Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Шляпник

Шляпник

Автор: Симон Молофья и Мясные зайки
   [ принято к публикации 11:00  26-12-2003 | | Просмотров: 424]
«Первый день весны. Сижу на щербатом подоконнике ,свесив ноги вниз, на проспект. Кайфф. Старухи на скамейке под стеной уже успели выползти на солнышко и глазеют на меня снизу вверх осуждающе. Однако молчат – им нечего мне сказать. Когда открывал окна, приключился конфуз: оказывается, внутренняя рама не открывается, как в обычных мирах, а вставляется в окно. А я-то думал –зачем две эти ручки. От моего молодецкого рывка вся эта одоробла оказалась у меня в руках – два на два метра деревяшек и стекольных квадратиков. Я исполнил очень плавный и грациозный танец- балансир по всей комнате, и благополучно расрошил несчастную об некстати подвернувшийся шифоньер. Итак, сижу, разглядываю выбоины на кирпичах от осколков. Сколько лет прошло, два поколения хозяев этой квартиры с тех пор вымерло, а эти дырки от смерти такие же, как в тот день, когда шмальнули из танка куда-то вдоль проспекта. Вот я расскажу тебе про Героя Советского Союза прапорщике Шляпнике.
Меня все время занимало, что это за шляпник на мемориальной доске возле подъезда. Выяснилось вот чего: наши уходили из города. Немцы уже были на Проспекте, шли от Днепра. И вот этот самый Шляпник оказывается зачем-то на Якоре. Ну, тогда, конечно, это еще был не Якорь. И у него пулемет и чего-то там, и патронов дофига, так рассказали. А, я ж тебе не сказал, откуда я все это знаю. Пришел на Якорь мужичонка –сосед. Это вечером как раз было, все там сидели, и политологи тогда пришли с портвейном со своим – «Степовый витерец», они только его и пьют. А мужик типа за фигней за какой-то пришел, а на самом деле забухать в надежде, потому что раз он действительно за плоскогубцами приходил, ему налили, и понравилось. Ну вот, чего-то разговор про Шляпника шел. Мужик говорит: Э ,сынки, тут про Шляпника целая история.
И замолк так загадочно. Мы ему, ну, я, если по-правде – расскажи! А он так кашлянул, глазенками своими хитрыми по углам стрельнул и говорит: не, паца, пойду. Чего-то в горле першит. Ну, ему сразу стопарь портвейна в руки – давай, Сэмэнович, не томи. Ага, ну, он стопарь ополовинил, достал приму, не ища пепельницу закурил, и рассказывает так:
Все ушли, остался сам Шляпник. Не раненый, не контуженный. Зашел в подъезд, ногою в заляпанном сапоге дверь распахнув – руки заняты, в одной пулик, в другой ящик с патронами. Поднялся на третий этаж, на крышу не полез. Зашел, стало быть на наш Якорь, свалил инвентарь весь этот под окно, закурил. Прошелся, скрипя сапогами, по комнатам. Потом по-хозяйски так, по мужицки да по рабоче-крестьянскому стал обустраиваться. Взгромоздил свой ободранный черный пулик на подоконник, достал с вещмешка моток проволоки, накрепко примотал станину к батарее к чугунной. Качнул пулик-то вниз-вверх – хорошо ли? Повел стальным пулеметным рылом вправо-влево, крякнул довольно –хорошо. Потом долго пристраивал ящик патронный – трудное дело: надо, чтоб и не свалился за окно, да, и чтоб стоял ровно, и, главное – чтоб лента с него легко текла, как шелк. Ну, заправил ленту, клацнул затвором. Все готово.
Пошел он в другую комнату, да и вытащил примеченное по приходу – г р а м м о ф о н. Взял граммофон, пыль стряхнул рукавом –и гимнастерка тертая, и не носить все равно.Так что не жалко гимнастерки-то. Уселся на взвизгнувшую кровать без матраса, качнулся вниз-вверх, и стал перебирать пластинки, которые при эвакуации с этажерки посыпались. Нашел целую. Отнес музыку на окно, поставил граммофон рядышком с пулеметом, развернул глотку трубы этой самой граммофонной на проспект. Отошел, глянул.
И говорит: «Ну вот, вместе сейчас и споете. За Галочку за мою споете, а я подпою» Накрутил ручку, да иглу и опустил на диск.
А сам взялся за пулемет – как прирос.
И вот –«ЭХ ВДОООЛЬ
ДА ПА-А ПИТЕРРРРРСКОЙ…» Под рев Шаляпина хлестнула наискось по проспекту тугая струя серого свинца. «…ДА ПА ЙЙЯААМСКОЙ-ТВЕРСКОЙ…» Он уже не слышал, сотрясаясь вместе с пожирающим ленту – так огонь пожирает тоненькие полоски бересты—пулеметом. Гильзы звонко и весело, как заводные зайчики из «Детского мира» прыгали вокруг его ног. А он косил и косил рассыпающуюся колонну там, внизу. Даже убитый, зажав гашетку мертвой хваткой, он продолжал стрелять. Перегретый пулемет замолк—заклинило ленту. Шаляпин не успел допеть – шквалом пуль искореженный граммофон смело, конечно, на пол…
Говорят, прапорщика Шляпника так и нашли –сгорбившегося возле окна, застывшего вечным льдом у привинченного намертво проволокой к батарее отопления пулемета. На полу, возле его ног, на россыпи холодных уже гильз, залитых кровью, лежала фотография полной женщины в сером платке.
Немцы не умели проигрывать достойно – мертвого Шляпника повесили за ноги на проспекте, напротив Якоря. Его срезали ночью комсомолцы – подпольщики, но не успели унести – их повесили там же, рядом со Шляпником. Лишь две ночи спустя, положив пол-подполья их отбили… Такие дела. Пиши мне, моя девочка, не бросай меня, прошу тебя… Мне плохо без тебя, я замерзаю даже на солнце. Твой .»
***


Теги:





0


Комментарии

#0 11:40  26-12-2003Гавноархитектор    
Мегакруто!
#1 11:54  26-12-2003Kambodja    
мдааа... вкурило...
#2 11:56  26-12-2003Сэмо    
ахуенно!
#3 11:58  26-12-2003DISSIDENT DACHNICK    
Душевно...

" по мужицки да по рабоче-крестьянскому " это не про меня фраза то???

#4 12:16  26-12-2003Херба    
стильно
#5 12:38  26-12-2003Fedott    
Н-ну. Твой конек.

Сюжет, правда, так, немного простоват.

Из таких новелл можно неплохую повестийку состряпать (эх, когда, вот только...).

#6 12:54  26-12-2003Sundown    
папробовал по пьяне почитать. не понял. попробую патом па трезвяку.
#7 17:10  26-12-2003Ёж    
заебись
#8 19:38  26-12-2003fan-тэст    
Харашо.
#9 22:44  02-11-2007Колямб    
Стандарт.Ничего более. Понятно, что автор вправе крутить сюжет по любому, на то он и аффтор.Но косяки откровенные зачем? Немцы такие тупые - колонной идти по незачищенному городу. Да и звание"прапорщик" восстановили после революции только годах в 70-х, не спиздеть.Ну эти мелочи хрен с ним. а так - стандарт, как и многое прочее.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:42  14-08-2018
: [0] [Литература]
Первым к точке сбора пожаловал Василий Плазмов. Вскоре подтянулся и Сережка Моржиков. А вот Лёлю ребятам пришлось подождать.
Сутулый Василий посасывал кончик галстука. Сережка курил папиросу и исподлобья поглядывал на эфемерных прохожих. В его голове как будто что-то никак не укладывалось....
23:59  10-08-2018
: [10] [Литература]
Коты обнюхивают клей на щелях, в коридоре, в помещениях, куда ведут своих приятелей дешёвые мамзели, стоящие рядами на панели, с припаркованной Газелью, в которой Алексея попросили поменять руль, тормоза, педали и сцепление, да и всё остальное тоже бы не помешало вытрясти из этой нахлобухи, под тянущие звуки как в порнухе из системника с винтом размером в гигабайт, куда ядрёный телетайп шлёт пошлые команды ватага за ватагой, бомжи под эстакадой в ржавой банке доваривают свою манагу, мохнатыми ушами шевеля, ...
09:01  09-08-2018
: [17] [Литература]
Куда девались стайки алкашей,
стеклянных войск былинные герои?
Неужто жизнь их выгнала взашей,
в неровные ряды метлой построив?
Я не воспринимаю город мой
без этих добрых, милых сердцу граждан -
носителей духовности простой,
готовых поделится ею с каждым....
12:43  08-08-2018
: [15] [Литература]

Скоро Осень, снова пожелтеют листья,
Рухнут листопадом, с ветром полетят,
А у нашей Тани поседеет пися,
Тане в эту пору стукнет шестьдесят

Все лицо в морщинках, как у обезьяны,
Груди, словно гроздья, свисли до земли,
Осень как ты любишь времени изъяны,
Как ты обнажаешь грусть былой любви

О любви к Татьяне я жалеть не буду,
Слезы расставания высохли давно,
Таня оформляет в «Альфа-Банке» ссуду,
Повернуть пытаясь дней веретено....
09:31  06-08-2018
: [9] [Литература]
На своем первом уроке она сказала:

– Меня зовут Варвара Сергеевна Симакова. Я буду вести у вас английский.

Невысокая и худая, она похожа на фарфоровую статуэтку балерины из бабушкиного серванта. Мелкие кудряшки цвета кофе подпрыгивают у висков при ходьбе....