Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - БЕЛЫЙ ШАР

БЕЛЫЙ ШАР

Автор: Город Зеро
   [ принято к публикации 07:41  10-11-2007 | Психапатриев | Просмотров: 644]
Все наденут сегодня пальто
И заденут за поросли капель,
Но из них не заметит никто,
Что опять я ненастьями запил.
Б. Пастернак

Ее сильно избили. Обкуренные дети. С улюлюканьем. Камнями и палками. Она уже не огрызалась, просто тихо стонала. Не добили. Бросили и ушли. С тех пор она смешно ходит, подволакиваясь и проседая на одну сторону.
Снег поскрипывал под лыжами. Подтаивало и пахло весной. Но к ночи опять заморозит, покроет все корочкой наста. Время к сумеркам. Странно. Небо светлое, мутно-молочное. Солнце еще не ушло, а луна выглянула. Большая, тянущая луна. Серое марево с редкими искрами звезд. Большой белый шар. Домой? Пора уже. В простой, мужской, пропахший многими уют. Он шел неуклюже, тяжело дыша. Плечи тянул рюкзак и ружье. Домой. Бросить дров в остывшую печку, вскипятить чай. Уставшее тело на покрытый одеялом топчан. И еще есть две бутылки виски. И сосулька вместо льда.
Она шла впереди лыжни. Смешно проседая на одну сторону, боящаяся шума тайги. Смешно поводя ушами, оглядываясь. Идешь? Когда-то побитая, молчаливая, с грустными глазами дворняга. Они две недели здесь. Мужчина и собака среди километров дикого леса. Как у Торо. Он сегодня провалился. Неглубоко. Она бегала рядом, тихо скулила. Подбегала, хватала зубами за куртку и тащила, смешно падая набок.
Вот и дошли. Жизнь в лесу. Это маленький, черный домик. Лачуга. Железная печка, топчан, лавки и стол. И шумящая, живущая, живая тайга. Они сюда летели вертолетом, потом на «Буране» на нартах. Егерь подпил и долго смеялся. Два здоровых рюкзака?! Чего ты в тайгу тащишь?! Книги?! Виски. И вот. Вековые сосны стеной. Тропинка в снегу. Большой, белый тягучий шар.
Одиночество не страшно. Можно выйти из дома, гулять по улицам, заходить в магазины или еще куда. Страшно одиночество среди людей. Когда тянет к людям: мужчинам и женщинам и раздражает их присутствие. Когда надо что-то кардинально менять. И уже нет сил начинать все сначала, с пепелища, с пустоты. И вдруг ощущаешь, что сам разрушаешь что создал. Рвешь все рывком, резко. Потом! Думать будем потом. Больше не терпится, не сдерживается, срывается гневом на мир, на жизнь… Уйти! Тогда надо уйти, что бы не разрушить то, что еще есть. Не обидеть тех, кто тебя любит и тех, кто тебя ненавидит. Что бы в самом себе простить первых за их любовь и вторых за их ненависть. Пожалеть и отхлестать самого себя. Перемудрил… Переустал…
Ну вот и лачуга. Дома. Сейчас сбросить мокрую одежду, затопить печь, разогреть тушенку. Ну заходи. Она вильнула хвостом, и боком вошла в дверь. Дрова уютно потрескивали. Она сидела возле печки и чистила лапу. Снег набился между пальцами. Потом она наестся, ляжет на лавку, а позже, бочком заберется к нему. А вдруг не заметят. И уткнется мокрым носом в подмышку и будет сопеть от счастья, что хозяин пустил к себе. Смешно как хрюкает. Нарезанное сало со слезой, луковица, пару холодных картофелин. Шкворчит гречневая каша с тушенкой. Простая, аппетитная пища, когда с холода и голодухи. Промок. Не заболеть бы. А потом кружка чая с брусникой. Сигарета и стакан с виски. И мысли. И колесо луны. И млечное небо. И на сто километров ни души.
Перемудрил. Надо уйти. В самую глушь. Впервые в жизни не в город, а из него. Точка на карте. Иголкой на маршрутном листе. Сюда! Все не идет. Все на месте и многое назад. Так затянулась зима. Так всегда, когда не заладится по-крупному. Все валится из рук. Ничего не получается. Ни молитва, ни вино, ни любовь… Ничего! Еще глоток. Затяжка сигареты. Чай. Когда надо перетерпеть, а впервые не получается. Когда не хочется что-то себе позволить и не хочется ограничивать себя. Когда с тоской думаешь о ближних и не думаешь о них совсем. Когда ломается привычное и не видишь нового. Тогда надо идти на войну… Или сюда… Еще глоток, еще… И еще… А на войну уже поздно. Уже не возьмут… Или стреляться…
Луна вывалилась полностью. Большая и яркая. На блеклом небе. Она вся в маленьком окне. Мистика. Гротеск. Она зовет, тянет. И хочется выть. И выпить. И еще выпить. И еще… И рука потянулась к ружью. И что?! А как же?! А я как?! Не могу! Можешь! Тебя любят! Нет! Тебя ждут! Ждут! По тебе тоскуют! Да! От лица ничего не останется! В сердце!
А она?! Она погибнет! Не дойдет! Ты ее спас! Она спасла тебя! Она не уйдет, умрет вместе с тобой от тоски и голода. Она вздрогнула. Заволновалась. Как поняла что произойдет. Заскулила, сползла неуклюже с лавки и, упав на живот кособоко поползла к нему… Влажные, с ужасом глаза и дикий, животный вой… Ружье упало с глухим стуком на пол. Он поднял ее на руки. Как женщину, как ребенка. Она лизала его лицо, нос, губы, слезы…
И он уже знал, что завтра все возродится. Утро, день, жизнь…
И уйдет луна и растает большой белый шар и тут и, в нем самом…
Они так и уснули. Она мокрым носом у него в подмышке, он раскинув руки и тихо похрапывая…


Теги:





2


Комментарии

#0 10:17  10-11-2007YDD    
Особо не вчитывался но отчегото понравилось.

зы.Ушел на рынок за салом со слезой. Магическая сила слова или рефлекс?

#1 10:28  10-11-2007Саша Штирлиц    
А собы беспезды мыслеобразы легко считывают...Спасибо, друг.Очень понравилось

Собак люблю, ога...

#2 10:48  10-11-2007Дымыч    
Как про себя читал. Респект.
#3 11:02  10-11-2007флюг    
Собак ненавижу, но здесь шава в кассу, что и говорить. Понравилось. Только с восклицательными знаками в конце перебор. Может можно было обойтись емкой и эмоциональной фразой? Не?
#4 11:13  10-11-2007Шизоff    
Обкуренные дети непонятны. Вроде как дети привязаны к собаке, читатель смотрит на них её глазами, так что конкретика неясная.

Ну и восклицаний дох, флюг высказался, согласен.

А в принципе - зер гуд.Финал знатный.

#5 11:29  10-11-2007Афелька    
Очень понравилось. "луна вывалилась полностью". Пастернак и обкуренные?? дети не в кассу
#6 12:07  10-11-2007Нови    
Очень.
#7 12:21  10-11-2007Файк    
Как хочется выть.

На луну из окошка.

Не волчья привычка, а сыть.

Все признаки - смыть.

Бродячая кошка

В собачьем обличье.

Людское двуличье?

Но хочется жить...

#8 12:43  10-11-2007Чугункин    
ручки дитишкам атрубить ...
#9 13:32  10-11-2007Барсук    
Дайте собакам мяса
#10 15:10  10-11-2007Папа    
Душевно...От души тебе автор...
#11 15:24  10-11-2007смерть врагам    
хорошо
#12 15:24  10-11-2007смерть врагам    
в тайге с вискарём
#13 15:36  10-11-2007Голоdная kома    
Автор, меня аж жаба задавила: "потом.. сигарета и стакан с виски" -простые, вкусные моменты бытия, мне не доступные!

"..валится из рук. Ничего не получается. Ни молитва, ни вино (?), ни любовь" - знакомо too.

И собачка как живая. Как назвал то?)

Вызываешь эмоции, это есть гуд.

#14 15:53  10-11-2007Докторъ Ливсин    
Шизоff

+1

#15 16:05  10-11-2007Myxomatosis    
Шизоff

+1

Докторъ Ливсин

+ 10 соответственно

#16 16:52  13-11-2007Нафигатор    
Мне понравилось. Красивый, спокойный и немного грустный рассказ. Но все равно остается чувство, что все будет хорошо. Молодец автор.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:35  12-09-2017
: [4] [За жизнь]
Глуша

-…Ну и жарища. Печет словно в преисподней. Ягода на ветке сохнет. Эх, сейчас бы искупаться. А? Озеро-то вот оно, в двух шагах.
Молодая девица промокнула рукавом рубахи красное, потное лицо, морщась глотнула из крынки теплой воды и перешла к следующему кусту, тёмно-красному от переспелой вишни....
00:57  10-09-2017
: [6] [За жизнь]

осень сжимает время в кулак
ночи длиннее - дни короче
реже на озере, медный пятак
солнца багрового, Господи мочит

ветер неистовый, мусор из куч
вновь разметает как выпивший дворник
чьё-то письмо словно солнечный луч
падает птицей на мой подоконник

почерк и адрес до боли знаком
кто-же из ящика выбросил письма
он хоть и хрупок, но под замком....
Закатно. Рождаются планы, пути отрезок
нам видится перспективою - время грезить,
и невзирая на то, что плетут нам парки,
надежды таить и бесцельно блуждать по парку.
Затактно. Не звука печать, но приход мессии –
подкорковая динамика амнезии,
нас ветер листами по чистому полю гонит –
мы странны, местами - нам есть, что вспомнить....
Как ночь тиха, как будто ты в утробе
Как будто ты не здесь, а где-то там
Как будто то затаился кто-то в гробе
Как ток волшебный, что по проводам

Ты всем невидим - пьян, раздавлен, брошен
Распластан средь удушливой листвы
И кто ты, никогда уже не спросят
Никто не позовет из темноты

Припухший нос, разбитое колено,
Растерзанность как вырванный контекст
Всю жизнь предрасположен к переменам
Вся жизнь как недоразвитый протест

Лежит мужик в кусточках возле речки
...
Двадцать три года назад, летом 1994 года я несколько уже месяцев пребывал под следствием на «Матросской тишине». Не помню уже наверное того летнего месяца, когда в битком набитой народом тюрьме началась эпидемия дизентерии, но она началась. Поумирало огромное количество народа....