Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Конкурс:: - Первоапрельские проводы (из рассказов интеллигентного санитара). Окончание

Первоапрельские проводы (из рассказов интеллигентного санитара). Окончание

Автор: Прол Джэв
   [ принято к публикации 06:32  30-03-2010 | я бля | Просмотров: 374]
Посвятил я весь коллектив отделения в свой план – и метнулся в приёмную, к Аллочке. Долго уламывать её не пришлось: очень уж она на Кузьмича разозлилась. Вот только печать на приказ она ставить категорически отказалась: «Меня Генеральша за это уволит. Это – очень серьёзно. Я в липовом приказе ему дам расписаться – и сразу в папку спрячу. Он не заметит. Кстати, завтра как раз подходящий день: главврача с утра в горздрав вызвали. Но моё главное условие – меня не упоминайте. Если что – я ото всего отопрусь».
На следующее утро выходит на смену Кузьмич. Все, кто на смене, ходят с нарочито насупленными лицами, на него лукавыми глазками постреливают.
На время отсутствия заведующего его, как правило, Кузьмич и замещал. Провёл он в кабинете заведующего утреннюю пятиминутку и собрался было уходить, как вдруг в селекторе раздаётся голос главврача (вы догадались, я думаю, что это была Аллочкина имитация?):
«Андрей Кузьмич, немедленно зайдите в приёмную. Распишитесь в приказе об увольнении. Мне надоели жалобы Вячеслава Дмитриевича на ваши регулярные возлияния.» Надо сказать, Аллочка мастерски скопировала и характерные интонации Генеральши, и металл в голосе начальницы. Всё-таки какие бабы коварные существа!
Кузьмич стоял, как громом поражённый.  «Что они там, с ума совсем все посходили?» – процедил он сквозь зубы и выскочил из кабинета. (Мобильников, замечу, тогда и не было толком, так что переговорить наш мнимо увольняемый не мог ни с нашим отделенческим шефом, ни с главным врачом).
Из приёмной Генеральши Кузьмич пришёл мрачный и насупленный. Лаборантки его обступили, утешают. «Вот ведь засранки, – подумал я тогда. – Почему бабы так любят над мужиками издеваться?» (Сам-то я, ежу понятно, весь розыгрыш «из любви к искусству» затеял, а эти сучки, похоже, удовольствие получают!)
Второму прозектору на смене некогда было в спектакле участие принимать, он работал (ночью привезли несколько умерших). Поэтому всеобщую скорбь изображали мы с лаборантками.
Совершенно трезвый Кузьмич ходил по отделению и уморительно вздыхал. Никогда бы не подумал, что он так переживать будет! Мне поначалу его даже жалко стало, но, по мере того, как толстощёкая физиономия нашего вздыхающего Винни-Пуха приобретала всё более грустное, и одновременно комичное, выражение, меня начал разбирать неподдельный смех. Смешливый я тогда был: молодость, что поделаешь!
Через полчаса подошёл он ко мне и говорит: «Давай, Толик, собирай на стол. Пусть Ваня (второй прозектор) работает, а я прощаться с вами буду». И картинно так обнял меня и прижал к своей пухлой груди. Тут уж меня конкретно разбирать начало! Я так и видел со стороны эту сцену: стоит сопящий Винни-Пух и тискает  некую костлявую жердину с развевающимися на ветру (от его сопения) лопухами вместо ушей. И оба едва не плачут – но по разным причинам.
Едва сдерживая разъезжавшийся в идиотской улыбке оскал, я тщетно хмурил брови и лепетал: «Да что вы, Андрей Кузьмич, может всё ещё обойдётся?»
«Какое там обойдётся! – говорит, а сам сокрушённо так рукой машет. – Я уже и приказ об увольнении подписал».
Сели мы в ординаторской за стол с лаборантками. Колбаски запасённой нарезали, спирт по мензуркам разлили. Кузьмич встал и, сделав брови домиком, сказал: «Я этой больнице семнадцать лет отдал, а они меня… Короче, хрен с ними! Я со своей квалификацией не пропаду!»
Тут лаборантка Света не выдержала и говорит: «Да что вы ребята, в самом деле! Сколько уже можно? Андрей Кузьмич, никто вас увольнять не собирается. Это первоапрельский розыгрыш. Сегодня же Первое апреля!»
Кузьмич опешил: «Как не увольняют! А приказ? А селектор? Я же сам слышал…»
Света ему: «Это Толя всё устроил. Мы вас просто разыграть хотели!»
Надо было видеть медленную трансформацию физиономии Кузьмича! Только что он был умильно вздыхающим Винни-Пухом, а вот уже больше похож на этакого взбешенного Терминатора (правда, чересчур округлого)!
«Розыгрыш? И ты, Брут! Запорю!!!» – неожиданно заорал Кузьмич и, хватая с соседней этажерки тяжёлый микроскоп, бросился через стол ко мне. Честное слово, таким я его никогда ещё не видел, и струхнул не на шутку. Я в полтора шага своих длинных костлявых ног оказался у двери ординаторской и выскочил в коридор отделения. Кузьмич нёсся за мной, размахивая над головой потенциальным орудием убийства, и напоминал какого-то сюрреалистического Чапая в лихой кавалерийской атаке, у которого вместо бурки был развевающийся белый халат, а вместо шашки – микроскоп. Лаборантки визжали вдвоём, как синхронные пожарные сирены. Кузьмич орал что-то неопределённое, но безапелляционно угрожающее. Говорили потом, что его крики слышны были из нашего подвального помещения вплоть до самого верхнего этажа шестиэтажного здания больницы.
Второй врач смены Иван Алексеевич выскочил, как был – в забрызганном резиновом фартуке и перчатках – навстречу летящему с диким воем Кузьмичу и попытался его остановить. Куда там! Худенький Иван Алексеевич был сметён, как лёгкая кегля в боулинге массивным шаром никак не меньше четырнадцатого размера! В конце коридора – всё-таки молодость в таких гонках давала некоторое преимущество – я успел влететь в служебный туалет и запереться изнутри. Кузьмич тяжёлым тараном несколько раз врезался в дверь.
Хлипкий туалетный шпингалет надежд на долгую осаду не внушал. Оставалось последнее средство – переговоры. «Кузьмич! – взмолился я. – Ну что ты, шуток не понимаешь совсем, что ли?!» «Шутки?! Ты это шутками называешь, засранец? За такие шутки я тебе твои костлявые култышки из жопы вырвать должен!» – бушевал Кузьмич…
В-общем, бушевал он всё-таки не очень долго. Когда он, наконец, осознал, что увольнение – это и впрямь только неудачный розыгрыш, а не реальность, он начал постепенно остывать, и вскоре мы уже опять сидели все вместе за ординаторским столом и со смехом (спровоцированным всё же не столько искренней радостью, сколько мензурочным спиртом) продолжили отмечать то ли моё спасение, то ли возвращение Кузьмича, то ли неудачное Первое апреля. К стыду своему должен признаться, что напоролись мы в тот день довольно крепко и довольно рано, что несомненно сказалось бы на качестве работы отделения, если бы не безотказный Иван Алексеевич. Он был так напуган невиданным состоянием Кузьмича, что решил: для общего блага полезней, чтобы Кузьмич сегодня залечил стресс как можно быстрее.
Вот так завершился этот неудачный розыгрыш. Кузьмич остался на работе и, несмотря на свою тягу к общению с Бахусом, работает у нас, как вы знаете, по сей день.
А вот кто уволился – так это красавица Аллочка: то ли не смогла она после этого случая в глаза Кузьмичу спокойно смотреть, то ли Генеральша её «попросила».  А с меня что тогда было взять? Молодой дурак, одно слово. Генеральша, правда, выговор мне всё-таки за этот случай влепила.
А Первое апреля мы с тех пор не отмечаем больше.
Что, не смешно совсем? А жизнь вообще – штука грустная. Можете поверить старому санитару морга.

 



Теги:





-2


Комментарии

#0 17:00  30-03-2010Это я, Эдичка    
Вторая часть поживее. Не абассака бугагашная, конечно, но читать можно.
#1 20:23  30-03-2010VETERATOR    
опасны шуточки, на грани…
#2 20:50  30-03-2010Тика    
Смешно
#3 22:23  30-03-2010Ted    
Под название «из рассказов интеллигентного санитара» хорошо.
.
Уменьшительно-ласкательность выражений (глазки...) здесь, имхо, портят дело. Если хочется их оставить, то можно обозначить, что рассказывается не просто новичкам, а барышням.
Четыре «впрочем» на одной странице многовато.
.
Под название «Первоапрельские проводы» — можно смело «отжать воду» и «поддать перцу». Незнание медицины читателями не будут помехой, так как эту же ситуацию можно поместить в почти любую структуированную организацию среднего размера. В медицинских учреждениях есть свои сосбенные «приколы» и мне ожидалось увидеть именно их. А спирт много где был доспупен и выпит.
.
Почитал отдыхая.
#4 22:57  30-03-2010Пyля    
НиЧотАк.
#5 02:02  31-03-2010Ted    
Звиняй, буквы нынче прыгучие дюже
*особенные
*доступен
хотя «доспупен» можно подарить комуньть, за пиво гг

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:39  05-02-2016
: [7] [Конкурс]
Где-то в бескрайних просторах черной материи, между пространством и временем, спрятавшись в ущелье обворожительного квазара, вели беседу два романтических существа:

… и все же, mon cher, даже принимая во внимание немыслимый уровень энтропии, наблюдаемый в моих системах под действием вашего очарования, позволю себе повторно акцентировать на недостаточной аргументации некоторых доводов вашей позиции....
17:59  21-01-2016
: [9] [Конкурс]
- Господин Президент, в преддверии Почётной Аннигиляции и принимая во внимание Ваши выдающиеся заслуги перед человечеством, Высший Суд предоставляет вам уникальную возможность реализации трёх последних желаний, вместо традиционного одного....
В нашем городке жизнь в трезвом состоянии никогда не существовала. Пили все. Ходили в одинаковых ботах «прощай молодость», одинаковых синтетических скрипучих джемперах, куртках из болоньи и пили. С утра, днем – на единственном заводе по производству стекловаты, в будни после работы, в выходные и праздники....
12:30  18-01-2016
: [3] [Конкурс]

Шапка велика и сползает на глаза, лицо под ватной бородой чешется, по спине, щекоча, стекает капля пота, накладные усы лезут в нос. За что мне это все? Зачем я Дед Мороз?
- Ну, здравствуй, мальчик. Как тебя зовут?
- Митя.
Розовощекий крепыш с интересом рассматривает меня, мой поношенный красный халат с жидкой ватной оторочкой, обмотанный блестящим дождиком облезлый посох и тощий, пыльный мешок....
"Ждёт Литпром Поэта как мессию.
Ждёт чуть больше, чем тринадцать лет.
Кроет бытовая рефлексия
(это как БухБез засравший тред).

Поэтессы где? Харизма, груди,
ноги, жопа... Нету их, отбой.
Из поэтов тоже – только студень,
метящий пространство под собой,

что в горячности больного тифом
нахуярит столбиков три-пять,
смело озалупливая рифмы....