Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Сон бодрости

Сон бодрости

Автор: Дикс
   [ принято к публикации 19:44  12-08-2010 | я бля | Просмотров: 292]
В школе Наума часто били.
Ну может и не то чтобы очень уж частно, но десяток синяков и пару гематом в неделю он стабильно получал.
Следствием постоянных побоев являлись странные и порой довольно необычные сны.

Чаще всего снились ужасы и половые сношения с инопланетянами, в которых Наум выступал в самой незавидной роли.
Несколько реже — апокалипсис, в котором сгорала школа с ненавистными ему учителями.
И лишь после особо крупных стычек, в ходе которых Толян совсем не оказывал никакого сопротивления, потому что был мешком с гавном — приходили страшные галлюцинации, содержимое которых граничило с фантазиями, указывающими на наличие особо острой формы шизофрении.

В эту ночь Толяну до самых петухов снилось что он не может уснуть.
Это было настолько ужасно, что проснувшись утром он понял что зря потратил время. Проще было с вечера отправляться в школу, чтобы утром быть уже в классе.

Всю ночь он ворочался, давил себе на глаза пальцами, пил снотворное бабушки из баночки с оторванной этикеткой и практиковал дыхательные практики для замедления пульса и ослабления потенции. Последнее легко получалось и безо всяких тактик, но уснуть он всё же никак не мог. В отчаянии, Толян попытался встать с кровати и… проснулся! Вновь, в ещё более усиленном отчаяньи завопил он на всю квартиру и рухнул обессиленный обратно на койку. Воцарилось молчание.

Плотно сомкнув глаза он считал овец. И вот, досчитав до семи тысяч, таки ощутил что проваливается в сон. Однако кто-то задел его за руку и лёгкую дремоту как рукой сняло. Наум нервно откинул одеяло и повернул голову, однако тут же опешил — перед ним стояла лиса в сарафане с угольно-чёрными лапками. Седой сразу всё понял — раз он её видит — значит наконец спит. И принялся наслаждаться сном.
Однако сон был какой-то стрёмный: ощущалось абсолютно всё, включая ломоту в пояснице и стёртые сандалями ноги.
Плюс за окном дебилы бренчали на гитаре, сиплыми ослиными голосами старательно изображая пение.

Злобный как чёрт Наум вскочил с кровати в своей полосатой пижаме, оттолкнул лису и закрыл форточку.
После чего, немного подумав, задёрнул и шторы — слишком уж в комнате было светло.

Вдруг лёгкое оцепенение проскочило по телу разрядом статического электричества и Толян понял что он проснулся.
Он лежал на спине под одеялом с закрытыми глазами и слышал как на кухне ходят родители, собираясь на работу.
Гремят кастрюлями, отвратно скрипит радио, бурлит вода в кастрюльке.
Тело ныло, словно после ночи, проведенной за разгрузкой угля.

Открыв глаза, он покорно спустил ноги с кровати и тут же понял что сидит в абсолютно тёмной комнате, на кухне также тишина, а электронные часы на стене в виде чёрта с зелёными глазами-цифрами показывают половину третьего.

!!!11 Значит это был сон! Как же так!

Вздохнув, Наум лёг обратно в кровать и отвернулся к стене, на которой висел старый синий ковёр.
Уткнувшись носом в самый уголок между стеной и кроватью, Толян крепко зажмурился и принялся вспоминать самолёт, чтобы опять погрузиться в царство Морфея. Наконец, похоже это начало ему удаваться.

Сначала он почуял запах дыма. Ну да, ведь пару ночей назад в царстве Морфея начался пожар.
Потом стук копыт по закопченной земле, грохот рушащихся деревянных изб..

Наума резко дёргали за плечо, срывая одеяло.
- Буро! — понял Наум, одновременно отмечая что сон получился весьма стоящий и ощутимый.
- Какой нахер Буро?! — перед ним стоял его батя-столяр папа Падло в одних семейниках и дико вращал глазами. — дом горит!!! помогай вытаскивать шматьё!

- Ох, ох, ох — только и заохал седой, вскакивая с кровати и натягивая брюки на дрожащие от мандража ноги.
Дым шёл по потолку и уже проник в его комнату через открытую дверь, выедая глаза.
Седой закашлялся и принялся собирать трансформеров. Детальки выскальзывали из рук, он никак не мог вспомнить от какого трансформера эта синяя нога и как разобрать шестизарядника обратно в человекообразного. Тут волосатая рука схватила его за шкирку и потащила к двери. Трансформеры выпали и обреченно лежали на полу грустно глядя Науму в след.

- Нееет! — закричал он протягивая к ним руку, но тут же закашлялся от едкого дыма.
И наконец проснулся в кровати, заходясь в приступах обычного кашля от простуды.

Хвороба, ебать.

Решив более не экспериментировать, Толян просто лёг на спину и принялся коситься на часы. Цифры на них хаотично менялись.

Дикс 22:45 11.08.2010


Теги:





0


Комментарии

#0 14:39  14-08-2010Вася     
Местами очень ржачно.
#1 14:47  14-08-2010херр Римас    
да, верно, тут болше ржаки вместо традиционова диксовскова треша
#2 19:25  15-08-2010Мегапиxарь    
Чота из-за этих конкурсов Дикса никто читать не хочет
#3 19:40  15-08-2010Гельмут    
Да хуй знает, где тут /ржака/. Палата и есть. Читалось хорошо.
#4 20:05  15-08-2010Атец Могсим    
«указывающими на наличие особо острой формы шизофрении.» Вот ты мне по совести скажи, Дикс, ты, что доктор хуев? Дальше не читал, ибо высер.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:57  25-02-2017
: [20] [Палата №6]
М-меня зовут Дмитрий Налов. Я долбоёб. Я вел пустую, бессмысленную жизнь бизнес-трутня. Пока по делам не попал в старинный русский город Бэ, расположенный неподалёку от китайской границы.
Была зима. Самый конец зимы. Сквозь легкомысленно-розоватое солнце просвечивала непримиримая тьма....
Ее звали Лаванда.
Жизнь ее была боль. Глаза – ледяная, изумрудного цвета, зима. Время ее делилось на две половины. В первой убивала она, во-второй – пытались убить ее. Первого пока было гораздо больше, поэтому она еще топтала пыльные тропы этого Света....
12:47  23-02-2017
: [13] [Палата №6]
Откуда-то сверху, их темных глубин,
Заросших лишайником, дроком и мохом,
На влажную землю спускается джин,
Не очень охотно и с тягостным вздохом.

У белой, протяжной, высокой стены,
На дереве темном сидящие совы
Восход ожидают округлой луны,
И джина увидеть совсем не готовы....
11:28  21-02-2017
: [14] [Палата №6]
...
21:27  11-02-2017
: [15] [Палата №6]
Выворачивая ноги,
скользишь
по февральскому
городу
утром, серым,
как давно
не перестелавшаяся
постель.
В этом городе
одна вторая
упоротых,
у остальных в голове
перманентный
хмель.
Мимо утопающей в неоне
иконной лавки,
ныряешь в тёмную подворотню
как боевой пловец
в омут....