Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Путь самурая

Путь самурая

Автор: игорь к.
   [ принято к публикации 18:53  07-08-2007 | Сантехник Фаллопий | Просмотров: 558]
Путь самурая

Мы валялись в прохладном зале, смотрели «Конвой». С первыми титрами вышли на улицу, в летний теплый вечер. Поп сказал:
- Я бы тоже кино хотел снять. Чтобы главный герой бился, ну хуй знает, с пустотой. В чистом поле мечом махал бы.
- Зачем?
- Ну так... Красиво. Образ такой.
Он сел на пыльный тротуар, и, закурив, вытянул ноги. Мимо ехал синий «Москвич»; легкий ветер мешал дым из выхлопной трубы с табачным фоном «Примы». Саша мял пустоту в ладонях, отчего тело его приходило в движение: cкользили мышцы, менялся рельеф. Кинотеатр «Новгород», похожий на коробку бездарных польских штиблет, светил фасадом с надписью «Кассы». Тем летом кто-то выломал первые две буквы, и двое суток после жители района ходили любоваться на возмутительный неон.

В ноябре я вновь приехал в этот город. Случился праздник, осенние каникулы; на жесткую землю падал незаметный снег, флаги бились на колючем ветру. Под конусом лампы Саша колол паяльником чрево уродливой радиолы. Сквозь радиопену красиво трендел импортный голос – прекрасный фон для дружеской встречи.
- Как учеба?
– Нормально. Я сам по себе.

Мы выползли на улицу и пошли куда-то, морщась от злой сыпи, падавшей сверху. Сашины брюки истошно трепыхались над шнуровкой бот. Он слишком быстро рос, а денег всегда не хватало, чтобы вовремя менять гардероб. Его штаны вечно были короче, чем надо. По этой причине Саша выглядел немного нелепо, что было странно - худые торчащие икры диссонировали с его мизантропическим message. А еще Поп был невозможно, блядь, упрямый парень.
- Смотрел «Этот безумный, безумный мир»?
- «Это».
- Что?
- «ЭТО безумный, безумный, безумный, безумный мир».
- Ты невнимателен, Поп. "Этот".
- Со мной как раз все нормально. А вот ты ошибся.
- Ни хуя.
Саша поморщился. При этом выражение лица не изменилось вовсе. Как такое возможно?
Ну, вот как-то возможно.
- Пошли к афише.
Афиша кинотеатра обнимала пузатую тумбу на углу двух проспектов, между детской и зубной поликлиниками. Ходу туда пять минут.
Прячась от непогоды, мы стояли под козырьком газетного ларька. Редкий прохожий смотрел на нас с удивлением. Прохожего можно было понять.
- А пойдем. Будешь должен.
- Два лимона. Наварю и отдам.
- Отлично. Куплю себе Sony и новое пальто.
Не отрываясь от спасительных стен домов, мы держались курса, пряча носы в дохлые воротники. Иногда Саша уходил вперед и со спины был похож на Дон Кихота и мельницу в одном лице. Герой, твою мать. Упрямый баран.
Разумеется, он проиграл. Мы подошли к тумбе с отрывом: он первый, я – второй. Зрение минус пять, Саша узнал правду позже меня. Я не стал кричать ему – «ты обосрался». Я замерз и желал вернуться домой.
Пауза.
- С меня два лимона.
- Один себе оставь. Снимешь кино, что хотел – про Чапая и пустоту.
Я замерз и желал вернуться домой. Однако мы почему-то сели в автобус номер 4 и поехали на другой конец города. Когда мы вышли среди белых низких домов, пошел настоящий – первый – снег. Скукоженный день выдохнул жесть, и сразу стало легко.
Мы курили, пуская дым вверх, табак мешался с небесным пухом, блестевшим от фонарного света.

Через год Саша поехал на Кавказ со своим курсом на практику, что ли. И упал с веревочного мостика на камни в горную реку. Оступился, близорукий нелепец, и рухнул с десятиметровой высоты. Когда мне об этом сказали, я первым делом подумал – надо было Попову хвататься за эти блядские веревки и висеть-висеть-висеть. Руки длинные, веса в нем мало. А потом подумал, что если есть где-то иная жизнь, то в этой иной жизни Поп теперь воин, который в чистом поле в полной тишине машет мечом. Изо всех сил. И ни капельки не устает. И так вечно.
Он мне потом снился. Приходил - руки за спиной - криво улыбался и молчал. Я ему – Саш, ты чего пришел? А как же махач? А он мне – да надоело. Вздыхал и обратно сваливал. Я ему вдогонку – с кем бьешься, понял? «Нет пока».
Я искал бойца в новых фильмах; рыскал по чужим дворам. Везде мне казался воин с мечом, одиноко режущий воздух.
Когда я чуть подрос и кое-что узнал, то решил, что Поп – настоящий Самурай. И кино его – про путь воина. Бессмысленно и красиво. Ну, чтобы хоть как-то оправдать эту смерть. Потому что в его жизни ничего и не было. Характер и радиоволны. Плюс - друзья. Минус девушки (не успел).

Бога – нет.

Этот парень должен мне два лимона. Я бы простил ему долг, да нельзя. Он бы не понял.


Теги:





0


Комментарии

#0 01:03  08-08-20077han    
Х.З. ну пешы исчо
#1 09:43  08-08-2007GOAN    
Спилбирг? Нипанятна...
#2 10:02  08-08-2007про заек    
отлично. советую учиться многим и многим.
#3 10:10  08-08-2007Барсук    
*И кино его – про путь воина. Бессмысленно и красиво.*

не зачет.

#4 12:04  08-08-2007Нови    
Хорошо.
#5 13:32  08-08-2007Вечный Студент    
да

пиши еще

цепляет

#6 13:42  08-08-2007Parabellum    
старые друзья (в смысле исчезнувшие какое-то время назад из поля зрения) - самая козырная тема у автора цепляет, да

пеши исчо

#7 14:25  08-08-2007~aga~    
хорошо..
#8 14:54  08-08-2007боянист    
понравелось.пеши ишшо
#9 16:30  08-08-2007Француский самагонщик    
очень хорошо
#10 16:37  08-08-2007Лесгустой    
Грустная история.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:35  12-09-2017
: [4] [За жизнь]
Глуша

-…Ну и жарища. Печет словно в преисподней. Ягода на ветке сохнет. Эх, сейчас бы искупаться. А? Озеро-то вот оно, в двух шагах.
Молодая девица промокнула рукавом рубахи красное, потное лицо, морщась глотнула из крынки теплой воды и перешла к следующему кусту, тёмно-красному от переспелой вишни....
00:57  10-09-2017
: [6] [За жизнь]

осень сжимает время в кулак
ночи длиннее - дни короче
реже на озере, медный пятак
солнца багрового, Господи мочит

ветер неистовый, мусор из куч
вновь разметает как выпивший дворник
чьё-то письмо словно солнечный луч
падает птицей на мой подоконник

почерк и адрес до боли знаком
кто-же из ящика выбросил письма
он хоть и хрупок, но под замком....
Закатно. Рождаются планы, пути отрезок
нам видится перспективою - время грезить,
и невзирая на то, что плетут нам парки,
надежды таить и бесцельно блуждать по парку.
Затактно. Не звука печать, но приход мессии –
подкорковая динамика амнезии,
нас ветер листами по чистому полю гонит –
мы странны, местами - нам есть, что вспомнить....
Как ночь тиха, как будто ты в утробе
Как будто ты не здесь, а где-то там
Как будто то затаился кто-то в гробе
Как ток волшебный, что по проводам

Ты всем невидим - пьян, раздавлен, брошен
Распластан средь удушливой листвы
И кто ты, никогда уже не спросят
Никто не позовет из темноты

Припухший нос, разбитое колено,
Растерзанность как вырванный контекст
Всю жизнь предрасположен к переменам
Вся жизнь как недоразвитый протест

Лежит мужик в кусточках возле речки
...
Двадцать три года назад, летом 1994 года я несколько уже месяцев пребывал под следствием на «Матросской тишине». Не помню уже наверное того летнего месяца, когда в битком набитой народом тюрьме началась эпидемия дизентерии, но она началась. Поумирало огромное количество народа....