Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Витальность

Витальность

Автор: Арлекин
   [ принято к публикации 15:06  20-08-2008 | Француский самагонщик | Просмотров: 339]
Он погружает ланцет в мой бицепс. Аккуратно и быстро разрезает мышечную ткань до локтевого сгиба. Тонкое лезвие упирается в сустав. Скользнув острием по кости, он ведёт ланцет дальше, до запястья. Плавным нажатием он перерезает тонкие лучевые кости. Давление крови в моих сосудах нулевое, она не брызжет и не заливает всё вокруг; нехотя вытекает из пореза, загустевшая и неуклюжая, красно-чёрная кровь, и вяло сползает по руке, сворачиваясь и застывая.
Он раскрывает края разреза шире и бережно отделяет мускулы от костей. Мышцы засохли, утратили упругость, одеревенели, и неохотно освобождают серый скелет, укутанный в холодное мясо. Он ловко снимает с моей руки плоть, кровь повисает на коже густыми бурыми соплями.
В операционную входит второй врач.
– Ну как?
– Да вот, только начал.
– Долго ещё?
– Ну, смотри сам.
– Ладно, вынимай скелет и дёргай к нам. Водка стынет.
– Десять минут, и я у вас. Свечки можете пока сами задуть.
Второй, посмеиваясь («Мы уж задуем, не сомневайся...»), уходит, а первый режет мне другую руку, но уже не так аккуратно и плавно. Быстро взрезает ткани, выковыривает из них кости. Потом – ноги. Над туловищем он возится чуть дольше. Небрежно сбрасывает органы в дюралевое ведро, ланцетом соскребает с рёбер остатки мяса.
Дверь в операционную снова отворяется.
– Ну, долго ты там?
– Бля, ну что, подождать никак нельзя, что ли? Вот, голова осталась.
– Бросай её нахуй, а то мы сейчас тебя самого со скелета стряхнём! Никуда она не убежит, блядь!
Он отходит от меня к раковине, споласкивает ланцет и руки и покидает помещение, на ходу сбрасывая с плеч халат.
Я сажусь и спускаю ноги на пол. Непривычная жёсткость, полное отсутствие тактильных ощущений. Двигаться тяжело и неудобно. Шаркаю костями по кафельному полу операционной в направлении застеклённой двери. Оголённые костяшки судорожно хватаются за хромированную дверную ручку. В стекле напротив меня отражается фантасмагорический супергерой: блестящий от лимфы и сукровицы скелет с человеческой женской головой, а за спиной подобием плаща болтается на лоскуте кожи моё обмякшее без каркаса тело.
Я двигаюсь по коридору в направлении голосов, вслед за мной по стене ползёт гротескная тень.
В кабинете главврача шестеро докторов и одна медсестра делят торт. Их одежда свалена кучей в углу. На лице, бёдрах, руках и животе медсестры лоснятся потёки разномастной спермы. Пятеро мужчин, кроме вновь пришедшего, беззастенчиво мнут в кулаках мошонки под своими восставшими фаллосами.
Один из них замечает меня. На его лице проявляется искреннее и немного детское недоумение.
– Бля? – спрашивает он и с перепугу выделяет немного жидкой пресной спермы, которая задорно сбегает вниз по стволу его члена и теряется под кулаком.
Все поворачиваются в мою сторону.
– Что за нахуй, – утвердительно произносит именинник.
– Os iusti meditabitur sapientiam!
– Блядь, чей это прикол?
– Et lingua eius loquetur iudicium!
Медсестра сблёвывает комок чьей-то спермы, без чувств падает на пол и раскраивает свою осеменённую голову о резную ножку дивана.
– Beatus vir qui suffert tentationem!
Пожилой врач бешено крутит башкой, исступлённо гоняя крайнюю плоть по своему члену, пока не снимает шкуру по самый корень и с медленно затихающим воплем не оседает по стенке.
Другой хватает вымазанный кремом нож, и с диким рёвом бросается ко мне, но, не добежав несколько шагов, останавливается и протыкает себе горло.
В это время лысый толстяк и седой толстяк сцепляются между собой, и пока седой всё глубже и глубже проталкивает в ушные раковины лысого свои большие пальцы, лысый разрывает седому пасть.
– Quoniam cum probatus fuerit!
Пятый доктор истошно верещит на предельно высокой частоте. Мой хирург, подойдя поближе, мягко сворачивает ему шею.
В кабинете главврача мы остаёмся вдвоём.
– Accipiet coronam vitae.
– А я думал, ты уже неделю, как мертва, – говорит мой врач.
(«Я не женщина. Но и не мужчина. Теперь я просто существо. И я живу. Я и не думаю умирать. Во мне больше жизни, чем когда-либо»)
– Слушай, прости меня, ладно? – он неуверенно теребит свой обвисший пенис. – У меня сегодня юбилей. Пятьдесят лет. Я что ли виноват, что средней школе номер десять понадобился анатомический скелет в кабинет природоведения?
(«Нет, ты ни в чём не виноват, мой спаситель. Спасибо, что освободил меня из этого кожуха, который не давал мне дышать и сковывал меня, и сдерживал мою волю, и усыплял моё сознание. Спасибо за то, что подарил мне свободу!»)
– Если хочешь, я тебя упакую обратно, тело же почти целое. Только убери ланцет.
(«Добро за добро, мой спаситель. Я тоже хочу освободить тебя. Освободить от этой мерзкой оболочки с её низменными плотскими желаниями»)
– Не надо, пожалуйста, не надо...
– Kyrie, ignis divine, eleison…
– Ааааа-а-а!!! Аааа!!!! – он начинает визжать.
– …oh quam sancta…
– АААААААААААААА!!!!!!!!!!!!!!!!
– …quam serena…
– Не-е-е-еееее-е-аааААААА-А-А!!!!!!!!!!!!!
– …quam benigna…
– …quam amoena…
– …oh castitatis lilium…
Мне катастрофически недостаёт опыта, я не могу, как он, снять мясо целиком, как скафандр, приходится срезать кусками и складывать в кучку рядом со сваленной в ком одеждой. Ну вот, вроде бы, готово. Снимаю кожаную маску с его головы. Его череп доволен, он благодарен, улыбается. Добро пожаловать на свободу. Ты чувствуешь это? Да? Что ты чувствуешь?
– Vitalis…
Да. Теперь ты жив. Ты – нерв, повелевающий твоему мозгу.
Ты – бисквит истерического крика.
Ты – пьяный апокалипсис предрассветной тишины.
Ты – пациент Асклепия, прыгающий чрез пропасть.
Ты – зрелый плод в союзе с падалью.
Ты – приносящий тысячу ответов на один вопрос.
Ты – сырая копна волос, отросшая после смерти.
Ты – трезвый взгляд из зрачка безумной магистрали.
Ты – прибор для охоты на суетные ветры.
Ты – присвоенный индекс заданным кривоточиям.
Ты – чужой смех под коркой твоих мыслей.
Ты своя смерть и Ты свой бог.
А Я – создатель ВСЕГО. Ну и как, хочешь ты теперь потрахать свою медсестричку?
(«Вырвать волосы по всему телу, содрать кожу, а когда останется только мясо, скрывающее кости, биться окровавленным черепом об стену, чтобы выплеснуть внутренности, в надежде, что она выйдет вместе с ними, но это всего-навсего её отголосок, умело драпирующий главную её часть, которая, как у всех паразитирующих организмов, практически не видна за огромными щупальцами метастазов, я больше не могу сражаться с постоянно поступающими терзаниями, они стаей набрасываются на мой рассудок, разъедая, поглощая собой любую попытку трезво мыслить, они уводят меня от неё, закрывая собой голову спрута, пульсирующую головной болью, моей болью, причину которой всячески перебивает неудержимое, невыносимое желание причинить себе вред, миллионы тысяч вариантов в один миг избавиться от неё, и ни малейшей возможности взглянуть ей в глаза, – ревность мне больше неведома»)
Ты можешь понять любовь и жизнь. Теория любви должна начинаться с теории человеческого существования. Мы, человечество, одарены разумом, мы — осознающая себя жизнь. Осознаём себя, своего ближнего, своего дальнего, своё прошлое и возможности своего будущего, собственное одиночество, отдалённость от других людей, беспомощность перед силами природы и общества. Всё это давит на нас, спрессовывает наши чувства, и мы становимся отчуждёнными, скрытными и тревожными. Это приходит неизбежно и также неизбежно наше стремление преодолеть отделённость, достичь единства. Желание межличностного слияния — наиболее мощное стремление в человеке. Желание единения — это любовь. Это активная сила, которая рушит стены, отделяющие человека от его ближних, которая помогает ему преодолеть чувства изоляции и одиночества. Ты всегда думал, что близость утверждается через секс.
Но, поскольку мы ощущаем отчуждённость другого человека, прежде всего, как физическую, то, следовательно, физическое единство мы принимаем за преодоление отчуждённости, за единство духовное. Что в корне неверно. Теперь, когда мы стали бесплотны...
(«...мы стали любить»)
Пойдём, мой милый. Пойдём тратить свои жизненные силы.


Теги:





0


Комментарии

#0 16:48  20-08-2008не жрет животных, падаль    
многообещающее начало, но слитая концовка и прикрученная к ней мораль. треш в начале харош. клайв баркер ест руки..
#1 16:52  20-08-2008Арлекин    
нжжп

после реплики "vitalis..." думал закончить. считаешь, было бы лучче?

#2 17:09  20-08-2008Ammodeus    
Арлекин, Арлекин... Согласен с месье. начало - мощное. Всё практически безукоризненно. Но...


Извини, я позволю себе попробовать чуть изменить структуру текста?


После слов "ты чувствуешь это? да?" так и просится - "Да. Теперь ты жив." и дальше уже по тексту - до "потрахать свою медсестричку? ". Затем - "Пойдём, мой милый. Пойдём тратить свои жизненные силы.". И потом - "Что ты чувствуешь? – Vitalis…". и все...


Монолог "вырвать волосы..." - хорош, но он не отсюда, по-моему.

Еще раз - извини.

#3 17:13  20-08-2008не жрет животных, падаль    
только при условии, что ты как-нибудь бы приделал мотивы и смысл в происходящее действие... то есть, по большому щоту, размазал канцоффку, в тексте... я, кстати, редко понимаю, что сам говорю.. но ощущение такое.
#4 17:14  20-08-2008Арлекин    
моцарт, почему извини? ты прав. чуствую, прав. это я проявил слабоволие. текст был вроде закончен уже, да вот думаю чего-то не хватает. сырой он кокойты (президенту осетии привет). вот и покопался по закромам в поисках подходящего куска. так что это я извиняюсь перед всеми. давайте все дружно сделаем вид что ничего не произошло (с)
УУУУУУУУУУУУУУУУ!!!! Запредел. Афтырь, признайся, ты любишь парные мозги?
#6 17:15  20-08-2008Ammodeus    
А вообще - как всегда, неподражаемо. в самом лучшем, непафосном, смысле слова.
#7 17:20  20-08-2008Ammodeus    
Арлекин


А можно просить редактора позволить откорректировать текст? Или так не принято?

#8 17:20  20-08-2008Арлекин    
пичужкин

не, это ганибал любит. я видишли мозги не ем. зато люблю клубничный джем

#9 17:22  20-08-2008Арлекин    
моцарт - так не принято. сам виноват. нехуй теперь уж просить чего-то. прально говорю, самогонщег?
#10 17:29  20-08-2008viper polar red    
Пожалуй не поддержу ни НЖЖП, ни Амодеуса. Так ли важна концовка? Да и концовка ли это? Пытаясь уйти от боли или ненависти, мы порою воздвигаем между собой и этой болью непреодолимую стену,(срываем кожу), если угодно автору. Какое то время мы испытываем настоящую, ни с чем не сравнимую свободу. Но и это не длится вечно, так как вместе с болью и ненавистью, уходит и любовь. И уже становится невыносимо жить без эмоций. И мы начинаем рушить то, что так терпеливо складывали камень за камнем. Вот такая вот хуета получается.
#11 17:31  20-08-2008Арлекин    
випер высказал то, что я пытался завернуть в метафору. спасибо.
#12 17:32  20-08-2008viper polar red    
Арлекин


Никогда не извиняйся. Ты автор, тебе и решать, как и чем закончить. Каждый, в любом случае, увидит лишь своё.

#13 17:33  20-08-2008Арлекин    
ok
#14 17:42  20-08-2008Ammodeus    
viper polar red


Я не имел ввиду смысл. Я говорил о чисто композиционных моментах.


Арлекин


Ага, клубничный джем - на копчёных пальчиках...

#15 18:09  20-08-2008Весёлый такой    
Уста Арлекина изрекают премудрость


До "Vitalis" читал с интересом, после - прочел трижды, но выводами так и не проникся.

#16 22:03  20-08-2008Арлекин    
да, блять, мудрёно вышло... хуле, в следующчий раз дам романтику бэпэ. пра маладыи годы......
#17 22:24  20-08-2008жыдоская соска    
а х у и е л ь н о
#18 23:03  20-08-2008Три ноги    
живенько так.

Начало великолепное.

А Я – создатель ВСЕГО - на этом если закончить и убрать всю последующую достоевщину...эээ...квазидостоевщину - то охуительнейший мультец японческий выйдет.

#19 15:27  21-08-2008Диоптрий    
Охуительный текст!гыг

Молоток!

#20 02:26  23-08-2008Мужик с топором    
клас)

меня проперло)

#21 04:44  26-08-2008trigger    
клаааас!!!

аж виа-группа Дисгорчь саундтреком звучит в ушах! скажите?

з а ч о т !

(концовку слил как пиво традиционное, хаха)


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:27  04-12-2016
: [9] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....
Давило солнце жидкий свой лимон
На белое пространство ледяное.
Моих надежд наивный покемон
Стоял к ловцу коварному спиною..

Плелись сомы усищами в реке,
Подёрнутой ледовою кашицей.
Моих тревог прессованный брикет
Упорно не хотел на них крошиться....