Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Конкурс:: - Первоапрельские проводы (из рассказов интеллигентного санитара)

Первоапрельские проводы (из рассказов интеллигентного санитара)

Автор: Прол Джэв
   [ принято к публикации 07:59  29-03-2010 | я бля | Просмотров: 504]

Ремарка: на конкурZ, объявленный Бывалым. Рассказ получился длинным. Поэтому выложу его двумя частями

 


Надоели серьёзные рассуждения? Рассказать какой-нибудь случай про Первое апреля?


Так, где у нас календарь… Какое сегодня число? Ага, понятно – Первое апреля уже через три дня. Попробую что-нибудь припомнить.


Вы, кстати, слышали про увольнение нашего патологоанатома – Кузьмича? Ну как же – об этой истории в своё время вся больница только и гудела! А вы все сколько у нас уже работаете? Три-четыре года?  А, ну тогда понятно… Молодо-зелено. История эта произошла уже лет десять назад. Я сейчас думаю иногда – жестоко мы тогда всё-таки над Андреем нашим Кузьмичом подшутили…


Расскажу для начала про одно важное обстоятельство, без которого вам непонятно будет, как вообще мне в голову пришла сама идея розыгрыша. Голова моя, кстати, на шутки там всякие, придумки-капустники давно была «заточена», как сейчас вы любите говорить. Я всегда был довольно живого нрава. И в школе, и в институте КВН-ом увлекался. К слову, вот это моё вечное стремление пошутить и не дало мне закончить медицинский институт: меня ж, как вы знаете, вышибли со второго курса. Но я отвлёкся!


А дело вот в чём. Десять лет назад у нашего главного врача Аделаиды Викторовны появилась новая секретарша – Аллочка… фамилию уже не помню. Аллочке этой было лет двадцать пять. Фактурная, кстати сказать, была девушка – что называется, красотка. Но самое замечательное, что тембр её голоса чрезвычайно напоминал – несмотря на существенную разницу в возрасте – голос самой Генеральши, как мы между собой все звали главного врача. Особенно эта похожесть голосов поражала при телефонном разговоре. Наш заведующий Вячеслав Дмитриевич часто жаловался, что когда он звонит в администрацию, то в первую минуту даже не может понять, кто взял трубку – то ли сама Генеральша, то ли её секретарь. Выручало только то, что Аллочка преимущественно тараторила, а темп речи Аделаиды Викторовны был степенный, уверенный – ну, то есть такой, какой и должен быть у главы солидного, большого учреждения. Впрочем, если Аллочка не торопилась, то их вполне можно было перепутать.


Младший медперсонал – то есть мы, санитары и санитарки – не часто появляемся в приёмной главврача. В-основном, при увольнении или устройстве на работу:  Генеральша наша всегда находила время лично познакомиться с каждым новым членом своего коллектива. Но я в тот год пытался восстановиться в институте, и поэтому мне пришлось несколько раз самому таскать кое-какие заявления и ходатайства на подпись Генеральше.


Там-то я и познакомился с Аллочкой: чтобы ускорить прохождение документов на подпись, я таскал ей шоколадки и коробки конфет.


К тому времени я уже был опытным санитаром морга, часто поддежуривал в других отделениях: врачей-то ведь у нас всегда хватало, а санитарские руки, да ещё мужские – на вес золота! С Кузьмичом, то есть с ведущим патологоанатомом нашего отделения Андреем Кузьмичём Воскобойниковым, отношения у нас были самые товарищеские – можно сказать, дружеские. Работа в патологоанатомическом отделении (морг, в просторечии) – специфическая. У нас, конечно, не бывает такой перманентной нервотрёпки, как, скажем, в реанимации, или другом каком ургентном отделении, но постоянное соприкосновение с мёртвыми людьми, с их часто (но не всегда!) безутешными родственниками – требует определенного взаимопонимания в коллективе. Общеизвестен и факт, что патологоанатомы часто пьют. Мы тоже, бывало, вечерком позволяли себе пропустить стопку-другую спирта. В том числе, и с Кузьмичём. К тому же, заведующий часто ставил нас с ним в одну смену. Словом, сошлись мы с ним характерами. Хотя характер у Кузьмича был тот ещё! Бывал Кузьмич и резок порой, и не всегда терпим – впрочем, как все настоящие специалисты, которые за дело болеют.


Не знаю почему, но новую секретаршу Аллочку он сразу невзлюбил. Мне кажется потому, что красива она была очень. А Андрей Кузьмич наш хоть мужчина и крупный, но,  кстати, уже тогда походил на раздутого такого сверх меры Винни-Пуха с комичным таким, толстощёким крестьянским лицом (корни-то у него деревенские – отсюда и отчество такое редкое по нашим временам). Словом, особой красотой он и тогда не отличался и полагал, что по этой причине у него не ладится личная жизнь.


Хотя я думаю, что причина тут была более очевидная: всё-таки надо признаться, что Кузьмич слишком часто любил приложиться к склянке с дармовым медицинским спиртом. Сам он впрочем, говорил, что «этого требует профессия.»


В отделении нашем работали люди преимущественно весёлые (а в те времена и весьма молодые). Думаю, обывателей, далёких от медицины, это могло бы удивить: обыватель ведь боится морга по определению, считает его самым мрачным местом в больнице. Хотя, по мне так реанимация – по-настоящему страшное место: там ведь люди умирают, а к нам в патанатомию уже «оформившихся» везут. Впрочем, постоянное пребывание среди трупов всё-таки, видимо, отражается на человеческой психике, что приводит к парадоксальным, на мой взгляд, изменениям поведения.  Все патологоанатомы и санитары, которых я знал, были люди пьющие и весёлые, с развитым чувством юмора. Кстати, весёлость их далеко не всегда определялась выпивкой, как можно было бы подумать. Вот, к примеру, наш заведующий (кандидат наук, между прочим) Вячеслав Дмитриевич – на дух не переносит пьянство на рабочем месте. И сам, судя по нашим отделенческим корпоративам, пьёт редко и мало. При этом Вячеслав Дмитриевич – человек очень остроумный – по моим санитарским меркам, конечно.


И вот сидим мы почти всем коллективом накануне Первого апреля в нашей ординаторской и думаем, как будем Первое апреля отмечать. (Отсутствовали двое: заведующий – он на три дня на какой-то научный семинар укатил, и Кузьмич, которого вызвали на какую-то экспертизу в чужую больницу).


Традиция эта – отмечать обязательным розыгрышем Первое апреля – потихоньку прижилась именно с моим приходом в отделение. Розыгрыши мы устраивали весьма невинные: то таблички с надписями «Служебный туалет» и «Раздевалка для персонала» на двух соседних одинаковых дверях перекрутим (кстати, сработало только однажды, когда наша сверхблизорукая лаборантка Света, случайно сняв очки, впопыхах попала не туда), то переставим столы в лаборатории со всеми их микроскопами и причандалами (смеха тоже было мало, только обе наши лаборантки переругались), то поменяем компьютеры у Кузьмича и двух других наших прозекторов. Словом, дурачились достаточно беззлобно.


С трупами? Нет, никогда. Это, кстати, довольно распространённая обывательская байка. И распространяют её, как правило, люди, от медицины далёкие. Но мы такими вещами никогда не балуемся: так можно и под уголовную статью ненароком залететь.


Так вот сидим мы молодым нашим коллективом, затылки чешем. Ничего путного в эти затылки не приходит. Как всегда бывает в таких случаях, начали сплетничать об отделенческих делах. Лаборантка Света говорит ехидно, что, мол, Кузьмича заведующий вчера снова распекал у себя в кабинете за пьянку, грозил увольнением.  Другая лаборантка – Инна – возражает, что такого спеца не только Вячеслав Дмитриевич, но и сама Генеральша никогда не уволит, сколько бы он ни пил.


И тут меня осенило. Давайте, говорю, разыграем Кузьмича. Представим дело так, что есть приказ о его увольнении за злоупотребление, напечатаем его и попросим Аллочку печать больничную поставить.


Врачи наши молодые возражают, что Кузьмича, мол, на такое фуфло, как бумажка, не возьмёшь. Фишка нужна, типа убедительной детали какой.


А надо заметить, что накануне я опять по своим институтским делам забегал в приёмную Генеральши и видел там взбешенную секретаршу Аллочку. «Кузьмич ваш – просто хам, – говорит. – Ему завтра на экспертизу ехать, самому лень, а он на мне зло срывает.»


Тут-то у меня в голове всё и сложилось – и положение Кузьмича, и обида Аллочки, а, главное – её уникальный голос.


«Есть,  – говорю, у меня такая фишка. – Я её обеспечу.


 



 

 



Теги:





-1


Комментарии

#0 17:23  29-03-2010Слава КПСС    
в этот раз мог бы и одним махом гасить. какая-то чеховщина получилась.
#1 21:13  29-03-2010Pusha    
ну нормально впринцепе. Ну чутка конечно надо было конуцоуку доелать чутка. Одну последнюю фразу типа вывода чтоле. хехе.
#2 22:54  29-03-2010Это я, Эдичка    
Если тоже самое написать тремя предложениями, будет интереснее (это пожелание на вторую часть).
#3 07:03  30-03-2010Прол Джэв    
Darkoboar
Возможно. Но правдоподобно не будет.
Хотя история основана на реальном факте — розыгрыше на сходстве голосов — именно для знающих специфику работы в больнице пришлось тщательно прорабатывать мелкие сюжетные ходы. Поэтому и рассказ получился длинным.
#4 20:20  30-03-2010VETERATOR    
соглашусь с Даркобёром

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:39  05-02-2016
: [7] [Конкурс]
Где-то в бескрайних просторах черной материи, между пространством и временем, спрятавшись в ущелье обворожительного квазара, вели беседу два романтических существа:

… и все же, mon cher, даже принимая во внимание немыслимый уровень энтропии, наблюдаемый в моих системах под действием вашего очарования, позволю себе повторно акцентировать на недостаточной аргументации некоторых доводов вашей позиции....
17:59  21-01-2016
: [9] [Конкурс]
- Господин Президент, в преддверии Почётной Аннигиляции и принимая во внимание Ваши выдающиеся заслуги перед человечеством, Высший Суд предоставляет вам уникальную возможность реализации трёх последних желаний, вместо традиционного одного....
В нашем городке жизнь в трезвом состоянии никогда не существовала. Пили все. Ходили в одинаковых ботах «прощай молодость», одинаковых синтетических скрипучих джемперах, куртках из болоньи и пили. С утра, днем – на единственном заводе по производству стекловаты, в будни после работы, в выходные и праздники....
12:30  18-01-2016
: [3] [Конкурс]

Шапка велика и сползает на глаза, лицо под ватной бородой чешется, по спине, щекоча, стекает капля пота, накладные усы лезут в нос. За что мне это все? Зачем я Дед Мороз?
- Ну, здравствуй, мальчик. Как тебя зовут?
- Митя.
Розовощекий крепыш с интересом рассматривает меня, мой поношенный красный халат с жидкой ватной оторочкой, обмотанный блестящим дождиком облезлый посох и тощий, пыльный мешок....
"Ждёт Литпром Поэта как мессию.
Ждёт чуть больше, чем тринадцать лет.
Кроет бытовая рефлексия
(это как БухБез засравший тред).

Поэтессы где? Харизма, груди,
ноги, жопа... Нету их, отбой.
Из поэтов тоже – только студень,
метящий пространство под собой,

что в горячности больного тифом
нахуярит столбиков три-пять,
смело озалупливая рифмы....