Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Гость

Гость

Автор: бубень
   [ принято к публикации 12:43  07-04-2008 | LoveWriter | Просмотров: 237]
{этого никогда не было, но может произойти в недалеком будущем…}

...Это было странным, настолько странным, что Петров вдруг неприятно ощутил дрожание своих ног в коленях. Уже пятый виток подряд полет над центром управления проходил в тишине, которую нарушал лишь, ставший за много месяцев уже привычным, монотонный гул аппаратуры жизнеобеспечения. Земля молчала. Мониторы равнодушно высвечивали параметры орбиты, температуру, уровень кислорода и прочие данные, ровными колонками, ползущими вверх. Радиосвязь не работала ни по одному из многочисленных каналов, хотя запущенная Петровым система диагностики отрапортовала, что все в порядке. Не отвечала Земля...
Шли уже восемнадцатые сутки полета, а Земля все молчала. Здесь, на орбитальной станции, было, по земным меркам, тесновато. Ничего лишнего - каждый килограмм доставки грузов с Земли обходится очень дорого. Даже еда, эти опостылевшие уже тюбики и брикеты в блестящей упаковке, переливающейся всеми цветами радуги от бесчисленных разноцветных индикаторов, была строго дозирована. А еда закончилась. Закончился и неприкосновенный запас, рассчитанный на три дня и «растянутый» Петровым на неделю. Грузовой транспорт должен был пристыковаться еще две недели тому назад, но он не прибыл. Оставалась только вода, благо, система регенерации работала исправно. Петров уже давно перестал подплывать в невесомости к тренажеру, не запечатывался в капсулу душа. Он только и делал, что вызывал Землю. Эфир молчал, как всегда…
Он продержался еще почти две недели. Пытался есть пластик, но обессиленный организм не принимал такую «замену» и судорожно выворачивал желудок наизнанку. Начались галлюцинации. Петрову казалось, что по кабине проплывает случайно забытый тюбик, он протягивал ослабевшую руку и хватал пустоту. Хотелось только спать и спать…
Это произошло неожиданно. Корпус станции слегка содрогнулся, явственно послышался синхронный щелчок замков стыковочной камеры. Не веря своему слуху, Петров включил камеры внешнего обзора и обомлел: на мониторе четко было видно, что к станции пристыковался грузовой корабль, правда, это была не пятая модель, а, почему-то, только вторая. Зашипели выравнивающие давление клапаны и переходной люк плавно отошел в сторону. Космонавт, как завороженный, смотрел в круглый проем и ждал. Из темноты люка в кабину плавно, очень плавно вплыл странной восьмиугольной формы, напоминающей огрызок огромного карандаша, темно-зеленый аппарат, за которым, извиваясь, тянулся какой-то кабель или шланг. На шестигранной передней панели выделялась небольшая красная звезда. Из боковых лючков выдвинулись две конечности, одна из которых, оканчивающаяся довольно крупной присоской, сразу же прилипла к ближайшей приборной панели, жестко зафиксировав гостя в пространстве, а вторая, как клешня у краба, раздвоилась на два одинаковых, удаленных на небольшое расстояние друг от друга, глаза-объектива. «Глаза», как показалось Петрову - с любопытством, осмотрели сначала обстановку вокруг, затем уставились на него. Петров молчал и ждал.
Откуда-то снизу из аппарата выдвинулась третья рука-манипулятор и потянулась к руке человека. Петров ждал - будь, что будет. Коснувшись его руки, манипулятор слегка прижался к ней и замер на несколько секунд, после чего быстро спрятался под днище гостя. Громкий четкий синтезированный голос раздался так неожиданно, что Петров не понял, о чем его спрашивают, а в том, что это был вопрос, он не сомневался. Пересохшие голосовые связки отказывались подчиняться и он промычал в ответ нечто нечленораздельное. «Ни чифан ла мааа?»,- повторил свой вопрос агрегат, делая ударение в конце фразы и затягивая последний звук. Этого языка Петров не знал, в центре подготовки его не изучали, и он, подчиняясь одной только интуиции, слабо помотал головой из стороны в сторону.
«Чи-фан!», - громко и равнодушно произнес гость, лобовая панель его медленно откинулась сверху вниз, образовав некое подобие столика, на который, откуда-то из глубины аппарата, выдвинулась круглая белая, судя по всему, пластиковая, чашечка с таким же белым, рассыпчатым содержимым, которое странным образом удерживалось в ней небольшой горкой, несмотря на невесомость, словно было склеенным. Давно забытый запах пищи начал медленно распространяться по кабине, желудок больно свело судорогой, и рот мгновенно наполнился слюной. Петров вцепился обеими руками в чашку, его челюсти свело намертво, и он попытался, хотя бы губами, ухватить несколько этих долгожданных белых зернышек.
Нижний, уже знакомый Петрову, манипулятор гостя выдвинулся снова и услужливо протянул ему аккуратно упакованную в прозрачную пластиковую пленку пару квадратных в поперечнике деревянных палочек. «Чи-фан!»…


Теги:





-1


Комментарии

#0 13:09  07-04-2008ося фиглярский    
Чи-фан!

По-моему, это ТРЭШ

#1 15:16  07-04-2008Дикс    
гы, классно. ни треш нихрена, но фантастика.

кривенько немного, но рад что всё хорошо закончилось

#2 15:49  07-04-2008бубень    
Дикс


Вы полагаете, что закончилось хорошо?

Ни чифан ла ма - Кушали вы сегодня? (кит.)

В некоторых северных провинциях фраза (голодных) используется также в качестве приветствия. прим. авт.

#3 19:28  07-04-2008Абрамсон    
Когда американцы лет через тридцать высадятся на Марсе, там они встретят китайских туристов.
#4 19:31  07-04-2008Абрамсон    
Написано кривовато, согласен, но стиль - дело поправимое.
#5 22:58  07-04-2008Василиса Премудрая    
Мне понравилось.

Начало "Пятого элемента"

#6 23:28  07-04-2008Colonel    
мне понравилась красная звезда.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
10:58  25-03-2017
: [8] [За жизнь]


Лежу тихонько на краю
И жду когда умру
Я жду когда меня съедят
Нутром в нутре нутру

Я чую попой и бочком
Что рядом серый волк
Я попадаюсь на крючок
Я в страхе знаю толк

И мне не спится в эту ночь
И не живется днем
Я жду когда меня убьют
Когда мы все умрем

Я не хочу туда один
Пойдемте же со мной
Ты приходи седой волчок
Отец беззубый мой

Я самый главный хулиган
Я это заслужил
Чтоб брат - у стенки
Я себя у края положил

И н...
18:04  21-03-2017
: [19] [За жизнь]
Я проснулся в ту ночь оттого что,
Что как будто чего-то решил
И вскочил, записать чтобы срочно -
По утрам я бываю паршив

Не затем что бы для - между прочим,
А затем чтобы мысль не забыть
У меня ведь талант есть и почерк,
А ещё - колоссальная прыть

Но пока я добрался до места
Чтобы то что решил записать
Вдруг проснулась в постели невеста
И сказала что хочет поссать

Растерявшись от этого звука
Я мгновенно забыл что решил
Прошептал только: Вот же блять, сук...
12:58  21-03-2017
: [30] [За жизнь]
Рыбки дремлют в стекле, пахнет мебель орехом калёным
Бабка съела эклер, запивая вчерашним бульоном
Это просто болезнь, вот расплакалась, что не осталось
Ничего на столе – мозговые явления, старость.
А над миром – река, тонут Ясли в задымленной выси
И в сухих облаках самолёты идут на Тбилиси
Медицинских карет виден бег, огибающий землю,
На Метехской горе огонёк неприкаянный дремлет
Отцветают дворы, чахнут сосны и сохнут перины
И поют комары на своём языке упырином
Бьют куранты п...
22:35  19-03-2017
: [9] [За жизнь]
I

- Мам, честно, я не курил!
Это была ложь.
- Знаешь сынок, мы тебе не так много запрещаем, что бы ты нам с отцом врал.
Родители всегда говорят подобные фразы слишком спокойным тоном. В такие моменты думаешь: «Пусть бы лучше наорали, или всыпали ремня, только бы не говорили так равнодушно»....
15:31  18-03-2017
: [48] [За жизнь]
Снова март безупречный такой,
как поэзия Лифшица.
Весь в томлениях чувств и призывных хоралах котов.
Благодать для писак.
Только мне, как ни странно, не пишется.
А и пишется вдруг, то, увы, однозначно не то

Вроде всё как всегда:
сквозняком занавеска колышется,
И мимоза в стакане, и фетровый с брошью бэрэт
Но ни строчки путём, ни словечка как надо не пишется....