Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Купить хлеба

Купить хлеба

Автор: Дикс
   [ принято к публикации 19:45  24-07-2009 | Бывалый | Просмотров: 490]
Ветер завывал бешеным кабаном, разрывая на куски чёрные тучи, монотонно гудя в зассаных бетонных проулках и мотая из стороны в сторону лохмоты вчерашних афиш. Надвигалась гроза.
Наум, кутаясь в дедов плащ, боролся со стихией, мелкими шажками преодолевая пространство улицы.
И дёрнул же черт именно сегодня отправиться за хлебом!

Всё бы ничего в принципе - плащ жёстко сшит капроновыми нитками, чтобы выдержали пуговицы, сапоги обмотаны скотчем, дабы не промокли.
Но ветер оказался необычайно силен.
Поначалу он пытался подорвать авторитет Наума и занизить его самооценку, залепляя седому ебало пакетами из-под рыбы, затем завёл его проулками-переулками в раскопанную братскую могилу - куда седой провалился без лишних слов и затем полчаса выбирался, и в конце концов залепил кучерявому в затылок коробкой от унитаза с такой силой что аж позвонки затрещали!

Ветер бесновался и визжал, туша костры народного ополчения, толкая братьев друг на друга и руша собственные стены непоколебимости древних империй.
Толяну же было абсолютно похуй - он шёл за хлебом, поставив на карту свою собственную жизнь.

Пройдя два переулка, Наум перешагнул катящегося по улице жирного, который судя по всему был в отключке и вцепился в пожарную лестницу, чтобы устоять на месте. Булочная была через дорогу. Вон она блять блестит ручками дверными!
Её обшитая металлическим листом дверь была приветливо приоткрыта, табличка над дверью покачивалась и словно приглашала войти. Но внимание седого привлёк покоцанный киборг, лежавший рядом со ступеньками в луже растекшегося кефира.

Механизированная оборона последнего круга правительства была распущена после краха последнего. Киборги нашли применение в низших слоях рабочего класса как исполнители самой грязной и безответственной работы. И даже акции протестующих таджиков и узбеков не смогли изменить сложившейся ситуации.
Роботы были надёжны, не просили пожрать, всё время онлайн и трудоспособны. Найденный же экземпляр был судя по всему списан одной из мелких заплесневелых конторок, наросших на поверхности города словно плесень на прогнившем кабачке.

Седой с трудом оттёр лицо робота от сажи. Морда приветливо улыбалась, глядя мимо него.
"ах да". Бледный палец щёлкнул по тумблеру на затылке и глаза робота засветились холодным голубым огоньком.
Пальцы самопроизвольно потянулись чтобы выключить - Наума голубой свет всегда настораживал.
Но робот лишь поприветствовал седого, со скрипом поднялся на ноги и взяв ножку от табуретки, принялся подметать улицу.

Ветер понемногу стихал.

- Дяденька робот! - робко сказал Наум.
- А?
- а?
- Че?
- ээ.. да нет, ничего..
- ну окей.

Вконец засмущавшись, Наум пошёл за хлебом.
Хлеб сопротивления не оказывал и вскоре был успешно куплен. Продавец вскрыл себе живот, так как это была его последняя буханка, а жалкие бровки Наума вынудили ему её продать. К тому же она была жёсткая как асбестовый кирпич и прогнила снизу.

Седой хлопнул дверью, спустился с крыльца, вытер буханку от чёрной плесени о стену здания и уставился на киборга.
Тот подметал дорогу уже чьей-то ногой в белом кроссовке.
"че за.."

Наум вежливо поинтересовался, чья же это нога, на что робот непонимающе пожал плечами его руку и принялся мести дальше.
Кровавые разводы расползались по улице, смешиваясь с белым как смерть разлитым кефиром.

"что же это? мир полон загадок. полон смертельного ветра, ворон-камикадзе, что забивают собой вентиляционные шахты и кудрявых свиней.."
Особый тип удивления наступил в голове Толяна, когда он увидел свои мысли, выложенные кирпичной кладкой на шестиэтажном здании городского крематория.
Вход в культурное наследие прошлых поколений был завален мятыми стиральными машинками Лысьва, с облупленной краской и многочисленными пробоинами.
Войти туда не представлялось возможным, однако, чтобы докопаться до истины, Наум решил попытаться.

- Дяденька киборг, дяденька киборг! - побежал он обратно к киборгу, который мёл дорогу уже чьей-то головой насаженной на багор.
- Вы летать умеете?

Киборг прекратил свою работу, повернулся к Науму и посмотрел на него так, что Наум тут же почувствовал себя полным безнадёжным и необратимым дебилом.
- ... ну ясно..

Впрочем киборг ему таки помог.
Когда седой принялся карабкаться по мусорным бачкам на пожарную лестницу, робот от души подсадил его за яйца и Наум с дикими воплями ещё минут двадцать катался по нижнему пролёту лестницы, прежде чем двигаться дальше.

Лестница была невыносимо длинной и с такими маленькими ступеньками, что Наум буквально полз по ней на животе.
На уровне шестого этажа - ума не приложу, зачем крематорию шесть этажей - снова поднялся дикий шквал ёбаного ветра.
Свист и грохот ебошили по приставной пожарной лестнице с такой силой, что ржавые крепления с треском шатались в стене, подобно гнилым зубам в старческой челюсти.

- свистопляска, шум и грохот.. - бурчал себе под нос Наум, упрямо цепляясь за поручни. - ниче, фашисты, доберусь.. уж я вам..

Но на крыше не было ничего примечательного, кроме растущего клёна и четырёх кабинок платного сортира.
У кабинок сидела жирная бабка, обмотанная в жёлтый брезентовый плащ. На её груди болтались обёрнутые в мультифору расценки на посрать и поссать для посетителей этого нездорового культурно-увеселительного заведения.

Не успел Толян решить что делать, сзади послышался скрип - на крышу взобрался киборг.
Молча прошествовав мимо Наума, он ударом вырубил бабку и оторвав ей ногу, принялся подметать крышу крематория.

Седой окончательно приуныл. "Теперь вот и адреса не у кого спросить".

Пройдя по крыше до самого конца, он сел жопой на краюшек, свесив вниз ноги и уставился на главную площадь, заваленную листьями, бумагой и гандонами. Всю эту круговерть без устали мешал одержимый ветер.
Где-то справа, стояла маленькая тележка и жирный олух торговал хот-догами. На глазах седого к ней подошли два мента, взяли по хот-догу, а затем перевернули тележку и долго пинали толстяка, не забывая жрать украденное.

Небо всё сильнее затягивало свинцовыми тучами, забивая мозг ненужными штампами ненужной, тупиковой литературы.

Дикс 03.05.09


Теги:





0


Комментарии

#0 01:08  25-07-2009Лев Рыжков    
Ну, за последнее предложение - зачот, так и быть.
#1 02:15  25-07-2009Лабазник    
Дикс, лучше поздно, чем никогда- Толян- это тоже имя.

(Ара, Рапик, у нас катёнок э есть!

- как назвали?

- Ашот!

- ара зачем э чилавечиским иминим назвали? Назави Вася!)

#2 14:47  25-07-2009norpo    
Дикса пора забанить за настойчивость в деле самопиара, бгг
#3 14:52  25-07-2009херр Римас    
читая истории Дикса,в часности про Наума,Лисовика, я всегда чуствую сибя в преятной компании старых товарищей.
#4 13:34  27-07-2009Дикс    
norpo

пора забанить твоего деда в райсобесе

#5 12:39  29-07-2009SAD    
последнее предложение облекает все вышепрочитанное хоть в какой-то смысл, а иначе - пиздец-пиздецкий

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [4] [Палата №6]
Пусть у тебя нет рук,
Пусть у тебя нет ног,
Ты мне была как друг,
Ты мне была как сок.

В дверь не струи слезой,
И молоком не плачь,
Я ж только утром злой,
Я ж не фашист-палач.

Выпил второй стакан,
С синью твоих глазниц,
Высосал весь твой стан,
Вместе с губой ресниц....
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....