Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Повешенный.

Повешенный.

Автор: Азин
   [ принято к публикации 04:54  15-02-2010 | Raider | Просмотров: 429]
- Славные мальчики и девочки, подумал он. Странные, но славные. Жалко их, вот что... подрастут, полезут друг на друга, размножатся, и начнется работа за хлеб насущный... Нет, подумал он с отчаяньем. Может быть, и обойдется. Они же совсем не такие, как мы. Может быть, и обойдется... – прочитала она отрывок из "гадких лебедей", затем отложила книгу. Подошла, нежно обняла за плечи, поцеловала. Я оторвался от компьютера, и предложил пойти покурить.
Курили мы молча, точнее я молчал. Она несвязно говорила, кажется, излагала свои планы на оставшуюся жизнь. Мне было противно. Мне всегда противно с ней в такие минуты. Видимся мы пару раз в год – славные старые друзья. И всегда наши встречи заканчиваются в постели. И все вроде так искренни и нежно. Так не принужденно. Секс альтернатива хорошей беседе. Вчера вот водка кончилась и мы пошли в постель. А ведь пили и разговаривали о любви, о семье, о детях, о личной жизни. Она повторяла, кого и по каким критериям она должна найти в мужья. Я что-то лепетал в духе, люди не товар в магазине. С утра мы снова просто друзья. Как будто ничего не было. Точнее было и оба знаем, что было, но разве это что-то меняет?
Близкие, но совершенно чужие друг другу люди. Если честно даже не друзья, так – старые знакомые.
- Не обошлось, всё-таки не обошлось – крутилось в моей голове.
- Ты кричал ночью – спросила она, прильнувши к моему плечу.
- Да, приснилось что-то… - я докурил и мы вернулись в комнату, к монитору и книге.
Наверно приятно беззаботно проводить выходной, любящим парам. А так? Разве неприятно? И вроде бы всё честно, искренни. Но ведь всё это для нас ничего не значит. Так – свободная минутка. Сейчас я прочту несколько коментов, отпишусь, и пойду домой. Она немножко почитает и засядет в аське, или побездельничает до полуночи, а там свяжется по скайпу с подругой и будет завистливо слушать рассказ про совсем другую страну, иную – успешную и настоящую жизнь.
Как то я попытался поговорить с ней об этих своих переживаниях. О том, что как-то это всё неправильно, не так как должно быть. Но всё в пустую – оба только позлились и поотмалчивались какое-то время, а потом всё равно повторили.
- Что же, всё-таки тебе приснилось? – вновь объятья на моих плечах.
Почему-то я начал раздражаться. Захотелось ласково прошипеть:
- А вот тебе ни похуй дорогая? – но, разум всё-таки победил:
- Повешенный.
- Аа…., кошмары – нежно пропела она и начала лизать ухо. Из этих звуков и действий, я понял, что ей действительно всё равно – просто лосниться сучка.
Повешенный – этот кошмар преследует меня с детства. Раньше меня пугало в нём непонимание. Всегда чувствовалось какое-то отчуждение. Пустота. Не что-то неведомое, туманное, а пустота – полное отсутствие. Как можно убить себя? Ведь жить – это хорошо. Главное жить, всё остальное приложиться. И вот мне почти тридцать и что-то ничего не приложилось. Теперь меня пугает не пустота, а то, что его выбор манит меня. Иногда так манит вода – в жаркий день искупаться. Иногда так пугает высота – хочется полететь, но понимаешь, что разобьешься.
- Помнишь, как мы познакомились? – продолжая лосниться, спрашивает она.
- Да – сухо и без запинки вру.
Неужели её не убивает эта ложь? Она ведь тоже врёт. Мы оба врем. И самое страшное, что ни друг другу, а самим себе.
- Не помню, я! Да и не могу помнить. Мне было то тогда шестнадцать лет! – кричит у меня в груди. – Вроде пытались быть вместе. Но что-то у нас не получилось. Вот и всё!
Зато я помню. Как мы встретились после. Лет десять прошло. Случайная встреча. Кажется, по работе пересеклись. Потом что-то на вроде корпоратива - пьянка у костра, на берегу озера. Я был один, она недавно рассталась. Помню, я ей рассказывал сказки. Её это забавляло – ей их в детстве даже не читали. Наверно это и зацепило: приятный взрыв из детства.
Я для неё вообще приятный такой Питер-пен. Всё тот же наивный ребёнок. Конечно. А кем мне ещё быть? В моей жизни за эти годы ничего не изменилось, а она кажется, преуспела. Во всём, кроме личной жизни. У неё муж то ли спился, то ли завис в онлайн играх – я так и не разобрал. Короче: она его выгнала.
Сильной женщине хочется нежности, наивности, сказки. Мне просто хочется. Конечно мы не пара друг другу, да и чувств особых нет. Но ведь дружбе это не мешает?
- Сучка не захочет. Кобель не вскочит. А если уж захочет, то деваться некуда. – повторяю я себе заученную фразу и начинаю отвечать на её ласки.
После мы вновь курим.
- Ты совсем другой. Хоть ты ничего и не добился, ты не складываешь руки. Ты живешь, ты хоть что-то делаешь. В твоей жизни столько событий. – вспоминаю я наш разговор после первого акта дружбы. Что я тогда хотел её ответить?
- Ага, только все мои события твоим и в подметки не годятся. У тебя день насыщенней, чем вся моя летняя программа.
Но ответил я только:
- Ага.
Как мы вообще пересеклись? Она известный дизайнер, я рабочий с завода, мечтавший стать кем угодно, но не рабочим. Интересная у меня жизнь: по восемь часов следить за прокатным станом. Вдруг в листе стали, перекатывающемся из одного огромного рулона в другой обнаружиться брак? Я гордо останавливаю процесс, вырезаю бракованную часть, свариваю, запускаю вновь. Незаменимая работа, которую во всём мире делают машины с фотоэлементами. Да и причина у брака какая? Парни при плавке неаккуратно плюнули, или бычок выкинули - вот такие мелочи отображаются дырами в листе на прокатном стане.
Завод весь день словно мертвый. Зато поутру на проходной безмолвные очереди, как из массовки фильмов-антиутопий. Можно сума сойти в этом призраке тоталитаризма. Одна отрада осталась еще с советских времён – турклуб. Люблю я горы и реки, а лучше всего горные реки. Приятное это дело экстрим – любой, даже полный ноль, чувствует себя человеком и страстно хочет жить, когда оказывается в настоящей жопе. Все экстремалы всего лишь суицидники, бьющиеся с неотвратимым желанием свести с собой счёты.
Вот с этим турклубом, после одного из категорийных сплавов мы делали выставку фотографий. Заводские пиарщики раздули из этого мероприятие культурное событие городского масштаба.
Да, все-таки не сказка ей нужна, а просто мужик. А то вся эта интеллигенция во круг неё – те ещё мерины.
- Тебе пора – напоминает она, вырывая меня из тумана мыслей.
- Да, моя госпожа – отвечаю я и начинаю одеваться. Правда «моя госпожа» всё-таки опускаю – слишком колко прозвучит.
Бреду на остановку, мимо парковки. На парковке её машина.
- Как ей всё это удалось? Квартира, машина, любимая работа? – спрашиваю я себя, закурив сигарету.
Понятно в чём-то ей помогли родители, которые, в отличие от моих, умудрились при развале не проебать, да ещё и урвать. Но это ведь полбеды. Вот муж её – Серега. Вроде тоже не из крепостных, но сломался, не взлетел.
Ладно, пора оставить зависть. Да были все мы молодыми. Все равны в своих мечтах и планах на жизнь. Все хотели чего-то большего. И пусть карты на руках были разные, пусть не всем по жизни масть шла. Но ведь кто-то разменялся нормально. И винить кроме себя некого. А винить себя – гиблое дело, рано или поздно оправдаешься, или отбудешь самому себе измеренный срок.
С этими мыслями я подошел к трамвайной остановке. Мой взгляд привлекла симпатичная вагоновожатая, решившая перевести стрелку. Странная это штука – женщины. Когда у тебя нет ни одной, то ни знаешь как к ним и подступиться. Что сказать, хватит ли денег куда-нибудь сводить? А как появляется одна, так и остальные вдруг становятся более доступными. В общем, помог я девушке стрелку перевести. Завёл разговор. Весь день катался на трамвае – забавно и беззаботно, как в детстве. Помню, даже журнал где-то был такой: трамвай. На обложке весёлая мультяшка – беззаботно улыбающийся вагончик.
Вечером я повел Ирину к себе домой. Она особо и не ломалась. Спросила только:
- А ты один живёшь?
- Нет, я с другом квартиру снимаю. Но его, скорее всего нет, или он спит. Он вообще либо не дома, либо спит.
- Странный у тебя друг, чудной.
- Да чудик это точно. Он немножко иной.
- В смысле?
- Ждёт чуда. Он верит в Дао, в то, что у каждого свой путь. Что в жизни есть что-то чего нельзя назвать. Можно только обрести… -
По изменившийся мимики её лица я понял, что умничать особо не стоит. Иначе рыбка сорвется.
Да и что я хотел ей сказать? Толька – такой же работяга как и я. Общего и необычного у нас, только ниферская молодость. Наслушались мы умных песен, начитались книг. Проучились пару курсов на философском. Только вот ни мне, ни ему в жизни не пригодилось знание восточной мудрости, заучивание Ницше, или Камю. Разве, что как навык риторики, когда пытались продажниками работать.
В общем-то, Толик и правда чудной. Слёг со своей депрессией и спит целыми днями. Может он найти что пытается во снах?
- Сашка, а чем мы отличаемся от своих отцов? – спросил он меня недавно, когда соблаговолил хотя бы рюмку пропустить.
- Да ни чем. Те же мясо и кости. Та же жизнь без цели и смысла. Те же случайные перепихи и заработки в поисках постоянной работы и бабы. Скоро и дети будут такие же.
- Мы же хотели, что бы всё было совершенно иначе, по-другому.
- Только вот как? Ты знаешь как?
На этом мы закончили беседу. А он ведь до сих пор не уймется. Всё ищет другую жизнь. Только даже себя найти не может. Наверное это бездействие его последняя надежда. "У вей" – какая-то даосская практика. Ждет озарения, инсайта.
Иринин крик вернул меня в реальность. Мы уже разулись, она прошла на кухню и обнаружила болтающиеся тело.
Начав рассуждать о том, что сейчас делать и как взять себя в руки, я вдруг вспоминаю сегодняшний сон. Вспоминаю, что самое страшное в этом кошмаре – то, что он всегда сбывается.
- Не обошлось, всё-таки не обошлось – второй раз за сегодня повторяю я.


Теги:





0


Комментарии

#0 11:09  15-02-2010Polina_Che    
Очень понравилось.И эта зависть так четко показана, и обида поколения 30-летних.
#1 12:46  15-02-2010Joy Molino    
какой печальный крео. ГГ - зануда. и друг его тоже.
#2 12:55  15-02-2010дервиш махмуд    
беспросветно как-то.
#3 13:17  15-02-2010ГССРИМ (кремирован)    
Очень даже не плохо.
#4 14:14  15-02-2010Рыбий Глаз    
Не зануда. но и не оптимист никуя...

Литературно

#5 14:46  15-02-2010Шева    
Неплохо так.
#6 18:50  15-02-2010ананичев    
Из - за названия угадывается конец. После прочтения создалось ощущение что и героя ожидает та же участь. Понравилось.
#7 21:03  16-02-2010Гусар    
Нормально. Но как-то не задело.
#8 22:02  16-02-2010Vlad-2    
Задело.
«Все экстремалы всего лишь суицидники, бьющиеся с неотвратимым желанием свести с собой счёты.» — долго копался в себе. Согласен.
«Слёг со своей депрессией и спит целыми днями. Может он найти что пытается во снах?» — аналогично.
#9 19:02  17-02-2010ананичев    
Vlad ты куда пропал?
#10 22:17  17-02-2010Vlad-2    
to ananichev дык, никуда, пить перестал просто, работаю до ночи)
а так — тута я, ежедневно, просто про экстрим задело как то правильно)
#11 22:18  17-02-2010Vlad-2    
и про сны…
#12 02:25  16-03-2010Дымыч    
вот где-то так бы научиться излагать…
#13 02:32  16-03-2010Илья Волгов    
«Как мы вообще пересеклись? Она известный дизайнер, я рабочий с завода, мечтавший стать кем угодно, но не рабочим.»
ЫЫ!
Заебись текст! Корявенько набрано, но заебись жизненно.
Или риал, или хорошо построил.
Гуд.
Ровно так, литературно написано.
#15 11:31  16-03-2010Глокая Куздра    
Не. Я не могу признать литературой произведение, в котором автор путает слова «лосниться» и «ластиться», да еще и с лишним мягким знаком (ну ладно, на второе уже пора привыкнуть не обращать внимание)
Или это только мне видно? Лосниться может шерсть. Ластиться — животное или человек.
Начала читать с удовольствием, но дальше этого не пошло.
#16 20:14  17-03-2010Азин    
Ну спотыкаться об ошибки и из-за этого плевать на весь текст и суть — всё равно что идти по дороге несмотря ни под ноги ни в небо, запнуться и ругать землю.
Разуй глаза и не парься.

PS знаю про ошибки, но работа над ошибками — это РАБОТА, а у меня на неё нет не времени, ни сил ни денег. Так что если вы столь брезгливы не читайте да и всё.

в конце концов это не сообщество филологов ценителей слова, а литпром!

ЭТО ИНЕТ! Акстись, какие вообще могут быть предъявы в сети к написании :)
#17 22:17  17-03-2010Глокая Куздра    
Ты чота путаешь, Азин. Точно тебе говорю.
Тогда называй кошку тёлкой, а маму папой в следующем творении. и будет тебе щастье. Иба никто с тебя уж точно за написание не спросит.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....