Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Конкурс:: - Тома и Жучка (конкурс)

Тома и Жучка (конкурс)

Автор: Sebastian al-Nazir
   [ принято к публикации 21:01  19-08-2009 | Нимчег | Просмотров: 440]
Меня ломало.
Ломало жутко. Трясло так, что кровать подпрыгивала, а липкий пот на моей коже казался серной кислотой. Мне нужна была доза и срочно. Доза того, чего не найти ни у одного дилера этого ёбаного мира. Такого наркотика, который рождается в мозгу, когда рука чувствует слабое сопротивление мышц брюшного пресса в тот момент, как их пронзает лезвие ножа. Когда уши улавливают еле слышное потрескивание разрезаемых кожных покровов, а глаза жадно впитывают последние краски угасающей жизни. Вот именно в этот волшебный миг мой разум взрывается как новогодняя хлопушка, разбрасывая разноцветные конфетти эндорфина во все стороны. Обычно одной дозы хватает на два-три месяца, а потом с ужасом начинаешь ждать наступления ночи.
Я с трудом сажусь на кровати и, нашарив в кармане пачку «Кента», щёлкаю зажигалкой. Чёрт, совершенно не чувствую вкуса сигарет! Пора начинать игру. Только процесс выслеживания добычи может слегка заглушить нарастающую боль и обострить восприятие.
Как же хуёво-то, господи!
Последнюю неделю пил безбожно, чувствуя приближение ломки. Не помню, откуда у меня эта убогая футболка с дырой на левом плече, а на джинсах до кучи ещё и обнаружились следы засохшей блевотины. Надо привести себя в порядок – принять душ, побриться и сменить одежду, а то выгляжу, как бомж, да и воняю так же.
Сил хватило только на душ. Бриться не стал – руки трясутся.
Одеваюсь.
Тёмно-синие джинсы, свитер, кроссовки. Каплю «Эгоист платинум», чтобы завершить образ. Улыбаюсь мертвецу, смотрящему на меня из зеркала.
Красавец. Просто как живой.
Выхожу из подъезда и тут же натыкаюсь на фейс-контроль.
Ах, здравствуйте, Клавдия Львовна (заеби тебя могила)! Как поживает дражайший Антон Кузьмич (и его туда же)? Ой, Мария Фёдоровна, да вы прямо помолодели на двадцать лет с этой стрижкой (господи, дай мне сил дойти до машины)! Что вы, что вы! Просто приболел немножко! (просто Бореньке сейчас придёт пиздец, если вы не заткнётесь)
Скрывшись в машине от старых гарпий, облегчённо выдыхаю. Поворот ключа и чудо инженерной мысли отзывается чуть слышным рычанием. Включив магнитолу, пробегаюсь по радиостанциям. Так, Олег Митяев – нахуй! С детства ненавижу! Избит гитарой жёлтой, лежит Олег Митяев, блядь! Газманов? Тоже нахуй! Ха, а вот это прямо в точку! Обожаю Ника Кейва! Чувствуется, чувак из нашего профсоюза! Ну не может нормальный человек писать такие песни!
Темнеет.
Я нарезаю круги по нашему маленькому городку, двигаясь строго по часовой стрелке от центра к окраинам. Так, в подвале этого дома я уже играл. В тот раз мне повезло – никто так и не нашёл Её. Маленькая чёрно-белая фотография вот уже второй год висит на стенде возле городского УВД. Иногда я прихожу посмотреть на неё, предаваясь приятным воспоминаниям.
Сворачиваю к одноэтажным деревянным домам на самой окраине города. Большую часть жителей уже расселили по новым квартирам, но кое-где ещё люди ещё живут. На другой стороне улицы высятся заброшенные строения химического завода – просто идеальное место для игры.
Сердце чуть не выскочило из груди, когда свет фар моей машины внезапно выдернул из темноты Её. Это было просто невероятно!
Она сидела рядом с какой-то старухой на скамейке перед покосившимся домиком, щёлкая семечки и болтая ногами в зелёных резиновых сапогах. Само Совершенство, Божественное Чудо! Я притормозил метрах в десяти от неё, щёлкнул замком капота и вышел из машины. Сделал вид, что ковыряюсь в моторе.
Мерзкая тварь, лежащая у Её ног, размером чуть больше кошки, подняла голову и зарычала на меня.
- Жучка, фу! – Негромко прикрикнула Она на псину.
Я ликовал. Её голос был подобен пению ангелов, и я с облегчением почувствовал, что ломка отступает. Игра началась.
- Бабушка, а можно я возьму Жучку к нам домой, когда мама и папа приедут забирать меня? – Поинтересовалась Она у старухи.
- А? – Переспросила та.
Моё Чудо повторило вопрос, чуть ли не прокричав его в ухо старой карге.
Чтоб я сдох, да ведь старуха глухая! Я задыхался от счастья и уже полностью представлял, как я буду вести свою игру. Я выкраду своё сокровище прямо из под носа ужасной ведьмы! Надо лишь чуть подождать, когда старуха уснёт, и тогда можно хоть пердеть ей в ухо – она ничего не услышит! Это будет Похищение Века! Завтрашние газеты выйдут с большим заголовком – «Бриллиант «Орлов» похищен из царского скипетра»!
- И-и-и. Наверное, можно. Спросишь у мамы и папы. – Шамкающий голос старухи нахально вырвал меня из сладострастных мечтаний. – Пойдём спать, Тома. Поздно уже.
Садясь в машину, я пробовал Её имя на вкус. Тома. Сладостью по губам, Тома. Горячей волной прямо по венам. Тома. Кровью толкнулось в сердце сбивая ритм пульса.

* * *

Через пару часов я снова вернулся к Её дому, оставив машину за добрую пару километров отсюда и проделав остальной путь пешком. Небо было укрыто тучами, и темнота стояла – хоть глаз выколи! Пару раз я споткнулся и чуть не подвернул себе ногу. Те, кто бывал летом на юге нашей страны, знают, какие тёмные здесь бывают ночи.
Первым делом нужно разобраться с шавкой. Ненавижу этих ебучих собак! Правда и они меня не очень любят.
Держа в руке приличный кусок говяжьей вырезки, я подкрался к калитке и, приоткрыв её, потихоньку позвал:
- Жучка! Жученька, иди сюда!
Ни одна собака в мире не устоит перед сочащимся кровью мясом!
Не смогла этого сделать и Жучка. Уже через минуту мерзкая тварь выбралась из своей будки и, семеня кривыми лапками, медленно подошла ко мне. Замерев на мгновение, она потянулась к мясу – я отодвинулся на несколько шагов и остановился, снова протягивая ей кусок. Собака вновь потопала ко мне, уже гораздо уверенней.
Мой расчёт был прост. Нужно было всего лишь пересечь дорогу и, заманив псину в развалины химзавода, прихуячить её по-тихому, пока она будет давиться мясом.
Так я поступил. Бросив собаке мясо, я вытащил из кармана нож и уже приготовился вонзить лезвие ей в горло, как вдруг под моими ногами раздался громкий треск и вместе с мерзкой тварью, так и не выпустившей из пасти мясо, я провалился в зияющую бездну.
Очнулся я от того, что прямо в лицо мне светила полная Луна, а поганая Жучка лизала мне ухо.
Я лежал на дне какой-то ямы, погружённый в зловонную жижу так, что нечистоты практически заливали мой рот, и я еле-еле мог дышать. Но самым страшным было то, что я не чувствовал своего тела! И это было очень плохо… Судя по всему, при падении я повредил позвоночник. Луна вдруг раздвоилась в моих глазах, потом всё поплыло, и я потерял сознание.
* * *

- Бабушка, а где Жучка? Я всё утро её зову, а она не приходит! – Тома дёрнула бабушку за рукав.
- И-и-и – вздохнула бабка, Жучку-то твою поди ирод какой на химзавод утащил, - всю ночь визжала, сердешная. Да разве ж кто туда за собакой пойдёт. Не плачь, Томка, как появилась, так и пропала. – Махнула рукой старуха.
- Тома с ужасом представила себе умирающую на химзаводе собачонку. Воющую от боли в какой-нибудь яме с омерзительной жижей, скользкой и холодной. Тонущей и жалко бьющей лапками, в бесплодных попытках спасти свою собачью жизнь.
Оставив бабку в покое, Тома решила действовать. План появился в голове словно бы сам собой. Девочка вытащила из сарая веревку и фонарь и отправилась спасать свою маленькую подружку.
Кратчайший путь на химзавод лежал через стену, отделявшую зловонные здания от дороги. Тома взяла в зубы фонарь и полезла на стену. Она была лучшей в лазаньи и с легкость заткнула бы за пояс любого из мальчишек, но сегодня это простое действие вызвало у неё немало сложностей. В голове словно петарды взрывались, и она чуть не упала.
Подобравшись к зданию химзавода и обнаружив в стене изрядную дыру, девочка срывающимся голосом позвала:
- Жучка! Жучка!!
Сперва она ничего, кроме взрывов петард в своей голове и не слышала, но вот откуда-то издалека, снизу до неё донесся жалобный полу визг – полу стон.
Сердце Томы радостно заколотилось, что собака узнала её:
- Жучка, Жученька я вытащу тубя!!
Жучка ответила радостным визгом, к которому почему-то примешивался сочный мат.
Девочка склонилась над ямой, пачкая свои чудесные новые сапожки. Она разматывала веревку и улыбалась. В ее детской нежной душе сейчас зарождалось что-то новое, что-то способное изменить всю жизнь.

Год спустя.
Перед стендом возле городского УВД стояла девочка лет десяти и, водя пальчиком по строчкам, читала:
«Разыскивается без вести пропавший Борис…»
Дочитав, девочка хитро прищурилась и, включив плеер, пошла в сторону автобусной остановки, подпевая Нику Кейву:
They called me the wild rose
But my name was Elisa Day …


Теги:





0


Комментарии

Гарин-Иихайловский. Детство Тёмы
Михайловский, конечно.
#2 22:41  19-08-2009Лев Рыжков    
Начало отличное. Но с момента, как герой проваливается в "зияющую бездну" (или чотам) - пиздец пиздецкий пошел.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:39  05-02-2016
: [7] [Конкурс]
Где-то в бескрайних просторах черной материи, между пространством и временем, спрятавшись в ущелье обворожительного квазара, вели беседу два романтических существа:

… и все же, mon cher, даже принимая во внимание немыслимый уровень энтропии, наблюдаемый в моих системах под действием вашего очарования, позволю себе повторно акцентировать на недостаточной аргументации некоторых доводов вашей позиции....
17:59  21-01-2016
: [9] [Конкурс]
- Господин Президент, в преддверии Почётной Аннигиляции и принимая во внимание Ваши выдающиеся заслуги перед человечеством, Высший Суд предоставляет вам уникальную возможность реализации трёх последних желаний, вместо традиционного одного....
В нашем городке жизнь в трезвом состоянии никогда не существовала. Пили все. Ходили в одинаковых ботах «прощай молодость», одинаковых синтетических скрипучих джемперах, куртках из болоньи и пили. С утра, днем – на единственном заводе по производству стекловаты, в будни после работы, в выходные и праздники....
12:30  18-01-2016
: [3] [Конкурс]

Шапка велика и сползает на глаза, лицо под ватной бородой чешется, по спине, щекоча, стекает капля пота, накладные усы лезут в нос. За что мне это все? Зачем я Дед Мороз?
- Ну, здравствуй, мальчик. Как тебя зовут?
- Митя.
Розовощекий крепыш с интересом рассматривает меня, мой поношенный красный халат с жидкой ватной оторочкой, обмотанный блестящим дождиком облезлый посох и тощий, пыльный мешок....
"Ждёт Литпром Поэта как мессию.
Ждёт чуть больше, чем тринадцать лет.
Кроет бытовая рефлексия
(это как БухБез засравший тред).

Поэтессы где? Харизма, груди,
ноги, жопа... Нету их, отбой.
Из поэтов тоже – только студень,
метящий пространство под собой,

что в горячности больного тифом
нахуярит столбиков три-пять,
смело озалупливая рифмы....