Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Ерофей (Не солёная!)

Ерофей (Не солёная!)

Автор: viper polar red
   [ принято к публикации 02:20  01-05-2008 | LoveWriter | Просмотров: 525]
Июль 2007 года. Москва. Девять утра. Садовое кольцо. Пробка.
- Банька, водочка, соленые огурчики…- доносился из динамиков радостный голос ведущего.
Ерофей улыбнулся и погрузился в воспоминания.

***
Прокуренный подъезд новостройки, гитара, пара бутылок «Иверии». Юра Кулаков, заканчивая фразу, снова выпалил свое любимое:
- Лучше выпить водки литр, чем лизать соленый клитор. Да, Ерофей? Да ты и не нюхал поди, ни разу.
Априорев покраснел под дружный смех компании. Он никак не мог привыкнуть к этой шутке Кулакова. В эти минуты он представлял себя, лижущего нечищеную селедку на грязном разделочном столе Центрального рынка. Почему именно Центрального, он и сам не понимал.

***
Июль выдался холодным и дождливым. Отпуск в деревне предательски подходил к концу, и Ерофей скорбно готовился к встрече с родным заводом. Целыми неделями, за исключением нескольких солнечных дней, Априорев проводил за чтением пожелтевшей и рассыпающейся в руках, бабушкиной библиотеки. Или мечтал о Надюхе, соседской дородной девице с округлыми формами, длинными, до пояса волосами, и вечно улыбающимся лицом. Она частенько заходила к Анне Алексеевне, записать рецепты всевозможных разносолов, но настоящую причину ее частых посещений Ерофей понял немного позже. Пару раз Априорев встречался взглядом с ее манящими и игривыми глазами, но на этом их знакомство до поры, до времени и ограничивалось. Оставалось только мечтать и читать опостылевшие повести советских лет.
Вот и сейчас, Ерофей лежал на мягкой перине и листал какую-то старую и растрепанную книжку.
- Я баньку истопила, - поставила в известность внука Анна Алексеевна, - Сходи, попарься. Скоро в Москву свою укатишь. Там баньки не будет.
- Да есть там все, - ответил Ерофей, захлопнув книгу.

***
Разомлев на полоке, Ерофей не услышал, как легонько скрипнула открывшаяся в парилку дверь. Но ощущение чьего-то присутствия заставило его открыть глаза. На пороге стояла Надюха, совершенно голая и до боли желанная. Ерофей сбросил ноги с полки, и быстро прикрыл ладонями причинное место.
- Ой-ой-ой, - смеясь во весь рот, Надюха сделала шаг в сторону Ерофея. – Эка невидаль.
- Эта…не подходи. Чего надо? Чего не стучишься? – Промямлил Априорев.
- Я и не знала, что кто-то здесь есть.
- Ну, …узнала, теперь уходи. - Менее уверенно произнес Ерофей.
- Нет, теперь не уйду. – Сказала Надюха, и примостилась рядом.
- Тогда я уйду. – Совсем уже неуверенно пробормотал Ерофей, и попытался встать. Надюха взяла его за руку, и от ее прикосновения Ерофей Априорев совершенно размяк, и снова опустил задницу на горячий полок.

***
Они сидели в предбаннике, завернутые в мокрые простыни и пили квас. Надюха, не отрываясь, смотрела на Ерофея, но он с идиотским видом рассматривал стены, деревянные шайки, сложенные в углу, свисающие гроздьями с потолка веники, в общем, все, что находилось в поле зрения, вызывало его живой интерес. Все, за исключением Надюхи.
- Хочешь меня? – И простыня упала с левого плеча деревенской нимфы, обнажив ее розовую и красивую грудь. Априорев захлебнулся квасом и истошно закашлял. Надя пересела поближе, и ее рука коснулась спины Ерофея. Кружка выпала из рук, и до сознания Априорева дошло, что он уже целует Надю взасос. Надюха скинула простыню, легла на скамью и широко раздвинула ноги.
- Ну, давай, столичный. Чего ждешь?
Ерофей неотрывно смотрел на полные розовые ноги, на курчавые рыжие завитки между ними, на непонятные складки, затаившиеся в этих кудряшках, но в мозгу его крутилась только одна мысль. « Наверное, он где-то там. Тот самый соленый клитор».
Ерофея, как магнитом потянуло к доселе невиданным прелестям, и он, низко наклонив голову, ткнулся лицом между ног Надюхи.
- Ты чего? Щекотно ведь. – Надюха рассмеялась и сдавила голову Априорева своими сильными ногами. Ерофей закрыл глаза, задержал дыхание, и коснулся языком таинственных складок. Затем сильно потянул носом воздух, и, …почувствовал вкус меда, свежего сена, молока, солнца, и еще чего-то, неизвестного, но приятного и даже немного знакомого. Надюха дрогнула всем телом, прогнулась и застонала, немного ослабив хватку.
- Ну, ты даешь, столичный. – Прошептала она, и опустила руки на голову Ерофея. «Не соленая! Не соленая! Напиздел Юрик.» Эта радостная мысль вертелась в голове Ерофея, и он продолжил с удвоенной энергией.
- Иди ко мне, – услышал Ерофей, и забрался на Надюху.

***
«Не соленая! Не соленая!» - С этой мыслью он быстро шел через двор. Но в дом не хотелось. Хотелось простора, общества людей, хотелось в московский прокуренный подъезд. И чтобы «Иверия», и чтобы гитара, и чтобы Кулаков произнес свое любимое про «соленый клитор». И тогда Ерофей усмехнется. Но усмехнется со знанием дела, а не как последний мудила.

За невысокой изгородью, Кузьмич возился с мини культиватором. Ерофей подбежал к забору и заорал, что было мочи:
- Не соленая!
Кузьмич вздрогнул, обернулся на крик, загородился ладонью от выглянувшего солнца и переспросил:
- Чаво?
- Не солена-а-ая! – снова заорал Априорев. – Понимаешь, Кузьмич!
- Пошел ты на хуй, столица малахольная, - беззлобно ответил Кузьмич и махнул рукой. До вечера по деревне, то тут, то там были слышны крики Априорева. К ночи вся деревня терялась в догадках. Или Анна Алексеевна накормила внучка постным, или Ерофей просто подвинулся головой.

***
Много было после этого соленых и не соленых, горьких и сладких, и просто никаких, но пахнущих так, как Надюха, не было уже никогда. А Ерофей Априорев вынес из всего этого один урок, который не раз помогал ему в дальнейшем в разных жизненных ситуациях, «никому нельзя верить на слово». Даже таким авторитетам, каким был в свое время Юра Кулаков.

Зеленый. Чуть вперед, и на бордюр. Априорев заглушил двигатель, поставил рычаг на паркинг, дернул ручной тормоз, и вышел из машины. Вошел в стеклянную дверь офиса, и направился к своему кабинету. Навстречу, улыбаясь, вышла Лена, секретарь:
- Ерофей Павлович, договор с субподрядчиками будете сейчас смотреть?
- Потом, потом. Кофе сделай мне, пожалуйста. – Ответил Ерофей.

«Кофе, это то, что сейчас нужно», подумал Априорев, и, провожая взглядом стройную фигуру Леночки, выходящей из кабинета, негромко произнес:
- Тоже не соленая.
- Что ты сказал? – Спросила, высунув голову из-за двери Лена.
- Я говорю, задержись сегодня. Ты мне нужна.


Теги:





-1


Комментарии

#0 03:32  01-05-2008Sgt. Pecker    
ну я ж говорил что по нраву мне ваши текста...значит так оно и есть! круто! правда у меня была соленая...гы-гы-г...ох и получу я завтра за такие соленья...как говорил Паниковский "Пишите шура пишите!" (Паниковский так никогда не говорил фантазия автора)
#1 07:22  01-05-2008Дикс    
замечательный рассказ! очень приятно было читать!

пиши ещё vpr, мои респекты тебе :)

#2 09:02  01-05-2008автолюбитель    
В деревню фсем! в деревню

и нахуй этих секретарш

мне нужен воздух свежий

и запах сельди! а не фарш...

#3 09:40  01-05-2008bezbazarov    
Познание мира. Как-то даже по-солоухински .Понраааавилось.
#4 14:53  01-05-2008Н.У.Ваще    
Жизнерадостно. Видно, этот Юра, говорил, просто для касного словца. Да, неповторяется такое никогда...
#5 23:25  01-05-2008viper polar red    
а у меня не помню какая была первая. Не нюхал, просто ебал.
#6 00:20  02-05-2008Медвежуть    
Вроде простенько а четал с удовольствием.
#7 00:31  02-05-2008Диоптрий    
Гуд аффтар!

зы:не соленая!©

*удостоверяется*

#8 01:01  02-05-2008viper polar red    
Пизды пряного посола,

с перцем жгучим клитера.

Пляшут лица комсомолок,

В бликах пламени костра.


Всё в былом. Их вид и запах,

Не гоняют в жилах кровь.

Мы сидим в мохнатых тапках,

Трём на досточке морковь.


Ссучились. Пердим в кальсоны,

Смотрим кина про ментов.

Поположе ищем склоны,

Превращаемся в скотов.

#9 01:36  02-05-2008Colonel    
Отличный рассказ! (почему палата - нихуя не понял)

поржал, как Ерофей бегал по деревне

тема договора с субподрядчиками нихуя не раскрыта!!!!!

#10 02:18  02-05-2008шмель    
не успел взять старт,а автор уже и эпилог дикого неуклюжества навайял...да уж..вримена-о-нравы.. а ваще апять для школы креатива несколько эпатажных прогонав типа-" вышел ис машины.Вошел в стекляннуйу дверъ офиса" гыыг.."потянуло к доселе невиданным прелестям, и он, низко наклонив голову, ткнулся лицом между ног" гыгы... автору вообщем аттачивать перо кулибена есчо ох как долго по видимому прийдется,поскольку насаждение детальных описаний блудливых событий маломальске пугает своим постоянством бля..а ваще канешнаже все понимайут,что апять жета виперъ сыскал готовый эскиз и влупил свою бульварное содержание..ыггы..тройка апять,по тому что зевал.
#11 19:41  02-05-2008elkart    
C пивком потянет!
#12 20:43  02-05-2008viper polar red    
критега принимается
#13 06:57  04-05-2008Alexxx    
Уух, как хорошо блин, все в оранжевых тонах, офигительно, прям жить захотелось...

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:27  04-12-2016
: [0] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [61] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....
Давило солнце жидкий свой лимон
На белое пространство ледяное.
Моих надежд наивный покемон
Стоял к ловцу коварному спиною..

Плелись сомы усищами в реке,
Подёрнутой ледовою кашицей.
Моих тревог прессованный брикет
Упорно не хотел на них крошиться....