Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

АвтоПром:: - Бьется в тесной печурке огонь

Бьется в тесной печурке огонь

Автор: Шева
   [ принято к публикации 14:06  13-06-2018 | Лев Рыжков | Просмотров: 287]
Назывался наш партизанский отряд «Катюша». Понятно, что в честь знаменитых и грозных реактивных установок. Которые хорошо фрицам кровь попортили.
Но для меня название имело двойное значение. Потому что была у нас в отряде реальная, настоящая Катерина, моя Катюша.
Ну, моей-то она не сразу стала. Сначала-то я и смотреть на неё и подойти к ней боялся.
Во-первых, в отряд я позже неё пришёл. А новому человеку в уже сложившемся коллективе всегда первое время неловко. Во-вторых, я моложе был. Мне тогда шестнадцать было, а ей уже восемнадцатый шёл. А в том возрасте год за три нынешних идёт.
А третье, - главное, красы моя Катюша была неописуемой. Я понимаю, что ты смеёшься, - слово-то будто старорежимное, будто из сказки, - но по-другому не скажешь.
Сама-то она небольшая была, на вид - девчонка, её года никто ей и не давал, но вся такая ладная, энергичная, а ежели кто обидеть норовит, - так в ответ попрёт, - будто танк или бронепоезд. Некоторые в отряде так её и называли, - Бронепоезд.
Была она в отряде связной. Связь держала с подпольщиками, что в городе были.
Глухо поговаривали в отряде, хитро посмеиваясь при этом, что связная и другую связь имеет. С главным подпольщиком, бывшим инструктором райкома.
Ну, я тогда совсем сосунок был, даже и не понимал, о чём идёт речь.
Главное - не с немцами же связь!
А вот когда на мои взгляды и редкие, робкие слова Катерина отвечать начала, - это я быстро понял. И закрутилось, и завертелось у нас с такой скоростью, что и не заметил я, как все в отряде стали называть нас женихом и невестой.
Мне-то что - я только гордиться стал. До неё-то у меня ни с кем и не было.
Сладко было, - что тебе сказать. Иногда аж стыдно становилось - она всё знает, всё умеет, а я - деревенщина, тумак тумаком.
Больше года мы так миловались. А потом Красная армия погнала немцев, вышли мы из лесов, и повёз я Катерину в мою деревню.
Одна мысль была - жениться! А вот матери Катерина сразу не глянулась.
- Больно шустрая да вёрткая! Да и старше тебя! И давай меня мать уговаривать, - Да не спеши ты так, погуляй еще…
А тут и повестка из военкомата пришла, в армию меня забирают. Поплакала моя Катюша, отгуляли мы проводы, и уехала она в город в техникум поступать. Говорила, - тот главный подпольщик обещал помочь.
- Не волнуйся, ждать буду! – со слезами утешала.

А я на флот попал. Северный. Да не просто во флот, а в подводники. Роста-то я был небольшого, но коренастый, крепкий.
Полгода учебки, - и вот я на подлодке. Дизельная «щучка», - так мы между собой называли лодки серии Щ.
Попал я машинистом-турбинистом в БЧ-5: боевая часть пятая, электромеханическая, на лодке самая большая. «Маслопупами» на называли, потому что из всех БЧ самые грязные мы ходили, вечно в масле да соляре.
Через год службы дали мне отпуск. Катерина моя по приезду обрадовалась, на шею бросилась, а я смотрю на неё - уж больно она красивая да счастливая. Расцвела просто.
Без меня.
Думаю, - или со старым инструктором шуры-муры, или новый инструктор завёлся. Я же на жён наших молодых командиров насмотрелся, всё уже понимаю.
А служить-то еще три года! Уехал я невесёлый.
Но - не было бы счастья, да несчастье помогло. В походе, правда, повезло, что уже на подходе к базе, авария у нас случилась. Кипящим маслом обожгло меня сильно.
Месяц в госпитале пролежал, а потом дали медаль и комиссовали.

Вернулся домой. Погулял неделю, как положено, потом протрезвел, расписались мы с Катериной, и устроился на работу в железнодорожное депо. Я же на флоте мотористом был, так что мои флотские навыки очень даже пригодились.
Через пару лет бригадиром уже стал, и вдруг начала казаться мне и работа, и семейная жизнь с Катериной моей такой постылой, что захотелось перемен, какого-то движения.
И пошёл я на курсы машинистов. Закончил.
Попервах помощником ходил, а потом начали и меня старшим ставить.
Сначала на ближние рейсы, а потом, со временем, и дальние пошли. Бывало, что по четыре-пять дней дома бывать не приходилось.
А мне нравилось.
Несётся в ночи состав, прожектор паровоза выхватывает из ночной темени уходящее вдаль стальное железнодорожное полотно, и так на душе становится спокойно и покойно.
О хорошем хочется думать. Взглянёшь на языки пламени в паровозной топке, и почему-то Катерину вспоминаешь.
Думаешь, - Ну, непутёвая, ну вожжа в известное место попала, ну, слаба на передок, но ведь - было, было…
И становится на душе как-то…
Не то чтобы лучше, но - легче, светлее.

А потом, смотрю, стали надо мной ребята в депо подсмеиваться. Сначала - за спиной, потом - в глаза. Мол, пока ты в рейсе, другие, прямо как по расписанию, твой бронепоезд, который на запасном пути, проведывают, - смазывают, чтобы не ржавел.
Пару раз я из рейса раньше вернулся, убедился, на беду, - не врут. Вышло как в том анекдоте, - только я не колоски от колхозника в кровати находил, а самих её хахалей. Хватали портки и голыми в окно сигали. И самое обидное, - наши же, деповские.
И такая меня как-то обида взяла. Пришёл утром с рейса, а домой ноги не несут.
Остановился в нашей ведомственной гостинице.
Кто-то видно Катерине доложил.
Зовут меня к телефону у администратора.
Катерина.
В слёзы, - Ты чего, такой-сякой, домой не идёшь?! Я переживаю, обыскалась вся.
Много чего хотел я ей сказать.
Но сказал, всего лишь, - Не.Хо.Чу.
Ага, как по складам. И положил трубку.
Перегорело во мне всё.
Что было.
Как день потом провёл - не помню. В два ночи мне в рейс надо было идти.

…Из дому я вышел около часу.
Расфасовал всё в два мешка. На круг вышло пуда три, не больше. Вес для меня - тьфу.
Петька, помощник мой, квёлый пришёл, - не выспался. Как отошли от станции и вышли на длинный перегон, я и говорю ему, - Лезь в тендер, покемарь там с полчасика!
Он - с радостью.
Пока он там дремал, я кусок за куском в топку и побросал. Мешки тоже сжёг, в бурых пятнах они были.
Конечно, слёзы наворачивались. Чай, не чужой человек, родная кровинушка.
Вот и сейчас, как услышу песню, где слова эти жалостливые, - …бьётся в тесной печурке огонь, аж передёргивает меня, не могу слушать.
А ты говоришь, - лямур, отношения…
Вон, у попа с собакой - тоже отношения.
Были.






Теги:





6


Комментарии

#0 14:09  13-06-2018Лев Рыжков    
Шева, дорогой. Очень много громоздкой предыстории. Тут не особо нужен партизанский отряд. Разве только заголовок обыграть. И подводная лодка - тоже лишняя.

В общем, экспозиции - в избытке, а кульминация скомкана. Ведь самое интересное-то - как он с бабой своей разбирался, осталось за кадром.
#1 14:23  13-06-2018Шева    
Лев, а вот за /дорогой/ - спасибо.
#2 14:53  13-06-2018херр Римас    
Ну да, тут нада было акцентировать на жаренном, т.е. на даже подробностях ловли ебарят жены, и непосредственно моменте, как ее кокнул.Вместо партизанщины.
#3 19:35  13-06-2018Mavlon    
Простовато, без обычного авторского изюма. Четабельно зато. +
#4 21:40  14-06-2018Разбрасыватель камней    
За жизнь +
#5 19:12  15-06-2018Евгений Клифт    
Да, уж..Потрясло +

Вот это вспомнилось

https://www.youtube.com/watch?v=9KU4vKar8dk
#6 19:24  15-06-2018Евгений Клифт    
Ну, и вот то конечно же

https://www.youtube.com/watch?v=B_q5LyO7NGA

Потрясающие это всё истории...

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:08  13-10-2018
: [5] [АвтоПром]
Святая Магдалена собрала блудниц:
не в том беда, что вы морально пали ниц,
а в том, что вы в грехах постельных
не управляемы и НЕ ЧЛЕНОРАЗДЕЛЬНЫ !
но члены все же надо разделять,
кто их не разделяет - просто бл-дь,
а кто их любит разделяя -
по отпущению грехов - святая....
14:22  06-10-2018
: [11] [АвтоПром]
Я проснулся поздно, часов в десять, без всякого желания что-либо делать. За последние сто дней, что я провёл на земле, странный фактор деформировал моё сознание. Как искривлённое зеркало, оно отражало мир совсем иначе. «Безумие - оно как гравитация, нужно всего лишь слегка подтолкнуть…» любил говаривать доктор, изучая историю моего недомогания....
Обостренное похмельем зрение
Детально, замедленно и непринужденно
Вырвало маленький пазл
Из общей картины троллейбуса:
Жилистые руки престарелой кондукторши -
Две худые петельки, -
А позже вылетающий на пол билетик,
На котором я разглядел дату своей кончины....
Дымился выхлопом нескладный грузовик,
как "ястребок", фашистами подбитый,
огнем окурка параллелепипед
кабины был, как снайпером, пробит.
Он не пошел сегодня на таран,
сломался духом нынешний Покрышкин,
когда от солнца вылетел гаишник
он всей кирзухой дал по тормозам....
00:11  04-10-2018
: [15] [АвтоПром]
Дождь шёл вторую неделю, смешал краски октября в отвратительный серый цвет и выплеснул всё на улицы города. В такую погоду даже собаку не выгонишь из дома, не говоря уже о постояльцах. Они сидели по своим норам и откровенно скучали. Горячий чай и шерстяной плед хорошее лекарство от уныния и депрессии, и конечно, бесплатная газетёнка от министерства информации и пропаганды....