошими соседями, помогали друг другу (а так в натуре и было!). И она не может понять, зачем тетя Света написала на нее и ее старшую дочь заяву в ментовку. Будто дочь ее старшая стырила у матушки два кольца, а она сама - триста баксов.
Я очень удивился. Это была история тогда уже пятилетней давности. Тогда маманя уехала в Германию на операцию на месяц. И дала толстухе Лене триста баксов, чтобы она тут покупала для меня продукты и готовила мне, стирала, убиралась в квартире. Ко мне заходили ее дочери, я им помогал по математике. Вернувшись, маманя всполошилась, что пропали два ее дорогих рыжих кольца. Мол, она оставила их в вазочке в серванте, а теперь их там нет. Искала долго, не находила. Вдруг вечером заметила, что вроде у старшей дочери Лены на пальце ее кольцо. Я знал, что она с соседкой здорово поругалась тогда, но написала заяву в ментовку - этого я не знал. А кольца те она нашла чрез полтора месяца, разбирая сервант. Только не в вазочке, а в кофейнике. Сама туда заныкала да и забыла, а свернула на соседей. Интересно, что Ленку и ее дочь два раза вызывали в ментовку. Серьезно матушкиной заявой заниматься не хотели. А, эта на всех пишет, - якобы им так сказали. Маманя действительно катала заявы раз в месяц нашему пасечнику на соседей-алкашей.
Побухали, Ленка пошла к себе домой, Маринка оставалась с нами до вечера. Она нам надоела хуже горькой редьки, нам бы до вечера ее не вынести было с ее перманентный: а дайте мне наркотики, ведь вы же наркоманы! К счастью, ее быстро зарубило, она у нас до вечера дрыхнула в кресле просто. Оля разошлась и хотела ей карманы облегчить, да у Маринки уже ничего и не было. Ладно. Чего-то на кухне стали искать, вроде записанный телефон былой подруги Оли по трип-даче. Ищем, вытаскиваю словарь, а под ним нахожу пакетики с химией, которые я считал потерянными. Ох, какая радость была! Оля поворчала, что побил ее за дурь, а на самом деле сам заныкал и вспомнить не мог, куда. Но ведь хорошо то, что хорошо кончается. Только положили эти пакетики, куда надо, выходит Маринка слить. Слила и говорит - а давайте еще водки возьмем. Оля наотрез отказалась. Маринка говорит: тогда я кому-нибудь еще пойду. И пошла. Когда за ней захлопнулась дверь, мы оба вздохнули с облегчением. Оля сказала, что ей уже надоели. И она больше к нам домой никого пускать не будет. Стали допивать водку, потом бухали шампанское. И как-то само собой нас зарубило около семи вечера. Не помню почему, но я около шести утра проснулся на полу, а Оля спала на софе в одежде. Так мы встретили наше первое Рождество вместе. В синем угаре!
Рождественский день мы начали по привычке с опохмелки, потом сгонял за пивом, похавали, полежали. Ни водки, ни шампанского уже не было, мы пили пиво и сухое вино. Нажираться синьки нам не хотелось, потому что и так бухали много, а тут мать должна придти была вечером. Подули план, потрахались на тяге. Вроде Рождество отмечали тихо и мирно. Казалось так и будет все хорошо. Оля еще прибралась в квартире, чтобы маманя не кипешевала, ликвидировала наш срач. Нам было приятно. И когда должна была вернуться наша домашняя гроза по нашим расчетам, мы просто оделись и пошли на улицу. Погулять. Дать матушке время отдохнуть и успокоиться после дороги.
А на улице холодно. Оля стала ныть - давай пойдем шары покатаем. Я ей говорю, что снова все наши деньги в кабаке спустим. Ну, на фиг это надо. Оля предложила так. Две партии в бильярд, две кружки пива каждому, триста грамм водки на двоих, пару бутербродов на закуску. И все. И больше ничего не брать. Ну, ладно. Согласился я. Снова пошли в тот кабак с бильярдом, что почти напротив нашей ментовки.
Сначала все и там было хорошо. Пришли, заказали, по пятьдесят грамм опрокинули, попили пиво, с пивом же пошли катать шары. Сыграли партию, за столик перешли, побухали, снова сыграли, снова за столик. Бухаем, обжимаемся, целуемся, танцуем. Влюбленная пара культурно отдыхает в кафешке. Деньгами не сорим, установленные нами лимиты расходов соблюдаем. Но! Мы бухали. И очень быстро капитально захмелели по новой. А Оля еще со своей бурсы, как она называла свое ПТУ, любила влезать в пьяные компании и блистать среди подвыпивших мужиков. Увидев, что столик вблизи от бильярда заняли двое пацанов, она почему-то решила с ними познакомиться. Не очень твердой походкой подошла к ним, попросила сигарету. Получив, поздравила с праздником. Я неревнивый, я смотрел на это совершенно спокойно. Она с ними базарила, и вдруг я увидел, что Оля начинает заводиться. Стал прислушиваться к их базару. И у меня тут же повяли уши. Потому что Оля развлекала их рассказом (ранее я этой телеги никогда не слышал) про то, как работая на трассе, она замочила одного докучливого и недобросовестного клиента. Он мне все - давай-давай, я ему говорю, ты мне только отсос заплатил, я у тебя отсосала, а потрахаться дороже стоит. А он, сука, мне как въебашит. А у него там утюг стоял, я этот утюг схватила и острым концом в лобешник ему! Кровищи сколько было, замертво свалился. Да я вообще 20 пацанов замочила своими руками, меня менты до сих пор ищут. Мне нравиться мужиков убивать. Пацаны те смотрели на нее очень растерянно. А Оля продолжала. Я знаю, как сворачивать шеи. Такой прием есть, что шею разом сломать можно. Хрустнет кость. И пацану кирдык. Ну, думаю, она расходится, надо ее успокоить. Поднимаюсь, иду к ней. Один парень меня так робко просит: ой, я Вас очень прошу, возьмите свою девушку к себе. Я нежно обнимаю Олю за талию и говорю: милая, мне без тебя так скучно, пойдем , выпьем еще. Оля ноет: да я хочу с пацанами побазарить, отвали, а?! Я ее целую и говорю: а я скучаю, давай пообжимаемся. Ладно, любимый, отвечает мне Оля. И мы идем на наше место. Слышу за спиной: слава Богу, увел-таки ее. Нет, если б я еще минуты две ее послушал, я бы просто сбежал отсюда домой без куртки. Это надо же! Я люблю с мужиком потрахаться, а потом из него труп сделать. Как этот не боится с ней жить только! Она ж совсем ненормальная!
Видимо, Оля произвела впечатление на этих пацанов, потому что они все время на нас посматривали, да и быстро свалили. А мы взяли еще по пиву и тихо тянули его. Тут еще трое пацанов пришли. Лет этак 17-18. Сидят, бухают, Оля с ними познакомилась. Языком почесала, потом ко мне. Давай, мол, там с ними посидим, побухаем. А я был уже основательно бухим. Пошли к ним, вместе бухаем. Сначала вроде нормально бухали. Один пацан был сонным и мирным, мы еще про травку побазарили, а двое - какие-то стремные. Все к нам прикапывались. Кто вы, откуда. Мы говорили, что живем здесь. Рассказали им. Один из них, такой чернявый, все сомневался, что мы в Очаково живем. Мне вот не верится как-то, что вы - очаковские, а вот документы ты можешь показать? Я ему говорю - могу, паспорт при мне, а ты мент что ли, чтоб ксивы ломать? Это у ментов такая работа только. Он сразу слез с базара.
Вот так вместе расслабляемся, бухаем с ними. Дело идет к полуночи. Бар закрывается. Заказы уже не акцептуются. И вдруг Оля говорит: нет, я вот сейчас бы шашлычок или курочку -гриль. С таким удовольствием бы. Чернявый пацан говорит: можно взять. Барменшу кличет, а та обламывает. Все, допивайте и сваливайте, мы работаем до полуночи. Пацан этот предлагает идти в другое место, а Оля соглашается. Я говорю Оле: милая, хватит, а? Мы ж с тобой договорились. И чернявый этот говорит: а ты вообще молчи, тебя здесь никто не спрашивает. Ты - сынок против меня, понял?! И блин! Оля как кипешнется. Ты кого это сынком назвал, падла, отвечай? Спросить с него, что ли, хочешь? Да ты против него сынок будешь сам, а против меня - козлом будешь! Да я тебя быстро научу, как отлизывать надо! Эти пацаны встают, а Оля как чернявому врежет по ебалу. Блядь, на скатерке внезапно плюхнулось большое кровавое пятно и несколько зубов.
Дальше все я помню смутно. Помню, барменша заорала: ой, здесь не надо, на улицу идите разбираться, здесь не надо. Здесь будете - милицию вызову. Оля ей орет - лучше прокурорских зови, потому что сейчас трупы здесь будут! Барменша орет: ребята, ну все уже, закрываемся, идите на улицу. Дальше помнится, стою на крыльце бара этого, и кто-то меня ебашит по лицу. Раза два. Теряю равновесие, хватаюсь за какую-то колонну. Ну, там столбики и навес у входа. Вот за этот столбик я и схватился. И носком в яйца мощным пинком врезаю пацану, который меня по соплям лупасит. Тот охает и свою деятельность приостанавливает. И я вполне осознанно со всей силы моей ноги ебашу его по мудям. Пацан сгибается со стоном: сволочь! Вдруг подбегает Оля и с кулака дает ему по ебалу. Он падает, а меня же зло взяло. Какого хуя они вообще к нам прикапались? Вроде ведь мирно все было сначала? Будто собираю все силы и опускаю свою правую ногу ему на низ живота. Паренек издает глухой стон. В этот момент кто-то бьет меня по шеи сзади, я лягаюсь и ногой во что-то попадаю. Оля кладет правую руку на задний карман брюк, потом сует ее туда, будто что-то ищет. Сзади слышу истошный вопль: ребята, да у нее нож! И тут слышу вопль моей коханы: я щас всех тут порешечу! Кричит не менее истошно. И тут же слышен топот ног. Упавший пацан поднимается и бежит. Чухнули все за угол, слышу только топот ног. Оля суется за угол и начинает орать: а куда вы, петушки? Тот, кто бежал впереди, заорал: погоди, я тебя найду, я пушку возьму и убью тебя! А кто бежал сзади, тоже заорал: молчи, дебил, лучше! Она тебя и без всякой пушки голыми руками замочит. Это - настоящая бандитка, не придурошная! Больше я в этот бар - ни ногой! А Оля им вслед кричит: да я здесь чрез два-три дня бываю, да мне шею пацану насмерть свернуть - раз плюнуть! Топот бегущих ног постепенно затихал вдали.
А Оля подходит ко мне, начинает меня снегом отирать от крови. Мне тогда этот сученок нос перебил. Вытерла меня. И говорит. А знаешь, менты бы нас всех загребли. Если б были. Блин, не думала, не гадала. Я ж десять зубов выбила. У первого шесть, а у другого пацана - четыре. Придется их родителям теперь протезы делать. Посмотри сам. Смотрю, а у входа в бар валяются в натуре 4 зуба. И в баре еще на стол и на пол посыпались. Нет, такого раньше у меня никогда не было. А за что подрались мы, спросил я Олю. Ведь вроде тихо все было сначала. Да я просто не помню, ответила Оля. Чернявый стал выебываться, вот драка и получилась. Но ему больше попало. Разве я за своего любимого не постою? Хули! Пусть мне самой попадет, так я больше пиздюлей верну. Это я после утюга так озверела. Люблю мужиков ебашить. А так менты всех нас бы загребли. И стали бы выпытывать строго, почему получилась драчка.
Блядь, фейс-то этот пацан мне разбил, нос болит. Говорю: Оля давай домой, а? Пора уже. Какая-то тяга у тебя искать приключений на свою жопу. На хуй они нужны были, зачем ты к ним полезла? Кохана мне в ответ: да ладно, я ж за тебя постояла, а домой - это самое лучшее, только по пути отоваримся сигаретами и пивом. Денежки не потратили все, я ж надыбала! И пошла в бар за вещами. Я тоже. Барменша выглядела зашуганной, но Оля просто сказала ей: нам надо взять наши вещи. Та молча кивнула головой, проводила нас, наши вещи мы взяли, простились с ней. И пошли домой. На прощание Оля сказала ей: видите, хоть покипешевали, а бар ваш все равно не разгромили. Я видел облегчение на лице барменши, когда она запирала за нами двери.
По пути отоварились пивом, на улице - ни души. Вот, взяли сигарет, пива, пошли домой. Приходим - а там маманя начинает орать: что случилось, да в каком вы виде?! Снова подрались. Мы мамани рассказали, как до нас доебались малолетки какие-то. Матушка слушала, головой мотала, вздыхала. И сказала нам: это ты не понимаешь, А ведь эти хулиганы знают, они правду сказали. Оля - самая настоящая бандитка, я ж вижу по ее манере себя вести, что она с какой-то бандой была. И в банде была самой лучшей наводчицей. Это ж по ней видно. А нас с этих матушкиных базаров пробивает на ржачку. Вообщем, так у нас Святки начались. Легли мы спать в нашу постельку. Да и отрубились.
Проснулся и очухался я где-то без десяти час 8 января. Маманя ушла на работу, рожа болит. Встал, смотрю в зеркало. Такой основательный фингал под левым глазом, нос опух, болит, губа разбита. У Оли фейс тоже разбитый. Стою так и думаю. Ни фига себе! Вот слушал ее телеги, не верил. Как можно с кем-то подраться и не помнить, за что. А ведь сам в натуре не помню, за что подрались. Оля сама к ним прикапалась, это верно, но на бабло их не разводила. Вот на хуй эти пьяные знакомства. А ведь на Рождество, да и на Новый год химией не убивался. Надо убиться. Баянов нет вроде, дай-ка ТМА-2 захаваю. Ведь там одна доза, как мне говорили, вне зависимости от способа употребления. А чего еще делать.
Ну, достаю вещество. Пакетик с надписью карандашом. ТМА-2. Разворачиваю его. Порошок потемнее и вроде покоричневее тусиби. Высыпаю его в рюмочку, а бумажку еще и облизываю. Какой-то кислый привкус во рту. Бумажку - в мусорку, сам наливаю в рюмку воды из чайника. Пью. Ощущаю неестественно кисловатый привкус. За собой все убираю. И просто начинаю ждать. Включаю комп, Интернет. Начинаю писать ответ на письмо своему барнаульскому другу. Пока пишу, начинаю ощущать, как у меня тихо начинает съезжать крыша.
Здесь, как и со всякой химии, прихода нет. Есть вход. Когда постепенно начинаешь чувствовать, что торкает. Вроде чего-то такое чувствуешь, потом острота ощущений утрачивается, к ним как бы привыкаешь, потом новый уровень ощущений внезапно развивается. Тусиби и игла - получается быстро, а при пероральном приеме - тихо и малозаметно. Плюс отложено. Я только чрез двадцать минут после приема обратил внимание, что мое тело потяжелело, а ощущения от органов чувств обострились, что голова незаметно становиться все более чемурной. И все это воспринимается как-то отстраненно и побочно. Как не имеющее отношение непосредственно к тебе. Я был увлечен письмом к моему барнаульскому другу. От него меня смог отвлечь лишь приступ тошноты.
Бля, а тошнит-то нехило, подумал я. С химии иногда все блюют. Может, мне пришел черед поблевать? И тут тошнота стала острее. Я оторвал взор от монитора. Стены моей родной кухни мирно поехали в сторону. Окружающее меня пространство ожило, задышало и исказилось. Пол прогнулся и закачался. Я глубоко вздохнул. Сразу все пришло в норму. Кроме нарастающей тошноты. Глянул на часы. Прошло 35 минут после приема. Меня тошнило все сильнее и сильнее, а внутри распирала эйфория. Я попытался встать, но почуял, что движение всякое жутко напрягает. Услышал свист в голове за левым ухом. А у меня крышу тихо сносить начинает, подумал я. Ой, а хорошо-то как!
Вдруг физически стало хреново. Желудок и пищевод содрогались в спазмах тошноты. Участилось дыхание, лоб покрылся холодным липким потом. Похоже, пришел мой черед блевать, подумал я, вспоминая зубастого паренька и Олю над толчком. И пошел туда от греха подальше. Тихо проблевался. Присел на пол сортира. Меня накрывала новая волна полного опьянения химией. Травка - это одно. Опиаты - совсем другое. С темой стимуляторов близко не знаком, но тоже могу представить, что это средство расслабиться так или иначе. Но вещества типа кислоты - это точно не для релаксации. Да это круче чем кислота. Так думал я на полу в своем дальняке. Понимая, что стал полностью невменяемым. И испытывая от этого дикий восторг.
Поднялся с пола, понимая, что крышу мне сносит уже капитально. Я был открыт для воздействия неземных энергий. Высшая Сила вливалась мне чрез позвоночник, в котором вроде был воткнут шланг. Да, это оно, искусственный параноид. Интересно, а как получить кратковременную парафрению? Так думал я, держась рукою за дверь на кухню. В глазах потемнело и тихо стало морфиться в правом направлении. Я на какое-то мгновение просто исчез. Потом протрезвел. Сел за комп. И понял, что пора его выключать. Долго сидеть я не могу. Очень быстро снова волна накроет. Быстро вырубил комп и пошел в комнату. Помню, при этом пол под мной вспухал красивыми пузырями.
Захожу в комнату. Все гнется, все плывет. Люстра начинает вытягиваться до пола. Но внутри не страшно, а очень даже приятно. Полностью не понимая, чего делаю, занимаю место в кресло. Внутри распирает дикий восторг. И тут приходят самые настоящие визуальные галюки. Вижу, в воздухе концентрируются и плывут такие полупрозрачные, светящиеся, зеленоватые фигурки Будды и Шивы с черепами. Вот в натуре с этой дури пробило на галюки и переживания по теме индуистской и буддистской мифологии. Вот и галюки пришли, неоднократно повторял я. А знаешь, вот таких галюков, когда в воздухе с открытыми глазами при свете чего-то видишь, фигурки или существа, не было ни с одного вещества ранее.
Неплохо вольтанулся, подумал я. А меня глючило все сильнее. Причем наряду с явными псевдогаллюцинациями, с которыми понимаешь, что это -галюки, появились и истинные галлюцинации. Натуральные обманы органов чувств. Так, я вдруг увидел вьющийся дымок от несуществующий сигареты на нашим супружеским ложем. Да она что, совсем охуела, в постели курить? Маманя учует - обоих схавает и тапочки выплюнет! - подумал я. И заорал: Оля, ну, что наехало на тебя?! Мать орать будет, если учует. Любимая ответила мне храпом. Она все еще спала. Струйка дыма также неожиданно растаяла, как и появилась. Вот это да, это галюки настоящие, усмехнулся я. И тут же мне показалась, что на краю кровати стоит чашка с чаем. Какое-то время я пытался найти ее, чтобы поставить на пол.
От поисков чашки меня отвлек вопрос любимой: ты чего, уже убился? Оля проснулась и сидела на софе. Да. ТМА-2 захавал, сказал я ей. Ощущая, что ноги мои растут и растут, а вот туловище сужается. Оля задрала руки вверх и стала тянуться. В этот момент я вдруг увидел, что у нее шесть рук. Сразу вспомнилась индуистская богиня Кали. Комната наша стала кривиться, и на какое-то мгновение я увидел на шее у любимой ожерелье из отрезанных и кровоточащих мужских голов. Сил не было, я растянулся на кровати. Мы обнялись и стали целоваться.
Потом мы лежали в обнимочку, а Оля рассказала, как она подралась в Москве до меня еще. Что была драка в летнем кафе «Красный Восток». Ну, она пришла туда со своей напарницей Олесей и с двумя клиентами, а там какие-то пацаны стали к девушкам приставать, мужики были пьяные и полезли с пацанами драться. Менты всех загребли. Все участники драки оказались в обезьяннике. Там Олеся станцевала стриптиз на лавочке, раздевшись до гола. Мусора ее тут же отпустили. Оля стеснялась станцевать стриптиз из-за шрама своего, а вместо этого стала громко предлагать свои секс-услуги в обмен на свободу. Один ментовской офицер из дежурки этим заинтересовался. Вывел ее из обезьянника, пошли в кабинет, она у него отсосала. Ей тут же отдали сигареты и зажигалку, она расписалась в протоколах. Мент сказал ей, что может идти. Оля предложила ему и потрахаться, если он купит ей поллитра водки. Мент трахаться с ней не захотел, но проводил ее до ближайшего магаза и там купил ей водку и сигарет. Да еще сотку дал. Под конец Оля сказала, что ментам из люблинской ментовки она вообще никогда не платила. Когда она попадала в ментовку ту, то вертухаи после пересменки брали ее с собой из обезьянника в ментовскую общагу, где она с ними спала. А они покупали ей бухло и курево, да еще деньги на дорогу давали. Короче, расплачивалась натурой. Я слушал эту телегу, а вокруг меня летали индуистские божества.
После трех часов начало попускать, потом снова накрывала волна галюков и опьянения. Волны становились слабее с каждым разом. Маманя вернулась с работы, разговаривать с нами она не хотела, мы никуда не хотели идти, так просто проводили время дома. Пива не хотелось, жрать не хотелось. Поел чрез силу. Посмотрел программу «Время», забил косяк в сортире. Дунул в коридоре. И вот тут травка совершенно не вставила. Не было зеленого прихода. Вместо этого накрыл мощный очень флэш-бэк химического опьянения. Снова появились те же фигурки, снова глючило. Ничего травяного, кроме повышенной смешливости. И снова матушка ни о чем и не догадалась. Как всегда. Вот такой был трип с ТМА-2.
Потом потекли наши обычные дни с сигаретами, пивом, косяками, чифирем. Говорили под этим делом вечерами все о драке. Оле было по кайфу, что она выбила десять зубов этим пацанам. Мне было в кайф, что один из этих бакланов счел Олю за настоящую бандитку, что они от нас драпанули. Оля любила драться, драк не боялась. Все ее телеги про драки на дискотеках, которые я считал недостоверными ранее из-за того, что она не помнила причины драки (как так можно: подраться и не помнить, из-за чего подрались; думал я) получили неожиданное подтверждение. Славик не помнил, почему отоварил меня ножом, я сам не помнил толком, из-за чего эти малолетки полезли к нам, а вообще этот чернявый парень вел себя агрессивно изначально. В детстве и молодости опыта драк у меня практически не было. Разве что в нашей миссии в Эфиопии раз один хулиганистый мальчонок, грозившийся меня побить, пошел от меня, согнувшись в три погибели и издавая оглушительные вопли, после того, как половина кирпича из моей руки врезалась ему в живот. И на фиг мне все эти драки нужны? Ничего в этом прикольного нет, сказал я своей любимой, прошу меня больше в пьяные драки не втягивать и в пьяные компании не лезть. Оля мне пообещала, да, разумеется, вышло по ее присловью: обещанного три года ждут.
Время текло, наступил понедельник 12 января, когда надо было ехать в суд на собеседование сторон у судьи. В общегражданском процессе в отличие от арбитражного пред рассмотрением дела по существу у судьи проводится вот такое собеседование сторон. Приехал первый раз в этот Хорошевский суд, встретился с клиентом. Взяли у секретаря суда дело для ознакомления. Дело состояло из материалов, представленных истцом, определений о принятии дела к производству, вызов сторон. Возражения на иск, написанное от руки. Того кренделя, кто подрезал машину, признали третьим лицом на стороне ответчика, причем совершенно обоснованно. От решения данного дела зависели его обязательства по отношению к тому, кто врезался в машину моего клиента.
Я внимательно читал Гражданский Кодекс с 9 января. Главу о возмещении ущерба. Иск этого отставного полковника был заявлен неверно. Он основывался на статье 1064 ГК РФ, по которой требовалось доказать наличие вины причинителя вреда. А мне казалось, что надо применить статью 1079. О гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, к которому относиться движущийся автотранспорт. Я говорил это пожилому мужику, но он не въезжал. Просто не въезжал. И я понял, что предо мной - просто лох.
К той судье было непросто попасть в приемные часы, потому что она имела манеру устраивать предварительные слушания на этих собеседованиях. Вызвала нас только полшестого, хотя назначено было на три. Мы зашли, я вручил ей нотариально заверенную копию своей доверенности. Представитель ответчика сразу попросил приостановить дело до рассмотрения судом города Скопина жалобы на действия ГИБДД. Сорокалетняя судья сказала, что нужны предварительные слушания. Позвала свою секретаршу, перешла на судейское место. Объявила состав суда, то есть, себя и секретаря, спросила об отводах. Отводов не было. Спросила о ходатайствах. Представитель ответчика заявил ходатайство о приостановлении производства по делу. Мол, другой суд другого региона должен решить, верен ли протокол ГИБДД, которым виновным в ДТП признан водитель, подрезавший его клиента. Спросили меня. Я возражаю. Ссылался на то, что у истец остановился на обочине, съехав с трассы, заглушил мотор. Его авто в тот момент не являлся источником повышенной опасности. Ему нанесен материальный ущерб в результате взаимодействия двух источников повышенной опасности, а этот ущерб возмещается владельцем источника повышенной опасности вне зависимости от наличия вины причинителя вреда. Ну, судья все же решила дело приостановить до разрешения жалобы на действия ГИБДД другого водилы. Который нарушил правила маневрирования. Подрезал.
Сначала мой клиент сцепился с женой ответчика. Они начали прямо в коридоре выяснять отношения. Я даже думал, что та пожилая бабенка вцепиться ему в лицо ногтями - так агрессивно она себя вела. Их представитель был молодым парнем и вел себя, на мой взгляд, неумно. Начал на понт моего клиента брать. Мол, ничего у него не получится. Если говорить откровенно, то это и было самым неприятным, а не ожидание в суде. Я встал меж ними и сказал, что лучше разойтись. Что суд - это место спора о нормах права и о применении норм права, а вовсе не место для выяснения отношений. Или кто хороший, кто плохой. Спор будет разрешать суд - и не надо ругаться. Так они разошлись. Мужичок мой шел и спрашивал, что теперь делать. Я сказал, что это определение можно обжаловать в Мосгорсуде, что я обязательно подам частную жалобу на него (я знал, что так можно, только раньше мне не доводилось подавать частных жалоб), но для этого мне надо ознакомиться полностью с определением и с протоколом судебного заседания. Как напишут, я все прочту и напишу жалобу. И надо менять иск, привлекать другого водилу соответчиком. Мужичок сначала заартачился. Мол, он не видел, как тот подрезал, вот этот в него врезался, пусть и платит. А я ему сказал, что если Скопинский суд отклонит жалобу на действия ГИБДД другого водилы, то его иск окажется заявлен к ненадлежащему лицу. Суд обязан ему предложить заменить ненадлежащее лицо надлежащим, а надлежащее лицо проживает на территории, подсудной другому суду, в Московской области. Сразу противная сторона поставит вопрос о передаче дела по подсудности, которое суд будет просто обязан удовлетворить. По закону. А если он не даст согласия на замену ненадлежащего лица надлежащим, то суд откажет ему в иске. Так как исковые требования заявлены к ненадлежащему лицу. И чего тогда нам делать? -растерянно спросил мужичок. Ждать, ответил я. Ждать, пока в канцелярию не поступит дело с протоколом судебного заседания и определением суда. Изучив их, я подам частную жалобу в Мосгорсуд на определение суда о приостановлении производства по делу. А так нам надо привлечь другого водилу соответчиком и изменить предмет иска. Ты знаешь, ты и командуй, сказал мужичок. Хочешь, я тебе пива куплю? Само собой, я согласился с большим удовольствием. Вот такой был мой дебют в суде поверенным.
Поздним вечером того же дня меня достал следак-калмык своим неумением оформлять все надлежащим образом, как я уже рассказывал. А потом был старый Новый год, то есть, по юлианскому стилю. Он же праздник Обрезания Иисуса и день памяти святого Василия Великого, автора литургических молитв и церковного авторитета. Этот день на родине Оли тоже праздновали, как она мне рассказывала. Будто у них это типа праздника официального. И мы с Олей готовились встречать старый Новый год.
На другой день после тех слушаний сначала вроде все шло по накатанной колее у нас. Травка кончилась, неожиданно меня вызвался раскурить один пацан с Хая, ранее не известный мне. И в натуре приехал, раскурил. Как раз незадолго до возвращения мамани с работы. А маманя ничего и не прочухала. Она купила нам пиво и шампанского. И стала говорить по другому. Дети мои, неправильно все мы себя вели эти новогодние праздники, давайте хоть старый Новый год нормально встретим. Как семья одна. Оля сварила пельмени, я открыл шампанское, так как маманя хотела выпить с нами. Маманя разлила и сказала тост. Чтобы все плохое меж нами осталось позади. Чтобы научились понимать друг друга. И чтобы перестали пить и наркоманить, а то от нас нет просто житья ей. Вроде маманя хотела с нами начать жить дружно. Денег подкинула нам, да и спать легла. А мы бухали. Потом спать пошли.
И вот скажу откровенно. Есть у Оли иногда очень неприятная черта. Сонливость. Как набухается, хочет спать, а трахаться-то и не хочет. Вот в ту ночь она хотела спать, а я хотел заняться любовью. С этого-то все и началось.
А дело было так. Завалился я на Олю, а Оля говорит: Лёня, я спать хочу, давай на утро отложим. Нет, говорю, я сейчас хочу, пока у меня после косяка стоит хорошо. Она поныла, а потом и говорит: ладно. Я на ней, она сонная. Ни хуя не хочет. Лежит, не двигается, похрапывает. Член у меня стоит, а хрен ей засунешь. Дырку не найдешь у нее. Блин, сую, сую, а она мне говорит: Лёня, у тебя сейчас не получиться, ты перепил, давай ложись и спи. Плюнул я, слез с нее и говорю: а пошла ты на хуй! Такую трахать тебя нет никакого кайфа. А Оля мне с понтом говорит: да я на хую больше, чем ты на свежем воздухе. Я ясно сказала - завтра. А сейчас я спать хочу, Отвали, а?! Пока по фейсу не хлопнула, как надо.
И вот тут такое зло меня на нее взяло!. Свалил от нее, пошел на кухню. Достал заныканный баян - двушку, разбодяжил все сибири, что у меня было, да и хуякнул по мышце в дальняке привычно. Пока полностью не вставило, прибрал за собой все палево. В окно по привычке. Ладно, думаю, поторчу хоть, раз подруга в любви отказывает.
Блин! Той ночью я понял, что такое бесоодержимость в натуре. Это было действительно страшно. Я так минут пять посидел и понял, что все! Так накрыло, что маманя попалит, а мы вроде как с ней помирились. Зачем мне ее травмировать своим торчем. А кругом все кривилось и морфилось. И в такт этим галюкам меня на стуле карежило. Нет, думаю, пойду-ка я к любимой лягу. Пошел, лег. И вот тут началось.
Вот прикинь, Зоя, ты чувствуешь и видишь как в тебя снаружи входит нечто внешнее, типа оранжевого холерного вибриона, постоянно кривляющегося, только побольше в размерах и полностью овладевает тобой и всей твоей сущностью. И ты больше себе не принадлежишь просто. Тело твое движется помимо тебя, ты им больше не управляешь, а управляет иной, вошедший. Тот самый оранжевый вибрион. Страшно становиться. Вот просто чувствуешь - ты одержим демоном. Ты полностью невменяемый. Когда осознаешь это немного и прочувствуешь, становиться очень интересно. Реально чувствуешь контакт с иной сущностью внутри тебя. Которая тебе ничего не хочет, ни плохого, ни хорошего, с этической точки зрения, но вне привычных человеческих оценок ты зачем-то ей очень нужен. Такое было чувство ясное и неоспоримое. И постоянно возвращающееся чувство ужаса от контакта с иной реальностью.
Во мне плясал оранжевый демон, в виде запятой жирной. А я изгибался по его воле и думал. Нет, это что угодно, но только это не отдых. Это на самом деле видения и откровения. Какое-то время я явно очутился среди демонов. Это вполне серьезно было. И это было и страшно и приятно одновременно. И в волнах этого химического опьянения не было ничего постоянного. Все плыло, все изгибалось, все превращалось в цветные потоки, протекающие сквозь меня. Реальность распалась. Например, за компом, нажимая на клавиатуру, я попадал на свой затылок. А когда лежал в постели, Оля вообще воспринималась как покойник: рядом лежал труп девушки, и ее шрамы казались трупными пятнами. Ни фига себе, думаю. Нет, это не пузырьки светящиеся над паром с чайника ловить с травки, не чертиков веселых по углам - это по настоящему страшно. Видеть и ощущать как расплывается мир и растекается в слякоть, стекающую в канализацию. Тут много раз о многом подумаешь еще. И поймешь, что обратной дороги нет. Да, часа два еще и совсем попустит. Но вот чувства этого ужаса, когда остаешься один на один с демоном в твоем теле - нет, этого никогда не забудешь уже. И самое странное - будешь помнить весь этот ужас в переживаниях вполне реальный и очень страшный. И вот именно точно такого же ужаса тебе снова захочется испытать и пережить. Ты сам хочешь быть с демонами в себе, видеть их, жить среди них. Вот именно - хочешь испытать ужас этот, а не приятно провести время. А потом все сильнее попускать станет - и так жалко это будет! Что не остался с демонами навсегда. Эти ощущения ужаса не отвратили меня от тусиби. Я понял, что буду искать это вещество снова и снова. Не потому, что без него меня ломает, а вот потому, что тянет общаться с демонами.
Я прилег к Оли и стал думать, терзаемый демонами торча. Нет, несмотря на весь ужас, я бы все равно не сказал, что это бэд - трип. Это был все же очень даже позитивный опыт. Весьма позитивные ощущения, когда я чувствовал себя причастным к мирам демонов. Этот ужас сладкий шел волнами. То страшно становилось безразмерно, то очень приятно, и восторг такой шел. Галюки реальные и внутренние, псевдогаллюцинации переживались мною.. Видел как лиловые пузыри всплывали и лопались в моей голове. Оля превращается в какого-то монстра. Я сам весь кривился и извивался, как могильный червь. Мое тело плющилось, вытягивалось в линию и стремительно летело куда-то, сворачивалось в клубок.
Вот что мне тогда дало тусиби. Я изнемогал в этих борениях. Когда я лег и трясущийся под действием вещества прижался к Оле, рассказал ей все, у нее тут же возник флэшбэк. Она тоже ощутила, что улетает, что совсем одна, летит в черном пространстве. И испытала тот же ужас, когда у нее из толчка вылезали красные быки. Дала бы тебе подзатыльник, сказала она, да тебя уже хрен переделаешь, моего любимого наркомана. Я попросил отвести меня в дальняк. Оля молча отвела, а потом возвратила на место.
Да, тогда контакт с демонами был реальный вполне. То, ранее что чувствовалось от травки, но смутно так. А именно - внешняя сила, вливающаяся в меня, во много раз превосходящая меня. Не зложелательная, но и ни доброжелательная. Но интересующаяся особо мною, постоянно держащая себя во внимании. Это тут у себя дома я просто трясся и лежал тихо, когда Оля была и маманя. А вот если б я был под этим делом у отца Германа в Лавре на отчитке - я б там показал полный сеанс бесогонства. Орал бы, наверное, выл разными голосами, матерился бы по черному. Вот тогда я это реально понимал. Что увидев эпитрахиль, крест, Евангелие, иконы я дико заору и забьюсь в корчах. Потом чувство одержимости демоном стало приятным очень. В кайф! Наконец-то сподобился живого беса, реального во мне! Внутри меня. Я с ним даже подружился тогда очень. И чувствовал себя , как равный среди демонов. А потом вдруг мне стало казаться, что вернулась жена моя узкоглазая, что она лежит на нашей постели третьей. Пиздец! Да, думаю, это напоминает шаманизм, ведовство, шабаши ведьм. Но не отдых, не релаксация, только не это. Ведь после этого вообще ничего не хочется. Ни бухать, ничего другого такого. Вот так два или три раза в месяц двинуться этой дурью - и все. Больше ничего не надо по жизни.
Вот такие были впечатления. Страшно и интересно одновременно. Захватывающий кошмар. Который будешь искать снова и снова вновь. Травка - она для отдыха вечерком с пивком, чифирем, с Олей потрахаться, а вот эта дурь - это реальные врата в иные миры. Сейчас я чувствую, что что-то во мне изменилось бесповоротно в тот раз. Какая-то глубинная метафизическая установка. ТАМ реально от меня чего-то хотят важного. И получают. Да, это не привычный торч, это психонавтика чистая. Это шаманизм. Реально понимаешь весь ужас израильтян, когда Творец говорил с ними с Синая! И вот только подумал об этом - бля, сразу два золотых луча из моей головы выходило в разные стороны. Нутром чуял и видел. И летал среди святящихся точек. И дивился, сколько демонов в моей квартире живет. Никогда такого не знал. И как всегда. Маманя сама не въехала реально, в каком состоянии я нахожусь. Выходила в туалет, но так и не попалила нас. Спокойной ночи, мамочка!
Вот так шло время. Прошло двенадцать часов уже после вмазки им. Слабо перло дальше. В то время был сильный эмоциональный подъем, мне на душе было спокойно, приятно, присутствовало ровное хорошее настроение и комфорт ( а до этого просто повеситься хотелось!), душевный подъем. Периодически имели место легкие флэшбэки - наплывали светящиеся точки в то время, когда прочие должны были рыбачить. Хотя бы по синей теме. Подумав о них, я неожиданно решил в себе, что мне показалось - вот этим можно реально лечить алкоголизм - после этого ничего спиртного в рот брать не хочется вообще. Ну, а что касается меня, то я буду дальше экспериментировать с этими веществами при первой возможности. Страх в трипе меня не остановит. Это не бэд, это часть трипа, которая мне нравиться. Но нравиться не всем. И я хорошо понимаю Олю. И вспоминаю ее афоризм об этом веществе - с этой дури не то что повезут, нет, ноги сами собой в дурку понесут, сам прибежишь, сам попросишь санитаров привязать покрепче. Или любовью заняться с девушкой.
Пробовал сняться косяком. И ни фига! Меня ведь под такой химией травка не впирает просто. Нет зеленого кайфа. Нет знакомых и привычных ощущений. Просто усиливается резко трип - и все. Вообще, ничего не воспринимается. Чифирь тоже. В том числе. И я бы не сказал, что это сильно мозги ебет. Переживая весь этот ужас, понимаешь, что на самом деле все хорошо. Что переживаешь настоящий экстаз. Который хотел пережить. И пережил. Катарсис.
Да, вот такие психоделики - вот такое мнение у меня сложилось тогда - тогда были не средством приятно провести время. С ними не до секса, ни до пиздежа за жизнь. Они нужны чтобы увидеть что-то, прочувствовать, осознать Ими не побалуешься, как герой. Тема посерьезнее опиатной, хотя совершенно нефатальна. Позитивна. Но как под такими веществами быть вне дома, вне знающей и понимающей среды - я не знаю. Я хорошо помню, как шел под этим делом в августе искать свою жену на пруду, где она мне назначила свидание, а подо мной плыла земля. И мне было очень трудно шагать, зная, что ему очень даже несладко в хате. Я стал думать о Славике. К сожалению, сторонам жалко очень было непутевого сына. Интересно было, что контакт с кем-то реально ослабляет ужас. Кстати, секс - замечательный под этим делом. Трахаешься с девчонкой с того света. Вот тогда я понял, что трава и вот такая химия - это мое родное. То, что лично мне нужно. Мне не нужна ни синька, ни опиаты, ни стимуляторы. А только травка и кислота или ее аналоги. Но имей я неограниченный доступ к такой химии, употреблять ее ежедневно как траву я бы не решился никогда.
Кстати, самые жуткие ощущения были у меня с димедрола. С него я сквозь стены проходить пытался, куролесил. С кислоты - никогда Здесь страх, но галюки и переживания вполне отделяются от реальности. С димедролом - нет. Развивается самый натуральный психоз. А тут трип с химии всегда ебет мозги сильно, но понимаешь, что это трип. А не что-то еще. И я решил, что такие эксперименты будут продолжены. Но вообще-то их лучше делать без мамани. Она этого не понимает, я рано или поздно спалит. Я вот чего не понимаю - отчего трип должен быть исключительно приятным? Вначале мне даже травка давала резко неприятное начало кайфа. Я чувствовал сначала очень остро, что влип в какую-то очень скверную историю и мне минут 5-10 всегда было очень стремно. Когда я прикурился, острота этих ощущений отошла, но первоначальное падение настроения все равно отмечаю. Приход начинается с легкой дисфории.
Что показывают психоделики - это предмет веры вообщем-то для каждого. Я так и остался уверен, что в ночь на старый Новый год тогда оказался в мире демонов. Соприкосновение с иными мирами всегда страшно. Стоит вспомнить библейских пророков - они были не рады, когда с ними начинал Говорить Творец, это вызывало у них прямо скажем - панику. Хочу еще отметить, что травка не прет под кислотой и психоделиками как таковая. Вместо зеленого прихода получаешь новую волну кислотного опьянения. Кет я не пробовал тогда еще, попробовал ровно чрез год после этого демонского трипа, оказалось, совсем не так страшно, а вот грибы, кислота и прочее из химии мне так башню не сносили никогда. Крепче всего у меня сносит башню именно от тусиби, за что я сильно полюбил это страшное вещество. Ведь я досыта насладился страхом и демонами, чего и хотел подсознательно. Это был не бэд. Я подумал, что все это теперь мне надо переварить, разложить по полочкам - а потом по новой пойду искать ужас и демонов химических. Это ж я, а не хрен собачий, как говорит моя кохана после очередного дебоша своего. Вот так прошли новогодние праздники. Торчево.
Ну, а на Крещение, вспоминая, как я пиздовал ранее в этот праздник на экзамен, я поехал в Хорошевский суд знакомиться с делом. Чрез неделю оно вернулось в канцелярию. У меня было много намерений. Катать замечания на протокол судебного заседания, частную жалобу. С замечаниями на протокол я обломался, поскольку он адекватно отражал картину предварительных слушаний. А вот читая определение о приостановлении производства по делу я тихо хуел. Там таких ворон наваляли! Приостановление производства было мотивировано тем, что якобы мой клиент подал жалобу на действия ГИБДД в Скопинский районный суд Рязанской области. А базар-то на предварительных слушаниях был о другом водиле, который тогда проходил по делу третьим лицом на стороне ответчика. Это тот подал жалобу на действия ГИБДД, а вовсе не мой клиент. Плюс в резолютивной части решения был упомянут в качестве истца некий Русаков, который тут вообще ни сном, ни духом, как говорится. В данном деле не при делах совсем. Полистав дело, я увидел, что это не простая описка секретаря. Судья запрашивала в Скопинском суде материалы дела именно по жалобе моего клиента.
Ни хуя у нас суды работают, подумал я. Возвратил дело в канцелярию по гражданским делам, взял копию определения этого, попил пиво у ларька, да и поехал домой. А там стал катать частную жалобу в коллегию по гражданским делам Мосгорсуда. Содержание ее сложилось у меня в голове при знакомстве с делом. Не согласен с постановленным определениям суда по следующим основаниям. Истец с жалобой на действия ГИБДД в Скопинский суд не обращался, ответчик просил приостановить производство по делу до рассмотрения жалобы третьего лица, что отражено в протоколе судебного заседания. Мотивировочная и резолютивная часть решения содержат существенную ошибку - производство по делу приостановлено до рассмотрения несуществующей жалобы, вдобавок в резолютивной части определения упомянут некий Русаков как истец, а он не является стороной в данном процессе. В среду я сдал эту жалобу с необходимым пакетом документов в канцелярию Хорошевского суда. Это было 21 января, а рассмотрена она была Мосгорсудом 24 марта. Тоже в среду. Само собой, кассационная инстанция это определение отменила, как незаконное и необоснованное. И вернуло дело на рассмотрение в тот же суд. Как я и просил. Квалифицированные судьи коллегии по гражданским делам признали верными доводы планового поверенного с его помощницей-проституткой. Ведь Оля стала моей референткой, снимавшей стресс от судебных слушаний отсосом у меня в дальняке суда.
Так открылся для меня новый пласт моей жизни, моей трудовой биографии. Я начал работать как частнопрактикующий адвокат. Вернее, поверенный. В гражданском процессе и в арбитражном - представитель, в уголовном - защитник. Адвокат - это у кого ордер адвокатской коллегии, а я работаю по доверенности. Поверенным, стало быть, если исходить из фени фемиды, прописанной в Гражданском кодексе. Мне не надо было каждый день вставать рано, иногда я мог вообще никуда не ездить. Клиентов у меня всегда было маловато. Хотя если бы постоянно каждый месяц было 2-3 клиента, поручавших мне ведение их тяжб в судах, то я имел бы примерно ту же сумму, которую мне платили в хитрожопых фирмочках. А так мы жили по принципу, изложенному моей любимой: у нас когда пусто, когда густо, а когда совсем ни хрена. Нами молча подразумевалось, что если совсем ни хрена, то Оля так или иначе добудет лавэшек. Или своей древнейшей профессией, или вместе пойдем на дело. Пока до этого не дошло.
В иные дни я мог спокойно спать до 14-15 часов после ночи сначала с Олей, а потом за компом, в иные приходилось вставать в 6 утра. Ну, когда где слушание назначено. Я ж за свой базар отвечаю! Если я сказал клиенту, что приду, как я могу не придти? Отмазок можно придумать много, но зачем это делать? Но слушания - они не так часто были. Я ездил по судебным канцеляриям, знакомился с делами, делал выписки, писал разные кляузы, предусмотренные процессуальном правом. Никто мне не мешал в промежутках между судами тянуть пиво. Порой я тянул пиво из горла пряма на крыльце суда. Надо мной больше не было вздорных бизнес-вумен и офисных сук. И вот здесь могу сказать интересную вещь. Суды, прокуратура - те же офисы вроде. Но судейские девчонки (да, в основном в судах почему-то женщины и работают) аналогично офисным сукам со мной себя не вели. Я для них был вежливым просителем, который говорил с ними сугубо по делу и без понтов. От судей, их помощниц, секретарей, канцеляристок, судебных приставов, прокурорш я ощущал уважения. Которого не имел в хитрожопой фирмочке от якобы своих подчиненных. Раз, выходя из этого же Хорошевского суда я услышал от одной очень симпатичной канцеляристки, которая курила на крыльце со своими коллегами: ой, девчонки, знаете, вот это такой вежливый и спокойный юрист, часто в канцелярию по разным делам ходит! Я такого вежливого и чтоб все понимал в первый раз вижу. Эх, хоть оценили нетягостного просителя! А на невычищенные ногти и поношенный невыстиранный свитер со старыми неотглаженными брюками просто не обратила внимания. Я это мамани рассказал. А маманя мне сказала: это потому, что тебя они ежедневно с собой рядом не видят. А вот каждый день они бы тебя не потерпели. Таким, какой ты есть. Ну, мама, сказал я, тем не менее, они на дверь мне не указывают, не шлют подальше. И не говорят, что раз у меня ботинки не вычищены, то мне ничего не полагается. Маманя вздохнула и сказала: зато они безумно рады, когда ты от них уходишь. Пойми - с тобой рядом быть - неприятно и неприлично! Это я одна с тобой мучаюсь!
Не могу не отметить и характерные черты моих процессуальных оппонентов. Тех же представителей процессуальных противников. Для меня они делятся и будут делиться всегда на две категории. Те, кто работает, понимая и зная свое дело. И тех, кто зарабатывает. Доводилось встречаться на слушаниях с разными. Но вот такое подразделение осталось. Те, кто работает - это разновозрастные и разнополые, но личных наездов, попытки взять на понт не допускают. Хорошо знают свою область права. Не раз с ними завязывалось знакомство по интересам профессиональном. Мы - юристы, а волшебники. Когда суд признавал правыми их клиентов, когда - моих. Мы понимали, что не все от нас зависит. И вообщем-то всегда находили общий язык между собой.
А другая категория - это молодняк в основном. Знаний норм права - во много раз меньше меня. У них два приема было. Для клиента своего - пустить пыль в глаза. Для меня - попытка взять на понт и на горло меня и моего клиента. И блин, как матушка говорит, они - все из себя, все разодеты, с дорогими одеколонами, как от пидоров каких несет дорогим одеколоном. Как на подбор! Бля, один такой пидарок, когда суд удалился на совещание, стал на меня наезжать. Вот Вы не от хорошей жизни ходите по судам, в вашем возрасте надо кем-то руководить. Отделом как минимум вместо того, чтобы по судам мотаться. А почему именно отделом руководить, а не червонец на строгаче отчалить по статье два-два-восемь? - спросил я его. Молодой человек, неужели Вы знаете, что для меня в моей жизни надо и что для меня было бы лучше? Лёня! - влезла Оля, присутствовавшая как моя референтка. Да этот козлик засрался тебя, когда ты предмет иска изменить у судьи просил. Язык в жопу засунул просто! И обратилась к нему: да ты против него козел, не понял разве? Этот начал выступать: уймите свою помощницу! Я равнодушно сказал ему: первый начал. Мы лично тебя не трогали, мы сюда работать пришли. Вердикт суда был неблагоприятным для того парня. Больше ему сказать было нечего. И он предпочел свалить молча, со злобой поглядывая на нас. А чего ему еще делать было? Процесс-то был с его стороны изначально проигрышный!
Ну, а о клиентах своих есть чего сказать. В отношении к ним есть одно очень ёмкое слово - лохи. В гражданском процессуальном праве России они - полные лохи. Не, кохана моя была чисто права, когда говорила: да ты не парься, лохов на наш век хватит. В натуре! Здесь я никогда не въеду полностью. Пожалуй, со времен дефолта я только и делал, что с кем-то судился. Пробовал зайти к дипломированным юристам. Платил им бабло и быстро понимал одно: все, что они мне говорят за деньги, я знал раньше сам из правовых баз и из учебников по праву, а порой - и больше их. На хуй тогда мне их подогревать?! И вот предо мной люди. Они могли бы, подобно мне, узнать из совершенно открытых источников информации все необходимое. И сэкономить эти деньги. Вот сначала даже неловко было. Думаю: вот человек платит мне деньги хрен знает за что. Он мог бы сам отстоять на суде свою позицию, без меня, но не хочет даже в это въехать. Как говорится, клиент созрел.
А потом потерся по судам, понял. За что мне платят. За нервотрепку, которую я молча беру на себя, ожидая в судейских коридорах слушания 2-3 часа против назначенного времени. Доводы этих лохов сводились обычно к тому: вот я такой хороший, а тот такой плохой. Я сразу говорил, что надо смотреть исключительно по ксивам. И умел переводить претензии житейские на язык нормативно-правовых актов. А чего? Раз получается это у меня - так бабло на базу. Только при заключении очередного договора об оказании юридических услуг, мне каждый раз вспоминается образ героя Шолом-Алейхема. Тевье-молочник. Помнишь, в самом начале повести он каких-то бобров из Егупца, как иносказательно назывался Киев, подвез. Они его спрашивают: сколько хочешь? Он так подумал и говорит: трёшку. А про себя думает: сейчас спросят - а за что трёшку? А они давай ржать и бабла отвалили бедному еврею. Ну, лох - он и в Африке лох. Вот клиенты мои для меня - все лохи. И пусть еще благодарны будут, что я за свой базар всегда отвечаю. Просто, разводить на бабло и кидать - это не мое. Это не по моим понятиям. А обращаются ко мне одни лохи. Ну, жизнь такая. Да меня она вполне устраивает.
Знаешь, мне известно из блатного арго два обозначения судебного процесса. Лихорадка и экзамен. Очень меткие обозначения и фиксирующие различия обозначения. Для меня рассмотрения дела по существу всегда экзамен, для моих клиентов - лихорадка. Затяжное тревожное состояние пароксизмами в их жизни. В моей жизни судебный процесс - это испытание знания мною норм права и способов их применения. Просто применить то, что я знаю, что я могу суду предъявить. То есть, самый настоящий экзамен, к которому я всегда готовлюсь тщательно. Клиентов моих трясет с вероятности процесса, а меня просто заставляет сосредоточиться и выучить ответы на все возможные вопросы суда и продумать свои доводы. Получается вольная жизнь в итоге. Нережимная, да она у меня никогда не была и не будет режимной. Я - не волшебник, я просто продумывал возможное применение норм права судом. И мне чего - потом пиво, косяк, чифирок не полагаются? Да даже маманя это признала! Она Оли не раз говорила: ладно, он на суде выступал, а потом пива выпил много, пусть поспит теперь.
А вот первый мой экзамен бракоразводный по собственному разводу был назначен на четверг. 29 января.
29 января 2001 года был понедельник. В этот день я мчался в поезде где-то к востоку от Волги. Поезд вез меня в благословенный Узбекистан. В купе моя очаровательная узкоглазая невеста учила меня играть в буру. 29 января 2002 года был вторник. Жена моя узкоглазая намертво застряла в Узбекистане. Я отвел ее ребенка в школу и смотался в Люблинское ОСБ - перечислить налоги в бюджет. Потом вернулся назад, забрал ребенка и гулял с ним у пруда. Потом взял пива, пошел домой, а он учил уроки, а я проверял у него домашнее задание. А 29 января 2003 года была среда. Тогда я сидел дома и вбивал данные о доходах, полученных 102 сотрудниками в той торговой организации, которая прогорела. Дымил трубкой с табаком, сигаретами, потягивал горячий чифирь, созванивался с героинщицей, прятавшейся от меня. Вот так прощли день в день три года моей жизни.
А 29 января 2004 в четверг федеральная судья Никулинского районного суда города Москвы Шмелева развела меня с моей сбежавшей узкоглазой женой. Я не думал и не гадал, что сам подам на развод с нею. А подал. Эх, мы все живем, судьбы своей не зная, какой урон она нам нанесет! Изучая дело в понедельник, я решил, что это будут предварительные слушания, на которых ей по статье 50 нового ГПК назначат представителя. Как ответчику, не имеющему установленного постоянного места жительства на территории России. А ни фига!
В тот день был снег, транспорт ходил с перебоями, я немного опоздал в суд. Захожу в кабинет секретаря. Там судья, ее помощница и секретарша пьют чай. Здороваюсь. Молоденькая девчонка секретарша спрашивает, что мне надо здесь. Говорю истец, дело о разводе, извиняюсь за небольшое опоздание. Транспорт подвел. Судья допивает чай и идет в свой кабинет. Спрашивает по пути - А, Вас помню, она не появлялась? Я говорю - нет, ни слуха, ни вести от нее. Она говорит мне - заходите чрез десять дней в канцелярию за выпиской, я вас развожу.
Вот и все. Ни заседания как такового, ни слушания. Протокол они нарисовали потом, базара нет. Потом накатала решение, в котором будет установлен факт ее безвестного отсутствия, имеющий для меня преюдициальное значение на других тяжбах. 10 февраля оно вступило в законную силу, я получил выписку, поехал в Солнцевский ЗАГС и получил там свидетельство о разводе.
А тогда позвонил мамане на работу и рассказал ей. Она меня поздравляет с разводом. Очень рада. Потом звоню Оле - а у коханой бурная радость. Наконец-то! Ты теперь мой на всю жизнь - кричит она. Как я рада! Я просто счастлива! А я знаю. Рано или поздно поедем с Олей на Украину, выправим ей паспорт и мы поженимся официально. Будет свадьба наша рано или поздно. Уж кто как Оля заслужила свадебного платья своей жизнью! Я вот думал тогда, надо бы нам на свадьбе обменяться не только кольцами, но и баянами. Прикольно было бы. Но мне так было жаль прошлого. Я очень любил Наташку, да и сейчас ее все равно люблю в глубине души. Прикровенно. И некому мне теперь готовить пигоди, бешбармак, кукси, кя, разве что сам могу сготовить. Научила ведь, узкоглазая! А все так хорошо начиналось. Как жаль, что так вышло! Мне это всю жизнь будет больно.
Вот так меня с Наташкой и развели. В две минуты без всякого протокола. Параллельно шло венчание этого баклана, отоварившего меня ножом. Когда ему полгода поселухи намотали. Когда его повели под венец, мне этого баклана очень жалко стало. Как Иешуа и учил. Не суди, да и сам под венец не пойдешь! Ну, кто разумеет, да разумеет, а кто не разумеет - пускай не разумеет, самое главное - человеком был бы! А не скотом с человеческим лицом. На Небе - там всех рассудят. По - своему. Кто недоволен - доказывай. Да, жил неправильно, но все одно - Твой образ и Твое подобие носил по неправильной жизни своей. Нажрался я в тот день синьки до усера. А все одно. Остался вопрос без ответа до сего дня. Наташа, а почему ты со мной жить не захотела и ребенка своего растить? Ты еще мои слова вспомнишь: как я тебя любил, ни один мужик тебя любить не будет!
Что теперь говорить? Вот так и поехало-пошло. Жизнь планового поверенного и его подруги - референтки, прежней да и нынешней проститутки. Маманя мне все уши проездила. Дескать, это только я дала тебе образование, что ты по судам ходить можешь, да еще ненавистное мною пиво при этом пить! А я-то думал, что этому я сам по себе научился. Штудируя нормы права и учебники в пресловутый дефолт года Кириенко. Да ладно, базара нет, сам выучился, но пусть все будет по твоему, лишь бы в судах чистоту ботинок и ногтей у меня не проверяли. А там вроде это всем по барабану. Так я и говорил матушке. А она в ответ орала: это только ты думаешь, что никому ничего не видно! А у тебя все на лице написано! А что именно? Что ты - ненормальный, припадочный, алкоголик, наркоман, вор! Мама, а ты знаешь о содержании 151 статьи ГК РФ? Это тебе надо знать, это ты блатным будешь всю жизнь юридическую помощь оказывать! Кто хороший станет с тобой разговаривать! Под эти гнилые базары Оля не раз тырила у матушки пятихатки из кошелька, когда у нас денег не было. А маманя - не въезжала. А мы на мои гонорары, на стыренные у мамани пятихатки, на разными путями надыбанные лавэшки мной и моей коханой. Так мы жили. И не тужили, блин!
А если так говорить, мы заслужили свое счастье. Просто заслужили. Не надо просто нас за лохов держать. Вот так и пошла жизнь планового поверенного и его подруги - проститутки. Вне зависимости от милостей мамани. Соответственно официальному статусу ПБОЮЛ, только не по торговле чимчи, а как частнопрактикующий юрист. Стал ходить по судам. А чего? У меня всегда были склонности сутяги. Я никогда не считал, что правосудие создано для обслуживания моих интересов, но как-то сам собою научился пользоваться им в своих интересах.
Ладно, немного отдохнули, подрываем булки и поехали в Тимирязевский суд. Там надо с делом очередного лоха ознакомиться, послезавтра слушания должны быть, ежели все соберутся. Допивай пиво, да и пошли!


Теги:





0


Комментарии

#0 14:48  05-03-2005Федор Михайлович    
Да ебанаврот! - я никогда, наверное не прочитаю этого автора. Сорок страниц в ворде!
#1 14:55  05-03-2005Рыбовод    
Это Лёня всем дефкам подарочек ухуячил к празднику.



Хороший, ты наверно Лёня человек, хоть и заебал, певец отребья. Трудолюбие всегда впечатляет, особо вкупе с незлобивостью.


Читать даже не пытаюсь.

Афтор заебал неподецки! Можно начинать читать с любого места, один хуй; нажрался, дунул, выебал эту сучьку, отрубился. Пиздец какой-то. Непиши больше никогда!!! Иди уже, вскрывай нахуй вены, наркоман ёбаный.
#3 16:48  05-03-2005Крокодилдо    
Так нельзя
#4 17:48  05-03-2005Рыкъ    
Саддам Хусейн - перезидент нах!, единственный, кто толком объяснил почему он недоволен. Остальным, по-моему, не стоит распускать сопли. Литпром читают не только те, кто зарегестрирован на нем. Вполне возможно, что автора читают и любят. Автор, пиши сколько хочешь - это твое дело.
#5 20:50  05-03-2005нихуя не крутой    
Блядь, эту бы энергию, да в мирных целях...
#6 04:40  06-03-2005Леонид Очаковский    
Ну, я-то силком никого не заставляю читать. Ежели не нравиться.

Певец отребья - это откровенно понравилось. Потому что и хотел довести одно - те, кого считают за отребье стадо благополучных, тоже самые обычные люди. Меня вчера еще в подъезде бабуля припечатала: наркоман-релцидивист!

Насчет текста. Идеально передает стиль мышления под кайфом. В основном планового. Большая часть текста написана в состоянии измененного сознания.

#7 10:45  06-03-2005нихуя не крутой    
О-оо! Отбросы с амбициями - это забавно.


Кроме того, автору нехуёво было бы уяснить, что падонак-стайл это одно, а позорные ошибки в "ться/тся" - совершенно другое.

#8 10:52  06-03-2005нихуя не крутой    
Про "стадо благополучных" тоже припечатал што пездец.


Вообще, со временем, автор начинает производить впечатление надоедливого бомжа со скверным характером. Непонятно где спиздившего ноутбук и выходящего в интернет из зассанного перехода на трёх вокзалах.

#9 17:39  07-03-2005Jewcy    
читал несколько рассказов от этого автора на http://www.behigh.org/
#10 18:53  08-03-2005Кукла-пидарас    
Как всегда понравилось

Хотя конечно чтоб читать нужно время

и вдохновение

#11 10:04  09-03-2005Сэмо    
очень хорошо

хуйярь еще!

без б тебе грю.

весьма и весьма, певец отребья.

врубился в товй стиль, афтар. это исповедь накуренного. в слух, кстати. от этого и монотонность и шероховатость фраз. как будт-то главный герой, дунув слегонца, а не для юлета полтного, разгоняецца чифирком и неспешно - а куда нах спешить? вечер долгий - РАЗМАТЫВАЕТ свою жизнь. как веревочку.

очень знакомо.

вообще было б зебсись, если не читать, а в слегнца накуренном сотоянии это СЛУШАТЬ

#12 11:40  09-03-2005В ПОЛНЫХ АХУЯХ    
нда, лене надо аудиокниги издавать


а кстати леонид - бесплатная идея, есть же серия типа виндоус для чайников и т.д.


так вот - почему бы тебе не издать что нибуль типо аудиокурса по бухучету для неврубных, ну накуриться есс-но и записать, фишку то в этом ты нехуево рубишь?

#13 17:00  09-03-2005Леонид Очаковский    
Естественно, писать я буду дальше, где-то еще глав 15 примерно.

Касательно аудиокурса по бухучету - мне представляется малорезультативным. Здесь нужен или хороший учебник или диалог со слушателем в форме вопросов и ответов. Именно так - на диалоге с аудиторией строила свои лекции очень яркий препод в нашей Академии профессор Шеина Тамара Николаевна. Просто на слух без анализа и осмысления услышанного, без уточняющих вопросов этот курс воспринмается с трудом.

Очень точно Сэмо ассоциацию подобрал - действительно потягивая чифирок, я как бы тяну и разматываю какую-нибудь веревочку из клубка моей жизни.

охуенно, только из-за тебя в последнее время на литпром и хожу. пиши исчо
#15 16:35  30-03-2005Майор    
Первые несколько рассказов хорошо, а далее - повторения одно на другом.


И маму автора жалко очень.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:14  29-11-2016
: [24] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....
Так, с кондачка, и по старой гиббонской традиции прямо в приемник.

Сейчас многие рассуждают о повсеместной потере дуъовности, особенно среди молодежи. Будто бы была она у них, у многих. Так рассуждают велиречиво. Даже сам патриарх Кирилл...

Я вот тоже захотел....
Я как обычно взял вина к обеду,
решил отпить глоток за гаражами,
а похмеляющийся рядом горожанин,
неторопливую завёл со мной беседу.

Мой собеседник был совсем не глуп,
ведь за его плечами "восьмилетка."
Он разбирался в винных этикетках,
имел "Cartier" и из металла зуб....
09:26  18-11-2016
: [47] [Было дело]
Выползая на ветхо-стабильный причал,
Окуная конечности в мутные волны,
Кто-то ржал, кто-то плакал, а кто-то молчал,
За щекой буратиня пять рваных оболов.

Отстегнув за проезд, разогнувши поклон;
От услышанных слов жмёт земельная тяжесть....