Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

ИстФак:: - Тринадцатый

Тринадцатый

Автор: prego
   [ принято к публикации 00:55  20-06-2007 | Сантехник Фаллопий | Просмотров: 415]
Ужин прошел весело – они много ели, еще больше пили, клялись друг другу в верности до гроба, и теперь уснули, прямо в саду, под пьяные разговоры о прекрасном будущем, что вот-вот наступит. Уснули все двенадцать, а вот тринадцатому не спалось. Он бродил по саду, осторожно переступал через спящих, иногда останавливался, чтобы вглядеться в чье-нибудь лицо. Он был абсолютно, до обидного трезв – никогда не пьянел, такое вот было у него удивительное свойство. Приятели шутили – и шутка эта уже набила оскомину – мол, вино в его руках превращается в воду, а лучше бы наоборот. А ему хотелось бы напиться, опьянеть именно сегодня, чтобы не думать, не ощущать – всей кожей, каждым волоском на ней, – приближающуюся беду.
Тревога была разлита в ночном воздухе, и он не понимал, как остальные ее не чувствуют. Грядет нечто, не сулящее добра ни ему, ни этим двенадцати. Кто-то привел беду.
Этот? Он остановился рядом с мужчиной, чьи черты, казалось, были высечены из камня. Только не этот. Силен, как вол, так же глуп, но предан. Первым полезет в драку, случись что, и это плохо. Другие разбегутся, спрячутся, сделают вид, что ни при чем, а этот тупо полезет драться. Остановить. Этого – остановить. И еще мальчишку. Тринадцатый перевел взгляд на лежащего неподалеку юношу, тот единственный спал беспокойно, метался. Мальчишка, идеалист, стыдно, как же стыдно, что втравил во все это ребенка. Кинется в бой, погибнет ни за что, а брат – вместе с ним, даром, что старший. Тринадцатый вздохнул, наклонился, поправил кусок парусины, укрывавший юношу и спящего рядом с ним мужчину постарше. За этими тремя придется присмотреть, остановить, если что.
Тремя? Нет, четверо здесь таких. Преданных. Как он мог забыть? Тринадцатый втянул ноздрями воздух, и двинулся в дальний конец сада, откуда пронзительно тянуло благовониями. Там спала женщина, единственная среди тринадцати мужчин. Спутанные грязные волосы источали пронзительный запах ладана и мирры. Дуреха. Помчалась за ним из-за случайно брошенного ласкового слова. И теперь тоже пропадет – вместе со всеми. Она сегодня держалась дольше других, старалась не заснуть, сидела у его ног, заглядывала в глаза, как будто он что-то мог ей дать. А он пустой, полый внутри, он высосан до дна. Высосан этими двенадцатью, с их детской жаждой чудес. Этим огромным городом за оградой сада – с его не менее детской жаждой развлечений. Но сильнее всего его опустошили небеса над головой, которым все равно – кричи в них проклятья или шепчи молитвы, они с одинаковым равнодушием поглотят все, оставив лишь звенящую, щемящую пустоту внутри. И не дадут ответа.
А ведь когда-то он знал, что на небе живут ангелы. Мама говорила ему: «Тебя принес ангел», и роняла первые зерна веры в собственную исключительность. Отец обильно поливал эти зерна, рассказывал, что род свой они ведут чуть ли не от царей. Читал ему, совсем ребенку, Книгу, учил разбирать и толковать ее, и все ради глупых родительских амбиций, ради того, чтоб в день, когда он, тринадцатый, войдет в возраст мужчины и впервые прочтет Книгу перед народом, все удивились бы и поразились недетским его толкованиям. Так и было, а как иначе – если отец заранее натаскал его, и среди соседей прошел и укрепился слух о его исключительности.
Ребенком, да и подростком, он все ждал, что небеса призовут его, ведь ради какой-то великой цели родился он таким исключительным, но небеса молчали. Он ушел из дома, бродяжничал, менял города и учителей, а небеса молчали. Он ушел в пустыню, играл в аскезу, выжил, приобрел почти звериное чутье на опасность – небеса молчали. Он ударился в гордыню, с помпой въехал в Город, читал проповеди невесть о чем, оброс учениками – небеса молчали. К нему приходили люди, утверждавшие, что был им глас и знамение о том, что он – новый мессия, но, значит, небеса говорили с кем угодно, только не с ним. Вот и сегодня, чувство опасности исходило никак не с небес, откуда-то извне, возможно, из Города за оградой.
Он прошел почти до выхода из сада, где спал еще один из двенадцати. Вгляделся. Неужели этот? Плохо, совсем плохо. Большая подлость, как и большой подвиг, требуют немалой внутренней силы, а в этом нет силы, нет. Если предатель – этот, он же сам не выдержит угрызений, пойдет и повесится на первом же дереве. И на совести тринадцатого окажется еще одна погубленная жизнь. Погубленная в его бессмысленной битве с безмолвными небесами, которую он ведет ради того, чтоб услышать если не глас небесный, то хотя бы проклятие, да что угодно – лишь бы услышать, лишь бы понять, что там не одна бессмысленная, беспощадная пустота.
Тринадцатый вздохнул, и уже ни на что не надеясь, поднял голову вверх. Вгляделся в уже гаснущие звезды. Прошептал: «Ну, может, закончим со всем этим?»
Первый рассветный луч осветил горизонт. Фигура спящего у входа в сад мужчины зашевелилась, он, похоже, и не спал вовсе. За оградой сада раздался невнятный шум, звон металла о металл – кажется, кто-то достал меч из ножен. Стараясь двигаться как можно тише, Гефсиманский сад окружали люди, посланные первосвященниками схватить некоего Иисуса Назарея.


Теги:





-2


Комментарии

#0 01:20  20-06-2007Илья Волгов    
Нормальный такой текст.

Я прочитал.

тока загнацца требует, а так ниохота...

зачот.

#1 04:53  20-06-2007Чугункин    
Так чё, Он даже поибаццо не успел...?

Пирихуячь сваё Йивангелие. На истфаки клади хуй!

#2 12:13  20-06-2007Вечный Студент    
зачот, хорошо
#3 13:36  20-06-2007Француский самагонщик    
Написано складно, но... очень уж предсказуемо. Со второй фразы ясно, о чем речь. Последняя фраза должна была бы быть внезапным выстрелом, а получилась осечка
#4 13:40  20-06-2007Нови    
Этим навеяно?


Мерцаньем звезд далеких безразлично

Был поворот дороги озарен.

Дорога шла вокруг горы Масличной,

Внизу под нею протекал Кедрон.


Лужайка обрывалась с половины.

За нею начинался Млечный путь.

Седые серебристые маслины

Пытались вдаль по воздуху шагнуть.


В конце был чей-то сад, надел земельный.

Учеников оставив за стеной,

Он им сказал: "Душа скорбит смертельно,

Побудьте здесь и бодрствуйте со Мной".


Он отказался без противоборства,

Как от вещей, полученных взаймы,

От всемогущества и чудотворства,

И был теперь, как смертные, как мы.


Ночная даль теперь казалась краем

Уничтоженья и небытия.

Простор вселенной был необитаем,

И только сад был местом для житья.


И, глядя в эти черные провалы,

Пустые, без начала и конца,

Чтоб эта чаша смерти миновала,

В поту кровавом он молил Отца.


Смягчив молитвой смертную истому,

Он вышел за ограду. На земле

Ученики, осиленные дремой,

Валялись в придорожном ковыле.


Он разбудил их: "Вас Господь сподобил

Жить в дни Мои, вы ж разлеглись, как пласт.

Час Сына Человеческого пробил.

Он в руки грешников Себя предаст".


И лишь сказал, неведомо откуда

Толпа рабов и скопище бродяг,

Огни, мечи и впереди — Иуда

С предательским лобзаньем на устах.


Петр дал мечом отпор головорезам

И ухо одному из них отсек.

Но слышит: "Спор нельзя решать железом,

Вложи свой меч на место, человек.


Неужто тьму крылатых легионов

Отец не снарядил бы Мне сюда?

И, волоска тогда на мне не тронув,

Враги рассеялись бы без следа.


Но книга жизни подошла к странице,

Которая дороже всех святынь.

Сейчас должно написанное сбыться,

Пускай же сбудется оно. Аминь.


Ты видишь, ход веков подобен притче

И может загореться на ходу.

Во имя страшного ее величья

Я в добровольных муках в гроб сойду.


Я в гроб сойду и в третий день восстану,

И, как сплавляют по реке плоты,

Ко Мне на суд, как баржи каравана,

Столетья поплывут из темноты".


Борис Пастернак Гефсиманский сад


Текст понравился.

#5 13:49  20-06-2007блондинка в законе    
про молчащие небеса - ну что тут скажешь... видимо, так и было.

мегазачот.

#6 15:26  20-06-2007prego    
ФС - прав, так и задумывалось, но че-та меня понесло. захотелось об одиночестве, так что на первоначальную идею пришлось забить. даже жаль. но мы ищо спаем! сделаю кавер-версию для другого ресурса )))

Нови - нет, что ты. у классиков не воруем ))) спасибо, что читаешь все мои тексты.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:02  08-12-2016
: [56] [ИстФак]
В Руси воззрим красоты неземные,
Простор в ней мысли и ума бескрайний,
Рождает спор людей с названьем-давний
Героем были власти волостные.

Поместий мало дельных, силы нет,
Они идут, неся с собою свет в ответ,
Крестьян толпа несет в себе прощенье
И дар в лаптях, малютку-просвещенье....
17:26  05-10-2016
: [12] [ИстФак]
- Попроще надо жить, monsieur, попроще.
Ты слышишь лапки маленьких крысят?
Не выходил бы давеча на площадь.
Ты знал, тираны это не простят.

Твои мечты, фантазии – нелепость.
Ушел бы в море, как российский флот.
Ночь над Невой. Белеет камнем крепость,
И там, где кронверк, строят эшафот....
21:42  26-09-2016
: [10] [ИстФак]
Леонид Ильич Брежнев, тяжело сопя и покряхтывая поднялся на трибуну, раскрыл папку с профилем Ленина, неторопливо надел роговые очки, и начал читать речь:

- Кхе, кхе... Товарищи, кхе, я хотел бы поздравить наш великий, могучий советский народ, кхе, кхе, с окончанием старой пятилетки, кхе, кхе, и началом новой кхе, кхе....
Котовский очень любил делать две вещи, которые позволяли ему забыть о тяжелых буднях комкора - долго скакать на коне, и прыгать с парашютом. Конь у него был кобыла, а парашюта не было совсем. Поэтому, когда у кобылы начиналась течка, и скакать на ней было не комильфо, он приходил в местный аэроклуб, и рявкал в лицо вытянувшегося во фрунт перепуганного директора:

- Еб вашу мать, блядь, Котовский, нахуй суки, парашют, мать вашу блядь нахуй !...
НЕБО НАСУПИЛО ТУЧИ КОСМАТЫЕ...
.
Небо насупило тучи косматые
Плюнуло мелким дождем.
Встретился как-то в районе Арбата я
С бронзовым в кепке Вождем.
.
Чапал походкой Ильич осторожною,
Взгляд арестански-лукав.
Финским поблескивал изредка ножиком,
Спрятанным в правый рукав....