Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - СерГей

СерГей

Автор: Коtt
   [ принято к публикации 00:38  03-06-2007 | Х | Просмотров: 450]
Все по старому: пиво, портвейн «777», иногда водка сомнительного качества. Пьяный
треп о смысле жизни, или оглушающий спор, например, о загадочном исчезновении колонии Роанон, жесткий мордобой, с последующими за ним слезливыми раскаяниями и жаркими объятьями. Жестоко – фальшивое пение, раскалывающее городскую тишь и пугающее сонных милиционеров…

Время позднее - почти 2 часа ночи. Промозглый ноябрьский холод. Два ящика пива, два батла водки. Пойти некуда совсем. Устраиваешься вздремнуть на бетонный парапет. Со мной двое однокурсников - собутыльников Витек да Игорь.

Когда я и мои преданные друзья по бутылке допили второй ящик, к нам приблизился человек с метлой . Он был среднего роста, худощав, небрит, с глуповатой улыбой и младенческим выражением лица. На вид так эдак под тридцон.
От него мы и узнали, что устроили ночной пикник прямо у дверей собственного университета, Хотя до этого наивно полагали, что находимся на стадионе «Динамо». На часах – половина пятого a.m.. и ночной (или уже утренний?) гость здесь за тем, чтобы убрать с площадки университета мусор и последствия нашей гулянки, а именно: блевотину и разбитые пивные бутылки.
Состояние было отвратное: вдобавок к тяжелейшему похмелью еще и дикий холод. Сергей (так его звали) завершил свою работу.
Нужно было что-то делать иначе все, труба. (Холодно ведь, ядрен качель!).И мы попросили его приютить трех «измученных нарзаном» чуваков. Он с радостью согласился и распорядился идти за ним. Съежившись от осеннего холода, мы поплелись за своим спасителем. Наверное в этот момент мы были похожи на угрюмых уголовников, идущих под бдительным конвоем милиции.

Через 10 минут мы уже сидели в протопленном подвале жилого дома. Там было довольно уютно. Стоял ветхий диванчик, стол, кресло, стул, а также имелся электрический чайник. Чай пить мы отказались, но послали за сорокаградусной, чтоб согреться и собраться с силами. Через минуту вернулся Витек. И снова все понеслось реверсом: треп, спор, мордобой, раскаяния, объятия, песни-пляски.
В конечном итоге один из моих собратьев, вырубился на хилом диванчике. Втроем мы вели скучную беседу о: зрплатахдолгахалкоголепохмельементахгопникахалкашахбомжахпрезидентеитдитп

Снова послали гонца, потом опять. Затем состоялась тотальное извержение однородной массы, именуемой в народе блевней. Далее описывать происходящее я не берусь. Все получилось словно испорченная фото пленка. Единственное что я могу вычленить из своей раненной памяти, так это потрепанный диван, на который меня водрузили. Помнится своей харей, я уперся в ноги Игорю. Его дырявые носки тошнотворно пованивали. Витек, уронив голову на грудь, задремал на стуле.

Оклемался я около часа дня. Опорожнил литровую бутылку воды и вновь дал волю желудку. Остатки пищи вперемешку с алкоголем и желчью украсили мою одежду. Сергей заваривал чай и пиздел всякую хуйню. Игорь (в этот момент он был похож на Мефистофеля) силился подняться с дивана. Но при очередной неудачной попытке, разрывался отборным матом.

- Здрасьте, Новый год! – говорил он, – че за хуйня? Я великий и ужасный, и неопохмеленный, ёпт! Дааа, в пизду на х..… о-о-о-о-о-й…Кстати, у нас бухла больше нет? Нет… дааа! Его у нас нет, скажу я вам по секрету. И денег у нас тоже нет, скажу я вам, друзья мои, уже без секрета. Эх бля…, - Игорь пытался привстать, но, обессилев, плюхался на диван, - башка моя, е – мое, че ж так херово - то, а!? На хуя вы меня споили!? Дайте сигарету что ли…

Витя, пересчитав последние деньги, отправился в ларек за компотом из хмеля и солода. А мы тем временем лениво растянулись на диване и словно выброшенные на берег рыбы, хватали губами воздух.
До прихода Витька, ни один из нас был не в состоянии произнести и слова. Но, к счастью, он не заставил долго себя ждать и прибыл через десять минут. В руках - классический набор: пиво, водка «Женщины России»
Мы принялись за дело.
По мере поступления живительной влаги в кровь, мы выходили из утреннего ступора, завязалась беседа. Вскоре она перешла в жаркую дискуссию, на животрепещущую тему о том кто, когда, с кем и в каких количествах поглощал горькую. Втроем мы прямо-таки упивались разговором. Складывалось впечатление, что каждый из нас пытался выплеснуть из себя информацию, накопившуюся за долгие годы нашей нелегкой житухи. Во время нашей беседы дворник сидел на стуле и безмолвствовал.

Когда пиво было хладнокровно убито, Сергей разговорился на тему безжалостного порабощения начальством их, простых санитаров города. Но в процессе разговора неоднократно прерывался, томно скользил взглядом по нашим опухшим лицам, и… посылал в наш адрес (вот блядь!) комплименты. Отметил, что мы ему очень симпатичны, и видите ли, он получает неописуемое наслаждение от общения с нами – «Воинами Света»!

«Ни струя себе, фонтан»- подумал я.

Как говорил управдом Бунша – Корецкий, «меня терзают смутные подозрения…» Так вот, и меня уже давно терзали смутные подозрения относительно цвета нашего ночного спасителя. Поделившись ими с бдительными сотоварищами, я получил ответ типа: «да ладно, все заебок, это нормальный чел. и т.п.» Я махнул на все рукой, налил водочки и, как говаривал Венька Ерофеев, немедленно выпил.
Выпил Витя, выпил Игорь, выпил и Сергей.

Тем временем, Серега еще более разгорячился, что и непоколебимые друзья по спирту пришли в легкое замешательство (а чтобы по-настоящему поразить, или хотя бы удивить моих приятелей, нужно минимум, запустить ядерную бомбу на соседнее государство). Наш любвеобильный друг, судя по всему, перешел к плану «Б» а именно: если кто ни будь отлучался по нужде, СерГей будто бы невзначай и с эдакой гусарской усмешкой дотрагивался до (ну пусть будет) руки, затем искренне просил прощения и как провинившийся школьник, или подобно идущей по улице стеснительной девушке, печально опускал глаза в пол. И его осторожность была понятна, ведь будь он чуточку наглее, запросто бы получил сапогом в лицо.
Но, выпив еще с децел, он чуть прихуел, да и сказал загашенному Игорьку:

- Пошли, я у тебя отсосу.

Игорь медленно поднялся с дивана, широко размахнулся и вьебал наглецу по харе.
Тот опрокинулся и по- бабьи захныкал. Из носа хлынула кровища.
- Педераст чертов,- злобно резюмировал Игорь.
- Не бейте меня, пожалуйста, не бейте,- плакал дворник, катаясь по полу.
Мне стало его по-человечески жалко. Смотреть как отпизженный мужик словно уж извивается на полу и в голос рыдает, зрелище не из приятных.

- Вставай давай! Хватит ныть!- я протянул ему руку и помог сесть на кресло.
- Вставай, вставай, сейчас еще получишь!- прорычал Игорь, но почему- то плюхнулся на диван.
Я махнул стопку, закурил сигаргэ и опустился рядом с Игорем:
- Ну рассказывай, как докатился до жизни такой.

Сергей воспитывался в Детском доме. ( Даже не знаю, как лучше выразиться, воспитывался или отбывал наказание за грехи, неведанные никому).

Нам, выросшим с мамой и папой нельзя понять все горе и страдания детей, лишенных семьи и дома. Ежедневно мы сталкиваемся с грязными, обдолбанными «моментом» детьми, и брезгливо отводим взгляд либо посылаем их на три клавиши, если слышим совсем еще юный, просящий на хлебушек, голос. Никого ни волнует, что в России 2 миллиона беспризорников, и это не лишние люди, это будущее, наше будущее, будущее России – Матушки.
Но я отвлекся. Хватит поебистики…

Родители бесследно исчезли, оставив малолетнего Сережу на попечение государству. Но была тетка, которой, откровенно говоря, было насрать, где и как
живет ее «горячо любимый» племянник.
В Детском доме слабохарактерному Сергею часто приходилось получать пизды от старших мальчишек. С малых лет его заставляли курить, бухать, пыжать бензин или «момент». Если отказывался – безбожно ебошили. Сергея часто посылали на улицу – заработать «бабла», потом деньги, естессно, отбирались все теми же пацанами. Воспитатели, конечно же, знали, что твориться в стенах Детского дома, но смотрели на все сквозь пальцы. До полусмерти избивали тех, кто отважился жаловаться воспитателям. Поэтому тем, кто по младше ничего не оставалось, как стиснуть зубы и терпеть каждодневные побои и издевательства со стороны старших. Случалось, что Детскому дому щедрые дядьки с толстыми кошельками оказывали спонсорскую помощь: дарили аудио – видео технику, подержанные телевизоры, игрушки, одежду…. Но в этот же день вся техника и одежда оказывалась на рынке, а на вырученные деньги, детишки приобретали водку, сигареты и клей «Момент». Конечно, в этом злосчастном месте были и талантливые дети, которые, пройдя все девять кругов ада, становились музыкантами, писателями, врачами.… Но в большинстве случаев выходцы из этих мест, не находят себе места в обществе и идут по криминальной стезе, либо становятся моральными инвалидами.
Как и в тюремной среде, в Детском доме существовала своя лестница иерархии.
Были паханы, смотрящие, петухи и т. д. Причем последним мог стать любой совершивший, по их понятиям, аморальный поступок (например, заложить, кого ни будь из товарищей и ли любую другую хуйню). Слабых, не дававших отпор детей, уничтожали.

Как – то ночью его затолкали в кладовую пятеро 17- летних мудил, и по очереди отшкварили.
Это продолжалось на протяжении многих месяцев. И не мог он пожаловаться воспитателям, понимая, что это не только бесполезно, но еще и опасно. Первое время Сергей пытался дать отпор ублюдкам, но что он мог предпринять против пятерых? Ему ничего не оставалось делать, как терпеть и сквозь стиснутые зубы проклинать всех и вся. Вскоре он сломался. А точнее привык.
Сейчас ему 34 года, работает дворником за нищенскую зарплату, живет в подвале жилого дома, оборудованный под складское помещение, где хранятся ведра, веники и другие коммунальные аксессуары.

P. S.
Немного протрезвившись, мы выползли на улицу.
- Вот попали, а?! Мог ведь и отодрать пока мы спали, - сплюнул Игорь и сквозь зубы процедил,- пидрила!
-Завали!- огрызнулся я.
Витек заглянул в общагу и стрельнул еще пятихатку. День стоял солнечный, кто-то спешили на работу, учащиеся - в школы или институты, и только мы – «Воины Света», держали путь к киоскам. Мы молча брели вдоль по улице, бесцеремонно расталкивая прохожих. Чувствую, что домой вернусь нескоро. Как же мне все это надоело…


Теги:





-2


Комментарии

#0 03:17  03-06-2007norpo    
очень хочетцца спать...
#1 16:52  03-06-2007Лев Рыжков    
Не вяжется социальная публицистика с алкашкой. Понятно, что сюжетные линии общие есть, но все равно - сочетание ни хуя не вкусное.
#2 14:52  04-06-2007Коtt    
Что ж, Вам виднее...

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:09  21-11-2017
: [0] [Здоровье дороже]
По утру приоткрывши глаза
Среди мутных и сказочных месив
Я в колоде вдруг вижу туза
Как какой-то таинственный Мессинг

На окне моём темный вазон
Для меня же он просто прозрачен
Вижу я вдалеке горизонт
Что кровавой чертой обозначен

А ещё виден мне человек
Будто с неба рукою он манит
Через толщу сомнений и нег
Обо мне он неведомом знает

Может я это там в небесах?...
20:00  16-11-2017
: [2] [Здоровье дороже]
Ортодонт исправит зубы у кого они кривы
Психиатр ударит в бубен, как душою не криви

Мир поможет офтальмолог не сквозь пальцы рассмотреть
В жопу палец ткнет проктолог, все фаланги, не на треть

Только лишь писатель Павел ничего не совершит
Никого он не исправит, словом мир не оглушит

Вот сидит он вечерочком, прогуляться то в облом -
Пишет, балуясь хуёчком под обшарпанным столом

А умрет, так что поделать, не помогут тут врачи
Две дыры в башке проделать чтобы вставить ...
14:39  09-11-2017
: [17] [Здоровье дороже]
Тот, кто уверенно ставит всё на зеро –
имеет полное право делить на ноль.
Адама погубило собственное ребро.
Голая Алла трансформируется в алкоголь.

От каллиграфии открещиваются врачи
и гнут свою линию наподобие морщин.
Русский Ваня дольше вечности лежит на печи
и лаптями от Бриони хлебает щи....
09:36  08-11-2017
: [4] [Здоровье дороже]
...
15:42  29-10-2017
: [11] [Здоровье дороже]
Сама войну хоть как-то покарать
Едва ли сможет слабенькая мать,
За сыновей отобранных кроваво.
По всем штабам засевших упырей
Не уязвить проклятьям матерей,
Находят тех награды лишь, да слава.

Но бранных слов не щёлкнет гневный кнут....