Важное
Разделы
Поиск в креативах


Прочее

Литература:: - "Невыпиваемая чаша"

"Невыпиваемая чаша"

Автор: katarina
   [ принято к публикации 18:55  12-11-2019 | Лев Рыжков | Просмотров: 335]
Глава первая.
-Светлана Медведьевна, выручай! Опять Шуя! Минкульт с меня три шкуры снимет, съезди, разберись, что там у них происходит!
В трубке нервно дребезжал голос начальника Светланы Медведьевны.
-Ветчину привези мне!
Светлана Медведьевна недоуменно переспросила:
-Какую ветчину?
Но начальник бросил трубку. "Ветчину так ветчину... Опять Шуя эта... Придётся ехать", - Светлана Медведьевна, опрятная одинокая чиновница "Госсотрудничества", нехотя отставила кружку с чаем.

"Госсотрудничество"- организация министерства культуры- контролировало все дворцы культуры, клубы и прочие центры интеллигентной жизни в стране. Шуйский клуб много лет был настоящей головной болью чиновников. Там за последние четыре года спилось и умерло пять директоров. Необходимо было брать ситуацию под контроль и выступать кризисным менеджером.

Глава вторая.
Путь в город пролегал по берегу крутобокой тинистой речки. Ивовые кусты роняли в воду длинные плети, которые, дотрагиваясь до стеклянной поверхности, пугали стайки мальков падающими жёлтыми листьями.

"К алкашам еду. Даже вода у них в реке какая-то бутылочная",- думала Светлана Медведьевна, поворачивая руль.
Стрекотали кузнечики. На холме высилась церковь.
"Какое-то все слишком русское, будто альбом с картинами передвижников смотришь. Прям лубок какой-то Шуя эта", - раздражённо подумала Светлана Медведьевна, щурясь на солнце, которое мешало видеть дорогу.
Сельский, необычный для осени, зной утомил ее. Наконец она въехала в город. На пятачке возле автобусной остановки стоял магазинчик. Светлана Медведевна была настроена скептически, но все же решила посмотреть, что там есть из выпечки.

В стеклянной витрине грустными стариковскими писюнами, забинтованными в ржавое тесто, морщились сосиски. Засохшие куски сыра потрескались по краям. Словно рыбьи глаза мертвенно желтели бляшки жира на срезе давно варёной колбасы.
-Здравствуйте, ветчина где у вас тут? - спросила Светлана Медведьевна шуршащую в коробках толстую женскую спину.
-А вам зачем? - спина повернулась и недоуменно воззрилась на Светлану Медведьевну, которая опешила от такого вопроса.
-В смысле, женщина? Я вас спрашиваю, где ветчина? Если нет, так и скажите.
-Ну вы тут видите ветчину? Нет? Потому что её нет, - ответила продавщица.
-Понятно. Дом культуры где у вас тут в городе?
Продавщица ещё шире раскрыла накрашеннные глаза.
-Так вам Ирина Геннадьевна нужна?
-Нет, мне не нужна Ирина Геннадьевна. Мне нужен дом культуры,- Светлана Медведьевна начала закипать.
-Клуб тут у нас за углом. Но если там закрыто, вам только Ирина Геннадьевна открыть сможет. Позвоните, она придёт,- продавщица посмотрела на Светлану Медведьевну и спросила:
-Сосисочки брать будете?
-Нет, - отрезала Светлана Медведьевна.

Глава третья.
За углом серой общаги, дальше по пыльной улице действительно оказался Дом Культуры. Дверь небольшого каменного жёлтого здания с белыми облупленными колоннами оказалась незаперта. Из неё веяло холодом, внутри было темно, как в склепе.
"Неудивительно, что они бухают тут. Пневмонию заработать можно, если в такой холодрыге сидеть целый день", - огляделась Светлана Медведьевна. В углу щурился тусклый Ильич. Латунные кубки стояли по бокам огромного масляного полотна, изображающего восстание.

Внезапно дверь с надписью "Библиотека" открылась и оттуда, горбясь, как больная цапля, вышла худая печальная женщина. От неожиданности, увидев Светлану Медведьевну, она вскрикнула.
"Они ещё и нервные тут все, психи", - подумала Светлана Медведьевна и деловито произнесла:
-Добрый день, я ваш новый директор.
-Здравствуйте, извините, я не ожидала тут кого-то увидеть,- женщина закуталась в шаль и протянула ледяную руку.
Светлана Медведьевна пожала её и спросила:
-Вас как зовут? Экскурсию проведёте?
-Ветчина Ирина Геннадьевна, - женщина отняла руку и закуталась ещё плотнее.
Светлана Медведьевна внутренне охнула, но виду не подала.
-Я здесь библиотекарь. Ох, как хорошо, что вы приехали, пойдёмте, я вам кабинет покажу. Осторожней только, тут темно у нас.
Ветчина, зябко кутаясь, повела Светлану Медведьевну
по коридору. Огромные окна были занавешены плотными шторами. Светлана Медведевна раздражённо спросила:
-А чего темно так?
-Да если все эти окна открыть, такая жара начнётся. Вот и держим закрытыми,- Ирина Геннадьевна опустила глаза и зябко повела плечами. Старая деревянная дверь открывалась современным зубчатым ключом, каким запирают лязгающие двери в подъездах.

Глава четвёртая.
В кабинете стоял крепкий запах водки. Стол был завален папками и бумагами. Монитор покрылся пылью.
-Вы извините, мы вас не ждали, а то прибрались бы, - сказала Ирина Геннадьевна, глядя сквозь мутные очки на Светлану Медведьевну и смущённо улыбаясь.

В шкафу стояла бумажная иконка Богоматери. Светлана Медведьевна взяла её в руки и увидела за ней граненый стакан с прозрачной жидкостью.
-Безобразие какое, - брезгливо поморщилась она.
-А это у нас "Невыпиваемая чаша",- гордо сказала библиотекарша.
-Неупиваемая, может?
-Нет, невыпиваемая. Смотрите.
Ирина Геннадьевна взяла стакан, выпила водку мощными, удивительно неожиданными для такой чахлой женщины глотками, потом поставила его на стол, и Светлана Медведьевна с ужасом увидела, как стакан до середины медленно наполняется жидкостью.
-Как такое может быть?? - шёпотом спросила она порозовевшую Ирину Геннадьевну.
-Вот такая чаша у нас есть. И он всегда наполовину полон и наполовину пуст. Никому не говорите только!
-Что за чертовщина!
-Вы что, наоборот, это же чудо! Я сейчас приберусь тут, - Ирина Геннадьевна закуталась напоследок и ушла за ведром и тряпкой.
Светлана Медведьевна опасливо смотрела на стакан. Потом наклонилась к нему и втянула ноздрями запах, который обжег нос.
"Точно, водка. Классно устроились, и в ларёк бегать не надо", - подумала Светлана Медведьевна.

Глава пятая.
За дверью послышался какой-то шум. Она поставила стакан обратно в шкаф и пошла смотреть, что случилось. В холле гомонила группа людей пожилого возраста в пионерских галстуках. Они нетерпеливо топтались по полу.
-Ирин Геннадьевн, ну будь человеком! Дай ты нам ватман! У нас демонстрация на носу! - воззвал к библиотечной двери выдвинувшийся босой пенсионер, чьи ноги торчали из парусиновых шорт, как птичьи лапы. Остальные пенсионеры закудахтали в поддержку.
-Да у неё его жопой жуй! - прошипела очкастая старуха своей товарке.
-Зажопила как есть, - шёпотом ответила ей та, поправляя галстук.
-Срач развела, вон Ильич пылью уж покрылся, - жуя между словами сообщила широкая бабка, которая надела платок на голову, а на шею красный галстук.
Из двери показалась Ирина Геннадьевна и дерзко стала разгонять старых пионеров, как в деревне шугают надоедливых гусей.
-Ватман не дам, нам про вакцинацию надо будет плакаты делать, идите покупайте за свой счёт! Вместо демонстраций пришли бы лучше на субботник, прибраться помогли, я одна тут должна в вашем красном уголке порядок наводить?
Босой пенсионер обиженно засопел, глядя, как Ирина Геннадьевна шумно наливает воду в ведро.
-Ирина, ну ладно, ватман не даёшь, но полы-то ты зачем холодной водой моешь? Стою, прям ноги сводит, думаю, опять что-ли холодной помыла?! Глядь, а она её и наливает, и не стыдно тебе?!

Ирина Геннадьевна вытолкала пенсионеров и пошла к Светлане Медведьевне.
-Это кто??
-Это "Внуки Ильича", общественная организация, говорят, что им ватман надо, а сами отпить пришли. У них босой этот Пётр Васильич, главный алкаш и заводила, а бабки напьются и песни поют.
-А почему он босой?
-Да он в газете прочитал, что на стопах точки энергетические расположены, вот и ходит с тех пор, активизирует их по маршруту из дома в клуб и обратно. Ох, как же хорошо, что вы приехали, я так устала одна тут оборону у стакана держать! - пожаловалась Ветчина.

В двери снова застучали.
-Опять кто-то припёрся. Не поверите, с утра до вечера ходят!
-Да отдайте вы им этот стакан! Пусть пьют на улице,- предложила Светлана Медведьевна.
Ирина Геннадьевна грустно засмеялась.
-А он не работает вне этого кабинета. За его стенами невыпиваемая чаша становится обычным пустым стаканом. Вот так вот, пробовали уже.
Светлана Медведьевна воззрилась на собеседницу.
-Я их пускаю сюда, но заставляю книги брать, выставку посмотреть, хоть как-то к культуре приобщиться. Фильмы смотрим. Правда, только короткометражные. Два с половиной часа они не выносят сидеть, засыпают. Подождите, сейчас вернусь.
Ирина Геннадьевна пошла открыть дверь. На крыльце стояли четыре явно пьющих человека. За ними толпились "пионеры".
-Геннадьевна, пусти, кино посмотреть!
-Нет, сегодня кино не будет. Завтра приходите, у меня начальство из Москвы приехало, не до вас сегодня.
-Геннадьевна, ты чё, ты чё творишь?
-Всё, повторять не буду, кино завтра.
Ирина Геннадьевна стала плечом выталкивать с порога алкашей и закрыла дверь на массивный железный засов. Снаружи доносилось какое-то бормотание.

Глава шестая.
-Светлана Медведьевна, поможете прибраться? Я целыми днями их гоняю, не успеваю ничего.
-Так, пора это прекращать. Выкиньте этот стакан и немедленно!
-Да вы что, тогда к нам ходить никто не станет!
-К вам ходят одни алкаши, а вы их спаиваете, вот и вся ваша культурная жизнь! В Москве очень недовольны, вам придётся ехать и объясняться, - Светлана Медведьевна решительно открыла дверь в кабинет и подошла к стакану.
Она взяла его, но Ирина Геннадьевна вцепилась ей в руки.
-Пожалуйста, не делайте этого, без него моя жизнь опустеет!!
-Прекратите. Лучше б вы продавали эту водку, хоть на ремонт клуба бы заработали!
Светлана Медведьевна подошла к окну, заклеенному газетами, отодрала прилипшие шпингалеты и выбросила стакан на улицу. Там стоял какой-то гомон, но ожидаемого звона стекла она не услышала. С удивлением выглянув в форточку, она увидела, что возле дома культуры стоит толпа народа. Там были уже не только пенсионеры и недавние алкаши, но и много других людей среднего возраста, в основном мужики, хотя встречались и женские лица. Люди злобно смотрели на Светлану Медведьевну. Стакан, целый и невредимый, держал в руке дед в шортах.

-Что вы наделали, - бессильно прошептала Ирина Геннадьевна. Они же сейчас нас штурмом брать будут...
Светлана Медведьевна поняла, что она совершила непоправимую ошибку.
-Мужики, айда внутрь! - закричал какой-то дрыщ в майке-алкоголичке на костлявых татуированных плечах. Толпа медленно, не сводя глаз с окна, двинулась к дверям.
Светлана Медведьевна бросилась закрывать окно, но рассохшиеся деревянные рамы упрямо не хотели вставать обратно. Ирина Геннадьевна побежала к выходу.
-В полицию звоните скорее!-крикнула ей Светлана Медведьевна.
-Вся полиция сейчас там, не заметили? Скорее, двери надо баррикадировать!

Глава седьмая.
Женщины ринулись к массивные дверям, которые хоть и были закрыты на мощную щеколду, но уже сотрясались под напором народа. Ирина Геннадьевна открыла дверь в библиотеку и стала натужно двигать оттуда массивный письменный стол. Светлана Медведьевна пришла ей на помощь, потому что стол был тяжеленный. В конце концов его удалось вытащить к дверям и закрыть вход.

-Книги тащите, - шёпотом крикнула Светлана Медведьевна.
-Книги не дам!
-Умереть тут хотите?! Тащите сейчас же.
Женщины заставили все двери книгами.
-Что с окнами делать будем? Побьют ведь и вломятся...
-А вы не заметили? Заколочены окна у нас давно уже. Не побьют.
Снаружи бесновалась толпа. Женщины сидели в тёмной библиотеке и вздрагивали от доносящихся ударов.

-Слушайте, надо в Москву позвонить, пусть помощь присылают.
Ирина Геннадьевна дотянулась до телефонной трубки. Гудков не было. Видимо, народ перерезал провода. Светлана Медведьевна нащупала мобильный телефон, включила его и стала набирать директора.
-Николай Андреич, Николай Андреич!! Я в Шуе.
-Ты чего там шепчешь, не слышно ничего.
-Николай Андреич, на нас с Ветчиной напали, пришлите помощь!!
-Как напали, кто напал?
-Местные психи, мы закрылись в Доме Культуры, не пускаем их.
-Так в полицию звони, Света!
-Полиция с ними заодно!
-А чего им надо от вас?
-Долго рассказывать, Николай Андреич, пришлите чоповцев, умоляю вас!!
-До вас шесть часов ехать, ты в курсе? Сейчас позвоню охране.
Светлана Медведьевна, задыхаясь, перекрестилась.

Ирина Геннадьевна вдруг спохватилась.
-Пойду иконку принесу из кабинета, может они нас не тронут с иконкой-то...
Она тихонько вылезла из-под стола и потрусила в кабинет. Двери тряслись от ударов, на улице раздавались вопли. В окна лупили камнями. Шмыгнув в кабинет, она вытащила икону из шкафа и облилась холодным потом, потому что вспомнила, что в здании есть ещё чёрный вход и он не закрыт.
-Мужуки, зайдите с чёрного хода!!! - закричала какая-то женщина в тот же момент на улице.

Глава восьмая.
Ирина Геннадьевна схватила иконку, заперла дверь на ключ.
Прилетя в своей разметанной шали, будто летучая мышь, она упала на пол к трясущейся Светлане Медведьевне и зашептала:
-Они сейчас с чёрного хода придут и в кабинете засядут. Давайте думать, как выбираться отсюда, пока они там будут пытаться пить. Времени немного у нас.
Светлана Медведьевна смотрела широко раскрытыми глазами, тряслась и молчала.
-Если мы сейчас обратно двигать стол будем, они сразу прибегут. Нам нужно прятаться.

Из конца коридора раздался топот и вопли. Ветчина вздрогнула и потащила Светлану Медведьевну в библиотеку. В конце читального зала был чулан, в котором хранили пластмассовую ёлку с обрывками ваты на жёстких ветках, кипы старых журналов, перевязанные бечевкой, а так же пыльные рулоны плакатов про опасность гриппа и пользу чтения. Прокравшись неслышно в чулан, женщины закрыли дверь изнутри. Было холодно и пахло книжной пылью.
На улице начала выть машина. Светлана Медведьевна зажмурилась и закрыла уши руками.
-Мою машину громят.. Может они напьются и успокоятся сейчас? - Светлана Медведьевна еле сдерживала слезы.
Ирина Геннадьевна вздохнула и показала изображение Богородицы.
-Без иконы стакан не работает.

Глава девятая.
Тем временем мужики добрались до "неупиваемого" кабинета. Тощий алкаш подергал запертую дверь, но она даже не шелохнулась, закрытая на надёжный замок.
-Вот шкуры, дверь заперли, че делать будем? - сплюнул он и оглядел товарищей.
-А чо, Толян, стакан-то тут не работает? Ты поближе его прижми, - посоветовал один пьяница, облизывая пересохшие губы.
-Да че-то не работает мля. Ломать надо! - решил Толян.
Откуда-то из-за спин жилистому вожаку передали красный пожарный топор и он стал ломать дверь. Дерево расщеплялось, в стороны летели многолетние коросты краски, в конце концов Толян проделал в двери дыру и стал пролазить внутрь, крепко держа стакан в вытянутой руке на случай, если он начнёт внезапно наполняться. Забравшись в кабинет и почесывая ободранные плечи, он крутился со стаканом, тыкая его в разные стороны, как человек, который пытается поймать на телефоне вайфай. Но стакан не наполнялся.
-Че за хуйня-то?! - недоуменно спросил он.
В дыру пролезла голова босого пенсионера.
-Толя, ты к иконке его поставь, он же не зря называется невыпиваемая чаша! Он возле иконки работает!
Толян обернулся по сторонам, но иконы нигде не было. Он пошарил в шкафах, открыл ящики и, не найдя икону, в бешенстве сбросил монитор со стола.
-Ветчина эта, шкура старая, утащила икону, тварь! Ищите Ветчину! - заорал он в дверь.

Глава десятая.
От звука упавшего монитора женщины в чулане прижались друг к другу.
-Не надо было с собой иконку брать, сейчас бы они бухали уже, - с ужасом зашептала Светлана Медведьевна.
-С Богородицей не тронут они нас, - убеждённо ответила Ирина Геннадьевна.
-С ума сошли?! Они нас убьют!!! Дайте сюда, выбросим ее в коридор.
Светлана Медведьевна стала ощупывать Ирину Геннадьевну, которая сопротивлялась.
-Перестаньте паниковать, они нас не найдут! - Ирина Геннадьевна упрямо прижимала икону под шалью.
Внезапный удар сотряс двери чулана. Светлана Медведьевна вскрикнула от страха.
-Тут они, суки, прячутся! Ломай дверь, Виталя!!

Сопротивляющихся женщин потащили в холл. Светлана Медведьевна кричала от боли, потому что кто-то из толпы вырвал ей серьгу из уха и кровь текла ручьём.
С Ирины Геннадьевны алкаши сорвали шаль и лапали женщину, ища иконку.
-Сука, куда дела икону, признавайся шкура?! - орал Толян. Рядом в нетерпении приплясывал босыми ногами пенсионер.
-В штанах, в штанах посмотри! - шамкал он. Кричащих от боли и страха женщин раздели и нашли икону, спрятанную у Ирины Геннадьевны в лифчике.
Толян победно вздымал икону и стакан и плясал дикие танцы. Толпа ревела.
Плачущая Светлана Медведьевна обратилась к полицейскому, который тоже прыгал в толпе.
-Помогите, помогите!
Он тупо, невидящими глазами посмотрел на неё и продолжил бесноваться.
-Виталя, свяжи этих сук, чтоб не убежали, Тема и Серёга, вы останетесь сторожить, бухать посменно будем, Валюня, тащи закуску!
-Прекратите, вы что творите, скоро охранники из Москвы приедут, отпустите нас, мы никому не скажем! - взмолилась Ирина Геннадьевна.
-Заткнись, тварь, накомандовалась, теперь мы тут хозяева!
Толян размахнулся и стукнул Ветчину по голове. Она захрипела и повалилась набок, утаскивая за собой Светлану Медведьевну, которая с ужасом закричала "Не надо, не надо, не трогайте её!"
Одним ударом Толян вырубил и вторую женщину.

Глава одиннадцатая.
Сквозь чёрный туман гулко слышались какие-то голоса. Светлана Медведьевна открыла глаза и увидела при тусклом свете лампочки, что на полу сидят пять человек. Рядом с ними стояло ведро, из которого Ирина Геннадьевна хотела помыть пол, и стакан с иконой. В воздухе пахло водкой. Собравшиеся алкаши были порядком пьяны и, казалось, что спали.
-Капец, Валера, че как сушит-то?
Тощий Толян почесался, взял звякнувшее ведро и стал жадно из него пить.
Светлана Медведьевна брезгливо закрыла глаза.
-Аааааа, хорошо,- Толян вытер губы и снова потянулся к стакану. Вдруг он внезапно заморгал и стал крутить головой.
-А че, света нету? Лампочка перегорела что-ль...
Светлана Медведьевна с изумлением посмотрела на качающуюся горящую лампочку: свет был.
Толян, хлопая себя по бокам, полез в карман за зажигалкой, включил её и ткнул пламенем прямо в глаз. Противно запахло паленой шерстью.
-Че за хуйня-то?
Он протёр глаз и растолкал остальных.
-Толян, че ты свет выключил?? Алкаши стали возиться и толкаться, как слепые щенки. Удивительным непостижимым образом они действительно все внезапно ослепли.

Глава двенадцатая.
Светлана Медведьевна тихонько растолкала Ветчину. Женщины враскачку освободились от веревок и отползли под раковину. Валера задел ведро с водой и оно упало. Он шарил вокруг себя невидящями глазами и щупал ногами мокрый пол.
-Йопта, свет включите кто-нибудь! - хрипло попросил Валера. Толян проворно пополз к стене и защелкал выключателем. Третий алкаш, качаясь, как зомби, пошёл искать дверь.
-Ну вас в жопу, сидите тут сами в темноте, жрать охота, - сказал он и стал разбирать баррикаду. Раскидав с удивительной для щуплого мосластого мужичонки силой нагроможденные книги, он отодвинул стол и открыл дверь. В помещение проникли тёплые лучи солнца. Пьяница вытянул руки и вышел на залитую солнцем улицу, но света так и не увидел.
-Досидели до ночи тут, а в городе хрень какая-то со светом, подстанция наебнулась что-ли, - с улицы раздалось бормотание.
Толян и Валера, наощупь, толкаясь, вылезли из Дома Культуры и, матерясь, побрели прочь, поддерживая друг друга.

Глава тринадцатая.
Светлана Медведьевна с Ветчиной точно так же держась друг за друга тихонько выглянули на улицу. Занимался новый день. По улицам бродили люди и все они были слепыми.
-Что происходит? Они ослепли! -зашептала Ирина Геннадьевна.
-Не знаю, видимо это все, кто вчера испил из невыпиваемой чаши! - запахивая на груди порванную кофточку, ответила Светлана Медведьевна и поглядела на дымящийся остров своей машины.
-Чаша, видимо, наказала их. Что делать будем?- спросила её Ветчина.
-Они скоро очухаются и придут снова, надо скорее отсюда валить, - решительно сказала Светлана Медведьевна.
-Пойдем на выезд из города, будем там ждать чоповцев.
-Подождите, чашу возьму с иконкой на память.
Ирина Геннадьевна метнулась в холл и бережно вынесла стакан с иконой. Он все ещё был наполовину полон.
-Вылейте-вылейте на пол, а то они запах учуют! - зашептала Светлана Медведьевна, но было уже поздно.

Глава четырнадцатая.
Местные жители учуяли запах водки из стакана и проворно, будто их вёл какой-то компас в голове, зашевелились в сторону клуба. Ирина Геннадьевна выплеснула водку на пол и, прижав к себе стакан и икону, выскочила на улицу.
-Побежали, я знаю, как пробраться на дорогу.

Они бежали по улице, а сзади их нагоняли слепые жители Шуи, ведомые запахом водки из "чаши".
-Через дачный массив проберемся, там с горы спустимся мимо молокозавода и сразу на трассу выбежим,- задыхаясь, говорила Ирина Геннадьевна.
-Они не отстают от нас, давайте спрячемся! - Светлана Медведьевна оглядывалась с ужасом, замечая, что расстояние между ними сокращается.
-По запаху найдут, выведем их на трассу, под фуры.

-Ветчина, отдай чашу, не бери грех на душу!! - сзади раздался хриплый голос босого Петра Васильича.
-Господи, они нас убьют, отдайте им проклятый стакан!! - Светлана Медведьевна кричала уже в голос, но Ирина Геннадьевна упрямо держала стакан с иконкой в руках.

Толпа настигала их. Светлана Медведьевна решила спасаться сама. Она повернулась к жителям, бегущим трусцой, и закричала:
-Чаша у Ветчиной, я не при чем!
"Зомбаки" услышали её и стали гомонить.
-Тварюги пытаются нас наебать, - заорал Толян, держащийся за бок, который болел у него от бега. Алкоголик был взбешен.
-Сука, как неудобно без глаз, чтоб вы сдохли обе, гадины! Ищите её! Паровозом пойдёшь на тот свет за Ветчиной, отравительница!
Рядом с ним с трудом бежал босой пенсионер, переставляя ноги, как гусь.

Глава пятнадцатая.
Светлана Медведьевна юркнула за куст черноплодки и затаилась. Ирина Геннадьевна шуршала где-то впереди, ища, как перелезть через трубы теплотрассы. Жители, нюхая воздух, бежали мимо.

В толпе вместе со взрослыми трусил маленький мальчик. Он не был слепым и, крутя по сторонам головой, вдруг углядел светлое пятно Светланы Медведьевны.
- Папа, папа, вон та тётя, она в кустах сидит!
Жители, переводя дух, остановились, не зная, бежать ли им вперёд за чашей и Ветчиной или нагонять Светлану Медведьевну.
-Молодец, Алешка, глазастый наш, - похвалили мальчика слепые запыхавшиеся старухи.
-Куда, куда она сиганула? Мальчик все показывал пальцем в кусты, забыв, что его не видят.
-Че там, дом какой есть? Синий забор? Это она через Корнеевых полезла, гадина, это у них синий забор, - деревенские разбирались, куда делась Светлана Медведьевна.

Светлана Медведьевна, воспользовавшись возникшей заминкой, полезла через кусты и кучу кирпичей к дачному забору. Она пробралась через хлипкие доски и побежала по центральной улице дачного посёлка.
-Разделяемся, мужики, догоняйте москвичку, а мы за Ветчиной! Не дайте им уйти! - донеслось до Светланы Медведьевны.

Глава шестнадцатая.
Ирина Геннадьевна тем временем пыталась перелезть через обмотанные стекловатой трубы, но они располагались слишком высоко. Тогда она сообразила, что проще пролезть под ними. Обдирая руки и лицо ветками она полезла под трубы, но второпях не заметила полуоткрытую крышку колодца. Она ползла на коленях, шаря одной рукой по земле, а второй прижимая к себе стакан с бумажной уже порядком измятой иконкой. Ирина Геннадьевна оперлась рукой о крышку, которая неожиданно перевернулась, ударила её по голове и увлекла вниз, в горячую парящую яму. Ветчина успела только охнуть перед тем, как её накрыло кипятком.

-Стойте, - внезапно закричал Валера, - Я не чую ничего! Куда делась эта тварь??!
Жители остановились и стали сосредоточенно вытягивать ноздрями воздух. Запаха чаши никто больше не ощущал.
-Там она, там, - тыча пальцем в теплотрассу снова закричал Алешка и бросился под трубу. Мальчик кувыркнулся в колодец и упал вниз, в кипящую воду, где плавала вареная Ветчина.

-Супом тащит каким-то,- заговорил босой пенсионер, слепо водя невидящими глазами.
-Жрать охота, весь день таскаемся, пошли по домам!
Босой широким жестом будто сгреб сельчан и они, повинуясь, двинулись назад, ощупывая воздух.
-Алешка, беги домой! От жеж непоседа, - приказала
пожилая женщина, глядя в пустоту.
Кучка алкашей ещё потопталась на месте, но потом, окончательно потеряв след, разбрелась, шатаясь, кто куда.

Глава семнадцатая.
Светлана Медведьевна наблюдала за ними через заборные доски на задах заброшенного участка и не понимала, что случилось и почему прекратилась погоня. Она тихонько, еле дыша, вылезла из своего укрытия и стала выбираться на шоссе. Светлана Медведьевна пролезла под трубами теплотрассы, выбралась на склон, скатилась к дороге и побежала навстречу машинам, махая руками.


Теги:





4


Комментарии

#0 18:56  12-11-2019Лев Рыжков    
Отличный зомбиапокалипсис. Михаила Елизарова в лучшие годы напомнило.

Кавычки в заголовке - зло.
#1 18:58  12-11-2019katarina    
Лев, спасибо за рубрику и отзыв. Простите за кавычки, больше не буду)))
#2 19:01  12-11-2019отец Онаний    
Елизаров- святой!
#3 20:36  12-11-2019Шева    
Хорошая задумка. Но концовки нет. И почему ослепли - неясно.
#4 20:42  12-11-2019katarina    
#3 Шева, водка стала паленой, вот они и ослепли.
#5 21:11  12-11-2019mayor1     
Ху из Елизаров?
#6 21:26  12-11-2019Шева    
katarina: да, нашел намек на, по-моему, в 13-ой главе. sorry
#7 22:49  12-11-2019Гриша Рубероид    
Финал беспонтовый. Ни два ни полтора.
#8 00:07  13-11-2019katarina    
#7 как там твоя собака, Гриш?
#9 00:15  13-11-2019херр Римас    
С рубрикой тут канеш.Но концовочку нада продумывать ибо чуствуюется у автора присутствие здоровых отоноидов.
#10 00:28  13-11-2019katarina    
#9 за отоноиды пояснните, битте, лиебе херр Римас
#11 01:40  13-11-2019херр Римас    
10. Ну как Вы знаете этого?Это типо в школе учат.Отоноиды это такие штучки тонкие,кот.вкраплены в серое вещество моска,чтоп извлекать оттуда всякие нужные вещи для умственной работы, и быстро это делать.Чем их больше, тем лучше и чел умнее.У среднего чела их миллиона два.У вас думаю миллионов пять,не менее.

Их нельзя сотрясать и пропивать.Ну их еще по ошибке называют в просторечье извилины.Я же предпочитаю научный стиль,как Вы поняли.
#12 02:47  13-11-2019зиндан    
Многа букаф, я стока в строчку только у знаменитостей четаю и то не фсигда. Сорентируюсь по каментам если время будет.

"У среднего чела их миллиона два". У меня 7 штук но очень здоровенные и накаченые.
#13 03:13  13-11-2019Гриша Рубероид    
#8 а что с ней?
#14 05:49  14-11-2019зиндан    
Отлично, плюс! Прям "Повелитель мух" не меньше. Тока тогда надо штобы в финале в деревню въехал танк и всех алкашей раздавил. А Ветчина какраз идёт как Хрюша в ПМ.

Кстати про фамилии. У Федосеева в "Последнем костре": "сделали надпись: "Здесь в сентябре 1953 года замерзли астрономы Вагина и Тишкин"". Я помню рухнул и долго перечитывал, но эта Вагина выжила и ищо на других страницах меня пугала.

"а так же пыльные рулоны плакатов" - "также" слитно.

"дымящийся остров своей машины" - наверно "остов"?
#15 17:34  14-11-2019katarina    
, #14 спасибо! Опечатки подло вкрались.
#16 18:33  16-11-2019Алена Лазебная*    
Ничесе! Это просто очень! Очень хорошо! Настоящая лит-ра.
#17 23:16  17-11-2019katarina    
#16б большое спасибо, Алена, не ожидала))

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
НЕ ЗАБЫВАЙТЕ ПРИХОДИТЬ ВОВРЕМЯ.

"Сегодня мы идём с Артёмом на свидание!", - с возмущением в голосе заявила Маша. И вправду, у её подруги Олеси не было более любимой темы, чем Тёма.
Как только она забегала к ней в соседний офисный кабинет, подружка первым делом начинала своё: "А как ваши дела с Тёмой?...
15:07  01-12-2019
: [52] [Литература]
Часть 1. Безумие.

Он шёл за мной очень долго. Пасмурный, темный вечер сентября проходил по мне прохладой и легкой моросью.
— Слишком легко одета — пронеслось в голове и сиюминутно мысль покрыла тело мурашками. До дома оставалось пройти пару кварталов, завернуть через гаражи на тропку, заросшую репейником невероятных размеров, исполинскими кустами и ветвистыми деревьями....
16:07  28-11-2019
: [28] [Литература]
Лист кружится, нелепо нечаянный
В сером тоне осеннего дня..
Снега жду. Я по снегу скучаю, но
Нет его у небес для меня.

Выхожу на дорогу.. Поёжившись,
Изо рта выдыхаю парок..
А дорога зачахла в зародыше -
Много гибнет в России дорог....
16:33  26-11-2019
: [9] [Литература]
Маришка засиделась допоздна. За окном стемнело, лишь отсветы фонаря лежали на еловых лапах.
В кабинете загудел МФУ «Ксерокс», из него полезла факсимильная бумага.
Из «Комсомольской правды» Маришка знала, что товарищ Горбачёв выступил за ускорение научно-технического прогресса....
14:08  22-11-2019
: [13] [Литература]
Ах как же хорошо, мороз и солнце, день чудесный! Длинный забор, напоминающий зубы старика, такой же проряженный временем или же чьим-то заботливыми руками. На заборе те же надписи, что по всей Руси-матушке: ХУЙ. Забора практически нет, а ХУЙ есть. Как же это здорово....