Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Дезертир (эпизоды 8-9. Finis)

Дезертир (эпизоды 8-9. Finis)

Автор: Ammodeus
   [ принято к публикации 10:09  05-06-2008 | я бля | Просмотров: 962]
VIII

Валерий сидел, постукивая днищем кружки о ладонь, и смотрел на Марка и Марк впервые заметил, что Валерий чуть косит. Валерий отвел взгляд в сторону, поднялся, подошел к столу и, взяв в щепотку немного зелени, забросил ее в рот и налил вина.
Марк прислушался к своему телу. Оно казалось ему сейчас легким и послушным, но Марк знал, что это не так - он просто не чувствовал его. Нужно проверить его, узнать, на что оно еще годно. Он пошевелил пальцами - они слушались его. Он попробовал напрячь ноги – они дернулись быстрой судорогой, в ушах будто захлопала крыльями далекая чайка и Марк поморщился от давящей боли в груди.
Валерий вернулся от стола и сел в ногах у Марка.
- Скажи мне – а стоило оно того? Допустим, твоя душа пресытилась убийствами – если можно назвать убийством выполнение воинского долга. Но скажи – что ты получил взамен? Что?
- А почему обязательно что-то получать взамен? А разве просто избавиться от чего-то – не достаточно?
Валерий пожал плечами.
- Не знаю… Возможно… Но тогда поясни, от чего избавился ты? Еще несколько лет - и ты ушел бы с почетом на пенсию, получил бы свой кусок земли, дожил до глубокой старости и тихо упокоился бы в тени оливкового дерева в своем саду… От этого ты хотел избавиться? И что, получилось?
- У меня и сейчас есть кусок земли, в которую меня положат - разве ветеран занимает больше места в земле, чем дезертир? Я просто устал убивать… - Марк посмотрел на свои руки. - Я думал, что могу делать что-то еще в своей жизни…
- Вот как? Что-то еще? И что же? Устраивал гладиаторские бои между пастухами? - Валерий коротко рассмеялся. – Что же тебе дали все эти годы забвения и страха? Чем они стали для твоей души? Ты состарился в этой дыре и единственное живое существо, которое о тебе пожалеет – эта дурочка… – Валерий на секунду замолчал и по-кошачьи потерся ухом о плечо. – А знаешь… А ведь нужно быть очень сильным человеком, чтобы так жить… Наверное, нужно очень ненавидеть то, от чего ты бежал… От чего ты бежал, Марк? Что случилось?

Что случилось?
Хотел бы он и сам знать…
Почему человек меняется? Неужели бесформенные мысли, выкорчеванные из сада души, не умирают, а прорастают тихо и незаметно в темных углах и однажды, обвитая этими побегами, душа вскрикивает от укола шипа и озирается в недоумении: что ее ужалило?
Марк вздохнул.
- Ты не слышишь меня, Валерий… Только прожив достаточно долго, начинаешь понимать, что каждый съеденный тобой кусок хлеба, каждый глоток вина, каждый вдох и каждый встреченный тобой человек были для чего-то, а не просто так…Все, что ты делал в жизни, не было случайным - ничего случайного в жизни не происходит, все случается тогда и там, когда и где это должно случиться…
- Это же ясно – боги даруют нам судьбу... - Валерий ухмыльнулся. – Неужели ты прожил жизнь лишь для того, чтобы понять то, что знает любой мальчишка?
Марк покачал головой.
- Мальчишка, может, и знает это, Валерий, а я, старик, в это верю… Понимаешь? Мальчишка может попытаться слукавить перед богами, а я – не буду, ни за что и никогда – вот в чем разница…Вот почему моя совесть чиста – все, что я делал и еще сделаю, известно богам и, если бы они желали для меня чего-то иного, то иное и было бы в моей жизни…
- Значит, ты считаешь, что делал все правильно в своей жизни?
- Жизнь – это всего лишь выбор, Валерий… - Марк прокашлялся, но голос ослаб и зазвучал сипло. - И есть перекрестки, мимо которых никак не пройти - выбирать все равно придется… И мне пришлось выбирать! И один Бог знает, что творится в наших головах, когда мы выбираем, и один Бог может судить нас за наш выбор, но он этого не делает - потому что, дав право выбора, нельзя потом осуждать за то, что мы этим правом пользуемся!
Марк на секунду прикрыл глаза, вновь открыл их и тихо заговорил:
- У меня есть мой маленький мир… Дом и ведущая от него дорога к морю… Кипарисовая роща и колодец с водой, вкусней которой не купишь в Риме даже за золото… Где-то лежат великие дороги, по которым я уже никогда не пройду, где-то дуют ветра, которым мне не суждено уже подставить лицо, где-то улыбаются во сне женщины, но им снюсь не я… Большой мир ворочается вокруг меня, я иногда слышу его дыхание, но мы уже обходимся друг без друга… Ну и что же? Кем бы я ни был, всегда будет нечто, что навсегда ускользнет от меня… Нельзя прожить жизнь так, как хочешь – если только ты не бессмертен…Но попробовать – можно…
Валерий подался вперед.
- О душе ты печешься? Да на тебе смертей…В аду целая провинция населена теми, кого ты убил… К тому же предатель – а ты, центурион Петроний, предатель! – не может надеяться на спасение души…
- Это ты так думаешь… Но, возможно, тот, кто дал мне эту душу, считает по-другому?
Валерий криво улыбнулся, глядя Марку в глаза.
- Так вот кого ты выбрал в защитники…

- А больше некого…- Марк прикрыл глаза. - Ты когда-нибудь посылал людей на смерть?
- Я людей убивал, центурион.
- Не о том я… Друзей ты на смерть посылал? Убивать врагов и посылать на смерть друзей – не одно и то же! Тебя тогда там не было, но ты же знаешь, что это такое, Валерий. Ты должен помнить, что это такое – стоять в строю и смотреть на полоску земли, разделяющую тебя и тысячи смердящих варваров… Она уменьшается так быстро, помнишь? Так быстро, Валерий!
Марк замолчал на мгновение, а потом заговорил вновь.
- Но тогда тебя там не было… Гунны скатились с холмов и врезались в нас, как тысячи камней…Ты не видел этого - ты не видел, как разбиваются в кровавую кашу лица тех, с кем ты вечером ел хлеб и бобы, тех, кто хлопал тебя по плечу: «Завтра кричи команды погромче, центурион!». И я кричу, кричу до сих пор, я просыпаюсь каждую ночь от этого крика – и знаешь, что я кричу? Я кричу: «Медленней! Медленней! Медленней!». Я кричу, чтобы они отступали медленнее - чтобы они умирали медленнее… И мы пятились и пятились… Мы продержались всего несколько минут, но успели подбежать легионы с флангов, а в лоб Аттиле ударила наша конница…Таков был замысел Аэтия – и мы это сделали…
- Какой златоуст… - лицо Валерия зло перекосилось. - Может, тебе стоит рассказать это тысячам калек, которые когда-то были римскими солдатами?
- У них был выбор! Понимаешь? У всех есть выбор!
Валерий покачал головой.
- Души твоих солдат слышат тебя сейчас, центурион… У них-то выбора не было - они выполняли твой приказ… Их этому учили. А тот выбор, о котором говоришь ты - это хаос! Где бы ты был, если бы тогда твои солдаты не остались в строю и не выполнили свой долг? Что будет, если каждый начнет спасать только свою шкуру? Никто не хочет умирать – уж я это знаю не понаслышке! Но смерть смерти – рознь!
- Я сам выбрал свою жизнь, а смерть выбирают только самоубийцы! Ты думаешь, что я сделал это от страха? От слабости? А если я скажу тебе, что такое не делается со страха – променять славную жизнь и славную смерть на жизнь беглеца и возможную смерть на костре? Ты говоришь – предательство, а я говорю – усталость… Обыкновенная усталость, когда хочется присесть на вершине холма и потрогать траву, вдохнуть ее запах, услышать ее шепот… А что, если и тебе однажды надоест убивать? Давай закончим все это, Валерий – я устал… Я хочу покоя…
Валерий вскинул голову.
- Покоя… А как же память? Память – не тот собеседник, которого можно заставить молчать!
- Память – лишь тень облака на облаке… Мир кое-чему научил меня - может, и я смог научить его чему-то. А если нет – то мне тем более не жаль ним расставаться…
Валерий прищурился.
Старики… Все они одинаковые – всем им хочется, чтобы с их смертью все умирало. Но умирают лишь они – от разрывающей сердце завистью к тем, кто остается. А завидовать незачем - все мы летим в одну и ту же, навеки разверзшуюся, пропасть и падаем на ее дно каждый в свой час. Все мы – кроты, роющиеся в подземельях Плутона, никогда не видящие истинного света и горе тому, над кем посмеялись боги и кому дали вечную жажду этого света…
Валерий наклонился к Марку.
- Я не держу на тебя зла за то, кем я стал. И я хотел бы поверить, что ты действительно не жалеешь о том, что сделал, но ты не убедил меня, старик… Как я не смог убедить тебя. Ну, и Бог с ним – мало, что изменилось бы в этом мире, не так ли? Но в одном я с тобой никогда не соглашусь: да, убеждения, вера – это иллюзии, но эти иллюзии возвели нечто, что останется в этом мире навсегда. Идеи! Принципы! Порожденные иллюзиями, но отлитые в железе! И эти железные гвозди навсегда вбиты в стену вечности! И только на этих гвоздях болтается, как цветочный горшок, весь этот жалкий мирок! Его можно разбить, но гвозди мы загнали намертво – уж поверь мне! И за это стоит умереть!
- Идеи… - прошептал Марк. – Принципы… Вера… Нет таких идей, за которые стоит умирать. Никто не имеет права посылать на смерть другого – вот тебе принцип! Никто не должен ни за что умирать, а если уж приходится, то - не по приказу… Вот тебе идея…
Валерий поднялся.
- Постой… - Марк дотронулся до руки Валерия и чуть сжал ее. - Знаешь, что нас объединяет - хотим мы этого или нет? Иллюзии… Наши иллюзии! И они же нас разделяют – разные они у нас! И ты держишься за свою, я – за свою и неважно, чья иллюзия реальнее, и неважно, кто из нас правее в своем заблуждении. Каждый может выбрать иллюзию себе по вкусу – и убивать, и умирать за нее. Но и сам выбор, который нам дан – иллюзия… Жизнь была бы прекрасна и безболезненна, если бы мы помнили об этом… Лишь одно в этом мире реально – это то, что и ты, и я умрем, заблуждаясь, а где-то останется нежиться под солнцем истина… Но я хоть не пытался скрести ногтем эту твою вечную стену…
- Прощай, Марк… - сказал Валерий, освободил руку и положил ее на меч.
- И что теперь? – Марк чуть откинул голову и Валерий вдруг увидел прежнего надменного центуриона Петрония.
Валерий усмехнулся.
- Ты помнишь Фрезию? Того уродца, что жил в подвале лупанарии Селесты на углу Лебединой канавы?
Марк медленно кивнул.
- Так вот, он еще жив… И он, наверное, единственный человек в Риме, который помнит тебя.
- К чему это ты?
- А когда не станет Фрезии, - Валерий продолжал весело смотрел в переносицу Марка, будто не слыша его, - больше никто никогда не вспомнит о тебе – будто тебя никогда и не было… Передать привет Фрезии?
Марк не ответил.
Валерий отвел взгляд, встал и подошел к двери, отворил ее - дом осветился золотистым закатным светом, – и шагнул за порог. Несколько мгновений Марк еще слышал шорох его сандалий по песку и видел ползущую за ним тень, а затем наступила тишина.

IX

…Мелисса открыла глаза и свет обжег ей зрачки. Свет был везде, он падал раскаленными полотнищами сверху и струился сверкающей рекой внизу - солнце давно перевалило через зенит, спустилось к морю и море полыхало, отражая червонное золото небес.
Оторвав взгляд от ползущей по горизонту гусеницы-триеры, Мелисса быстро заморгала и затрясла головой, прогоняя вязкий сон и вдруг поняла, чем ей не понравился запах незнакомца. Она поняла, чем же пахнет этот человек.
Он ничем не пах.
Мелисса вскочила на ноги и побежала к дому. Она бежала, взбивая остывающую пыль, и ее тень бежала перед ней, кривляясь и хватая за ноги.
Как она могла?! Сколько же она спала?! Как она могла заснуть?!
Как она могла послушаться Марка и оставить его одного с этим пришельцем? Ну почему она так глупа, почему так медленна и неуклюжа?

…Мелисса отшвырнула калитку и влетела во двор.
Марк лежал на спине в тени платана - загорелые руки были вытянуты и повернуты бледными ладонями вверх. Мелисса медленно подошла, втягивая воздух, как зверек.
Мелиссе показалось, что она вдруг по пояс провалилась в холодный песок – поверхность двора вдруг больно уперлась в ее ладошки, что-то сухо щелкнуло у нее в плече и боль коротко и колюче хлестнула ее. Мелисса дернула головой и увидела, что сидит на земле, упираясь в нее обеими руками и поджав ноги, перед ней трепетало серое прозрачное покрывало, лицо горело сухим огнем – ей захотелось вернуться к морю, опуститься в его прохладный полумрак и смыть липкий морок этого дня. Она оттолкнулась от земли и попробовала встать, но ноги ее почти не слушались. Тогда она встала на четвереньки и несколько раз глубоко вдохнула, собираясь с силами.
- И кого это ты изображаешь? – услышала она знакомый, сипловатый голос и силы вдруг вернулись к ней - Мелисса кошкой запрыгнула на постель, увидела глаза, сжала ладонями лицо и ткнулась в него, мыча от облегчения…

…Марк лежал, обнимая Мелиссу, и пытался вспомнить, что с ним произошло. Что это было? И было ли что-то? Или все лишь пригрезилось ему – и сердечная боль, и загорелый ликтор, и разговор с мертвоглазым пасынком, - и только Мелисса, лежащая сейчас мокрой щекой у него на груди, пахнущая морем и еще чем-то, от чего тоненько щекотало ноздри, была реальна?
Девушки не должны любить стариков, подумал Марк - нельзя любить, зная, что тебе суждено пережить любимого…

Над ними, краснея за еще один день своего бессмертия, одинокое солнце садилось в море, и гусеница триеры ползла к нему по горизонту, и полупрозрачные фиалковые тени текли по садам и переулкам городка, не неся с собой прохлады, а лишь неясную печаль смертным, живущим возле вечного моря.
Марк обнимал Мелиссу и слушал грустный голос, рассказывающий ему, что он дошел до своего края земли. Дошел и не встретил Бога. Но что из того? Разве те, кто прошел другим путем, не разминулись точно также? Не разочаровывается лишь тот, кто не надеется…
Марк улыбнулся - Валерий, Валерий… Иди и надейся… Но когда-нибудь и ты поймешь, что забвение – лишь желанная награда тому, кто хотел покоя…

…Взошла луна и море, поглаживаемое белым светом, затихло.
Он поднялся, налил себе вина и выпил его медленными глотками. Потом осторожно лег и лежал с открытыми глазами, слушая, как пространство за оградой наполняется тишиной. Он смотрел в небо, где плоскими серыми пятнами лежали облака на лиловом куполе, и острые звезды проплывали между ними. Он затылком ощущал движение этой необозримой прозрачной фрески над ним и скользило, скользило, скользило по его памяти, как галька по ладони, странное видение, и скатывалось, смешиваясь с нагретыми полночным солнцем камешками берега его памяти…
Он лежал и слушал давний и дальний дождь, в котором мраморные громады всплывали бледными кораблями навстречу струям и, отрываясь от земли, исчезали где-то очень высоко - там, где не было испарений смертных тел и теплый воздух струился сквозь него и щекотал ему сердце, и никому ничего не нужно было объяснять, потому что то, что с ним произошло, никогда с ним не происходило…

Finis


Теги:





1


Комментарии

#0 10:38  05-06-2008elkart    
"А ежли ты уцеписся в станок

и скажешь:

"Не пойду на войну!" --

значит, ты -- дезертир!" (с)

Хорошо, наконец-то прочту всё целиком.

#1 10:41  05-06-2008Иван Гилие    
Я признаться не читал ни одной части. Кто-нибудь подскажите - стоит вообще или нет? Только честно..
#2 11:11  05-06-2008elkart    
Иван Гилие 10:41 05-06-2008

Стоит. Как у маладово.

#3 11:16  05-06-2008Диоптрий    
Отлично!
#4 11:17  05-06-2008Диоптрий    
Читать стОит конечно!
#5 11:54  05-06-2008не жрет животных, падаль    
все-таки ты молодец. правда нечто похожее я читал у борхеса. хоть убей не вспомню, но по моему в антруаже гражданской войны за независимость в североамериканских соединенных штатах. чем-то напомнило.

все-таки молодец

#6 12:12  05-06-2008Немец    
хорошо
#7 13:33  05-06-2008Медвежуть    
Буду краток.Понравелось.Значительно лутше чем про контуры и воздушные шарики.Пешы!!!
#8 13:59  05-06-2008Жан Аливье    
монументально

/

#9 14:30  05-06-2008viper polar red    
Автору безусловный и безоговорочный зачот.
#10 14:49  05-06-2008Немец    
Ammodeus, доктор Ливсин и ваще все, кто шарит в латыни! нужно содействие. как перевести на латынь "черная река"?
#11 15:02  05-06-2008Немец    
а лучше, как перевести на латынь "клония микроорганизмов агрессивного характера"?
#12 15:26  05-06-2008Ammodeus    
Немец 14:49


Fluvius nigra


Немец 15:02


А вот это - к доктору.

#13 15:28  05-06-2008не жрет животных, падаль    
я бы перевел flumen corvinus, так готичнее.... но я пэптушнег...
#14 16:03  05-06-2008Ammodeus    
не жрет животных, падаль


Ишь ты... пэтэушнег... спасибо за коммент, кстати. как я понимаю, мне все-таки удалось вырулить...

#15 16:05  05-06-2008Немец    
спасибо поцоны. пошел искать доктора..
#16 16:07  05-06-2008не жрет животных, падаль    
вырулить - не вырулить. но в целом получилось хорошо. конечно, наверное, можно было бы без чего-то обойтись. но мне понравилось как втравлено в твой текст размышление героя. а оно расцветает в последней главе. это как в постороннем альбера нашего камю. последние старницы стоят всего.
#17 16:16  05-06-2008Ammodeus    
не жрет животных, падаль


спасибо.


И спасибо всем откомментившим. Было полезно.

#18 20:01  05-06-2008ося фиглярский    
Распечатал.
#19 20:10  05-06-2008Француский самагонщик    
У Оси ахуительно содержательные каменты.
#20 20:22  05-06-2008Розка    
ФС, тебе какой за последние пять минут больше понравился (я по ленте читаю): хм, хз, ухх.. вах или мыгм?
#21 20:42  05-06-2008ося фиглярский    
ФС

Я просто хочу перечитать с началом.

Начало там было хорошее.

Просто я устал.

Рабочий день начался в 3-00, и кончился в 20-00.

Мозг выебан нахуй.

#22 23:10  05-06-2008Француский самагонщик    
Розка, вот начиная с хм - все они совершенство, ыыы
#23 23:44  05-06-2008ося фиглярский    
У меня по-моему было еще м-дяяя...
#24 00:01  06-06-2008ося фиглярский    
Прочитал. Хорошо. Немного тяжеловато показалось.
#25 06:15  06-06-2008Иван Гилие    
Я всё таки прочитал. Понравилось неимоверно. Написано сочно, ярко... перед глазами мелькали кадры первой битвы Максимуса из "Гладиатора"..

Текст слегка можно было бы подсушить или просто я, в порыве читательского нетерпения, скролил некоторые абзаци, желая узнать "Чем же всё кончится?"..

#26 09:50  06-06-2008Кысь    
У китайцев есть пословица (по-китайски стесняюсь, воспроизведу смысл) - "из хорошего железа не делают гвоздей, из хорошего человека не делают солдата". Когда-то я очень обижался на китайцев за эту пословицу. Потом - понял.

Тему ты, автор, поднял почти неподъёмную - мне было очень интересно, каков будет финал. Потому не комментировал по частям - хотелось целого. Целое - получилось.

Идти на смерть самому - это гораздо легче, чем посылать на смерть других. Потому и направления дезертирства - разные. Солдат бежит "от", центурион - "в" или "к". В себя. К себе. И это тоже - тяжкий труд. А ну вот - прибежишь к себе, заглянёшь в себя - а там тебе и места нету, выжжено всё, загажено, трупами забито... Принять себя в себе и найти себе место в мире - тот ещё бой, со стороны не видный. Да и кому объяснишь?..

В общем, Ammodeus, получилось у тебя, на мой взгляд. Спасибо. Я с интересом читал. Некоторые огрехи стилевые - да бог с ними, несущественно. А вот за образ - "краснея за еще один день своего бессмертия, одинокое солнце садилось в море" - отдельно тебе спасибо. Мощный образ.

#27 10:21  06-06-2008Ammodeus    
Спасибо всем. очень рад видеть в комментах кое-кого...

Ося и Иван - согласен, немного тяжеловато, выпарить, наверное, водичку кое-где можно было бы.

Кысю - отдельное спасибо за развернутый коммент с проникновением.

#28 11:49  06-06-2008СъешьМоюПомаду    
Очень понравилось.

Текст не заканчивается с последней строчкой - читатель продолжает думать о поступках героев, даже "примерять" на себя - а как бы я проступил в такой ситуации. Что проще - идти по проторенной дороге, которая выбрала тебя, жить в заданной системе координат с определенными ценностями или свернуть на тропинку, которая неизвестно куда заведет.

В чем больше мужества - в славной смерти в бою или в жизни в безвестности и глуши, но в мире с собственной душой.

Столько мыслей уместилось в этот екст, столько вопросов.

Да и Валерий, получается, тоже дезертир - он ведь не казнил Марка, не выполнил свой долг? Да, автор? Так и было задумано?))

#29 12:34  06-06-2008Ammodeus    
СМП


Спасибо за коммент. Ты правв - валерий тоже, конечно, же дезертир де-факто. Хотя де-юре он чист - вряд ли о его встрече с марком он доложит начальству. да и сдается мне, станет совсем зверем после этой встречи - до окончательного падения Рима (ЕГО Рима) осталось несколько месяцев...

#30 23:45  06-06-2008Докторъ Ливсин    
когда-то была такая фильма -"Грек Зорба" ..и был в нём эпизод, в котором герои танцуют на пустыре сиртаки..и зрители долгое время оставались в блаженном неведении , что музыка , звучавшая в тот момент была не народной , а написал её большой друк Совеского Союза композитор М. Теодоракис..

поелику, дискутировать о названиях римской аммуниции и количестве латыни в тексте здаётся мне зряшным делом...

ибо (стараюсь не употреблять этаго слова..хе-хе) - а-ху-е-нно !!

в отличии от Оси (нл) редко что распечатываю...но это-распечатал ..

и читал с удовольствием..

а-ху-е-нно !!

#31 14:29  09-06-2008Ammodeus    
Докторъ Ливсин


Спасибо, док.

#32 17:46  11-06-2008КЛА    
Вещь из разряда – прочел-задумался-прочел еще раз и неоднократно. Запоминается, ИМХО.

Проза сложная в хорошем смысле этого слова. В том плане, что читать очень интересно, и некоторые шероховатости – всего лишь шероховатости, кои автор вполне и при желании исправит и уберет, дело же не в этом….

Так скрупулезно написано, что по технике напоминает китайскую традиционную живопись, каждый мазок, штрих – не более нескольких миллиметров – филигранно продуманный сюжет и душа мастера… И так, за крошечными штрихами рождается нечто монументальное, что сохраняет в себе воздух и пространство, несмотря на свои размеры…

А характеры… ах… просто ффкаффка…. И тут же до мелочей….

Совершенно покорило отношение к женскому образу, редко когда мужчины описывают представительниц противоположенного пола с такой нежностью, ведь что ни слово, то ладошки, пальчики, ножки, и не просто ножки, а маленькие…… и так по всему тексту… а от ощущений этой «дурочки», просто хочется …. Одним словом…. Ну, ты, понял, что я имею ввиду…

И еще, просто обожаю автора за любовь к животным, к котам и кошкам в особенности….

#33 18:10  11-06-2008Ammodeus    
Красная_Литера_А


Спасибо, Литерка. очень приятно. умел бы краснеть - покраснел бы...


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:11  18-09-2019
: [10] [Литература]
- И чего ты так стремаешься? Вижу, ведь на самом деле хочешь пойти, - интересно же! Вспомни, как Оскар красиво сказал, - Единственный способ избавиться от искушения - поддаться ему.
- Тем более, полиция будет охранять!
- Охранять…тоже мне, нашли кому верить!...
11:41  18-09-2019
: [21] [Литература]
Звуки сна отдалённо - гулкие,
От короткого всхлипа к длинному,
Словно в люльке дитя агукает,
В ночь курлычет по - журавлиному..

Спи, мой мальчик, не перемелются
Страхи все до рассвета колкого.
Там, далече, шумит метелица,
Воет вьюга дорогой долгою....
09:22  16-09-2019
: [9] [Литература]
1
Осенью деревья сбросили кожу. Обнажилось древесное мясо, из которого во все стороны торчат провода. Мухи сели на провода.

Мите приснился сон. Во сне он встретил отца. Отца Митя узнал по острому запаху преющей листвы. К тому же Митя получил мощную подсказку: слово "ОТЕЦ" было высечено там, где бывает лицо....
09:18  13-09-2019
: [35] [Литература]
Есть блаженное слово деревня. Есть чудесное слово - земля.
Один день горит, чадит - десятилетиями.
И смотрит в оба глаза.
Одним, который зелёный, смотрит за горизонт.
Вторым, цветом серым, упирается под ноги.
Притом, что горизонт может неожиданно оказаться местом, который виден затылком,
а ноги вполне могут быть чуланом, погребом, колодцем....
17:40  01-09-2019
: [27] [Литература]
- Присаживайся
Он стоит у входа, молчит.
- Присаживайся, смелее, же.
Звереныш топчется босыми ножками, потихоньку шаркает к стулу. Озирается.
- Смелее, садись сюда.
- Эрра. - отвечает звереныш, но садится. Чувствуется капелька его сброшенной усталости....