Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Пустите даму!:: - КОКТЕБЕЛЬ

КОКТЕБЕЛЬ

Автор: Гавайская Гитара
   [ принято к публикации 08:23  11-11-2003 | | Просмотров: 650]
Прекрасна русская земля вблизи залива Коктебля...

Добираться, правда, туда было сложновато: сначала плацкартой до Феодосии, затем - "Ракетой" до Планерского.
В поезде было весело.
Первую ночь она провела на нижней полке под ментом Геной. Гена упился до беспамятства. С верхней полки доносились неясные маты, в основном - шипящими, без гласных. Потом он начал икать. В коротких паузах между очередным утробным "потрясением", выл печально. Наташу убаюкало, и она "уплыла"...
Проснулась от ощущения сырости. Гена писал. Тонкая струйка стекала по стенке вагонной обшивки, аккуратно обходя препятствия в виде блестяще-хромированных заклепок и крючков.
Наташа вскочила, побежала в клозет и долго умывалась, содрогаясь от гадливости. Затем - пошла к проводнику.
Там пили. Две дородные тетки - "клубника в сметане"- и замурзанный, неясного возраста мужичок в железнодорожной фуражке с невыносимо пошлым лицом. На столике качались, позвякивая, тонкие неграненые стаканы с тремя полосками по краю. Бутылка "Агдама". Крутые яйца. Печенье "Октябрь" в прямоугольной пачке.
Наташа поняла: нужно уходить. До утра досидела на откидывающемся маленьком стульчике в соседнем купейном вагоне.
Утром постучала в дверь "проводницкой". Долго не открывали, затем замок щелкнул, и Наташа уперлась взором в фиолетовое лицо. Проводник не успел водрузить на голову фуражку, и прическа "внутренний заём" (декорация из 7-8 пегих волосков с намеком на пробор у самого уха) явилась миру во всем своем утреннем великолепии. Из "пробора" торчало серенькое подушечное перо. На полу валялся розовый бюстгальтер.
Наташа стала излагать, проводник кочевряжился, ссылаясь на отсутствие свободных мест, но она "нажала", и проводник обмяк. Утро, знаете ли, похмельное, запала для жарких дискуссий нет ни фига.
Она перетащила свой чемодан в соседний вагон и влилась в новый дорожный коллектив.
Два брата – белоруса и мальчик лет десяти.
Один, папа мальчика, - основательный мужик средних лет со смешными глазками (премалюсенькие, но странно остренькие и пронзительно бирюзовые). Хозяйственный мужик. Все время шуршал какими-то свертками и извлекал из нутра дорожной сумки все новую и новую снедь. Второй, Миша, - помоложе и "пожиже". Холостой.
Приняли они ее приветливо, почти с восторгом. Сразу стали кормить.
Наташа специально не взяла с собой в дорогу еду: хотела приехать в Коктебель худой и изможденной. Так, ей казалось, она выглядела более интеллектуально. Отчего ей хотелось выглядеть интеллектуально именно в Коктебеле, остается не выясненным...
"Папа" разложил на столе вареную курицу с мясистыми белыми ногами, маленькие крепенькие помидорчики-сливки, зеленый лук и домашную колбасу с упоительным чесночным духом. В пластиковой "гильзе" с надписью "Седуксен" - крупная соль, смачная голова черного хлеба с крутым "завитком".
Наташа сглотнула и приступила: жрать-то хочется, несмотря на тягу к интеллектуализму. Миша достал фляжку, забулькал, разливая по стаканам. Беседовали. Миша рассказывал анекдоты про Чапаева. Потом расползлись по полкам. Миша любезно предложил ей свою нижнюю, сам полез наверх. Наташа поглядывала опасливо снизу: воспоминания о стекающей мочевой струйке были еще свежи.
Она подремала немного, потом вытащила из чемодана недошитый сарафан: специально взяла в дорогу, чтобы доделать.
Миша скатился с верхней полки, подсел, рассмотрел "изделие". Особенно заинтересовался лифом. Взял в руки, покрутил. Вставил зачем-то в "чашечку" кулак. Примерился. Наташа поняла: будет продолжение банкета...
К вечеру Миша дошел до ручки: вскакивал, почесывался, крутил головой. Потом предложил пойти в тамбур - померить готовый сарафан. Подскажу, мол, если что не так, зеркала-то большого нет. Наташа отнекивалась.
Было уже поздно. Наташа смотрела в окно на пробегающие огоньки, Миша нервничал. Потом спросил:
- Ты доверилась мне?
- В каком смысле?
- Ну, я вот, например, тебе доверился... А ты?
- Ну, я не знаю... Что ты имеешь в виду? - Она прекрасно понимала, что он имеет в виду.
- Я тебе доверился. Вот. Поэтому быстро шепни, как нам с тобой лучше получить взаимное удовольствие?
Получать с ним "взаимное удовольствие" она не собиралась. Как-то не входило в планы.
Надо было что-то делать...
Она начала с ним разговаривать на душевные темы, иногда в таких случаях это помогает. Он "проникался" к ней все больше и больше.
Дойдя до пика откровенности, поведал шокирующую историю. Соседка по квартире, полковницкая жена, зашла как-то к нему попросить отвертку. Муж был "в полях". В общем, женщина не сдержалась... Но, что самое ужасное, она сделала ему "ну, такое... я не могу сказать... это - такая штука... я боюсь, ты не поймешь... в общем, это называется "миньяка", мне потом один кореш сказал..."
Наташа больно щипала себя за ногу, чтобы не ржать.
Доехали до Феодосии, расстались душевно. Миша сунул ей в руку клочок бумажки с адресом, чтобы брат не видел. Стеснялся.

В Коктебеле был завал.
Сдано было все, включая гаражи, летние кухни и садово-парковые скамейки. Под каждым кустом сидела какя-нибудь курортная семья. Обычно "папенька", как наиболее бесполезный член ячейки, стерег детишек, а "маман" носилась по поселку из дома в дом, шарахаясь от привязанных собак и умоляя зажравшихся хозяев пустить хоть на одну ночь... хоть в сараюшку...
Оценив обстановку, Наташа оставила чемодан в камере хранения и побежала на море: рыпаться было все равно бесполезно.
Боже, какой восторг!
Крупная белая галька, по которой ужасно больно ходить босиком, но боль-то какая сладостная! Вода ласковая, с кусочками солнечных бликов в каждой отдельной волнистой ячеечке. И, если лежишь в воде на спине, это ячеечки обнимают все тело, гладят шелком. Плески такие вкрадчивые. Невероятное ощущение покоя и вечности. Вдалеке, как сквозь вату, - детские прибрежные визги...
Она резвилась и нежилась в воде, пока не посинела. Выбралась, пошатываясь, на берег, рухнула, мокрая, животом на жаркую гальку.
Припекало. Мозг сладко затуманился...
- Наташка! Ты откуда здесь? Смотри-ка, узнала тебя по жопе.
Она медленно пришла в себя, повернулась, увидела свою питерскую знакомую.
- По жопе-то меня всякий признает, ты вот по лицу попробуй.
Ленка захихикала.
Судьба наташина, таким образом, благополучно устроилась. Ленка втащила ее к себе в комнату, уболтав хозяйку. Не то, чтобы уболтав - просто налила ей стакан.
К вечеру, когда жара спала, Наташа перетащила свой чемодан из камеры хранения, взяла в прокате резиновый матрас (для спанья) и почувствовала себя совершенно счастливой.
Утром она проснулась от ужасающего мата. Тексты неслись откуда-то сверху и справа.
- Курортники, твою мать! Засрали все кругом! Ты только посмотри, Тимофей, что у них в холодильнике: хлеб... гондоны... дезодорант для ног...
Наташа нырнула в халат и выскочила за дверь.
Солнце заливало большой двор и причудливой архитектуры постройку с великим множеством дверей, дверок и просто отверстий со шторкой. На большинстве дверей висели учрежденческие таблички. "Деканат", "Партком", "Столовая".
"Палата #6"...
С правой стороны к дому была приляпана пристройка, напоминавшая кооперативный гараж, с пятью одинаковыми дверьми "ноздря в ноздрю", украшенными, соответственно, вывесками: "Комната предварительного осмотра", "Раздевалка", "Актовый зал", "Клизменная" и, наконец, "Прозекторская".
"Логично, однако", - подумала Наташа.
На небольшом пригорочке высился "двухкомнатный" сортир. Наташа подошла поближе. "Неужели "М" и "Ж"? Что-то чересчур целомудренo".
На одной двери значилось: "Вход" на другой - "Выход".
Из кухни, откуда, собственно, и доносились матерные поливы, выплыла хозяйка. Чуть позади шествовал жирный и бесконечно наглый кот.
- Ну что, курва, устроилась?
- Да, в общем-то... Спасибо.
- Спасибом сыт не будешь. К вечеру "Крымского" тащи бутылку. Ты ведь, небось, на пляж сейчас пофигачишь. Сразу видно - чайник...
К исходу следующего дня Наташа уже была "в материале".
Во дворике счастливо сожительствовали порядка двадцати пяти "курортников". Из года в год они аккуратно собирались в одном и том же месте. Люди всё больше самобытные... гуманитарная интеллигенция.
Москва, Ленинград. Двое - из Саратова. Никакого, там, Краснодарского края или, не дай бог, Одессы с Киевом. Ни-ни. Сибирь и Дальний Восток тоже были как-то не представлены.
На пляж никто не ходил, это считалось моветоном. Невыносимой пошлостью бытия.
Пить, обычно, начинали где-то с двенадцати, когда солнце было в зените. В основном, употребляли "томатную закваску", производимую хозяйкой Лялей из подручных средств (плантация помидор стыдливо краснела прямо за пригорочным сортиром, Наташа ее поначалу не разглядела). Кроме помидор "на огороде" произрастало пару невнятных грядок лука.
В какое время суток трудолюбивая Ляля производила "продукт", оставалось для Наташи неясным: Лялю она наблюдала только в двух состояниях: либо в беседке, в окружении "творческой интеллигенции", в процессе культурного пития, либо в гамаке под платаном. К тому времени она, обычно, уже не могла говорить.
На море ходили только Ленка с Наташей, за что были презираемы всем миром. Правда, периодически на пляж выползала еще парочка гнедых - Освальд и Шеф. Однако, они были миссионерами. На пляж ходили в сугубо практических целях: пошукать "по женской части". Работали они в паре, на контрасте.
Освальд был огромный бородатый мужик с закосом "под физика" (на самом деле, он был снабженцем в одном из московских НИИ, но пообтерся в "культурной" среде, усвоил кое-какую терминологию. Для "пансионатских" барышень было вполне достаточно). Шеф, несмотря на то, что был "из служивых", имел вполне интеллигентскую наружность. В лице его было что-то неуловимо порочное. В общем - сладострастник.
Они проводили на пляже пару часов, "окучивали" очердных уездных барышень и к вечеру приводили их во дворик. Жили они в "Клизменной".
Церемония была довольно однообразной, мужики не любили импровизаций. Сначала поили девушек в "Клизменной" чем бог пошлет, потом выводили на "звездное небо" для романтизму.
Освальд доставал телескоп (возил с собой из года в год как необходимый инвентарь), настраивал его на высокое южное небо и читал фемине какой-нибудь стих. Шеф в это время гадал по руке “неохваченной” подруге.
Достигнув необходимой полноты чувств, компания скрывалась в "Клизменной", остальные "дворовые" рассасывались с глаз долой, чтобы не мешать чужому счастию. Люди-то все - тонкие, деликатные...
Уже в глубокой ночи барышень выводили на природу пописать. В это время неизменно из-под земли вырастала Ляля с дежурной сентенцией: "Сколько раз говорила... Освальд, мать твою... Страшных не водить!"
Лена с Наташей проживали в "Актовом зале", а в "Прозекторской" обитал Валентин, член Союза Писателей.
В Дом Творчества Союза Писателей, главное коктебельское светское место, Валентину путевку не давали - "морда легковата".
"Говнюки!" - горестно вещал он, откушав "томатной". На самом деле, это была весьма вялая форма социального протеста: в Дом Творчества Валентину ни фига не хотелось. Ей-богу, кайфу никакого: в 7 утра - завтрак с гречневым проделом и какао с пенками, на полдник - пудинг и кольцо "Песочное" с двумя вдавленными в "тело" орешинками. В парке три дебила кидают кольца на вбитые в землю штыри. Опять же, "томатной" никто не подаст. Контингент не тот...
В поселке Дом Творчества назывался "Дом Жописов и Мудописов" (Жён ПИСателей и МУжей ДОчерей ПИСателей). По аллеям бродили сонные барышни в платьях с воланами.
То ли дело Ляля, не говоря уже о прочих!
Иногда во дворике случались спонтанные мордобои. Жирный кот Тимофей носился среди дерущихся, вздыбив шерсть. Доволен был: в обыденной кошачьей жизни ему явно не хватало острых ощущений. Наутро никто не помнил, что, собственно, явилось причиной. Мебель чинили коллективно.
Однажды Наташа вернулась с пляжа днем. Во дворе было подозрительно тихо. Около помидорной плантации переминался с ноги на ногу Паша, искусствовед из "Палаты #6".
- Наташка, писать хочешь?
- Ну, в общем, не прочь. Могу.
- Идем со мной, я тебе тазик заготовил.
- ?
- Ну, тут, в общем, такое дело... Ассенизаторы приезжали, говно качать. Ну, налили мы им... А потом, понимаешь, они неправильно насосы вставили. Не тем концом, что ли, фиг знает. В общем, сортир временно недоступен. Завтра приедут опять, сегодня работоспособность уже не та была, сама понимаешь...
Наташа подошла к сортиру. На одной из дверей висела бумажка с надписью "Переучет".
- Ну, а тазик где?
- Пойдем, покажу.
Он воровато оглянулся и нырнул вглубь огорода. Под чахлой яблоней, почти у самой ограды стоял зеленый эмалированый таз с проржавелым боком. Рядом в землю была воткнута двурогая палка, между рогов прилажена дощечка с надписью: "Наташа. Прочим не гадить! П., искусствовед".
- Спасибо тебе, Паша. Трогательно, ей богу. Ну, иди уже.
- Я тебя посторожу на входе.

Три отпускные недели просвистели, как паровозный гудок. Пора было возвращаться в промозглый сентябрьский Питер. "Ракета" из Планерского, затем - плацкарта из Феодосии...
Да, совсем забыла... У Наташи ведь случился в Коктебеле курортный роман. Но это - тема совсем другого рассказа. Так-то вот, мой маленький дружок...
-


Теги:





0


Комментарии

#0 09:41  11-11-2003    
Коктебель, курортный роман... блять.. иногда и курортный роман в кактебеле со временем перерастайет в нечто большее.. а ктото другой от етова страдайет.. блять..
#1 10:27  11-11-2003ДВА В АДНОЙ    
Душевно)
#2 10:42  11-11-2003fan-тэст    
Хорошо, местами очень.
#3 11:12  11-11-2003St. Ass    
Вроде и ничего, но вот эти интонации нашей припижженной интеллигенции. Фу.. уроды....

Хоть афтор достаточно ироничен, а походу из этого круга.


Девушка, вы из Питера родом?

#4 11:37  11-11-2003Ёж    
очень понравилось.

В Коктебеле дует страшный ветер-зунд (с)

#5 16:55  11-11-2003Майор    
Душевно написано, но тема эротичного женского мочеиспускания раскрыта не полностью. И цынизма, цынизма побольше!!! Но написано на пятерку.
#6 17:06  11-11-2003Гавайская Гитара    
Locust,

Ны, что ты, ей богу. Не убивайся так. С тобой - как по минному полю. Куда ни ступишь - все болит. Я ведь - вообще-то про Коктебель, а не про личные драмы. Может, напишу тебе потом. Кажется, мне есть, что сказать. Уж больно ты парень симпатичный. Человеческий.


St. Ass,

Конечно, из Питера. Ну, что за дурацкая манера все время делиться по какому-нибудь принципу? Вот ты, например, имеешь оношение к медицине (такое у меня сложилось представление) То есть, ты из "припижженной интеллигенции" или как? Все же очень просто. Идиотов видно по лицу. В крайнем случае - по первым трем словам. Остальные "деления", на мой взгляд, не принципиальны.

И не урод я совсем. Ни моральный, ни физический. "Так уж свезло мне" (с)


SERGAN

Я тебе как-то уже говорила: ты - крымчанин, кое-чего прочувствовать не можешь. Посиди 11 месяцев в сыром тумане с висящим "на ушах" небе цвета "маренго" - полетишь на курорт, как ласточка. (Хотя Ленинград все равно обожаю) Насчет ресторана и баб - "не знаю, не пробовал" (с)


Всем остальным - спасибо душевное.


Еж, от тебя особенно приятно, ты у меня в "любимчиках", просто сказать стесняюсь.

#7 17:55  11-11-2003oniks    
офффффффигительно...
#8 18:05  11-11-2003Тверезый и Злой    
Нормалевич, Гитара. Я тока ни понял када это было, в нонешний заезд или ипохузастоя?


П.С. А пра Питер ты зря, мы здесь все равны, но питерские, ясен пень, равнее других.

#9 18:37  11-11-2003Fart Shitson    
Крым--рулит,афтор--спасибо за кусок лета среди зимы!!!Тока вот в Гурзуфе мы порой не с 12-ти пить начинаем,а просто не прекращщаем....и это нам нравицца!!!
#10 19:40  11-11-2003    
Гавайская Гитара, а где ето ты меня видела?? И мы разве знакомы?? на всяк случай маил мой locust@udaff.com если нопесать вздумаешь..
#11 20:08  11-11-2003    
за комплимент кстати спасибо )))
#12 22:44  11-11-2003Гавайская Гитара    
Locust,

не нервничай, не пересматривай записные книжки. Ты же -человек публичный, тексты здесь всякие пишешь. Даже я уже пишу, как ни смешно. Дозрела. Ну, вот и познакомились. Nice to meet you. Проявляется человек, хочет того или нет, даже в каждой запятой. Тем более - в многоточии. Человеческий ты... Если настроение не истает, напишу тебе. Чуть позже.

#13 23:40  11-11-2003Гавайская Гитара    
Тверезый, привет!

History. В нынешний заезд чуть не поперхнулась от обилия впечатлений. К сожалению, в основном - печальных. Про юга совсем не вспоминалось. Сливалась с родиной по месту прописки.

#14 23:45  11-11-2003    
Гавайская Гитара, ты знаешь, вот откровенно (наскока ето возможно сказать откровенно в посте) скажу - свою песанину я всерьез то совсем и не воспринимаю.. да и шовинизм порой по отношению к слабому полу проскакивает.. то есть вроде как ну не за что меня хвалить.. так, дурью маюсь.. но мне действительно приятно слышать такие слова о себе.. даже удивляюсь немножка..

а Коктебель для меня теперь не иначе как слово-раздражитель.. етот Кактебель имеет непосредственное участие в моей ситуации нынешней.. но о етом пожалуй не будем.. грусно очень ето все по новой вспоминать..

#15 00:04  12-11-2003Гавайская Гитара    
Ну ты даешь, Locust!

Кто ж серьезно воспринимает? Ну, есть здесь, правда, пара-тройка "духовных лидеров". Ну, так и фиг с ними. Пусть самоудовлетворяются. Моей, например, картины мира это не разрушает. И никакой ты, конечно, не "женский шовинист", у тебя просто болезни роста.

#16 07:28  12-11-2003Амур Гавайский    
ну кто говорил что литература мертва и осталась толька ебаная контр культура. Амига? Идиолог Иди Нах? Ну вот где они, где?

Жива литература, госпада хорошие и это всегда радует.

Автору немерянный респект. А про курортный роман нужно было рассказать, ведь это по сути было главным событием Коктебеля, а вот глядишь и осталось в тени...

#17 16:52  12-11-2003Гавайская Гитара    
SERGAN,

это ты зря. Расскажу, конечно. Тем более Амуру - душеведу и правдорубу. Буду выступать в амплуа "женщина с прошлым".

#18 11:13  13-11-2003St. Ass    
думал-думал, произведение очень понравилось, просто турыстов таких не люблю, вот в чём дело наверно.
#19 04:28  17-11-2003Sundown    
Добрался-таки, и не пожалел. Очень хорошо.
#20 04:29  17-11-2003Sundown    
...до креатива, в смысле, а не до Коктебеля. Хе-хе.
#21 13:45  17-11-2003at    
а че так здесь пап не любят

с детьми их оставляют тока потому что

их дети слушают

а мам рядом нет тока потому что

ну не папам же за пивом бегать

заебал феминизм

я же не ору на каждом углу что меня девки притесняют

#22 16:20  17-11-2003Гавайская Гитара    
Спасибо, Sundown.

Ждала тебя, если честно. Красота! Все любимцы мои здесь собрались. Почти все.

2 at.

Ну, какой, на фиг, феминизм? Ты читать-то между строк умеешь? Я же просто – "раба любви". Заметь - к мужчинам. Но люблю их такими, какие они есть. Уж прости.

#23 16:37  17-11-2003Sundown    
И тебе спасибо - польщен.
#24 16:45  17-11-2003Спиди-гонщик    
Дошли руки, вернее, глаза - прочетал.

Написано хорошо. В Коктеблю не хочецца.

Самый правильный отдых - ехать с собственной палаткой и сплочонным коллективом, желательно мужским - свой самовар на югах не нужен, хехех.

#25 17:03  17-11-2003Сергей Минаев    
Да здорово написано. У вас прям семейный подряд рулит.

Литпром ру - непроходящая семейственность

#26 17:05  17-11-2003Сергей Минаев    
то Амур Гавайский.

Я и есть литература.

#27 17:53  17-11-2003hz    
страсти пиздец

ваще-то коктебель-это толпы ибливых жэнских тел, нудисткий пляж, цывильная гостиница за 30 бачей ф сутки, высший пилотаж на планере за полтинник и горы других ништякоф па смешным ценам и забесплатно.

так что рекомендую. Тока никаких поездоф и не дай бог на своей машыне!!! Я сдуру приехал на свайом пепелацк, заебался па самые ушы, асобенно кагда как крутой паехал пакатацца, забрался на гору пад Феодосией и на этой ибливой гаре у меня нахуй отлетел кардан переднего моста. С полной ответственностью рекомендую - машину нахуй! На самолете в Симферополь, оттуда на таксо - и фперед!

#28 12:50  26-11-2003Stakanus    
Нащот дома творчиства песдёж - зафтрак там в 9, а не ф 7 !

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:15  06-12-2016
: [0] [Пустите даму!]
Караваны облаков ломились с лева на права,
В сторону светлого будущего,
Там где подстригут их и смоют лишнее,
О чем не хотелось бы и вспоминать….
Пискаревское море… расстелившись ковром,
Лишь завидовало… Ведь ему отсюда не убежать…
Как и многому, вросшему в эту землю длинными корнями…
И в этой мясорубке многого затерялся и я…....
09:45  02-12-2016
: [10] [Пустите даму!]
—Сонька, спасибо!!! — кричу в трубку, — ты первая!!!
У меня днюха. Я валяюсь в постели и радуюсь, что мне никуда не надо идти. На работе взяла выходной, решив, что ничего не будет плохого, если эту днюху я встречу трезвой.
День рождения… Это как Новый год… Его важно встретить в тишине, чистоте и гармонии....
07:57  29-11-2016
: [5] [Пустите даму!]
- Кума, привет! Жарь картошку, скоро с бутылкой придем!- новоиспеченная кума Танька многообещающе кричала в трубку.

Танька, Танюха- Кипиш, как называем мы ее между собой с друзьями -тридцати пяти летняя женщина с очень вспыльчивым характером и ну, очень кипишная....
09:30  21-11-2016
: [25] [Пустите даму!]
Оказалось совсем не просто - быть не вместе, а только рядом.
Делать вид, что совсем чужая, проклиная себя за это.
По ночам, обнимая небо в многоточиях звездопада,
Как и раньше, под песни ветра, ожидать от тебя привета.

Страшно слышать, как очень нежно не мое произносишь имя,
Пробуждая слепую ревность- /больно бьет, да с безмерной силой,
обрывая поток фантазий/ - я смешна, я не- вы- но- си- ма....
19:04  19-11-2016
: [13] [Пустите даму!]
Не пристало, говорят, таким молоденьким умирать.
Им бы предаваться любви в гостиничных номерах,
там, где просыпаешься утром - и глуп, и наг.
Только вот внутри ощущается нужность и глубина.

Кости из иссохших становятся крепкими как кремень,
горло больше не сдавливает молчанья тугой ремень....