Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Ожидание крысы

Ожидание крысы

Автор: Лев Рыжков
   [ принято к публикации 02:29  29-12-2009 | Х | Просмотров: 602]
- Давайте-давайте! Пошевеливайтесь! - деловито командовал милицейский офицер, когда вертолет приземлился на крышу небоскреба. - Вы-то уже приехали, а у нас все только начинается.
- Здесь есть крысы? Есть? - допытывалась у него какая-то женщина.
- Я не знаю, - развел руками милиционер. - По идее… Вроде бы отсюда сигналов на пульт не поступало. Но на деле - никто не знает. Скажем так, что опасность нападений не исключена.
Заплакал какой-то ребенок: «Домой! Домой хочу!» Лиза почувствовала, как Димка крепко сжал ее руку.
Лиза шагнула на раскаленное от солнца гудроновое покрытие и ощутила, как кружится голова. Крыша казалась такой маленькой на фоне раскинувшегося внизу огромного города. На секунду у Лизы возникло ощущение, что она, вместе с Димкой, стоит на крохотном кончике иглы, устремленной в пустоту.
- Главное, соблюдаем организованность, - продолжал офицер. - Не разбегаемся, держимся вместе. Сейчас вас отведут на временный эвакопункт, где вы пробудете до тех пор, пока… кхм… чрезвычайная ситуация не подойдет к концу.
Спуск в здание располагался в небольшом строеньице, похожем на бойлерную или на гараж. Высотой примерно в два Лизиных роста - на общем фоне небоскреба строение казалось, тем не менее, миниатюрным.
У входа стояли хмурые эмчеэсники, врачи.
- Я понимаю, что у многих из вас там, внизу, остались родные, близкие, - продолжал офицер. - Но, пожалуйста, не пытайтесь выйти из здания. Это очень опасно. Мы сделаем все для того, чтобы спасти ваших близких и справиться с… э-э… с бедствием. Никакой самодеятельности. Как бы вам ни хотелось и как бы вы ни переживали…
«А он симпатичный, - вдруг подумала Лиза: - Жаль, что я не разбираюсь в погонах. Кто он по званию? Лейтенант? Или капитан, может быть?»
Однако в следующее же мгновение она одернула себя. Вообще-то, мир вокруг рушится, а она, получается, на мужиков заглядывается.
Офицер словно перехватил ее взгляд (а, может, так на самом деле и было) и улыбнулся уставшей, ободряющей улыбкой.
Вместе с толпой женщин и детей Лиза направилась к спуску в здание. Напоследок все-таки оглянулась.
Стальная стрекоза, рокоча моторами, оторвалась от поверхности крыши и взмыла в воздух, словно подпрыгнув.
***
Против ожидания, внутри строения-бойлерной оказалась вовсе не лестница, а длинный полутемный коридор, который шел не прямо, а по дуге, словно обвиваясь вокруг чего-то большого. По сторонам коридора располагались белые, пластиковые, наглухо закрытые двери.
Эмчеэсники провели беглецов в одну из дверей, с изображением-петроглифом бегущего человечка. За ней действительно оказалась лестница - на редкость непритязательная для такого помпезного и огромного здания. На одной из площадок стояла цилиндрическая урна-пепельница.
Лестница вывела в просторное фойе, отделанное белым пластиком. У стен стояли кресла, несколько столиков и кадки с пальмами. Одно из кресел тут же заняла молоденькая испуганная женщина с грудным ребенком. В другом затеяли какую-то возню детишки.
- Иди к ним, - сказала Лиза Димке.
- Да ну, малышня…
Лиза, как ни была испугана, все-таки улыбнулась. В присутствии «малышни» ее сын обычно начинал важничать.
Но дело, как неожиданно поняла Лиза, было не только в возрастных различиях.
- Что-то случилось, Димк?..
- Да нет…
- Димочка, не темни. Говори, что не так?
Она могла бы соврать, сказать, что они скоро вернутся домой. Но врать ребенку? Даже во благо? Лиза никогда не была сторонницей такого подхода к общению с детьми.
- Мам, мне здесь не нравится… Здесь плохо…
- Ну, потерпи уж. Что как маленький себя ведешь?
- Я не маленький. Просто здесь будет плохо, мам.
- Так, Дима, прекращай, - строго сказала Лиза. - Развел тут нюни…
- Это не нюни…
А между тем в холле начинало что-то происходить. Из больших - стекло и пластик - дверей в дальнем конце холла вышли трое мужчин. Двое - в светло-зеленом камуфляже, и один - видимо, самый главный - в черном костюме, криво и угловато сидевшем на могучих плечах.
Здоровяк в костюме направился к седоватому эмчеэснику.
- Так, это что здесь? - спросил человек в костюме.
- Эвакуированные, - ответил эмчеэсник. - Женщины. Дети… Бедствие в городе.
Лиза вспомнила, что когда она выходила из вертолета, седоватый показался ей крупным мужчиной. Но тип в черном костюме был выше, наверное, на целую голову.
- Я понимаю, - кивнул мощным подбородком тип в костюме. - Но мы тут при чем?
- То есть как? - удивился эмчеэсник. - Беда всех касается…
- Слушайте, не надо мне вот этой вашей патетики, - поморщился мужик в костюме. - Здесь - закрытая территория, частная фирма. Если вы приглашены, покажите ваши пропуска. Если нет, покиньте территорию…
- Давайте без формальностей, - ответил седоватый. - В городе катастрофа. Эти люди нуждаются в убежище…
- И при чем тут мы? - парировал здоровяк в костюме. - Вам назначено? Нет? До свидания…
- Ладно, что я с вами разговариваю. Как увидеть вашего босса? - спросил эмчеэсник.
- Его нет - это первое. Ну, и второе - он вас не ждет.
Среди женщин поднялся ропот. Заплакал какой-то ребенок. Несколько мамаш обступили громил, кричали. До Лизы доносились слова: «Совсем ни стыда, ни совести!», «Вот мать свою ты бы тоже так выставил?»
Тип в костюме немного смягчился.
- Я все понимаю, - сказал он. - Да, в городе беда. Вам негде укрыться. Но и вы меня поймите. Я здесь работаю. Никаких директив от руководства я не получал. Будут директивы - входите. А сейчас - будьте добры, на выход.
- Никуда мы отсюда не уйдем! - закричала какая-то женщина. - И только попробуй руку на меня поднять! Я тебе глаза твои бесстыжие выцарапаю…
- Да поймите же, - горько усмехнулся эмчеэсник, - катастрофа в Москве, во всем мире беда… А вы всё какие-то предписания исполняете.
- Вы меня тоже поймите, их никто не отменял, - Тип в костюме вроде бы бесстрастно смотрел в глаза эмчеэснику.
- Если с этими людьми что-то случится, это будет на вашей совести, - вмешался какой-то врач.
Словно подтверждая его слова, стала кричать молоденькая девочка, стоявшая около кадки. Сейчас она ухватилась за мохнатый ствол пальмы и стонала. За другую руку цеплялась девочка - лет трех. Только сейчас Лиза, обычно внимательная к деталям, заметила, что у молодой мамочки выпирает живот, выдававший немалый срок беременности.
- Вы мне на совесть не давите. Я по-человечески вас понимаю. Но, как лицо, исполняющее свои должностные обя…
- Ну, и козел же ты, братишка, - перебил его эмчеэсник.
Жлобы в камуфляже синхронно положили руки на кобуры. Тип в костюме успокаивающе поднял руки.
- Спокойно, - сказал он. - Давайте сохранять спокойствие. Впустить я вас не могу, не в моих полномочиях. Давайте разойдемся на этом.
- Чертям в аду будешь говорить «Давайте разойдемся!» - закричала еще одна женщина. - Девочка рожает… Хоть ее впустите.
- Не могу, - говорил тип, пятясь в сопровождении камуфляжных. - В конце концов, в здании много организаций. Почему именно наша…
Его слова тонули в гуле возмущения. Атмосфера в холле стремительно накалялась. Крики доносились уже отовюду.
- Мама, - дергал Димка Лизу за руку. - Давай пойдем отсюда. А, мама? Здесь плохо, плохо…
«А ведь он прав, - подумала Лиза. - Действительно, какого черта мы тут делаем?»
Она вспомнила, что с самого утра ни у нее, ни у Димки еще маковой росинки во рту не было. А ведь скоро обед. Здание-то огромное. Должна же здесь быть какая-нибудь кафушка? Может быть, им даже повезет, и она окажется рабочей? Все лучше, чем стоять на месте…
- Пошли, - решилась она. - Пошли отсюда, на самом деле…
***
Когда Лиза вместе с Димой направились к лестнице, к ним бросился тот самый, седоватый эмчеэсовец.
- Подождите, куда вы уходите?
- Вы хотите запретить нам? - усмехнулась Лиза. - Как интересно…
- Но вы же слышали… Вы же слышали, что сказал капитан…
«Значит, все-таки капитан», - отметила про себя Лиза, вспомнив симпатичного милиционера.
- Ну, слышала. И что теперь?
- Нельзя расходиться, как вы не понимаете…
Эмчеэсовец выглядел просто жалобно.
- Я все понимаю, - отрезала Лиза. - Но… Кстати, как вас зовут?
- Валерий Петрович…
- Очень приятно. Я - Елизавета. Так вот, Валерий Петрович… У меня и моего ребенка с самого утра маковой росинки с утра не было. Мы хотим поискать, где нам поесть, только и всего. А потом мы вернемся. Если вы так этого хотите…
- Один из следующих рейсов доставит припасы…
- Вы сами в это верите? - перебила Лиза и вдруг подумала, что она, пожалуй, слишком жестока к этому человеку, судя по всему, неплохому, и тут же поправилась: - Ну, хорошо. Допустим, доставят. Но когда это случится?
- Елизавета, послушайте. Обстановка нестабильная. Нельзя расходиться, создавать сложности…
- И что? Мне теперь считать себя военнопленной? Пойдем, Дима…
У двери на лестницу она обернулась. Валерий Петрович провожал их взглядом, в котором читалось что-то вроде сожаления.
Уже сходя по ступеням, она подумала, что, может, стоило воспользоваться лифтом? Однако делать это было, пожалуй, опасно. Особенно в условиях всеобщей катастрофы. Могут отключить электричество. К тому же Лиза помнила того, искалеченного крысами, мужчину в лифте дома, где она жила.
Вряд ли она скоро решится на поездку в лифте.
Этажом ниже она увидела металлические двери с мигающим красным огоньком индикатором. За дверью раздавался какой-то шум. Глухо матерились мужские голоса.
«Баррикады, что ли, строят? - подумала Лиза. - А почему бы и нет, в самом деле?»
Никакой кафушки здесь явно не было.
Вход на следующий этаж преграждала пластиковая дверь. Лиза нажала на рукоятку и дверь поддалась.
- Ну что, Дим Саныч, зайдем? - спросила Лиза.
Димка сосредоточенно кивнул.
Они оказались в богато украшенном холле. Вдоль стен громоздились антикварные стулья с гнутыми ножками. На самих стенах видны были красные, с золотом, вычурные обои.
В самом центре этого претендующего на роскошь помещения располагался рояль. Около него происходила драка.
Какой-то молодой человек в джинсах и футболке держал за волосы толстяка в костюме и бил его лицом о клавиши.
Инструмент издавал диссонансные дребезжащие звуки. Многие клавиши уже были измазаны кровью.
- Вот тебе, гнида, твои увольнения! - с ненавистью цедил сквозь зубы молодой человек. - Вот тебе, мразина, система штрафов.
- Пошли-ка дальше, - Лиза решительно потянула сына за руку.
Внимания на них никто так и не обратил.
***
На следующем этаже Димка схватил Лизу за руку.
- Не надо, мама!
- Почему? - тихо ответила ему она.
На первый взгляд опасности не было никакой. Ну, подумаешь, два мужика стоят, курят.
Если не приглядываться. Вдруг Лиза заметила в руках у одного из них - крепыша в синтетической, невзрачной курточке - бутылку виски. Второй был долговязый, с узким и неестественно красным каким-то лицом. Даже, можно сказать, багровым…
- А что, хорошо заседаем, Михеич, - говорил узколицый, жадно, как-то по-наркомански глубоко, затягиваясь сигаретой. - Начальства нету. Если бы еще не крысаки эти…
- Отлично заседаем, - кивал крепыш в куртке. - Эх, еще телку бы какую…
Оба они синхронно посмотрели на Лизу, бесстрашно спускающуюся им навстречу.
Неожиданно стало понятно, что они - просто мертвецки пьяны.
Но если так, то где они взяли, например, виски? Значит, где-то здесь, рядом, есть кафе? Или ресторанчик…
Лизе было страшно. Но демонстрировать свой испуг она, конечно, не имела никакого права.
- Оп-па! - сказал крепыш Михеич. - А на ловца-то - и зверь… Девушка, как насчет прогуляться, попраздновать с джентльменами?
- Мама! - стиснул Димка ее ладонь.
- Спокойно, ничего страшного, - сказала ему Лиза.
Действительно, ей не раз приходилось отшивать подвыпивших парней. Удел всякой более-менее симпатичной девушки (тем более, что красавицей себя Лиза уже несколько лет, как не считала). Обычно отшить удавалось без лишнего шума и каких бы то ни было эксцессов.
Она как можно беззаботней улыбнулась пьяницам и спросила:
- Молодые люди! Не подскажете, где здесь какое-нибудь кафе? Ну, или что-то в этом роде…
- Ка-афе? - гундосо протянул узколицый. - А зачем вам, барышня, кафе? Добро пожаловать в наш офис. У нас и выпить есть. И немножко закусить… Так как?
- Нет, - ответила Лиза. - Спасибо. В другой раз…
- Ты с вертолета? - спросил Михеич, разглядывая ее достаточно бесцеремонно.
- А… Ну, да, - ответила Лиза, которую немного покоробило это вот тыкание.
- Ну, и чё ломаешься. Радуйся, что приглашают. Нах вы тут кому ввалились…
- Мама! - Димка уже почти кричал.
Алкаши преградили ей дорогу.
- Девушка, так, может быть, с нами? - взгляд узколицего стал пристален и зловещ.
- Вообще-то я, если вы не заметили, с ребенком…
- И в чем проблема? - сплюнул крепыш. - Гаденыш наверх пойдет. Ты с нами…
- Деловой какой, - ответила Лиза, пристально глядя ему в глаза. - А если я не хочу?
- А ты думаешь, мы тебя спрашивать будем? - ответил Михеич.
- Так, Дима, пойдем…
- А ну, стоять.
Крепыш попытался схватить Лизу за рукав куртки. Удалось вывернуться. Но тут предательский удар нанес узколицый. Его длинная, костлявая рука метнулась вперед, схватила Лизу за волосы.
- Мама! - вопил Димка.
- Димочка, беги, позови на помощь…
- Ты, Михеич, зачем нам с ней связываться? - спросил длинный, не выпуская, тем не менее, Лизины волосы. - Проблем не поимеем?
- Отпустите меня, сволочи, гады, отпустите!
Лиза пыталась ударить узколицего ногой, но промахивалась. К тому же волосы, упавшие на глаза, ограничивали обзор.
- Да там этих беженок, наверное, как грязи, - сплюнул крепыш. - Эй, кобылка, ты будешь брыкаться?
- Пшел вон! - закричала Лиза.
И вдруг ощутила, как по щеке жарким огнем растекается боль.
- Не смейте бить маму! - раздался откуда-то сверху голос Димки. - Отпустите ее!
- Тебя не спросили, - гоготнул Михеич. - Вали пока цел, недомерок.
- Убери руки, я сказала. Убе…
- Ты плохо понимаешь? - раздался гаденький голос длинного. - Расслабься и получай удо…
Сверху раздался тихий стук каких-то жестянок, шипение, и вдруг - вопль. По лестнице поплыл химический запах. Выпала бутылка виски.
- Ааа! - заорал Михеич, отпустив Лизу. - Ааа, бля! Блин, Гена, лови гаденыша. Он мне в глаза чем-то брызнул.
Конечно, сообразила Лиза, Димка догадался вытащить из школьного рюкзачка освежитель воздуха. Ай, молодец…
Теперь все решали доли секунды. Лиза пнула ослепшего крепыша в коленку. Угадала движение длинного, попытавшегося схватит ее за ворот куртки, сильно толкнула его в грудь. Тот рухнул на площадку, загораживаясь, словно щитом, непогашенной сигаретой.
И снова раздалось шипение. Димка выпустил струю прямо в алый огонек, который в одно мгновение разросся и превратился в настоящий факел.
Теперь Лизины враги вопили в две глотки.
- Чё орешь, дурак? - выл Михеич. - Хватай сучку, уйти не дай.
Но Лиза уже мчалась вверх по лестнице, подхватив Димку, перепрыгивая через три ступеньки подряд.
Сзади слышался гулкий топот ног, прерывистое дыхание. Чья-то рука пыталась схватить Лизу. Сердце стучало так, что грозило проломить ребра.
На площадке самого верхнего этажа сильная, грубая рука схватила Лизу сзади за воротник.
- Попалась, сука!
- Димка, беги! - прохрипела Лиза, чувствуя, что дыхания разом не стало. - Беги! Зови на по…
Крепыш развернул ее и ударил кулаком в живот. На несколько секунд Лиза ослепла от боли.
***
Секунды слепоты казались бесконечными. Это было странное ослепление. Лиза видела только мутные, какие-то словно белесые, контуры, прорезавшие темно-багровую пелену. Не хотелось поддаваться панике, но первобытный, заполошный страх прорывался наружу, как гной из запущенной раны.
«Что же делать? - думала Лиза. - Кому я нужна, слепая? И что будет с Димкой?»
Время растянулось, и Лиза каким-то шестым (или даже седьмым) чувством ощущала сбой в течении секунд.
На счастье, целую вечность спустя багровая пелена стала отступать. Лиза смогла различать то, что происходит вокруг.
Она увидела крепыша, его руку у себя над головой - держал за волосы, - увидела его кривой оскал. По лестнице поднимался, тяжело и одышливо, узколицый.
Димка… Димки не было.
- Ты, пизда, глаза мне чуть не выжгла, - шипел Михеич.
- Пес, - прошипела в ответ Лиза. По-другому, почему-то, говорить не получалось. - Пес…
Сильная рука Михеича потянула ее голову вниз. Лиза (время все еще было медленным) видела как к ее лицу, носу, глазам приближается колено, обтянутое грязной и вытертой джинсовой тканью. Колено, которое вот-вот нанесет страшный удар, за которым… Но нет, нет, не думать…
Раздался какой-то шум за спиной, и события неожиданно приняли совсем другой оборот. Колено, не дойдя до Лизиного лица считанных сантиметров, вдруг пошло обратно. А сам крепыш стал заваливаться назад. Сначала он тянул за собой Лизу, но мгновением позже его хватка разжалась, он выпустил Лизины волосы.
Это казалось невероятным, но крепыш падал.
- Лиза, прочь! - раздался сзади голос - мужской, властный.
Еще не осознав, кому именно принадлежит этот голос, Лиза отшатнулась, упала на бок, болезненно ударившись ребрами о края ступеней.
Сначала она видела только ноги, но потом, лихорадочно отползая вверх и в сторону, восприняла картину в полном объеме.
На помощь ей пришел тот самый эмчеэсник - Валерий Петрович. Лиза видела, как он нанес несколько резких, коротких ударов в лицо ее обидчику. Затем каким-то почти неуловимым образом Валерий Петрович оказался за спиной этого самого Михеича. Валерий Петрович крепко сжал ушные раковины коренастого, а секундой позже резко выбросил перед собой руки. Лицо несостоявшегося (хотелось в это верить) насильника впечаталось в побелку стены, брызнуло алым, как перезревший помидор.
Лиза видела и узколицего, который отступал вниз по лестнице, выставив перед собой ладони.
- Дядя, - бормотал он. - Не надо, дядя. Я-то при чем!
Валерий Петрович резким и уверенным движением отбросил крепыша, подпрыгнул. Лизе казалось, что тело ее спасителя будто бы подбросила вперед некая невидимая пружина. Он летел, как Джеки Чан из старинного фильма, вытянув перед собой одну - кажется, правую, - ногу. Тяжелая подошва ботинка врезалась узколицему в грудь. Тот охнул и полетел вниз по лестнице, уродливо, как поломанный Петрушка, кувыркаясь на ступенях.
В тот момент Лиза не ощущала ни облегчения, ни благодарности. Страх, до поры бывший где-то рядом, вдруг нахлынул и заставил ее тело трястись крупной дрожью.
- Я … я не знала, - всхлипывала она.
Эмчеэсовец, казалось, ничуть не устал и не выдохся. Он поднялся к Лизе, обнял ее за плечи.
- Не плачь, ладно… Обошлось, и хорошо. Я же тебя предупреждал.
- Я не знала… Не знала…
- Так и знай теперь, - отрезал Валерий Петрович. - Все, кончился порядок. Война теперь вокруг.
- Да, - всхлипывала Лиза. - Да… А Димка где? Что с ним?
- Все в порядке с ним. Он меня и позвал.
Неожиданно ее спаситель нанес сильный и страшный удар ногой по скорчившемуся на ступеньках крепышу.
- А тебя, падаль, если еще увижу, прибью сразу.
Лизин обидчик кивал головой и пятился на четвереньках. Кровь из разбитого лица заливала ступени.
***
В холле последнего этажа нашли убежище почти два десятка женщин и детей. Больше за один раз вертолет перевезти не мог.
Лиза только сейчас стала понимать, как же ей повезло, что она оказалась среди спасенных. Она не могла представить, что бы сейчас делала в охваченном паникой, стрельбой и пожарами городе. Куда бы повела Димку?
Да и так ли опасны крысы? - думала она. Может быть, их нападения оказались всего лишь тем маленьким толчком, который заставил хрупкую скорлупу благопристойного мира хрустнуть и разрушиться. И после этого у людей выплеснулась вся дикость, ненависть, вся злоба. Тут уже не надо крыс. Тех нескольких сцен, свидетельницей и участницей которых Лиза оказалась, было достаточно для того, чтобы посеять в ее душе сомнения в будущем привычной ей действительности.
Валерий Петрович и другие эмчеэсники организовали некое подобие обеда. Сначала в общий котел скинули то немногое, что было у спасшихся с собой: чипсы, шоколадки, печенюшки. Было и несколько бутербродов.
Лиза ощущала себя настоящей дурой, когда развязала Димкин рюкзак и предъявила огромное количество аэрозолей.
Несколько конфет, чипсов и печенюшек, доставшихся им на двоих, не утолили голод. Есть все равно хотелось. Желудок негодующе урчал.
У беременной в кресле отошли воды, и теперь она кричала, терзаемая схватками. Рядом с ней хлопотали медики, из тех, что встречали вертолет на крыше.
- Мама, я хочу уйти отсюда, - Димка опять принялся за свое. - Здесь плохо, мама…
Лиза вздохнула, погладила его по голове.
- Что ты предлагаешь, Дим Саныч? Мы уже пробовали спуститься. И чем это кончилось?
- Мам, а пошли на крышу? Там-то на нас никто не нападет…
Следовало признать, малыш был прав. К тому же зрелище рожающей женщины - не лучшее для второклассника.
Валерий Павлович хлопотал, помогая медикам.
- Мы отойдем, - сказала ему Лиза, улучшив момент.
- Опять, Елизавета? - нахмурился он. - На поиски приключений?
- Мы наверх хотим пойти. Какие там приключения? У меня… У меня ребенок задыхается…
Прости, Димка, за эту невольную ложь.
- Лиза, я повторю, что несу за вас всех ответственность, и не хочу, чтобы вы разбредались…
- Но там же нет никого.
- Ладно, - махнул рукой Валерий Петрович. - Идите…
…На крыше действительно дышалось куда легче.
Беззаботно жарило летнее солнышко. Город заволакивал черный дым. Откуда-то из соседнего небоскреба доносилась стрельба.
- Мама, что с нами будет? - спросил Димка.
Лиза всегда стремилась оберегать сына от лжи.
- Я не знаю, - пожала она плечами. - Я даже не могу предположить.
- Мам, я беду чувствую, - продолжал Димка.
- Господи, малыш. Как ты можешь что-то чувствовать? Глупости все это…
- Нет, - нахмурился Димка, какой-то небывало серьезный. - С теми людьми беда случится, скоро.
- Не неси фигню.
- Это не фигня, мама. Я… как бы это сказать… я это знаю, что ли…
А, может, просто взять его за руку и шагнуть вниз? И больше не думать о будущем? Да, конечно, будет больно. Но недолго. Всего секунду. Разбиться, наверное, по-любому лучше, чем оказаться, скажем, съеденными грызунами.
«Хотя это всегда успеется», - с каким-то неожиданным весельем подумала Лиза.
- Мам, смотри! - дернул Димка ее за руку.
Он указывал куда-то в небо, где блестело ярко-желтое солнце.
- Вон там, мам… Видишь?
Вдруг Лиза поняла, о чем он говорит.
К зданию приближалась крохотная стальная стрекоза.
- Вертолет, - сказала Лиза. - Наверное, еще такие же, как мы, летят.
Была, правда, одна странность. Вертолет летел какими-то рваными зигзагами. Казалось, что пилот не то пьян, не то ранен. Не то просто плохо умеет управлять машиной.
Хотя кто знает, как выглядело со стороны их собственное прибытие сюда, состоявшееся, казалось, тысячу лет назад.
- Мама, я боюсь, - неожиданно произнес сын.
***
Димка схватил Лизу за руку.
- Мама, там плохие люди, - сказал он. - Нам надо уйти.
- С чего ты это взял, Дим Саныч?
- Я… не могу объяснить, мама. Я в этом уверен…
Лиза знала, что очень скоро почувствует себя дрянью и мерзавкой, но не могла сдержаться. Раздражение от этого суматошного, переполненного опасностями, дня надо было выплеснуть.
- Слушай, Дима. Я тебя уже один раз послушалась. Чем это кончилось? Вот мы сюда ушли. А тебе уже и здесь не нравится… Мы так и будем бегать туда-сюда? Может, просто с детьми побесишься?
Лиза хорошо знала Димку. Знала, как порой легко вывести его из себя. Как вырастет - порох будет, а не человек. В кого только такой?
Вот и сейчас в глазах у него встали слезки, которым Димка, тем не менее, не позволял вылиться наружу.
- Мама! Я знаю! Знаю… Там, в вертолете, плохие люди…
- Ты знаешь, мне они плохими не показались.
- Это не менты…
- Господи, Димочка. Кто тебя таким словам-то научил?
- Так сама телевизор смотришь…
- Не мен… Не милиция? - Душу вдруг кольнула тревога. - А кто тогда? Кто?
- Не вижу, - произнес Димка, глядя на приближающийся вертолет. - Вижу зло. Много зла.
- Господи, маленький, да что бы ты знал о зле…
- Мама, нам надо спрятаться. Ну, что тебе стоит? Пусть это будет, как игра… Если это окажутся хорошие люди, мы просто выйдем.
«А ведь он прав, - поняла Лиза. - И эмчеэсник Валерий Петрович прав. Кончились хорошие времена. Теперь - зло кругом. И война. Все враги. Доверять никому нельзя… Неужели Димка стал мудрее меня?»
- Мам, пошли. Иначе они скоро нас заметят…
Лиза послушно пошла за ним. В глубине души она все-таки ощущала себя дурой-мамашей, идущей на поводу у избалованного чада.
Но с другой стороны… Разве потеряют они что-нибудь, если укроются? Так, на всякий случай…
- А где нам спрятаться? - спросила Лиза.
Димка уже знал ответ на вопрос. Он уверенно вел ее к входу в здание.
- Разве в коридоре есть, где спрятаться? - удивилась Лиза.
Но сын вел ее вовсе не в здание.
- Если мы спрячемся за этой стеной, - сказал он, - нас могут и не заметить. Там выступ есть очень удобный.
Действительно, сразу за строеньицем уровень крыши понижался, и образовывалась ступенька примерно в метр высотой. Если скрючиться там, то…
То их, действительно, могут не заметить.
- А если ни увидят, что мы прячемся? - спросила Лиза.
Впрочем, она уже сама знала ответ на этот вопрос. В условиях войны такое поведение является единственно верным.
- Мы скажем, что хотели их напугать, - сказал Димка.
Вертолет стремительно вырастал в размерах, все громче становился рев мотора.
Перед тем, как сесть на крышу, вертолет совершил несколько неловких рывков. Сама посадка тоже показалась Лизе странной. Сначала стальная стрекоза коснулась поверхности крыши рядом колес с правой стороны. И лишь потом - тяжело, как пьяный великан, - вертолет восстановил равновесие.
Лиза не очень-то разбиралась в вождении летательных аппаратов, но эта посадка показалась ей больше похожей на падение.
Стальная махина села хвостом к ним. Маленький винт на хвосте замедлял вращение.
Лиза припомнила, что, когда они прибыли сюда, кабина смотрела на пристройку. Или нет?
«Что-то я загоняюсь, - подумала Лиза. - Если так будет продолжаться, то уже к вечеру я превращусь в параноидальную истеричку».
Из кабины вертолета выпрыгивали люди. Было их немного. Шесть или семь человек. В основном мужчины. И лишь одна девушка.
И вот еще странность - в руках у этих людей было оружие.
- Что?! - прошептала Лиза, чувствуя, как по коже расползаются противные мурашки. - Кто это?
Вертолет был, вроде бы, тот же самый - с вытянутой, тупой мордой, похожий на муху. С двумя винтами над крышей. А, может, и не тот. Мало ли их, однотипных, выпускают…
Люди с оружием направились в ту сторону, где прятались Лиза и Димка. Их было семеро. Лиза, как завороженная, смотрела на устрашающего вида автоматы в их руках. Думала: «Зачем? Кто это?»
Она все еще полагала, что это - какая-то ошибка. Что вертолет с женщинами, детьми и милицией еще прилетит.
Но один из вооруженных людей сделал то, после чего все сомнения у Лизы отпали. Крепкий мужик в черной кожаной куртке гортанно вскрикнул, подбросил в воздух что-то темное, и нанес по этому предмету вполне профессиональный, футбольный удар.
Предмет полетел по направлению к Лизе.
Она скорчилась, обняла Димку, зажала ему рот.
Метрах в пяти-семи от них упала милицейская фуражка, тулья которой была залита чем-то бурым.
Хотелось закричать. И сдержаться стоило больших усилий.
***
О том, что случилось на этаже, Лиза узнала позже.
Вооруженные люди миновали коридор и вошли в холл, не поднимая шума. Двое из них технично перекрыли выход на лестницу. Один - седой мужчина с лицом, покрытым сеточкой мелких шрамов, выпустил автоматную очередь в потолок.
В холле воцарилась тишина. Даже роженица в кресле перестала вскрикивать. Смолкли дети, пятились женщины.
- Сохраняем спокойствие, - сказал человек со шрамами. - Если наши требования будут выполнены, мы никого не тронем.
Тоненько заплакал какой-то ребенок.
К седому протолкался один из эмчеэсников.
- Что здесь происходит? Что вы хо…
Седой кивнул головой, и один из его людей - молодой, бритый наголо, парень с эспаньолкой, подойдя к эмчеэснику сзади, выстрелил ему в затылок.
Женщины все-таки подняли крик.
- Вы же говорили, что не будете убивать! - надрывалась одна из мамочек.
- О, вы не так расслышали, - усмехнулся главарь. - Я сказал, что не буду убивать вас. Но из любых правил бывают исключения.
Его подручные схватили еще одного спасателя, поволокли через толпу к седому. Тот, почти не глядя, кивнул.
После второй расправы снова повисла тишина. Лишь тоненько плакал какой-то ребенок.
- Что с врачами делаем? - спросила единственная среди налетчиков девушка - коротко стриженая брюнетка в потертой кожаной куртке и джинсах.
- Ничего, - ответил седой. - Пусть работают.
Замигал датчик на двери, ведущей в офис. Затем дверь приоткрылась. Оттуда, в сопровождении мордоворотов, вышел давешний тип в костюме.
- Ребята, зачем стрельба? - с некоторым даже апломбом начал он.
Бандиты открыли огонь без всякого предупреждения. Пули попадали типу в костюме в шею, под подбородком. Падал тот медленно, из горла брызгали алые фонтанчики. Охранники пытались схватиться за оружие, но было поздно. Череп одного из камуфляжных взорвался, и на безупречно белую дверь офиса брызнула красно-серая масса. Второй все никак не мог умереть. В него стреляли три бандита сразу, а он все куда-то полз.
Седой кивнул головой, и четверо террористов бросились в офис. Еще двое - молодой с эспаньолкой и девушка - остались в холле. Девушка бросилась обыскивать погибших, извлекла из кобур оружие. Нашелся пистолет и мужчины в костюме.
Парень с эспаньолкой держал женщин и детей под прицелом.
- Без фокусов, - говорил он. Однако в его голосе все равно ощущался страх.
Откуда-то из глубины офиса донеслась стрельба. Впрочем, сколько-нибудь долго она не продлилась.
- Пересчитай их, - велел главарь бандиту с эспаньолкой.
Тот принялся выполнять приказание, шевеля губами и поводя дулом автомата.
- Шестнадцать, - доложил он. - Плюс два врача.
- Должно быть восемнадцать, - сказал седой. Повернулся к брюнетке: - Надя! О каком количестве людей говорил тот мент?
- Это которому мы пальцы резали, а потом с вертолета столкнули? - спросил бритый, дебильно ухмыляясь.
Главарь поморщился. Такая кровожадность помощника явно не приводила его в восторг.
- Восемнадцать, - ответила девушка.
- Значит, еще двое где-то прячутся.
Из офиса вышли бандиты.
- Все чисто, - доложил один из них.
- Отлично, - сказал главарь и обратился к заложникам: - Дамы и господа, мы переходим в офис фирмы…
Седой прервался и посмотрел на табличку над входом.
- «Оргтехника-Империал», - прочел он. - Просьба соблюдать тишину, выполнять все наши указания. Мы не хотим убивать вас или причинять вам вред.
- Что делать с девчонкой? - спросил один из бандитов. - Она рожает…
- Диван внутри есть? - спросил главарь.
- Ага…
- Вот там и родит.
Врачи было пытались протестовать.
- Вы зря возмущаетесь, - сказал им седой главарь. - Не исключено, что в этом офисе есть аптечка, лекарства, перевязочный материал. Ей же, - он кивнул на измученную роженицу, - будет лучше.
- Я пойду на крышу, - заявила брюнетка.
- Сама справишься? - прищурился главарь.
- Обижаете.
- Хорошо. Дверь пока держим открытой…
Седой кивнул, и брюнетка направилась к лестнице, держа наготове автомат.
***
- Димка, откуда ты это почувствовал? - спросила Лиза, когда вооруженные люди вошли в здание. - Только не говори мне, что не знаешь…
Ее до сих пор трясло. Но при сыне она старалась не подавать вида.
- Ну… Я это видел, - ответил Димка. - Но не как по телевизору, и не как своими глазами…
- А как? Как?
- Как во сне. Что-то очень быстрое. И еще яркое. Знаешь, как в ужастиках бывает…
Пока Лиза силилась припомнить что-нибудь последнее, что она смотрела из этой чуши, Димка продолжал объяснения.
- Вот представь, в фильме герой… Ну, едет куда-нибудь на машине… И вдруг - р-раз! - и какая-нибудь морда страшная перед ним… Или там скелет…
- Кажется, поняла, - ответила Лиза.
- То есть, это - как сон, но это не сон, - пояснял Димка.
- Приплыли, - вздохнула Лиза. - Весь мир сожрали крысы, а мой сын оказался экстрасенсом. Ты случайно летать еще не умеешь?
- Нет. Летать не умею.
- И давно это с тобой?
- Ну, - Димка отвел взгляд. - С прошлого года. Помнишь, я болел?
- Еще бы не помнить, - ответила Лиза.
Грипп, выкосивший, казалось, подчистую всех крыс в прошлом году, зацепил и ее семью. Димка - ребенок общительный - умудрился где-то подхватить эту заразу. Из-за него в школе объявили карантин. Но обошлось. В больницу Лиза его не отдала, сама колола ему нужные антибиотики. Через полторы недели Димка выздоровел.
Оказалось, не до конца.
- Ты что-то видел и раньше? - нахмурилась Лиза. - Почему я не знала? Почему я все на свете о тебе узнаю последней. А, Дим Саныч?
- Ну, я не знал, как сказать… Помнишь Зинку Дубницкую? Ну, которая под машину попала…
- Помню.
История эта в прошлом году наделала много шума. Девочку, одноклассницу Димки сбил автомобиль. У самого дома. На родительское собрание потом приходили гаишники
- Я видел, как это будет…
- А почему не предупредил?
- С чего ты взяла? Предупреждал. Только она не послушала.
- Господи!
- Ну, и сосед, дядя Толя, помнишь, ногу ломал?
- Помню, - сказала Лиза.
Она глядела на сына и понимала, что отныне не сможет относиться к нему по-прежнему. Конечно, она слышала и знала, что дети могут преподносить сюрпризы. Но ей казалось, что это относится к шалостям в школе или во дворе. Но чтобы неожиданности такого масштаба…
- Обещай мне, - сказала Лиза, - что когда ты в следующий раз что-нибудь увидишь, первой об этом узнаю я. Договорились?
- Мама, кажется…
- Ты снова что-то видишь? -встрепенулась Лиза.
- Ага. Вон там.
Лиза обернулась.
К их убежищу приближалась девушка с автоматом. Сомнений не было, она искала именно их.
«Что делать? - мысли и разум снова охватила паника. - Бежать? Куда?»
Вооруженная бандитка спрыгнула со ступеньки и нацелила автомат на Лизу.
- Так, встаем, - приказала она.
Лиза поднялась, ощущая и в теле, и в голове какое-то ватное, бессильное отупение.
Тыльной стороной ладони девушка сильно и хлестко ударила Лизу по лицу.
«Если так пойдет и дальше, - подумалось вдруг, - то к вечеру я буду похожа на Франкенштейна какого-то… Дожить бы только до того вечера…»
***
Лиза смотрела в глаза седому бандиту со страшным лицом в сетке шрамов. Она так вцепилась в Димку, что, кажется, причиняла ему боль. Ничего не могла с собой поделать. Что бы ни случилось, Димку она не отпустит…
Впрочем, главарь, несмотря на устрашающую внешность, был вежлив. Но это, каким-то странным образом, лишь усиливало чувство опасности, исходившее от него.
Они находились в коридоре офиса, в который их прежде не пускали. Лиза уже видела трупы в холле, сейчас смотрела на кровавые следы на полу. Откуда-то из глубины помещения доносился детский плач.
Ей было жалко погибшего дядьку-эмчеэсника. Наверное, его тело - то, у стены, с разнесенной выстрелами головой. Вот оно, значит, как на войне-то бывает. Только к человеку прикипишь, симпатией проникнешься, а его - уже нет…
- Мы не желаем вам зла, - говорил седой, ввинчивая свой взгляд в глаза Лизы. Взгляд был холодный, как у рыбы, и цепенящий. - Нам не нужна кровь. Если можно будет обойтись без нее, мы с радостью обойдемся…
Лиза машинально кивала, думая только о том, как бы не разрыдаться.
- Да, мы выдвигаем определенные требования, - продолжал седой бандит. - И они таковы, что по доброй воле согласиться на них практически невозможно. Однако сейчас, когда весь мир постигла катастрофа, поодиночке не выжить. К сожалению, немногие понимают это… Не ошибусь, если предположу, что большинство обитателей этого здания наглухо забаррикадировались в своих офисах. Не желая сотрудничать, помогать слабым. Или я не прав?
Бандит вдруг достал из кармана пачку сигарет, закурил.
- Дайте и мне, - Лиза сама удивилась своей храбрости.
- Конечно, - Вежливый террорист протянул ей пачку, поднес огонек зажигалки.
Голова закружилась и поплыла. Лиза вдруг вспомнила, что не курила с самого утра. Впрочем, и не хотелось как-то…
- Наша… э-э… наша организация хочет объединить всех обитателей этого здания для того, чтобы противостоять общему врагу. Нашему с вами врагу. Только вместе, консолидированно, мы сможем выстоять… Противостоять хаосу, мародерству, насилию.
- Но сами вы первыми убиваете людей, - не сдержалась Лиза.
- Я лично сожалею об этих жертвах. Но это было необходимое зло. Без которого, кстати, сказать, мы хотим обойтись в дальнейшем. Хватит крови, боже мой! Нам надо выжить, просто выжить сейчас, когда рухнул интернет, не работает мобильная связь, когда все города мира захлестнули паника и анархия. Мы просто поубиваем друг друга, а крысы лишь довершат то, что начнем мы. Пора положить этому конец. Хотя бы здесь, в одном отдельно взятом, здании. Разве вы не согласны?
- Ну… допустим… Но вы же могли просто объяснить. Зачем было стрелять?
- Мы вдаемся в излишние гуманистические дискуссии, - поморщился седой. - А они нам - совершенно ни к чему. Кстати, как вас звать?
- Лиза, - Головокружение вдруг сменилось тошнотой.
- Вам, уважаемая Елизавета, в нашем предприятии предстоит особо важная миссия. Вы станете дипломатом.
- Как, подождите… каким еще ди…
- Миссия несложная, - Седой усмехнулся, обнажив неприятные зубы. - Но, без сомнения, великая. Вы, Лиза, одна и без оружия, можете сделать то, на что у нас - вооруженных головорезов - уйдут дни, а то и недели.
- Что вам нужно? - испуганно спросила Лиза.
- Чтобы руководители (или, так и быть, представители) всех офисов этого здания собрались здесь. Разумеется, без оружия. Чтобы они открыли свои пластиковые и металлические двери, не вынуждая нас прибегать к осаде. Чтобы мы сели за стол переговоров и обсудили, наконец, как мы будем жить. Я мог бы потребовать у них деньги, но, догадываюсь, в новом мире они уже совершенно ничего не значат. Вот и все, что я хочу… Разве это плохое желание?
Лиза покачала головой:
- Если вы такие хорошие, выпустите заложников…
- Пока что это невозможно, - сказал бандит. - Дети, женщины, одна из которых рожает, - это очень сильный аргумент, который, надеюсь, вынудит всех этих офисных хомяков выбраться из своих уютных норок.
- Но почему… Почему я? - Лиза еще крепче вцепилась в Димку.
- Вы миловидны. Вас не портят даже эти синяки. Не сомневаюсь, что вы умны. Вы сумели спрятаться так, что вас даже не сразу нашли. Есть много доводов «за».
- О боже, я же не смо…
- Сможете, - Бандит швырнул окурок на пол и растоптал. - Я в этом, знаете, даже не сомневаюсь. Ведь у нас останется ваш ребенок.
- Нет! - закричала Лиза.
А в следующий момент к ней подскочила брюнетка и отвесила еще одну звонкую оплеуху. Лиза инстинктивно прикрыла руками лицо. Кто-то из подручных седого тут же схватил Димку, поволок его в глубину офиса.
- Мама! - кричал Димка.
Но мама, ни жива, ни мертва стояла перед главарем бандитов.
- Не волнуйтесь. Ему ничего не угрожает. До какого-то времени…
- Что? Вы хотите его убить? - прошептала Лиза.
- Не хочу, - покачал головой бандит. - Терпеть не могу кровь. Но, если вы не будете выполнять мое задание, или выполните его недобросовестно, вашего сына мы убьем первым.
Ноги стали ватными, и Лиза ощутила, как пол становится ближе. Боли от удара она не ощутила. Просто лежала на полу и мечтала умереть.
Бандиты поднимали ее, усаживали в кресло. Кто-то из них даже протягивал стаканчик ледяной воды из кулера.
- Давайте теперь определимся со временем, - вкрадчиво продолжал седой. - У нас есть все основания полагать, что нижние этажи уже захвачены крысами. Но у нас остается еще сорок-пятьдесят этажей. Вы должны обойти их все. Проявите дар убеждения. Вы понимаете, чья жизнь стоит на кону. Думаю, что пяти часов вам на это вполне хватит. Хотя, конечно, придется поторопиться. На каждый этаж у вас будет не более шести минут. Но, я думаю, вы подберете правильные и нужные слова.
Лизу трясло как никогда сильно, а из глаз лились жалкие слезы.
- Нет! - шептала она. - Нет, я не смогу…
- Об этом, сами понимаете, не может быть и речи, - произнес седой. - Итак… Сейчас тринадцать часов восемнадцать минут. В восемнадцать-восемнадцать я должен видеть здесь, в холле, представителей организаций, расположенных в этом здании. Допускаю, что переговоры заладятся не со всеми. Но их должно быть не меньше сорока человек. Если их будет меньше, или если переговоры не состоятся, ваш сын умрет.
- Господи Боже! - рыдала Лиза.
- … и в таком случае дипломатическую миссию возьмет на себя кто-нибудь еще. Так что ступайте, Елизавета, время пошло.
Лиза со второй попытки поднялась из кресла. Ее никто не удерживал.
- Выход там, - Седой указывал на пластиковую дверь.
У самого выхода лежали три трупа - тех самых людей, что не пускали детей и женщин в офис.
- Ах да, - проговорил седой. - Я совсем забыл о вверительных грамотах.
Он присел рядом с телом одного из громил в камуфляже, достал из кармана нож с выкидным лезвием и…
Лизу замутило. Хоть как-то сдержаться она могла, только зажав рот ладонью.
- Держите. Да не бойтесь, ваша вверительная грамота не кусается…
Седой протягивал Лизе отрезанное ухо.
На ощупь оно было холодным и противным.
- Удачи, Лиза. У вас все получится.
Он мягко вытолкнул Лизу за дверь, которая тут же бесшумно закрылась за ее спиной.
На негнущихся ногах Лиза направилась к лестнице.


Теги:





0


Комментарии

#0 06:14  29-12-2009серя    
прочёл
#1 10:09  29-12-2009Фуросемид    
Охуенно. Ни одна деталь не режет глаз, держит в напряжении.
#2 10:51  29-12-2009Ebuben    
Мастерски. Атмосферно очень.
#3 12:39  29-12-2009Гусар    
Как всегда охуенненько. Только показалось неоконченым.
#4 12:44  29-12-2009Лелька-Бармалелька    
все супер! чем дальше - тем интересней ) надеюсь на не менее достойное продолжение!
#5 14:02  29-12-2009Лев Рыжков    
Спасибо, дорогие осилившие. Что там будет дальше, узнаем в новом году. В том числе и я, поскольку дальнейшие события пока что в тумане.
#6 14:49  29-12-2009Шева    
Интересно.Атмосфера напомнила дух романов Хейли.
#7 14:59  29-12-2009Ted    
ОБАЛДЕННО!!

Сцена приставания к Лизе на слестнице и ее спасения, имхо, - шедевр.

#8 16:24  29-12-2009Лев Рыжков    
Благодарствуйу.

Шева

Ну, до Хейли далеко. Тот старый хрен, помнится, в 70 лет поехал на кокаиновые плантации перуанской Амазонии матчасть изучать. Хороший был человек.

#9 16:46  29-12-2009Это я, Эдичка    
Отлична.
#10 16:47  29-12-2009Это я, Эдичка    
Выпускай зомбаков в следующих частях. С ними всегда весело. Глядишь, и кинцо снимут.
#11 17:02  29-12-2009Sgt.Pecker    
распечатал.

теперь есть что почитать в гараже после стояния в этих ёбаных снежных пробках под вискарь с колой который меня там ждёт.

спасибо).

#12 17:09  29-12-2009bubastik    
Лева, вечером зачту, щас времени нет. бегаю в суматохе, сранный новый год.


приду, расслаблюсь, заебошу чаю и прочитаю

#13 18:03  29-12-2009Мистер Блэк    
КРУТЬ!

Молодец Леф. меня ваще такие вещи прикалывают.

#14 19:01  29-12-2009Чхеидзе Заза    
бандит со страшным лицом в сетке шрамов- вот это образ,сценарист " пираты карибского моря" позавидует

Да вы же бандиты!

- Не спорим - бандиты.

Зато мы обуты, одеты и сыты.

Вон Димка на нас как печально глядит.

Жалеет, бедняжка, что он - не бандит...

#15 20:42  29-12-2009Лев Рыжков    
Спасибо.

Darkoboar

Я подумаю.

Sgt.Pecker

На здоровье, чотам.

Чхаидзе Заза

Молодец. Хорошо заметил. Но с другой стороны, этому персонажу долгой жизни не загадано. Хотя по-всякому может повернуться.

#16 20:53  29-12-2009Арлекин    
Седой мог бы быть Наумом...
#17 21:13  29-12-2009Лев Рыжков    
Кин

Там еще и седоватый при делах, гг, блеа.

#18 21:21  29-12-2009Арлекин    
классный рассказ, кстати
#19 22:01  29-12-2009Ульяна Владимировна    
Рассказ понравился, впрочем как и первая часть.

Очень красивый момент с воспламенением аэрозоля и сигаретой, но есть подозрение, что возгорание бы не произошло. Курящие провертье, плз!

#20 22:05  29-12-2009Арлекин    
уля, проверено ещё в школе. нипиздёш
#21 22:11  29-12-2009Ульяна Владимировна    
Арлекин, спасибо. Мы в школе на зажигалки пшикали, это "Дракончик" называлось, а насчет сигареты вопрос возник потому, что бензин, к примеру, загораеться только от открытого огня.
#22 22:27  29-12-2009Лев Рыжков    
Ульяна Владимировна

В теории-то сходится, а на практике надо, пожалуй, проверить. На новый год надо поэкспериментировать, гг.

Правда, я знал одну девочку, которая на одном дне рождения плевалась бензином на зажигалку и, языком пожарных сводок выражаясь, превратилась в живой факел. Спасли, конечно. Даже легко отделалась. Никаких особых ожогов. А любительскую запись того, как эту девочку тушат, даже по НТВ показывале.

#23 00:04  30-12-2009Мегапиxарь    
Очень ахуительно. Обожаю фильмаки со схожим сюжетом. Наум форева
#24 00:38  30-12-2009Файк    
И это будет дальше.
#25 01:41  30-12-2009Чёрный Куб.    
ручной труд.
#26 08:37  30-12-2009Дикс    
не смог заставить себя прочесть все сразу

думаю было бы лучше, если бы он был разбит на 2 части

#27 08:42  30-12-2009Дикс    
гг, движение Наума на литпром.ру
#28 11:10  30-12-2009bubastik    
Лева, очень хорошо. Только как мне кажется у тебя столько троеточий, что можно ахуеть.

это я не доебываюсь, просто блять их реально дохуя

#29 17:26  30-12-2009SF    
хорошо,

но непонятно пока

#30 20:07  30-12-2009Ted    
С наступающим Новым годом!

Желаю себе много ваших новых работ, а вам - счастья!

#31 09:16  31-12-2009Ebuben    
Поздравлю с наступающим тоже. Всего хорошего и напечатайся уже.

Спасибо, за то что читаешь. Очень благодаренЪ.

#32 02:41  02-01-2010Timer    
Прочитал на одном дыхании. Буду ждать продолжения.
#33 09:24  05-01-2010ВеТьма    
Чуть непропустила, очень жду прадалжения!

Спасибо тебе аффтар.

#34 14:41  05-01-2010Лев Рыжков    
Благодарствуйу, друзья.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....