Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Слово чести

Слово чести

Автор: Француский самагонщик
   [ принято к публикации 20:17  10-09-2007 | Шырвинтъ | Просмотров: 333]
Весёлый город затих в ожидании погрома.
Ждали православные, некоторые даже активно готовились. Ждали жиды, и тоже готовились – кто к неизбежной потере имущества, чести жён и дочерей, а то и жизни, кто к отпору, который власти дадут погромщикам. Собирали какие-то деньги, ходили к околоточному, надеялись. Ждали греческие, армянские, румынские торговцы, которые, может быть, не слишком одобряли такое варварство, к тому же опасались попасть под горячую руку, ибо были равно с жидами чернявы, но лелеяли приятную надежду, что всё обойдётся, а торговля после погрома бойче пойдёт.
В окрестностях порта ждали не слишком сильно: там мало чего боялись, да и к делам города особого интереса не испытывали.
В том, что погром будет, не сомневался никто. Вопрос был только в том, когда начнётся: сегодня вечером или завтра утром.
Вечер прошёл тихо. Значит, утром.

Полковник Черемисов допил кофий, прикрикнул на кухарку, чтобы убирала живее, и, пересев в кресло, задремал вполглаза. Сквозь дрёму думал о разном. Сначала о том, что никому не нужен. С тех пор, как вышел в отставку, сделался не нужен. Дочери замужем, обе далеко отсюда, сына всё равно что нет – против Царя и Отечества пошёл, позор, позор…
Потом подагра о себе напомнила.
Потом, когда немного отпустило, опять начал клевать носом и подумал, что жить стало трудно, пенсион небольшой, не прожить. Почти не прожить.
Потом естественным образом подумал о евреях. Это из-за них всё дорожает. И Митя из-за них с пути сбился. И просто жизни от них нет.
К базару уж не подойди. Мало греков, мало армян, теперь – это бедствие. И всё разрастаются, разрастаются эти кварталы. То и дело – чужие, ах, чужие здесь, в России, фигуры в длиннополых чёрных лапсердаках, в чёрных шляпах, с неопрятными пейсами. И ещё более – крикливые, картавые, сопливые, торгующие, обманывающие. И уж вовсе отвратительные – угрюмые, огромные, скверно пахнущие, вечно пьяные возчики. И даже более, чем вовсе, – хитроглазые расфранчённые вульгарные молодчики, через одного с щегольскими тросточками.
Болезнь…
Полковник встрепенулся.
– Анисья! – крикнул он.
Молчание. Ушла, а он и не услышал. Пусть её. Зачем, бишь, он звал? Не вспомнить. Спросонья, должно быть.
Полковник, кряхтя, встал, подошёл к широкому окну. Солнце. Тепло. Тихо.
Да, припомнил он, погрома ждут.
Поморщился. Это, разумеется, мракобесие. Впрочем, они сами виноваты.
Даже здесь, в чистом районе, – тоже уже они. И если бы просто здесь – так нет, прямо над головой. Ах, какое неприятное соседство…
Рабинович Рувим Исаевич, коммерсант. На вид совершенно приличный господин. Одевается со вкусом, говорит по-русски без малейшего акцента. Даже по-французски изъясняется, полковник слышал, причём – свободно изъясняется.
И семья господина Рабиновича: жена – эдакая гран-дама, семеро детей, все чистенькие и вежливые, достаток, воспитание и образование очевидны. По средам салоны у них – музицируют…
Отчего же, думал полковник, они так неприятны? Даже более неприятны, чем те, в прибазарных кварталах? А оттого, отвечал он сам себе, что те хотя бы естественны в своей собственной среде, пусть и чуждой ему, полковнику, чуждой России, а эти похожи на своих. Тем и более неприятны, что – маскируются.
Вот Рабинович всегда шляпу приподнимает, когда они встречаются, а полковник не может себя заставить отвечать – молча отворачивается…
Однако погром – это слишком. Впрочем, сюда, в чистый район, погромщиков не допустят. А там – не моё дело, решил полковник.

Пятилетняя Люся боялась. Причин бояться было две. Во-первых, она, улучив момент, тайком прошмыгнула в столовую ещё до завтрака и дотянулась до вазочки с маслом, которое подавалось только для папы. Масло от Малаховского, из молока вчерашнего удоя. Мама говорила, что они состоятельные, но не настолько, чтобы позволять себе такое дорогое масло всей семьёй. Это только для папы, и трогать это масло ка-те-го-ри-че-ски запрещено. Завтра – пожалуйста, а сегодня – ка-те-го-ри-че-ски.
А Люся не удержалась и два раза сунула палец в вазочку. Вку-у-усно! Но страшно. Конечно, она пригладила поверхность масла, но ведь нехорошо поступила… Бог не накажет, никакого бога нет, папа давно объяснил: ни того, который носит большую белую бороду и сидит на облаке, ни того, который считается невидимым, это всё предрассудки и невежество. Бога нет, но есть совесть, и если дурно поступишь, то совесть будет мучить тебя.
Люся знала, что поступила дурно, и боялась, что совесть будет её мучить.
Во-вторых, брат Борис, тоже тайком, поведал ей, что будут громить жидов. Жиды против царя, и за это их будут громить. «Как против царя?» – ужаснулась Люся. «Злоумышляют», – таинственно ответил Борис. «А громить как?» – спросила Люся. «Палками, – Борис понизил голос. – Дубинами. Даже железными. Но ты не бойся, – добавил он. – Мы раньше тоже были жиды, а теперь не стали».
Люся не поняла, как это раньше были. Она не помнила, чтобы папа или мама, или кто-нибудь из братьев и сестёр раньше был жид.
Но всё равно боялась. Тем более Борис взял с неё страшную клятву ничего никому не говорить.

Погром покатился по весёлому городу.
Как и ожидалось, началось с базара и окрестностей.
Погромили на славу. Полиция и жандармы сделали вид, что ничего не происходит. Да и как встать на пути праведного народного гнева?
Трещали, ломаясь, двери, летела на мостовую утварь, добротная ли, убогая ли, лилось на мостовые вино, жидам рвали пейсы, для потехи мазали губы салом, хватали за волосы жидовок, какие помоложе, кто из мужчин хотел вступиться, тех били, с десяток забили до смерти.
Возчики с семьями отсиживались в портовых кабаках – туда погром катиться не пожелал. Да и зачем? И без того всласть погромили.
Не всем, однако же, хватило. Не у всех душенька смягчилась да расслабилась. Часть люда двинулась в чистые кварталы. Сказывали, там тоже жиды гнездятся, да богатые. Надобно и их пощупать. За вымя подержать.
Хоругви реяли над головами.

Полковник почивал после обеда. Знал ведь, что ночью сон не придёт, а справиться с послеобеденной сонливостью не мог, хоть обед был и не из самых сытных. Старость…
Спал, однако, чутко, шум, какому здесь, в его квартале было не место, расслышал. Походило то ли на гвалт базара, то ли на атаку гренадёр, только без выстрелов.
Всё же погром, подумал полковник… Он с трудом поднялся, выглянул в окно, скривился, обратился к иконе небесного своего покровителя святого апостола Павла, медленно перекрестился три раза и принялся одеваться.

– Тута! Тута жиды, в третьем етаже! – раздался звонкий молодой голос. – Страсть богатые, вот те крест!
– Попили кровушки! – отозвались другие, молодые, старые, высокие, низкие, ясные, хриплые. – А вот ответишь! За царя-батюшку! За веру православную!
Отшвырнули швейцара, ринулись, толкая друг дружку, только что не давя, по парадной лестнице.
На площадке второго этажа стоял старик в парадном полковничьем мундире. Эполеты, ордена, ножны на поясе. Седая голова, седые бакенбарды, седая борода, длинные седые усы. На сгибе локтя папаха, в руках икона – святой апостол Павел.
Притормозили.
– А ну, в сторонку, выше высокоблагородие! – прозвенел молодой голос. – Мы не по вашу душу, мы жидов поучить!
Полковник поднял икону над головой.
– Клянусь Господом Богом Иисусом Христом, – гулко возгласил он, – заступницей нашей пресвятой Богородицей, святым апостолом Павлом и честью русского офицера, что здесь, в этом доме жидов нет. Ступайте.
– Врёшь! – крикнул звонкоголосый. – Отодвиньсь, стопчем.
– Что? – полковник перевёл тяжёлый взгляд на кричавшего. – Клятвы моей мало? Слова чести мало? Топчите.
Постояли, потоптались. Кто-то сзади угрюмо просипел:
– Обознался ты, Савелий. Айда отсюда, нам достанет.
– Вот те крест! – закричал Савелий, но его уже не слушали. Развернулись, погромыхали сапогами, вниз, на улицу, мимо швейцара, покатились дальше.

Стемнело. Полковник неподвижно сидел за столом, бессмысленно глядя на стену.
Позвонили. Кухарка вошла в комнату, доложила:
– Господин из третьего етажа пожаловали. У дверей стоят, – и поджала губы.
Полковник тяжело встал со стула, вышел в прихожую, молча посмотрел на Рабиновича через проём двери.
– Позвольте, Павел Андреевич, от души поблагодарить вас… – начал Рабинович.
И запнулся.
Полковник, не скрывая враждебности, посмотрел ему прямо в глаза – и молча захлопнул дверь.


Теги:





0


Комментарии

#0 20:50  10-09-2007Шырвинтъ    
Отличное исполнение.

Про погромы на ЛП еще не писали, по моему..

#1 20:54  10-09-2007Samit    
понравилось.
#2 20:58  10-09-2007Шизоff    
Очень здорово. Тонко продумано и разыграно славно.
#3 20:59  10-09-2007Барсук    
да и сейчас написано про чистки.
#4 21:10  10-09-2007VETERATOR    
Исповедь полковника будет предельно короткой. Букет чувств вынесен за скобки. Грех клятвопреступления батюшка отпустит, но покаяться Павлу Андреевичу придётся...
#5 21:18  10-09-2007Шизоff    
Да, перечитал ещё раз, что делаю крайне редко. Отлично.
#6 21:32  10-09-2007архангел Гавриил    
читаетцо очень хорошо, тока па-моему хуй бы старый полковник с иконой в руках вышел навстречу толпе, защищая жыдоф, в лучшем случае ушол бы в это время погулять или спать лег, а может вместе с толпой ломанулся бы спасать Россию...
#7 21:33  10-09-2007Кобыла    
Ай, молодца, ФС! мои поклоны)

глубоко копнул

#8 21:45  10-09-2007Лев Рыжков    
Шарманище. Архибрависсимо.
#9 21:54  10-09-2007Нови    
А бабушка моя Хая Юделевна Гальперина всегда говорила, что есть жиды, а есть евреи. Так что не соврал полковник.

ФС молодец!

#10 22:05  10-09-2007Sgt.Pecker    
Вот,блять,всегда мы так.

Жиды-сцуки,каклы-пидарасы,грузины-чурки, говорим друг другу,улыбаясь им в коридоре,а случись что,тут же их и защищаем,даже если не навидим.Русская душа,хуле.


ФС,прекрасно написано,жаль тема ебли молодых жидовок не раскрыта.

#11 22:06  10-09-2007Sgt.Pecker    
ненавидим,блиа.
#12 22:15  10-09-2007Sgt.Pecker    
Юр,кстати на эту тему писал ещё один нам известный автор,ну ты понял,но у тебя всё гораздо живее,а у него традиционно зануднее.Респект тебе.
#13 22:25  10-09-2007Шэнпонзэ Настоящий    
Особенности русской души... Очень тонко - "и ты иди нахуй, и ты туда же иди". Вот ведь как, сам ненавижу, но в обиду не дам... Психология... Молодец ФС, зачотно, как всегда!
#14 22:37  10-09-2007Француский самагонщик    
Спасибо за комменты.

Гаврила, честь русского офицера предписывает вступаться за беззащитных. История, кстати, основана на реальных событиях

Нови, про жидов и евреев - это гораздо более поздняя трактовка

Жень, тему ебли при погроме нахуй )) Про еще одного не понял. Есличо стукнись 474063473

#15 23:00  10-09-2007Слава КПСС    
Да, про погромы был креос на тему 7. Шолом_алейхем с Бабелем нервно покуривают. Атмосфера Одессы 100 лет назад раскрыта. Полностью. Сам креос из серии забойных рассказов, которые в начале 90-х публиковал журнал "Нева". Типа раньше "об этом" не писали.

Рецепт прост.

1) Открываем панорамой событий

2) Рисуем несколько перспектив с разных углов на проблему.

3) Нагнетаем атмосферу.

4) Хуярим фтыкателя по башке неожиданной развязкой.

НО кроме знания ингридиентов надо еще уметь и любить готовить. А это от бога, и паходу ФС это в себе нашел.

#16 23:04  10-09-2007Хренопотам    
Согласен с предыдущим оратором
#17 23:08  10-09-2007Слава КПСС    
Вспомнил. Големятин писал, про рыжего мальчика Мотла, которого погромсчики забили вусмерть.
#18 23:10  10-09-2007Хренопотам    
... но мальчик успел хуйнуть одного из нападавших.
#19 23:11  10-09-2007Хренопотам    
"Ой, мамо-мамеле..." (с).
#20 23:14  10-09-2007Sgt.Pecker    
ФС

Афтар с дружественного ресурса имеет несколько крео на похожую тему,но несколько о другом и в своём стиле разумеется.Silence of G.

Насчёт ебли,сорри,неудачная шутка.

Аську срисовал,мерси.

#21 23:17  10-09-2007Павел Цаплин    
Понравилось. Поворот сюжета для меня был полностью неожиданным, но после того как он был обозначен, воспринимается как правильный и не надуманный.
#22 23:52  10-09-2007Саша Штирлиц    
Мастер, хули...
#23 02:10  11-09-2007Kambodja    
мощно написано. одно резануло фальшью - фраза соседа в конце рассказа - ну не такая она была бы! не такая... что-то типа

"Павел Андреевич, мы!..я!! – начал Рабинович.

И запнулся. "

#24 02:33  11-09-2007Илья Волгов    
БРА-ВО!
#25 06:52  11-09-2007Петя Шнякин     
Павел Цаплин

+1

ФС как всегда радует.

#26 07:39  11-09-2007Немец    
исполнение охуенное. концовка блестящая. вся суть старого русского офицера прям в мозгу отпечаталсь.


тока вот эпизод про девочку и масло не понял. к чему он ваще был-то? кто эта люся, почему масло только для папы?

#27 10:19  11-09-2007Француский самагонщик    
Еще раз спасибо.

Камбоджа - сосед, который Рабинович, был чрезвычайно церемонный господин, англизированный до мозга костей. Благодарственную речь он приготовил в мозгу именно такую, и именно от этого полковнику стало особенно противно - разговаривает, как русский барин...

Немец - Люся младшая дочь Рабиновича. Погрома боится. Они, в чистом квартале, тоже боятся. А масло от Малаховского - потому, что живут богато. Только для папы - потому, что не настолько богато...

#28 10:45  11-09-2007Девочка-скандал    
ага, у голема было на эту тему. единственное, пожалуй, што у него мне понравилось.

"Бог не накажет, никакого бога нет, папа давно объяснил: ни того, который носит большую белую бороду и сидит на облаке, ни того, который считается невидимым, это всё предрассудки и невежество. Бога нет, но есть совесть, и если дурно поступишь, то совесть будет мучить тебя" - ключевая здесь фраза.

#29 11:05  11-09-2007Тоша Кракатау    
Присоединяюсь к одобрительному рёву.
#30 11:12  11-09-2007Хренопотам    
Я понял, кого мне напомнил полковник.

Булгаковского Понтия Пилата.

Почему - не спрашивайте, не знаю, напомнил - и все.

#31 11:16  11-09-2007Шизоff    
Хренопотам


Почему?

#32 11:22  11-09-2007Барсук    
Хренопотам

с чего вдруг?

#33 11:27  11-09-2007Aфелькa    
очень здорово! Впрочем, как и всегда
#34 11:29  11-09-2007Какащенко    
Читал, много думал, даже написал развернутый коммент,стер. Тема неоднозначна,как сами евреи.Понравилось.

ПС. В начале века 24 апреля вырезали 2 млн. армян, хоть бы одна блять написала про это...грустно.

#35 11:46  11-09-2007Француский самагонщик    
Какащенко

"Тема неоднозначна,как сами евреи" - а есть однозначные темы?

Што кас. геноцида армян - да, тоже тема, и тоже, кстати, неоднозначная. Если материалом владеешь - напиши ))

#36 12:01  11-09-2007Хренопотам    
О! Понял, чем:

Черемисов ... Понтий Пилат ...

Созвучно и рифмуется хорошо.

#37 12:05  11-09-2007Какащенко    
ФС. Ты за большевиков, али за коммунистов? Рассказ интересен позицией автора, а она,- как кубик Рубика:складывается в самые прихотливый узор...

Темой не владею,и графоманить могу толково только в приступах обострения, про геноцид - не мое, про евреев -тоже, имел от них и великое добро и охуенные проблемы.

#38 13:14  11-09-2007Француский самагонщик    
Какащенко

давно я чото кубик Рубика не складывал

а ты чо не в асе?

#39 15:41  11-09-2007Щикотиллло    
Давно пора новую рубрику открыть: "ФС"

Автор, когда какая-нить моя дочка подрастёт - отдам за тебя.

#40 15:44  11-09-2007мимоза стыдливая    
дочек нет, предложить нечего. просто респект.
#41 15:53  11-09-2007X    
Украшение рубрики.
#42 16:06  11-09-2007Вечный Студент    
да, отлично
#43 16:27  11-09-2007Француский самагонщик    
БВ, тогда я буду звать тебя "папо"
#44 17:16  11-09-2007Михаил Черкасов    
Отменно.

Мда-а-а...

ТВОРИТЬ это тебе не атчоты с пьянок гавнякать...


Не испортись тольки, хе-хе :)

#45 17:17  11-09-2007Raider    
зачот
#46 17:19  11-09-2007Raider    
големский текст про погром я же, по-моему, и выкладывал...
#47 17:28  11-09-2007Француский самагонщик    
щас големский текст на удаве лежит
#48 17:34  11-09-2007Фенечка Помидорова    
не зря я делала перерыв и кроме всякой хуеты на ресурсе давно ничего серьезного не читала. проняло и восприняла, почти как кино. отлично ФС!
#49 16:46  01-10-2007Кысь    
Какащенко

(11:29 11-09-2007)

Одна блять уже написала про это (про геноцид армян). Давнооо. "Хент" книшко называиццо.


Француский самагонщик

Англизированным до мозга костей господином Рабинович в России быть не мог. Если не жид - значит, выкрест, практически православный и исключительно - Рабин. При крещении "-ович" обрезали. Так что исключительно православный, потом уже англизированный и сосед отставного полковника. И слово чести офицер не нарушил ни разу - истово клялсо, что жидов в доме нет - их и не было. Выкрест - не жид. Официально. Не в чем каяцца русскому офицеру, он честью не покривил. Да ведь и с места бы не сошёл - тоже истинно. Зря старый подагрик парадный мундир не надел бы - это как "последний парад" на флоте. А любить этова лощенова соседа - за что же? Дети - при нём, музицируют, сцуко, салонно. Да ещё масло от Малаховского ему подают, а тут корячься, как хошь, на пенсион сироцкий, честь отставника блюдя... И Митя вон на кривое дорошко свернул - из-за этих Урицких, Бронштейнов и Бланков (по маме).. Не за что любить, не за что. Они - такие же, сцуко, без лапсердаков - ещё и мундир напялят..

А детей - семеро. Хуй тут усидишь, в стенку глядючи и подагру лелея.. Чести урон. Мужской и офицерской.

Потрясающая вещь, психологист ты наш. Вспомнилась по прочтении сцена из "Комиссара" - еврейские дети играют в погром. Тряхануло с одной силой - что от фильма, что от рассказа. Спасибо.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....