Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Литератор

Литератор

Автор: Бегущий Таракан
   [ принято к публикации 15:53  13-11-2007 | Saddam | Просмотров: 412]
- Всеволод Андреевич? – спросил я, осторожно просовывая голову в дверь.
- А, Григорий? – Седовласый мужчина энергично поднялся из-за стола. – Проходите, присаживайтесь, молодой человек!
- Здравствуйте… приехал вот к вам я… как договаривались…
- Это прекрасно! Просто прекрасно, Григорий! Я уже порекомендовал Вас Лидии Павловне, нашему главному редактору, как чрезвычайно перспективного автора, – сказал Всеволод Андреевич и похлопал ладонью по лежащей перед ним стопке бумаги.

Моя рукопись! Двести восемь листов формата А4, аккуратно подшитых в черную кожаную папку. Сколько же сил вложено в это произведение, сколько бессонных ночей, непонимание друзей, родственников, уход любимой девушки. Кажется, будто на страницы книги я перенес всю свою жизнь. Да что тут говорить – эта рукопись неотъемлемая часть моей личности. Она бесценнее даже чем волосы вокруг хуя.

- Я прямо не знаю, что и сказать… - а внутри все ликует от радости! – Как-то не надеялся уже.
- Уверен, Лидии Павловне понравится Ваш роман. Это новое слово в современной литературе!
- А сколько мне денег заплатят? – решаю показать, что не лох перед ним сидит.
- Нууу, Григорий, эти мелочи мы еще обговорим. У издательства все равно будет несколько, так сказать, э… условий.

Его морщинистое лицо растеклось в добродушной улыбке. Очки снял и на меня смотрит. А глаза мягкие такие, не злые. Как пизда. И взгляд что-то этот мне не понравился. А вдруг педераст он? Я слышал, встречаются такие среди столичных работников культуры. Стремно как-то стало. Выходит, закончился, не начавшись, мой путь в большую литературу? Выходит, все зря? В жопу к себе залезть я точно никому не позволю, абсолютно точно. И рот для соленого клиторка сберегу.

- Так что за условия? – глядя в сторону, спросил я.
- Вот сейчас и обсудите все с главным редактором, - Всеволод Андреевич отдал мою рукопись и лапу протягивает. – По коридору и направо, она Вас ждет. Удачи Вам! Надеюсь, мы еще весьма плотно и интересно поработаем в дальнейшем!

Хотел в ладонь ему плюнуть, да передумал. Я же не знаю, может их тут целая редакция жопоебов. Папку схватил и выскочил из кабинета. Ебал я в рот такие намеки! Не видать тебе, сука, очка моего, как розовой щелки Алисы Селезневой, хоть ты заподмигивайся! Пидор.

«Матрешкина Лидия Павловна. Главный редактор» - прочитал я на табличке и хотел было постучать, но дверь сама плавно уехала в сторону. Я вошел, и она с мягким щелчком закрылась за спиной. А тут интересно! Огромный кабинет. Не чета пидорской конуре Всеволода Андреича. Сверхсовременная отделка – металл, стекло, пластик, легкий запах озона. Прямо как в порнофильмах про космос. Мне даже пришлось засунуть руку в карман, чтоб придержать член.

- Проходи, Григорий, не стой, - раздался приятный, с хрипотцой, девичий голос.
Почему-то представлял Лидию Павловну престарелой жирной коровой, типа нашего президента, Валерии Ильиничны. А этой на вид лет тридцать, короткая стрижка, мягкие чувственные губы, ровный загар и грудь – спелая тройка. Я немного приободрился даже.

- Здравствуйте… - голос только куда-то пропал.
- Тот самый, значит, Григорий, которого Сева так нахваливал, - улыбнулась загадочно. – Что ж давай сюда свою рукопись.
- Вот, - с трудом отрываю взгляд от глубокого декольте.
- Ты присядь пока в креслице. Ну-ка брысь, Зизи! – Большая белая кошка прошипела и, громка мяукая, неохотно сползла с кресла.

Я сел на краешек, чтобы не испачкать брюки кошачьей волосней. Зизи прыгнула на стол и уставилась на меня недоброжелательным взглядом. На ней был массивный металлический ошейник и забавные браслетики на лапках. Очень подходило к интерьеру. Лидия Павловна между тем погрузилась в чтение. Иногда хмыкала, что-то подчеркивала карандашиком, один раз даже громко расхохоталась, запрокинув голову. Наверно дошла до эпизода с говном на учительском столе. Я скромно похихикал, ведь эта сцена – гордость первой главы.

- Ладно, - она захлопнула папку. - Юноша ты, безусловно, талантливый, с хорошей фантазией, пишешь живо так, сочно, но… - От этого «но» я весь похолодел. – Хромает стиль, сильно хромает, даже по одной первой главе это видно. Вот на третьей странице слово «ебля» встречается аж восемь раз! Очень сыро, очень недоработано.
- Я понял, - стало трудно дышать.
- Над этим еще нужно много работать… - вздохнула Лидия Павловна.

В этот момент на меня бросилась ебанутая Зизи. Мне прежде не доводилось получать пиздов от кошки. Как в ступоре каком-то. Я сидел и смотрел на приближающийся орущий комок шерсти. Больно! Острые когти вспороли щеку.

- Зизи, блядь! – закричала редактор и что-то нажала на столе.

Послышалось гудение, воздух наполнился электричеством, и полоумное животное, подвешенное за ошейник, полетело к столу хозяйки. Я держался за расцарапанную щеку и охуело наблюдал за происходящим. «Обитель зла-8» напомнило, ебать его в рот. Зачем я пришел сюда, на что надеялся? Мне никогда не стать профессиональным писателем, не раздавать автографы мастурбирующим на меня бабенкам, никогда не пригласят на пресс-конференции… Никогда! Я обхватил голову руками и тихонько заплакал.

- Гриша, ну успокойся… сильно царапнула, да? - я почувствовал, как меня обнимают заботливые руки Лидии Павловны.
- Да при чем тут это! – слезы не переставая, душили меня, но хуй снова встал. – При чем?!
- А книгу твою мы обязательно опубликуем, – подняв голову, посмотрел в ее глаза. Холодный взгляд опытной суки.
- Правда? – чувствую подвох.
- Хуй.
- ???
- Достань хуй. – Надежда вновь заиграла во мне. Я готов, Лидия Павловна! Готов ради своей рукописи пройти через все круги секса с тобой!

- Какой стручонок! Да ты малыш еще совсем. – Улыбнулась, погладив мой напряженный чижик.
Не видела ты этот стручок в деле. На прошлой неделе только рекорд поставил – пять оргазмов подряд во время сеанса вечерней дрочки. Слезы начали подсыхать, я потянул руки, чтобы потрогать грудь Лидии Павловны, но она мягко отстранила меня.

- Выеби Зизи!
- Что???
- Я хочу, чтобы ты выебал мою кошку, - как ни в чем не бывало сказала она. – Ей ебаться хочется, разве не видишь? На каждого посетителя бросается. Блядь.
- А я-то тут при чем?
- Ну, у тебя такой… - она помялась, подбирая нужное слово, - компактный. Я знаю, ты не сделаешь моей Зизи больно.
- Я даже не знаю прямо… - это действительно было очень неожиданно, хотя с другой стороны все же новый жизненный опыт, как никак.
- Карьера. Слава. Деньги. – Дышит мне в ухо Лидия Павловна.
Позор, нищета, забвение или блистательная карьера беллетриста… через кошачью пизду!
- Я согласен выебать вашу кошку, Лидия Павловна. А она меня не исцарапает? – спросил я с опаской.
- Нет. – Взяла пульт, нажала несколько кнопок.

Завывающую Зизи снова подняло в воздух электромагнитное поле. Кошка с раскинутыми в разные стороны лапками парила в воздухе передо мной. Я заглянул в ее тупые глаза. Она заорала и яростно задергала хвостом, видимо, не прочитав в моем взгляде ничего хорошего. Обойдя животное сзади, я поймал и задрал ее хвост. Шерстяная пизда выглядела так себе, но видал я и похуже. Ярким розовым пятном светилось очко. Поплевав на пальцы, смочил хуй и резким движением засадил зверю. В жопу. Туго пошло, но я помогал руками, двигал вперед-назад.

- Кисулечка моя, Зизи, ну потерпи! Мальчик Гриша сделает как лучше! – утешала питомца хозяйка.

Кошка орала не переставая. Я глянул вниз, член был в крови, зато пошло мягче. Так тебе, тварь! Получи, сука! Я ебал и ебал ее, за все унижения, что мне довелось перенести. За приставания пидора Всеволода Андреевича, за то, что проехал тысячу километров, чтобы услышать, что книга недоработана! За маленький писюн!

- Ты порвал очко моей Зизи! – завизжала Лидия Павловна. Я не заметил, как она подошла сзади. Забыв про пульт, она попыталась оттащить меня от кошки, да куда там. Просила же выебать, а я не доебал еще.

Лидия Павловна схватила со стола папку и принялась хуярить меня. За что? Обида захлестнула меня. Я резко выдернул хуй из жопы Зизи. Кал и кровь хлынули на блузку главного редактора, заляпали юбку и туфли. Додрочил. Простонав, разрядился и в изнеможении упал в кресло. На полу, в луже говна сидела Лидия Павловна, она пыталась зажать раскуроченное кошачье очко.

Как же это мерзко, противно, черт возьми, неправильно! Парадокс – долгие годы шел к цели, а теперь… Я потянул ноздрями воздух и скривился. Отвратительный запах.

Запах Большой Литературы.


Теги:





0


Комментарии

#0 17:34  13-11-2007Шизоff    
Эх, человече....
#1 17:41  13-11-2007Нафигатор    
"А глаза мягкие такие, не злые. Как пизда." (с) Автор.


Автор, объективно, твое крео-это хуета, но в эту рубрику пойдет.

#2 17:52  13-11-2007флюг    
В следующий раз хитрые издатели подсунут тебе скунса. Конечно ты плотно перебрал в надежде проявить себя на поле КК. Рассказ твой мерзок, не более. Нахуй.
#3 07:32  14-11-2007Осквернитель    
Афтор бальной на всю бошку уебан! Обязательно пешы исчо!
#4 14:26  14-11-2007Рыппка    
Таракан маладца. Григорий настолько целеустремленный, что тоже маладца.
#5 15:25  14-11-2007Мурзик    
И много таких тараканов у тебя в голове? Тяжко, же, тебе живётся...
#6 15:49  14-11-2007fаiry    
ужоснах. куда смотрит гринпись...
#7 15:52  14-11-2007Мурзик    
туда и смотрит
дрочь...

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:15  30-11-2016
: [61] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....
Давило солнце жидкий свой лимон
На белое пространство ледяное.
Моих надежд наивный покемон
Стоял к ловцу коварному спиною..

Плелись сомы усищами в реке,
Подёрнутой ледовою кашицей.
Моих тревог прессованный брикет
Упорно не хотел на них крошиться....
09:38  21-11-2016
: [10] [Палата №6]
На Юности старуху за пятьдесят
сбила медная копейка,
я как раз пропустил светофор,
задумался над чем-то.

Лук в авоське, коровьи консервы,
хлеб, капуста, свежая бумага зева,
зелень, кетчуп, острая морковь.

Я рифмую кровь — любовь,
и думаю над чем-то....