Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Двадцать монет

Двадцать монет

Автор: FUNT
   [ принято к публикации 00:02  26-10-2009 | Багиров | Просмотров: 613]
Двадцать «николаевских» червонцев ровнехонько красовались на откидном столе в купе поезда «Новосибирск-Ленинград». Колян брал по одной и – губы в трубочку – пыхтя, протирал монеты фланелью.
Топор сидел напротив, исподлобья копаясь в своих мыслях-думках: все должно сработать четко, без запинки. Уперев тяжелые руки в матрас, он приподнимал крепкое тело и балансировал, покачиваясь, согнув ноги в коленях – не хватало движения. Немного ломало с похмелья: «Так-та-а-к… через час причаливаем».
...Гостиный встретил нервным гулом толпы. Разошлись. Колян, вразвалочку, побрел вдоль окон-витрин в сторону Метрополя. «Столица» давила огромным, грязным небом. День, почти утро, – а влажный воздух превращал контуры в вечернюю изморось. Руки в карманах – из-под кепки раскованный внимательный взгляд.
Топор – на другой стороне улицы. Его не видно, но он на стреме.
Колян выискивал-вынюхивал в воздухе иностранщину: обрывки фраз, «пшеки», «эйшенc»… Они специально отошли от центрального пятачка, чтоб не нарваться на местных спекулянтов – чужакам здесь не место. На это и расчет – типа проездом, sorry, man…
Поляки стояли, весело обсуждая (или осуждая?) расстановку за витриной. Смеялись… толкаясь. Колян был рядом, тоже смотрел на чудеса совкового индпошива, похохатывал. Крайний «пшек», с удивленной настороженной улыбкой, нехотя повернулся к соседу: «???» – его взгляд тут же встретил полуоткрытую ладонь Коляна – чирик был виден только «пшеку». Блестел…
– Интрестинг?
– How much?
– Нот вери икпенсив!
– ??? – брови вверх.
– Ван хандрид. Долларз, – брови остались вверху. Пять секунд.
– How many pieces? – Колян не понял:
– Двадцать штук! Два-д-цать! – «пшек» не понял:
– We go to hotel! – Колян кивнул. В ногах какая-то слабость, вата.

В Интурист заходили шумной толпой – Топор с Коляном в центре, прячась от охраны. Колян громко «базарил» по-английски, нет, по-польски, и еще громче, по-фирменному, хохотал, пытаясь прикрыть, ну, явно не «стэйтсовскую» морду друга. «Пшеки» были навеселе, хотели продолжить. Сковывала настороженность Топора. Компенсировалось все дружелюбным гоготом Коляна: «Матрёшки! Горбачефф! O’Key!» – этикетки на бутылках, сигареты Marlboro, Winston, фирменные кейсы: «американская мечта» юности, воплощенная с фотографий Битлов и Слэйдов над кроватью в хрущевке…
Двадцать монет как-то звонко, между делом, были проверены на зубок. Весело отсчитаны двадцать «Франклинов», немного задержался с пересчетом Колян (слабость из ног перетекла в руки). Он два или три раза нервно переложил из кармана в карман неудобную пачку, – выручил Топор: спокойно взял баксы, серьезно, без ухмылки посмотрел на напарника…
«Нормально… – Колян расслабился в кожаном кресле. Секунда… Встаем! – Ну? (Нам пора!)» – «Николаевки» празднично блестели на матовом стекле стола.
– No, no, no! – «пшеки» врубили Шарп (десятиполосный эквалайзер!). В широких стаканах забулькал «вискарь». – GORBACHYOF-F-F! PERESTROYKA-A-A! MATRYOSH-KI-I-I!..

...На выходе ничего не пришлось объяснять – друзья, шатаясь, вывалились из отеля. До метро недалеко. Не торопясь… Сзади шум. Спина взмокла... Колян понимал: вышли поздно, пересидели! Монеты начали тускнеть! «Жопой чую – п…ц!!!» – Топор рванул вниз по лестницам… Время пропало. Мелькают люди… цепляются, бля! У Топора плечо железное – кто-то отлетел, упал… Чувак!.. Двери захлопнулись... «Следующая остановка – Московский вокзал!»
Всё!!!
До поезда молчали.
...Перестук колес перемалывал за мутными окнами остатки волнений… треволнений… Блаженная улыбка, расслабуха.
Топор достал заработанные зелёные: «Две тысячи! ТУ САУЗЭНДЗ! Лохи, «пшеки!» – у Топора красивая улыбка (в кавычках – ха-ха!). Пальцы привычно пробежались по ребрам бумаги… Колян знал это выражение лица, помнил – это было секундное затишье перед страшной, невыносимо жуткой и беспощадной бурей!
...Похожей на огромное, грязное небо.


Теги:





0


Комментарии

#0 08:35  26-10-2009Мистер Блэк    
что-то подобное я уже читал.
#1 22:49  26-10-2009FUNT    
Согласен, тема не свежа, но вечна.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:28  26-09-2018
: [1] [Графомания]
Налетевший порыв свежего позднесентябрьского ветра поломал гладь озера, вызвав на ней рябь, сорвал с берёз жалкие остатки уже увядших красных листьев, заставил осыпаться мелким дождём горсти жёлудей с росших на берегу старых дубов, взлохматил перья утиной стае, плывущей под мост на постоянное место кормёжки, но общей картины не испортил....
02:06  23-09-2018
: [3] [Графомания]

Вышел в ширь Валерий Ганишевский,
А Максим Петрович вышел ввысь
И вообще все люди на Ольшевской
Выходить куда то разошлись.

То глядишь идут они из дома,
То заходят в свой родимый дом
Двигать кости каждому знакомо
В одиночку или же гуртом....
23:01  21-09-2018
: [2] [Графомания]
В комнату вошел Тимофей, экипированный как Маугли. Доктор Брук поднял на "Маугли" глаза и сразу придумал новый диагноз. Ухмылка промелькнула на лице доктора.
Странный дом. Странные жильцы. Одни по утрам, при чем ежедневно выносят мощи тещи....


Листья цвета гноя.
Дождь средь голых чащ.
Ветер тучи гонит.
Солнца мутный шар.

– Ворон, старый ворон,
Страж чужих скорбей.
Яд тревоги давит.
Ты её принёс?

– Молча бродишь ночью
Под моим окном.
Гибель мне пророчишь,
Гнусным октябрём:

«Не найдёшь покоя
Ты в душе своей....
12:52  17-09-2018
: [7] [Графомания]

Жизнь – игра. Сплошное спортлото.
Как же не любить её за это.
Конь, не конь – в шкафу висит пальто.
Вточь, как у известного поэта.

Ведь судьба - Божественный каприз,
с элементом драмы и бурлеска.
Путь к Парнасу труден и тернист -
винегрет гипербол и гротеска…

Что там ждёт, тюрьма или сума,
на изломе совести и чести?...