Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Котлета

Котлета

Автор: Depressant
   [ принято к публикации 22:05  15-01-2006 | Рыкъ | Просмотров: 350]
Можно было бы рассказать много прекрасного, нежного и милого о моем детстве, о моей защищенности у отца и матери, о любви к родителям и легком житье-бытье в уютном, славном, светлом окружении. Но меня интересуют только те шаги, которые я сделал в своей жизни для того, чтобы пробиться к себе самому.

Герман Гессе, «Демиан».

Когда-то, как и всем советским детям, мне пришлось учиться в школе. Скажу прямо, что попав туда из теплого и светлого окружения моей семьи, я испытал серьезное потрясение. Не хочется подробно останавливаться на описании моих переживаний, думаю, они известны каждому, кто знаком с совковой образовательной системой. К тому же, даже теперь, по прошествии многих лет, мне не легко говорить об этом. Наверное из-за того, что различные перипетии, произошедшие в детском возрасте, уж слишком сильно повлияли, причем скорее скверно, на мое теперешнее состояние и мироощущение. Но они были необходимы, так как сформировали твердость моего характера и сделали меня тем, чем я стал.

Первый день в школе прошел как во сне: как только всех детишек построили парами и повели, я почувствовал, словно меня навсегда и безвозвратно уводят от моих родителей, из моего детства. Нам что-то говорили учителя, но я ничего не слышал; сажали за парты, выпускали на перемену, а я был погружен в глубоко в свои мысли, как бы замкнулся в себе. Но гибкость и быстрая восприимчивость к новому, которые свойственны душе любого ребенка победили первоначальное состояние ступора.

Но самое главное происшествие, первый серьезный поворот, который заложил очередной краеугольный на пути моей души, случилось во 2-м классе. Я смутно помню свою первую учительницу. Как мне помнится, она приехала в большой город из какого-то райцентра, окончила педагогический институт и тут же забеременела. Наверное, она посчитала выполненной свою миссию перед человечеством. Чуть ли не с 1-го сентября она ушла в декретный отпуск, и постоянной классной руководительницы у нас не было.

Во 2-м классе нашей классной стала Сара Давидовна – пожилая, но еще очень бодрая, строгая и даже властная еврейка. Со своим крючковатым носом и обвисшими щеками она была похожа одновременно на сову и на ведьму. Сказать что я ее просто боялся – значит ничего не сказать. Я боялся ее панически. До такой степени, что боялся ей солгать: мне казалось (и она сама это не раз утверждала), что чувствует, когда ее обманывают, и призывала детей говорить только правду, всегда везде и обо всем. Она словно сверлила меня своими холодными голубыми колючими глазами, и я, если осмеливался посмотреть ей в глаза, читал в них: «Я все про тебя знаю, таких щенков, как ты я перевидала тысячи за свою жизнь. Поэтому даже не надейся обмануть меня. Твои маленькие мысли в заросшей густыми черными волосами головке я читаю, как открытую книгу. Скажи мне правду, и наказание будет легким. Но если ты солжешь – пеняй на себя. Я прикажу тебя распять!»
Не помню, знал ли я тогда слово «распять». Думаю, скорее да. Ведь я слышал фразу: «Евреи Христа распяли», и примерно представлял, о чем говориться в Евангелии.

Она применяла к детям самые различные наказания. К примеру, вызывала родителей в школу и сообщала, что их детям запрещено в воскресенье выходить из дома. И вообще, все удовольствия, включая мороженое, кино и телевизор. Помню, однажды, она сообщила об этом моему отцу. Он выслушал с умным видом, многозначительно кивая головой. И добавил: «Конечно, конечно. Всенепременно».

Когда мы вышли со школы, то пошли не к отцовской машине, в противоположную сторону. Поймав мой удивленный взгляд, отец заговорщицки подмигнул и сказал: «Пошли в кино. Я 2 билета взял на «Ва-Банк».

Как уже говорилось, я очень боялся обмануть ее и даже не пытался это сделать, но со временем, в мелочах, все чаще и чаще я начал слегка дополнять, искажать и даже подделывать правду. Ее правду. Дошло до того, что я даже подделал ее подпись в дневнике. Честно говоря, я понимал глупость содеянного. Да и родители особенно не ругали меня за плохие оценки. К тому же, оценки у меня были высокими. Одна двойка за невыученный урок ничего не решала.

Скорее всего, так я выразил протест против ее законов и правил. Мне просто необходимо было хоть как-то их нарушить. С тех пор осталось немного правил, которые я бы не нарушил.

Но самым ненавистным мне было правило съедать порцию до конца в школьной столовой. А кормили нас редкой гадостью: тем, что не успели или не решились украсть школьные повара.

Она стояла, как цербер, у выхода из столовой, и каждый ученик, проходя мимо, должен был предъявить пустую тарелку. Для меня, привыкшего к нормальной домашней еде, посещение столовой стало нелегким испытанием. К тому же, родители давали мне в школу бутерброды. Так что я отнюдь не собирался есть мерзкую порцию осклизлой кирзовой каши, которую трудно было оторвать от тарелки. И кусок сосиски, которая вызывала у меня не меньшее омерзение. Сказать по правде, так ни разу и не съел. Не смотря на то, что столовая отлично просматривалась, мне удавалось скинуть большую часть каши под стол, или прилепить ее снизу к сиденью стула. А котлету и сосиску я обычно отдавал кому-нибудь из вечно голодных учеников.

Училка, как мне казалось, догадывалась о моих фокусах, но почему-то закрывала на них глаза. Но однажды, она неожиданно подошла ко мне в столовой, еще до того, как я начал размазывать кашу по стулу и сказала: «Сегодня ты съешь все!». На мои робкие возражения, мол, я не голоден и у меня есть бутерброды, она ничего не ответила. Лишь посмотрела на меня пронзительным взглядом, в котором читалось: попробуй только не съешь, маленький говнюк, и я съем тебя!
Первым делом, когда ее внимание переключилось на других горе-едоков, я попытался спихнуть котлету. Но она тут же пресекла мои переговоры с одним из всеядных одноклассников. Это настолько подкосило меня, что я даже не стал размазывать кашу, и решив положиться на судьбу, обреченно дожидался конца обеда.
Но тут мой одноклассник, Макс, с интересом наблюдавший за моими терзаниями, неожиданно сказал: «Спрячь котлету в какао!».

- Точно! – сказал я, воспрянув духом. Потом, улучив удобный момент, брезгливо двумя пальцами взял котлету и бросил ее в стакан с омерзительным какао. Расправиться с кашей времени уже не оставалось, так как очутившись в числе последних в очереди к выходу, я рисковал подвергнуться более тщательному досмотру Сары Давидовны.

Подхватив стакан с какао и тарелку с кашей, и придав себе уверенный вид, я двинулся к выходу. Сказать честно, я смутно помню, что произошло дальше.

Помню только, как на мне сфокусировался гипнотический взгляд Малки Давидовны и повинуюсь ему, как булавка магниту, котлета всплыла в какао, показав черную спинку. Точно поплавок.

- Это что такое? – грозно спросила она, сверля меня взглядом.
- Котлета... – Пролепетал я.
- И как она туда попала? Сама упала? Случайно?
Я чуть было не сказал: «Да, случайно». Но неожиданно понял, что лучше просто молчать. И тогда наказание будет легким. Училка прочитает очередную лекцию про блокадный Ленинград, и все обойдется.

Но вдруг раздался громовой голос: «Немедленно сядь за стол и съешь ее!». Все, кто стоял со мной в очереди к выходу, обернулись и посмотрели на меня с любопытством. Им было интересно: стану ли я есть котлету прямо тут, или сяду за стол?

Я стоял посреди столовой, словно на лобном месте, сжимая в левой руке стакан, а в правой тарелку с кашей. И понимал, что съесть котлету – значит покрыть себя таким позором, которого хватит для харакири всем японским самураям, вместе взятым. Да и к тому же, я был физически не способен съесть котлету, так как в детстве был очень брезглив.

Тогда я, кажется, не умел молиться. Но точно помню, что я стоял и молился: «Господи, спаси!».

И тут я заметил, что внимание училки и детей на мгновение переметнулось на другого злостного нарушителя правил питания. Правил Малки Давыдовны. Этого было достаточно, чтобы я быстро пронесся мимо нее к выходу, с меткостью снайпера зашвырнув кашу и стакан с котлетой в посудомоечное окошко.

Моя душа ликовала, хоть я и понимал: на этом она не остановится.
Но, все же, в тот момент я был счастлив. Потому что, если бы я съел эту котлету, то никогда бы себе этого не простил.


Теги:





0


Комментарии

#0 22:17  15-01-2006Рыкъ    
Мне понравилось. А училки такие - калечат детей.
#1 22:30  15-01-2006Слава КПСС    
Паходу училку звали Сара-Малка-Броха-Эстер-Рахель Давидовна.

Слог есть, однозначно.

#2 23:25  15-01-2006X    
мою первую учительницу звали Нина Яковлевна.

Я очень надеюсь, что она сдохла в нечеловеческих муках и в данный момент горит в аду.

#3 00:08  16-01-2006полный пидор    
к чему всё это?
#4 00:33  16-01-2006Depressant    
Сказать по правде, училка была не так уж плоха. Ебнутая, конечно, сталинистка хуева. Но весь прикол в том, что она действительно желала детям добра. В своем понимании :)

Помню, на ее похоронах я даже слезу пустил.

#5 00:39  16-01-2006Samit    
А дальше что было?
#6 00:45  16-01-2006полный пидор    
а дальше наверно про институт... или нет... про ПТУ?
#7 00:52  16-01-2006Depressant    
Надеюсь, про университет. В ПТУ не имел удовольствия обучаться.
#8 00:53  16-01-2006Depressant    
а дальше не так интересно. Я подрос, на меня где сядешь, там и слезешь. Не повоспитываешь.
#9 07:53  16-01-2006Малыш Метеор    
Мне понравилось, но в конце надо было немного слов накрутить. кульминации нет.


стиль очень хороший, не примитивный, но косяки тоже есть.


итого - нормально.

#10 07:55  16-01-2006Малыш Метеор    
и про родителей здорово рассказано. с любовью.
#11 09:59  16-01-2006Наблюдатель    
С похмелья что то не очень понравилось. И так хуево, мутит что пиздец, а тут про "мерзкую порцию осклизлой кирзовой каши, которую трудно было оторвать от тарелки" ууууу...
#12 10:42  16-01-2006Depressant    
Гот Готыч, извиняйте, говны жрать не имею привычки.

Причем, с детства.


"Со школы" - принято к сведению. Буду изживать одесские обороты речи.

#13 10:51  16-01-2006bitalik    
Ностальгировал. Жрать захотел.
#14 12:40  16-01-2006puke    
надо было все-таки в "рекомендовано" запОстить...
#15 12:46  16-01-2006полный пидор    
2Гот Готыч: тема ненависти к еде с децкого сада раскрыта
#16 13:30  16-01-2006MVV    
Не понравилось.

В начале повествования афтар обнадежил: "Не хочется подробно останавливаться на описании моих переживаний, думаю, они известны каждому..." В следующам абзаце жестко меня наибал: "..всех детишек построили парами и повели, я почувствовал, словно меня навсегда и безвозвратно..." - и панеслось...

С этого я просто ахуел: "...Ведь я слышал фразу: «Евреи Христа распяли», и примерно представлял, о чем говориться в Евангелии" - типа второкласник такой продвинутый, всего лишь год назад букварь в библиотеку вернул.

Тоже занимательный перл: "...родители особенно не ругали меня за плохие оценки. К тому же, оценки у меня были высокими."

Так же хотелось бы узнать, что такое кирзовая каша (кирзовые сапоги знаю), кот. можно приклеить к стулу?

Афтор путается в показаниях. Один раз он назвал училку Сарой, второй раз Малкой. Видно, что все таки психика автора бореться с травмой, так как сознание вытесняет неприятные воспоминания.


ЗЫВ. Незнаю почему, но в моей школьной столовке, катлеты, непонятно из чего приготовленные, казались намного вкуснее домашних. Жрать наверное очень хотелось.

#17 16:59  16-01-2006Дик Кант    
Неплохо, только ниочем
#18 17:19  16-01-2006godsayit    
автор очень хорошо пишет. но текст неинтересный. он смотрелся бы лучше еслиб был чуть веселее и неожиданее. т.е. как мне кажется автору следует обращать больше внимания на сюжет, со слогом у него все в порядке.
#19 18:54  16-01-2006arhy    
Очень понравилось. Возможно потому, что очень созвучно моим детским переживаниям.

Кстати, первый опыт действительно жестких переговоров (детские разборки не в счет) был именно в школе. Когда меня пригрозили вытурить за "ангельское" поведение, я от отчаяния пригрозил деректриссе, что в подробностях передам ее мужу все аспекты ее порочной связи с физруком...

#20 19:06  16-01-2006Подружка    
Вялотекущщее и скучное. Автор хорошо пишет, но немного трэша не помешало бы.
#21 22:26  16-01-2006A.Gad    
мне понравилось

моя первая учительница тоже была редкой мразью

#22 16:10  17-01-2006Depressant    
Улыбнуло :) Гот Готыч, пиши продолжение.
#23 01:41  18-01-2006Western    
Бля, эта пиздец какойто, ыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыы
#24 11:27  18-01-2006Depressant    
Я все же хотел бы написать как было. А не фантазировать. Хотя фантазировать надо, безусловно. Но тогда получится другой жанр.
#25 10:33  19-01-2006ГССРИМ (кремирован)    
Больше всего понравился эпиграф.

Строчка "Но меня интересуют только те шаги, которые я сделал в своей жизни для того, чтобы пробиться к себе самому.(c)"- просто невебенна.


Всё остальное очень напоминает "Денискины расказы" советского писателя Драгунского

#26 05:13  21-01-2006Depressant    
Гот Готыч, я хотел бы немного переделать крео. Радикально переделать, использую в том числе (с твоего позволения) твои маленькие зарисовки. Если желаешь, когда буду посылать новый вариант на литпром, впишу тебя в соавторы. Если ты не против, конечно.
#27 05:41  21-01-2006Depressant    
Мерси :) Куда выслать тебе вариант креатива?

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....