Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - О го

О го

Автор: Арлекин
   [ принято к публикации 08:43  03-05-2010 | бырь | Просмотров: 788]



душа — это клещ

1) Сначала на площадке нет ничего. Над ней подвешены девять прожекторов, которые освещают всю площадь и образуют девять ярких пятен: в центре каждой четверти, на границах четвертей и в самом центре. Я называю эти пятна звёздами; он говорит hoshi. Центральное пятно, ось вселенной, он называет tengen. Сначала площадка пуста. Он более сильный противник, хотя у него первый дан, но зато профессиональный, а у меня седьмой любительский, но какое это имеет значение? Профессионалы играют совсем в другую игру. Для него мой седьмой дан – как для крутого танцора чемпионка мира по прыжкам через резиночку. Мне бы полагалось фору бы иметь… но как-то неудобно её требовать. Они, может, и относятся к этому, как к чему-то естественному, но мне не хочется выдавать свою слабость. Он же ничего не знает.

2) Когда-то глубоко в детстве другие дети заперли меня в пустой цистерне бензовоза. Моё сознание помутилось, когда личинки проникли мне в ноздри, уши и добрались до мозга. С тех пор они живут в моём нёбе, управляемые кем-то. Теперь это не я.

3) Он первым посылает человека, который становится в звезду по правую его руку. Я поворачиваюсь к своему войску и командую: первый пошёл! Первый занимает ось вселенной и замирает. Начало положено. Дальше придётся думать.

4) Моя подруга – самая чокнутая девушка на свете. Она кинорежиссёр. Её отвергают по причине непонимания, потому что плоды её творчества принципиально не укладываются линейно в памяти восприятия, то есть её vision лежит за пределами человеческого ума, а это не то, чего им хотелось бы. На самом деле они желают чего попроще, поскромней. Это кино делают психопаты! Для психопатов! Мы хотим нормальное кино! Поэтому подруга не вылезает из андеграунда. Именно там пробивает себе дорогу к славе. Что ж, тоже подход. Она говорит, что затеяла новый проект. Экранизация. Есть такой деятель в Японии. Слегка нетрадиционную книжку написал. Вот, почитай, – говорит она и протягивает наброски сценария.

5) Джанк>Девушка ледяного желания++квантовая машина избиения неба замученной памяти ломает грань, что жестокие ребята пенис-выбросили/АДАМцеремониальные мутанты САДО:: пылесосы солнца:: ассасины убийственного механизма – меридианный прыжок в голод экрана и мгновенный нейронный холокост/мозг металлического отчаяния, что совершает самоубийство в кишечнике подавленной памяти солнца, вырезающего труп ворона/

6) Это твой текст? Да нет, хотела бы, конечно, присвоить себе чужую славу, соблазн очень велик, но вынуждена признаться – это авторский текст, точнее оригинальный авторизированный перевод на русский с английского. А что за писатель-то? Кэндзи Сиратори. Никогда не слышала. А вот я сниму по его книге фильм, тогда ни у кого такого вопроса не возникнет даже – кто это такой. Все его будут знать, да и мне самой интересно снять такой фильм. Как вообще можно что-то такое снять? Это же просто сплошняк информации, которая отображается у киборга на жидкокристаллической сетчатке. Как ты планируешь превратить этот текст в визуальное изображение? Несколько слов о моей подруге, пока она ещё не вошла в события, как полноправная участница. Она вступала на путь творчества в качестве поэта-экстремиста. Писала шизовые стихи. Например, NOITCELFER:

7)! моб, моБ! моБ! моБ –.мыуВ.мууН.муоН.муаР.муалГ.муоП.муоС.муоК.муоЗ! моБ –.муеД.муерТ.муувД.муаН.муеН.музИ.мууС.аквёрев и локолок тоВ! аму тсевогалб в етйеБ.муаХ.муоХ.муаР.муиМ.муаД.муоД.латсу я, ирановз, етйагомоП! моБ –.муыБ.муоБ.муоВ.муыВ.муаЗ.муоР.муэВ.муиН.муирП.муарП.муорП! маБ! миБ! моБ –.муеЧ.муаЛ.муоБ.муоМ юанз ен огок хет И янем муоС.муаП.муУ.муО.муоГ

8) Ну и всё в таком духе. Эти пописюльки мало кто соглашался читать – уж очень это был полный бред. Как-то раз её обвинили в плагиате. Ей было приятно. Внимание всё-таки.

9) Подруга советует выставлять людей около ближних звёзд, а не соваться в ось вселенной, как будто во мне столько крутости, что круче уже и быть не может. Но это же стандартная ситуация. Ничего страшного не случится. Если только он не

10) На столе странного вида бумажный пакет. Похож на… в похожие фасуют килограмм муки. Дизайн пакета в точности повторяет графику с баночек сгущёнки. Написано: какао. А мне как раз дико хочется. Пакет открыт. Я запускаю руку внутрь. Только один пакетик на самом дне. Я выуживаю его наружу. В такие же водопроницаемые пакетики насыпают грамм заварки. Без ниточки – просто два квадрата бумаги, склеенные прессом по периметру, с тёмным порошком во внутренней полости. Я бросаю пакетик в кружку и заливаю его кипятком. На коричневую дымящуюся поверхность со дна поднимается полдюжины маленьких белых кубиков, примерно двухмиллиметровых. Мне кажется, это что-то вроде гранул с влагопоглотителем – тех самых, которые «не применять в пищу!» И вот бумажный пакетик с какао-порошком очень похож на бумажные пакетики с этими гранулами, так что меня загоняет. Я ведь просто до смерти хочу какао! А это был последний пакетик! Я размешиваю на удивление густую, как горячий шоколад, жидкость. Ловлю на ложечку кубики, критически разглядываю их. Как же я теперь попью какао? Я беру один такой кубик, катаю его в пальцах. Они, эти кубики, из пенопласта! Они скрипят так же, такие же мягкие и плотные – все эти разной величины шарики, из которых состоят куски пенопласта… Это точно такие же кубики! Следовательно, это не отрава. Подумаешь, пенопласт. Так что я аккуратно вылавливаю эти кубики и с удовольствием выпиваю кружечку бодрящего напитка, наслаждаясь каждым мгновением.

11) Просыпаюсь, сна не помню. Бездельничаю, курю, ставлю чайник греться, достаю кружку и собираюсь тянуться за банкой с кофе, но вдруг возник порыв вместо кофе выпить какао. Просто вот захотелось. Уже сидя за пролистыванием журнала леворадикальных химиков-биологов, со смаком прихлёбывая горячий какао, я медленно вспоминаю сон.

12) Эти уроды окружают моего воина на северо-восточной – твёрдость, предел – звезде! Я ничем не могу ему помочь.

13) Он умирает. Просит подать ему аптечку. Это небольшая чёрная коробочка, которая валяется у нас под ногами. Я нагибаюсь, поднимаю её с земли и протягиваю ему. Он открывает аптечку, достаёт из неё довольно большой белый гладкий гриб, по форме похожий на мозги, что выскакивают иногда на стволах заражённых деревьев, или на поганку. В действительности, он вообще ни на что не похож. Я просто знаю, что это гриб. Погибающий воин съедает его.

13,5) Несколько слов о том, с чего всё началось. Первое время мир пребывал в состоянии космического хаоса. Эту эпоху без времени и пространства невозможно описать при помощи языка, так что я не буду её касаться. Броун потирал ладоши, думая о том мире, но, в конце концов, вселенский разброд и шатание пошли на убыль, и в мире самозародилось космическое яйцо со Свернувшейся В Кольцо Древностью. Спустя восемнадцать тысячелетий исходная масса яйца разделилась на две части – на тяжёлую и тёмную и на лёгкую и светлую. Эти субстанции стали небосводом и земной твердью. Минуло ещё почти две тысячи веков, в течение которых рост Свернувшейся В Кольцо Древности ежедневно увеличивался, и таким образом увеличивалось расстояние между землёй и небом, пока не составило девяносто тысяч ли. На этом рост Древности прекратился. Свернувшаяся В Кольцо Древность разбил яйцо, выбрался наружу, пожил себе да помер. Останки его трансформировались в реалии и феномены: дыхание стало ветром и облаками, голос стал громом, глаза стали солнцем и луной, четыре конечности и пять перстов – четырьмя частями света и пятью священными пиками, кровь стала реками, мускулы и вены стали слоями земли, плоть стала почвой, волосы и борода стали созвездиями, кожный покров и волосы на теле – растениями и деревьями, зубы и кости стали металлами и камнями, костный мозг стал золотом и драгоценными каменьями, пот стал дождём, а паразиты на его теле стали человеческими существами.

14) Некий хрен с необоснованной уверенностью убеждал всех, что его дед высек вселенную из каменной глыбы с помощью молотка и тесла.

15) Моя подруга-кинорежиссёр вообще утверждает, что вселенная – это четырёхмерная оболочка, погружённая в пятимерное пространство.

16) А ещё один очень хорошо всем знакомый мудень с затылком вместо лица говорит, что, дескать, четырнадцать миллиардов лет тому назад инородная субстанция столкнулась с субстанцией нашего мира, высвободила энергию и тепло и спровоцировала расширение вселенной.

17) Но, так или иначе, кто бы что ни говорил, всё сводится к одному – долбаные островитяне с восточного края мира завезли к себе с материка искусство бытия и достигли в нём совершенства, так что изнурительный поединок, в котором

18) Я даже не замечаю, как мой человек на оси вселенной оказывается в атари. Каким-то образом я упустила, что у него оставалось всего два дамэ. Его необходимо срочно защитить, пока за мной право хода, но… Ещё очень много людей нуждается в моей защите. Объективность и расчётливость. Меня интересуют мои личные интересы, моя цель – расширение власти. Этот человек – всего лишь малая крупинка, одинокий камень в сфере моего влияния. Я жертвую им без колебаний, высылая человека на юго-западное пограничье – женщина, земля – на правую звезду, а не в tengen. Мой камень из сланца, моя крупинка, бросает на меня обречённый взгляд, закрывает глаза и опускает голову. Белые люди из морских раковин смыкаются вокруг него кольцом. Я отворачиваюсь, чтобы не видеть того, что будет происходить дальше. Это ни к чему. Достаточно того, что я слышу, как он вопит.

19) Из желания как-то оскорбить белого гада, я кричу ему через всю площадку: эй, ты меня слышишь? Он молча кивает. Послушай, древняя легенда гласит, что когда-то на краю мира плавал в океане остров, населённый тупыми обезьянами. Однажды обезьяны отправились на материк, где жили жёлтые люди, и привезли оттуда красивые знаки. Да только они, эти обезьяны, не понимали этих знаков, использовали их как попало, потому что были всего лишь тупыми обезьянами. Японец снова кивает. Моя подруга бормочет где-то за спиной: кажется, это из какого-то фильма… Японец кричит в ответ похожими на собачий лай словами: и то, чем мы сейчас с тобой занимаемся – они привезли и это. Он начинает смеяться, словно герой дешёвого сёнен-аниме. Всё ещё хохоча, он немного поворачивает и задирает голову, указывая на останки человека с оси вселенной: ошмётки, разбросанные за границей площадки, и густые пятна крови, поблескивающие, загустевающие под лучами hoshi.

20) Девушка-режиссёр говорит: вот, посмотри, теперь я экранизирую её. Книга обожжена, как будто её спасли из камина. Переплёт практически полностью обуглился. Можно прочесть только два титульных обрывка: «Пав» и «Аме». Я спрашиваю: что это? Очень редкая. Её почти ни у кого нету. О чём она? О паразитах. Раскрой где-нибудь.

21) в животном мире паразиты используют тело хозяина не только как источник пропитания но также овладели техникой изменения стереотипа его поведения в своих корыстных интересах паразиты оказались способны управлять хозяином тот следует воле пожирающего его даже в том случае если это грозит ему гибелью в качестве примера описываемого феномена поведение муравья заражённого ланцетовидной двуусткой для этого паразита муравей промежуточный хозяин дальнейшее развитие двуустки проходит в теле овцы эта тварь подкручивает нервные узлы муравья настраивая его тот становится инструментом чужого аппетита днём муравей ничем не отличается от соплеменников работая на благо своего народа и его царицы а ночью выбирается из спящего муравейника бежит на ближний выгон карабкается на луговую траву цепляется челюстями за лист отпускает лапки и повисает в ожидании выпущенного поутру на поле стада чтобы по воле паразита быть съеденным какой-нибудь бараноголовой овцой один из видов среднеазиатского червя-волосатика хозяином которого нередко становится жук-чернотелка заставляет этого пустынного жителя прежде чем освободить его от своего присутствия искать проточную воду ручей реку когда жук добирается до воды плавать чернотелки как и большинство других жуков не умеют и в обыденности своей в открытую воду не суются он чтобы течение не унесло его осторожно как тяжелый водолаз спускается по песку или камню на дно там волосатик водяной житель выходит из жука четвертьметровой змеящейся нитью а чернотелка лишенная дальнейших указаний гибнет почему заразившись гриппом мы чихаем мы помогаем паразиту распространиться почему при чесотке мы чешемся мы соскребаем себе под ногти яйца клеща чтобы передать их дальше через касание животное царство земли выстроилось в пищевую пирамиду жук ел траву жука клевала птица хорёк пил мозг из птичьей головы существует устоявшееся мнение что человек как настоящий царь зверей венчает эту пирамиду никто не использует его в пищу в то время как человек поедает всё что ни вздумается вплоть до соловьиных языков бараньих глаз сахалинского папоротника это не так человек не вершина человек кормовая база бога бог паразитирует в человеке примерно как двуустка в муравье при рождении он откладывает в нас личинку душу душа развивается в нашем теле заставляя его делать совершенно немыслимые и абсолютно самому телу не нужные вещи а потом созрев покидает кормильца который выпитый до дна уже конечно не жилец ну а душа откормленная чувствами хозяина воссоединяется с богом укрепляя его и способствуя его здоровому метаболизму что касается тех времен когда человек в массовом порядке изводит в себе душу как солитера то есть продает душу дьяволу тогда как известно человек в холодном могуществе возвеличивается а бог напротив слабеет начинает киснуть мы с богом оказались связаны крепче чем нам преподавала церковь бог нужен человеку чтобы очищаться в страдании а человек нужен богу чтобы быть бог любит и оберегает человека но разве пастух не любит и не оберегает своё стадо которое даёт ему пропитание надо отдать себе трезвый отчет и восстать против навязанной матрицы надо выйти из безответной покорности осознать что человек и бог партнёры необходимые друг другу соратники один другому прикрывающие спину

22) Говно. Всё это уже пройдено. Эти истины давно всем поведали, и после никто, ни один человек, который пытался дать этой теме дальнейшее развитие, не сказал ничего нового, а только на свой лад пересказывал теории. Говно. Это мы паразиты, а не бог. Мы паразиты на теле древности. А вообще знаешь что, отстань. У меня тут люди гибнут, а ты со своими книжками!

23) В носу неприятно свербит.

24) Ну что ещё? Подруга-кинематографист изо всех сил привлекает к себе моё внимание: подпрыгивает, трясёт руками от нетерпения, её глаза горят, губы подрагивают от невысказанных идей. Что? Что случилось? Я щас с ума сойду! Ты даже не представляешь, что я только что поняла! Охренеть можно! Бали-и-ин вот это да!.. Ну что? Что? Выкладывай быстрее, ты меня отвлекаешь. Помнишь мой старый сценарий? По Сиратори? Ну. Такая киберпанковая жесть с невразумительной повествовательной частью? Помню. Ты мне его показывала. Да! Так вот, до меня наконец-то дошло! Тебе открылась вся отстойность этого замысла? Её лицо искажается, но до того, как я успеваю сообразить, что означает этот мимический манёвр, она снова обретает контроль и овладевает своей прежней заточкой довольной селёдки. Заткнись и слушай. Ты совершенно не умеешь иронизировать, так что лучше даже не позорься плоскоумными сортирными гэгами. Я больше не могу выслушивать этот вымороз, у меня люди гибнут. Отвяжись, а? Потом расскажешь. Да прояви же ты хотя бы чуточку терпения! Давай, но быстрее, прошу, только по теме, ок? Книга Сиратори запечатлевает одно мгновение, это самый последний предапокалипсический миг. В следующее мгновение вселенная взрывается. В книге описана реальность происходящего во всей её полноте. Все грани мира, каждый аспект планетарного каюка, со всех сторон, под всеми мыслимыми углами, с десятка точек зрения, в тысяче перспектив. Этот дотошный авангардист сделал фотоснимок погибающего мира с невероятным графическим разрешением, затем пропустил его через фильтры восприятия андроида с его кибернетическим мышлением, после чего, уж не знаю, как ему это удалось, облёк этот информационный массив в текстовую форму. Грандиозная работа. И вот ты всё это читаешь, читаешь, долбишь дико сложный для понимания текст, тратишь на это занятие уйму времени, терпения и нервов, а действие в книге вообще вынесено за временные рамки, сечёшь? Повествование вне категорий протяжённости и поступательности, реальность статична, она замерла и не сдвигается, время остановилось, и по сути ничего не происходит, потому что всё уже произошло. И? Это ты поняла? Гениально! Не надо стебать. Лучше пораскинь мозгом. О чём, например? Тебя это не наталкивает на размышления? Допустим, провести параллель с нашим миром? У меня уже шестеро в атари. Нет времени фантазировать.

25) Я верю в свои сны. Прикидываюсь тупицей во время просмотра и оцениваю степень

26) Опять начало свербеть. Не то в носу, не то в глотке. Как будто, наглотавшись морской воды, чихаешь. Как будто лопнул сосуд где-то в основании нёба. Как будто кто-то выедает слизистую изнутри. Привычка к адским мучениям. А-А-А-ААААААААААааааааа-А-А-А-АА-ААААйскрим. Это моя боль. Снова возвращается. Я сажусь на корточки, падаю на них, на мои корточки, как в заставшем врасплох приступе поноса, не успев спустить штаны. Это могло бы показаться комичным, если не видеть моего лица: крепко стиснутые зубы до боли в дёснах, искажённое лицо без признаков человеческих форм, широко разведённые уголки приоткрывшихся губ, показавшиеся зубы, ненормально острые под стать ощущениям, глаза зажмурены с такой силой, что грецкие орехи в глазных ямах лопнули бы, как глазурь с пустотой вместо конфетки под ударом молотка. Лицо краснеет до пунцовых тонов. Волосы, может, и не шевелятся, но чувство именно такое. Как у героев аниме, как у юного Асётаки в мультфильме Миядзаки. Я засовываю в рот ладонь, скребу сточенными ногтями сухое шершавое нёбо в попытках унять чудовищный зуд. Беда. Облегчение проходит, стоит только прекратить это делать. Другой рукой я зарываюсь в свои волосы, тяну их, причиняя себе другую боль, лишь бы только избавиться от этой. Я кричу, и слышу, что япошка смеётся на своей стороне площадки. Посторонние руки на моих плечах. Я продолжаю сидеть на корточках. Ноги онемели. Это подбежала моя киношница. Что такое? Ласковый голос. Это личинки. Личинки? Да. Какие ещё личинки? Да вот какие. Меня рвёт.

27) Когда-то глубоко в детстве другие дети заперли меня в пустой цистерне бензовоза. Моё сознание помутилось, когда личинки проникли мне в ноздри, уши и добрались до мозга. С тех пор они живут в моём нёбе, управляемые кем-то. Теперь это не я. Личинки завелись от нехватки воздуха, от бензиновых паров. Из-за них я… Личинки, катализаторы шумов. Личинки, провокаторы ненормальных искажений зеркального осознания антимозговыброса.

28) Я кричу. Мороженое.

29) Мороженое. Я кричу.

30) Это наслоение, первородная смесь, и есть рамка 1.

31) Рамка 2 – это острые кристаллы льда. Мороженое лежит сверху, медленно тая на солнце, подтекая из-под кристаллов карамельной лужей.

32) Ангина – рамка 3.

33) Шум. Я постоянно нарушаю тишину. Тише! Тс-с-с! Рамка 4: вода, тихо, капли, водопад, водоём, воздух, сила, ветер, энергия, выход энергии, выход энергии, выход эмоции, поле, пустота, пустота, пустота, пустота, пустота, полнота, острая цель как горный пик, наивысшая точка кардиограммы, суть, ясность, без эмоции, в копилке страха, в копилке гнева, в копилке боли, заткнутый мороженым кричащий рот, неудобство.

34) Внутри рамки 5, вверх по шкале смерти, вперёд по шкале времени. Неудобство сумятица мороженое – беспокойство разброд и шатание тает – неуютно неблагополучно что такое? – море лужа – раздражение неприятие злоба нарочно? – вопль – почему? прекрати!!! о, господи! а-а-а-а! – писк – страх ужас скулёж.

35) Мороженое. Я кричу. Я кричать. Я крик. Мороженое. Айскрим. Мороженое.

36) Это ловушка в паутине. Муха кричит. Вырванный с корнем язык, прилипший к ледяному пломбиру. В моём носу, в моём нёбе живут личинки. Мороженое – панацея от личиночной заразы. Три раза в сутки, иначе глобальное потепление, вирусы, гниение, новая форма жизни, мутация, новый взгляд, новый новый взгляд, студенистая глазная слизь, основной компонент, компонент, основа, компонент, в жопу, вспомогательное стало целым, рука умеет считать, хуй умеет думать. Это прошлое. Будущее за личинками. Прошлое за мороженым. Заморозка не помогла. Люди не спаслись. В жопу человечество и стоиков. Мир давно живёт иначе, просто не знает об этом.

37) Тс-с-с!

38) Я создаю шум. Я живу в новом мире. Мире без силы и слабости. Мороженое – моя жизнь. Личинки – моя смерть. Сила и слабость – моё прошлое. Мозг в моей голове, крик в моей глотке, тишина в моих снах. Слияние моего подсознания с общей реальностью – мечта личинок. Слияние общей мечты с моим криком – воздушный замок тех, чьи глаза кладут в вафельные конусы. Существование тех и иных происходит одновременно. То, что названо прошлым, думает, что оно прошлое. То, что думает, что оно будущее, тоже есть настоящее, как и «прошлое». Они существуют сейчас и синхронно. Одно другого не исключает. Соперничество и взаимопроникновение. Бесконечность измерений. Не существует исчезновения ни одного из них. Сосуществование с другой-не-мной. Осознание, знание, безразличие через различие.

39) Новая рамка-приросток 6: плотина воли не в состоянии сдержать поток кошмарного мороженого, берега-границы непричастности сознательного импульса погрязли в вязкой жиже. Сладко и липко.

40) Айскрим. Я кричу.

41) Децибелы и мегагерцы стали пятой мерой бытия. Бред – ис-ся-ка-ет – стал нормой.

42) Solarinitiative. На берегу водоёма с кипящей водой на крайнем востоке тянется к небу гигантская шелковица, на ветвях которой растёт десять дриадных образов – доказательство множественности солнц. Когда-то давно, толи во время правления Шуня, толи ещё при Яо, все десять солнц, рождённые Си-хэ, неожиданно появились на небе все разом, вызвав страшную засуху. Вняв к мольбам погибающих от жары людей, боги послали им на спасение Стрелка И. Тот смог поразить девять из десяти солнц, а то солнце, что осталось на небе, больше не осмеливалось нарушать космический порядок. Но боги всё же остались недовольны работой Стрелка И. В наказание они лишили его бессмертия, его жену, прекрасную и холодную Чан-э, постигла та же кара, а её двенадцать дочерей-лун… Lunarinitiative.

43) Проснувшись, я вижу лицо режиссёрши возле моего лица. Что? Тебя стошнило. Ты уже давно в обмороке. Мне стало плохо. В твоей блевотине ползали черви, так что меня тоже вырвало. Дважды. Извини. Ничего. Это называется pictorial liability, ответственность за изображение. О чём ты? Я их узнала. Это мой детский кошмар. Я сняла об этом короткий фильм, который никто не видел, потому что он ужасен. Подожди, я тебя не очень понимаю. В детстве эти черви снились мне каждую ночь. Они из космоса, хотя все думают, что со дна цистерн от разливного кваса. Личинки живут во мне. И во мне тоже. В моей голове. И в моей. В моём воображении. А у меня в носоглотке. Она обнимает меня. Я плачу. От неё плохо пахнет. Она шепчет мне на ухо: они из космоса...

44) Они живут в озоновых дырах. Такие маленькие червячки. Ты знаешь? Я расскажу, как они выглядят. На вид они такого бело-серого цвета, напоминающего цвет брюшка личинки колорадского жука. Они гладкие и блестящие, их тела слегка рифлёные, как будто местами перетянуты проволокой, а вокруг тело повздувалось. Эти червячки, они маленькие такие, их мно-ого там, они копошатся, заполняя собой всё пространство, как опарыши. Не знаю, чем они там питаются, но в этих чёрных океанах, протяжённостью в тысячи километров, где разорвана озоносфера, они плодятся и множатся. Это для них естественная среда. Раньше помнишь как было? Озоновая дыра только над Антарктикой, в месте самого тонкого слоя, ну и все такие: давайте охранять озоновый слой! мы против хлоросодержащих хладонов! запретим использование фреона! долой аэрозоли и холодильники! Помнишь, какую бучу развели? Вот, а теперь этих дыр, как в сетке – одни сплошные дыры. Замечала, какое солнце фиолетовое? А теперь представь, что всё пространство этих дыр заполнено маленькими гнидами. Ты знала о том, что шатлы и прочая космолеть, когда преодолевают эту податливую паутинку атмосферу, полностью покрыты слизью? Иногда механики, ковыряясь в турбинах, натыкаются там на ужасных мутантов, в которых превратилась густая серая слизь из размазанных по борту озоновых червячков. Они об этих случаях мало кому рассказывают, но между собой они в курсе дела. Перемигиваются, иногда пошутят что-нибудь вроде «чудище из космоса». У пилотов тоже есть свой маленький секрет по этому поводу. Они никак не могут это себе объяснить, но их и не интересуют объяснения. Им достаточно только смотреть. Во время выхода на орбиту или посадки они иногда видят в дисплее на картинке с камер на внешнем корпусе, как на секунду шатл погружается в вязкую и слизкую субстанцию такой же плотности, как и безвоздушное пространство, но между собой они иногда называют это киселём, имея в виду его тягучее свойство, а не густоту. Как и механики, они предпочитают думать, что это их маленькая тайна, чисто их, астронавтов, дело, которое не касается простых землян. И механики думают точно так же. Что уж говорить о диспетчерах на земле, которые неотрывно впялились в экраны с изображениями, которые транслируются с камер на шатле. По ночам некоторые диспетчеры иногда включают запись какой-нибудь из посадок или какого-нибудь старта. Иногда им кажется, они, присмотревшись, могут разглядеть лёгкий всплеск, или помутнение, или сполох. Вот и они тоже думают, что это их тайна, понимаешь?

45) Все хранят друг от друга один и тот же секрет!

46) И знаешь, что во всей ситуации самое замечательное? Явление червеподобной жизни внутри озоновых дыр широко известно в многочисленных узких кругах, но это предпочитают не подвергать научному обоснованию, видимо заранее подозревая крах теории, системы синтаксиса при любой попытке сайентологического исследования маленьких червячков, и даже при попытке анализа полученных данных. Народ предпочитает не париться. Рассматривать их, как нечто неведомое и непостижимое. И в этом они правы. Видишь ли, существует большой риск для разума при одной только мысли об этих личинках, ибо их непостижимость способна разорвать на части любой рассудок.

47) Я встряхиваю головой. Послушай, это сумасшествие. Но мне кажется, именно это со мной и происходит. Но как это может быть, если это всего лишь твоя очередная байка?

48) Если человек этого никогда не знал, почему он уверен, что этого не существует?

49) Ротовое отверстие вируса городского типа инфернального прошлого заполняет пустоту. Это из сценария. Ну и что? Она заглядывает мне за спину на площадку. Смотри-ка, ты можешь сделать этому косому реальное ко!

50) За всеми этими загонами я совершенно упускаю из виду ситуацию на площадке. Внимание, неравномерно разреженное между оккупировавшими сознание паразитами, мороженым и собственным криком, между Свернувшейся В Кольцо Древностью и Стрелком И, между подругой-киноманьячкой и её информационными атаками, вторгающимися в мозг и вызывающими острые противоречивые эмоции… Затюканное таким прессингом внимание, совершенно не способное на устойчивую и жёсткую фиксацию, стало совершенно неприспособленным к ведению стратегической войны с японским говнюком и его белым ракушечьим войском. Моя порядком потрёпанная чёрная армия напрочь лишена боевого духа – обречённо ждёт окончательного разгрома. Белые просто ужасны. Уже давно заметно, что некоторые из этих варваров жрут останки моих падших сланцевых бойцов. Самое ужасное, я никак не могу остановить эту дикость. Вижу, как мои люди, в ужасе распахнув свои стеклянные глаза, как будто без признаков век, глядят на происходящий кошмар, но не сдвигаются со своих мест. Нельзя покидать свою координату. Это закон. Несправедливое и злое правило. Немногочисленные белые тела на площадке, застывшие с видом блаженного превосходства, выбивают последние опоры хлипких надежд. Они как будто говорят: ты всё равно покойник! все вы сдохните! Язвительные смешки их разлагающихся тел ранят ещё сильнее, чем довольная ухмылка моего противника. Я вижу лица моих воинов, лица без надежды. Если бы только смочь осмотреть поле боя сверху. Наглядно, как на карте, как на шахматной доске засечь расположение бойцов, продумать ходы… Но я стою на одной с ними земле. Единственный способ оценить их дислокацию – перспективное уменьшение, а это очень неудобно. Надежды нет. Пандора сука.

51) Удивительно, как она осталась жить в легенде, сохранив своё имя ненарицательным? Всё-таки те или иные характерные признаки Пандоры присущи множеству людей современности. Были они и раньше, и до этого, и задолго до того. Просто как-то непривычно ассоциировать некоторые людские поступки с мифологическим персонажем. Различия-то ведь совершенно несущественные. Суть всё та же, меняется только антураж. Сколько раз люди открывали проклятый ящик, выпуская наружу сонмы демонов! Война, пандемия, кислотный дождь, блин озоновые дыры! Ящик, подарок людям, привлекательная и манящая упаковка, говно внутри. Из этой коробочки повылетала туча мрази, но одно зло не успело. Пандора успела захлопнуть ларчик. У каждого есть своя такая коробочка, каждый любовно гладит её, ежеминутно протирает её тряпочкой, защищая – не дай бог! – от пыли и влаги. Все верят, что внутри настоящий бесценный дар, а последнее, что там осталось перед тем, как Пандора заперла это навеки, единственное, что хранится теперь в этом адском ящике – надежда. Сколько бы человека не мучили, каких бы он не испытывал страданий, он не оставляет жизни. Напротив, вновь даёт себя истязать. Надежда – самое паскудное из всех зол. Она растягивает и продлевает наши муки.

52) Я кричу своим воинам: в жопу надежду! Не надейтесь ни на что! Меня изнутри пожирают личинки из космоса – я не надеюсь ни на что! Душа – это паразит в моём теле – я не надеюсь ни на что! Всё уже произошло, всё уже случилось, мы просто движемся к этому сквозь время и пространство, как овцы сквозь зверофабрику движутся к нашим желудкам – я не надеюсь ни на что! Я кричу, жру своё мороженое из ваших глаз – я не надеюсь ни на что! Я вижу в своих снах кубические гранулы какао, несу ответственность за изображение, хотя ничего и не создаю – я ни на что не надеюсь. Мои воины, я обращаюсь к вам. Просто деритесь! Просто победите! Без надежды, но со страстью, с безупречностью, с твёрдой рукой, с огнём в глазах, с бешеной кровью людей войны в жилах! Разорвите белую мразь на части!!!

53) Над площадкой раскатывается дружный одобрительный крик моей армии. Подруга стучит костяшками мне по лбу: бестолочь! От них же ничего не зависит! От тебя, только от тебя, ты что, уже этого не знаешь? Они не могут победить его. Они могут только выполнить твою победу! Но я… Ты малодушная сволочь! Возьми себя в руки и надери ему жопу!

54) Бля, я проиграю. Я проиграю. Я уже. Твою мать! Что же мне сделать? Какая тут может быть тактика? Он дрючит меня как детку, он натягивает меня покруче заправского порнстара. Пошлое словцо «иметь» наконец-то слилось со своим более приличным тёзкой с имущественной подоплёкой. И узрелось мне, что можно одновременно и отбомкать и возобладать. Что этот чернявый коротышка сейчас и проделывает – виртуозно, красиво и честно – но с очень поганым подленьким видом. У него такое лицо, как будто он сейчас по-настоящему жарит меня в зад. Походу, у него это ко мне серьёзно. Мне пиздец. Мои чёрные вояки раскрошены, закатаны в бетон, оплаканы и забыты. Пять камушков съёжились перед надвигающейся белой ордой и стали похожи на гнилые грецкие орешки.

55) Оплеуха обжигает, как сон щекой на конфорке. Эй! А ну приди в себя! Что? Вставай на ноги блядь! Он же тебя убивает! Борись с ним трусливая ты сучка! Отстань, отстань, отстань от меня, не трогай, дай мне хоть умереть спокойно, не надо, хватит меня трясти, я разочарована, разочарована в жизни...

56) Сумасшествие, здравый смысл. Если хочешь усилить свою игру в го или продвинуться в иной интеллектуальной деятельности, то правильным решением будет изучение истории. Осознай базовые движения, перемещения, разберись в слепых природных силах, познакомься с Древностью и Стрелком, пройдись по канаве, чтобы проверить своё видение того, кто должен упасть в неё, а кто выбраться.

57) Не будет одновременно инь и янь – не будет и рождения.

58) И каков результат полемики?

59) Зависит ли удача или крах человечества от шанса, выпавшего в данный момент?

60-61) А чёрное и белое? День и ночь. А каковы правила? Стратагемы войны. Ты понимаешь, что он тебя убьёт? Да, не трогай меня, не лезь в мои дела, слышишь? Оставь меня в покое. Я сделала выбор. Снимай своё кино, стихи пиши, но не суйся в го. Это такая игра, понимаешь? Тебе не понять, ты слишком невосточна. Вот этот урод там, на той стороне, он, например, всё понимает. Он от этого даже становится немного меньше уродом – настолько его облагораживает его понимание, понимаешь? Нет, тебе не понять. Она смотрит на меня сверху вниз. Взглядом обливает мой лоб, мои плечи. Взглядом, полным презрения ко мне, полным стыда за меня, полным горечи за людей. Потом сплёвывает на бетон между мной и собой. Плевок обозначает черту. Теперь послушай меня. Выслушай меня, потому что если не станешь, то скоро умрёшь. Причём умрёшь круглой дурой. Думаю, ты ослепла. Тебе не фиолетово? Потому что должно быть. Тебе фиолетовый мир не кажется странным, а? Фиолетовое солнце тебя не озадачивает, нет? Может быть черви, что живут в твоём черепе, тоже вполне обычны и типичны. Не странно? Посмотри на небо! Что? Посмотри на небо! Зачем? Ни зачем, просто посмотри. Ну же, посмотри на него! Я хочу поднять голову, но что-то мне не даёт. Я не могу откинуть её ни на градус назад. Я пробую ещё и ещё. Я не могу, не могу увидеть небо. Она смеётся каким-то новым киношным смехом. Не можешь. Не можешь. Ха-ха-ха. Ха-ха-айскрим-ха-ха. Не можешь. Всю свою жизнь, ты так страдала от того зрелища, что простирается над нашими головами, что научилась забыть о нём и притвориться, что его просто нет. Это прочно вошло у тебя в привычку, это стало частью твоей жизни, твоего мира, твоего восприятия, и ты даже голову поднять не можешь. Прямо как старые седобородые профессора с трясущимися пальцами и жёлтыми зубами, которые не позволяют даже мысли возникнуть о природе и сущности этих червячков. Что? Червячков? Ну посмотри. Давай. Я пытаюсь, честно. Лучше бы она сейчас подбежала ко мне, задрала бы мою голову насильно, возможно, причинив бы какую-то боль, но облегчив, оборвав муки нерешительности, но она, похоже, не собирается этого делать. Упоминание о личинках как будто разбудило их за моим нёбом. Они закопошились, зачавкали своими маленькими ротиками, закушали мою мягкую как пудинг слизистую. Внутренне вопя, я изо всех сил откидываю голову назад и валюсь на спину. Первое, что фиксирует широко раскрытый глаз – стремительно увеличивающаяся чёрная точка. Дальше я только ощущаю, как упавшая с неба из космоса личинка, набравшая скорость, растянувшаяся, словно градина, острая, как иголка, белёсая обитательница озоновых дыр, непонятно, как прорвавшаяся под стратосферу, падает прямо в него. Падает прямо в широко раскрытый глаз. В самый центр зрачка – этой бездонной ямы, обтянутой тонкой плацентой. С лёгкостью прорывает плёнку, проваливается в зрачок и исчезает внутри. Это происходит настолько хирургически резко, что я не чувствую боли. В кои-то веки личинка не доставила мне её. От испуга я зажмуриваюсь – ай – а а потом а айскрим ай а ааааааААААААААААА! А потом, чутко прислушиваясь к ощущениям в голове за глазами, снова раскрываю глаз.

62) То, что я вижу затем – это масса маленьких белых опарышей, точно таких, как под моим черепом, точно таких, только во много раз больше, в бесконечность раз. Пространство, заполненное живой, шевелящейся, прозрачной массой. Всё небо, просвеченное фиолетовым излучением, сжёгшим всё на земле, – одна гигантская озоновая дыра, замкнутая вокруг нашего шарика оболочкой с личинками, заместившими собой пространство. Мой кошмар получил своё реальное отображение. Я кричу. Подруга возвышается надо мной, отбрасывает глубокую синюшно-красную тень, подобно древнему изваянию, подпирающему своей каменной головой живую сферу и сжимающему под мышкой знакомый переплёт нереализованного сценария. Послушай, а, случайно, в этой твоей книге ничего нет о паразитах? Да сколько хочешь! Вот, открываем на произвольной странице… о, пожалуйста: масса паразитных предпочтений, что накапливают кошмар андроидной природы… Ладно, хватит, не продолжай. Может, что-нибудь про личинок? Глянем… Вот, обрати внимание, опять от балды открываю. Та-ак. О, пожалуйста: протон внутренностей среды, проектируемый на экран личиночной группой убийственной системы, был заражён витал подозрением… Личинки в небе надо мной собираются в пространстве над моим глазом, уплотняются, сгущаются в небе и выстреливают в меня тонкой длинной стрелой. Отчуждённо наблюдая их приближение, я спрашиваю последнее: а про глаза? Про глаза есть что-нибудь? Она захлопывает свой сценарий, снова раскрывает его, водит глазами и головой по строкам. Так, пока нет… Ладно, не ищи, не надо. Я уже и так всё поняла. Поняла, в чём смысл solarinitiative. Я встаю на ноги. Водить глазами по строкам! Вот оно. Мороженое! Я дёргаюсь, останавливаюсь, поворачиваюсь к ней. Пожалуйста, отвернись. Не хочу, чтобы ты смотрела. Я же несу ответственность за изображение. Срываюсь с места. Ракушечье войско японца спокойно медитирует над трупами чёрных камней в ожидании моего приближения. Какая уж там надежда.

63) Конец мира. Трудно воспринимать его непосредственно происходящим здесь и сейчас, в этот самый момент. Неужели это может быть? Мы все – участники этого спектакля. Кланяемся, взявшись за руки, для пустого зала. Занавес. Как последние идиоты. Самые последние. Невыносимая жара, заунывный холод. Холод, как ветер, облизывает всё тело языком, похожим на сосульку. Этот язык пробирается под одежду, под мышки, за уши. Жар идёт всё время от одного источника, медленно и назойливо спекает моё обмороженное тело, подверженное немыслимым температурным деформациям. Что-то постоянно сжимается, как будто процесс равномерного сжатия может продолжаться бесконечно. Высаживающие всепроникающие пальцы давят мои желудок, лёгкие, пищевод, как нежная мать онемевшую ногу своего ребёнка – ласково и аккуратно, чтобы не причинять неприятных ощущений. Инородные внутренности плавно возобновляют в себе кровоток, сопровождаемый похожим на пение арфы, тягучим, как промышленная резина, нытьём. Я зацикливаюсь на том, чтобы дышать. Это начинает потихоньку сводить меня с ума. Процесс дыхания вызывает у меня нарастающую панику. Воздух проходит в лёгкие с большим трудом, недостаточно обогащает их кислородом. Перед глазами чёрные облака, похожие на грозовые тучи, застыли, но их призраки двигаются дальше. Манекен, имитирующий моё тело, застыл в непринуждённой позе. Его глаза вяло окидывают скучающим взглядом площадку для игры. Мир заканчивается. Момент смерти, растянутый до процесса. Я кричу. Манекен ест мороженое. Огромными кусками пропихивая его в свою пластиковую глотку. Личинки продолжают выедать его пластиковую оболочку как ни в чём не бывало. Солнце медленно раскрашивает мир, показывая фиолетовый край себя из-за горизонта. Блеклые тени незаметно превращаются в самостоятельный, чёткий, двухмерный, чёрный мир. Вогнав в сердце последнего белого воина вафельный конус, отхаркнув личиночную массу, манекен падает на колени и все паразиты его тела

64) Айскрим. Айскрим. Айскрим.

65) Lunarinintiative.

666) Passive dark.



Теги:





-1


Комментарии

#0 23:04  03-05-2010Alexandr CHoo    
Что это?!
Не читал, даже не попытался.
#1 23:26  03-05-2010Марти    
А ничо. Йа последний кус читнул — вполне. Идея отхаркивания личностной массы хороша. Думаю, вернусь еще к произведению…
#2 03:06  04-05-2010Боль Умерший    
Понравилось, искренностью, непосредственностью и осторожной наивностью.
#3 06:58  04-05-2010Амаранта    
Сумрачность, неугасание шестого дня и угасание надежды. Попытки поиска здравого смысла на фоне сумасшествия. Это не о убеждениях автора, а о поиске себя.
пS: заметила оборванные фразы, недописанные предложения. Но в общей картине это смотрится гармонично.
пс two: Арлекин, мне на радио понравилось как ты читал про Мима, который оставался собой, но название я не помню. На слух твои тексты лучше воспринимаются, зачёт.
#4 12:02  04-05-2010дервиш махмуд    
я прочитал половину. хорошо. И вот Голый Завтрак Берроуза тоже хорошо.
и его тоже я сначала осилил только до половины. а потом через пару лет целиком.
#5 15:03  04-05-2010штурман Эштерхази    
очень и очень, Арлекинушко. Особенно 37 со скобкой.
#6 15:26  04-05-2010Александр Гутин    
понравилось

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:27  04-12-2016
: [0] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [61] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....
Давило солнце жидкий свой лимон
На белое пространство ледяное.
Моих надежд наивный покемон
Стоял к ловцу коварному спиною..

Плелись сомы усищами в реке,
Подёрнутой ледовою кашицей.
Моих тревог прессованный брикет
Упорно не хотел на них крошиться....