Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

ИстФак:: - Текинская повесть. Часть 4. Продолжение.

Текинская повесть. Часть 4. Продолжение.

Автор: Урусхан
   [ принято к публикации 15:41  14-09-2010 | я бля | Просмотров: 1064]
— Уведите арестованного и приведите следующего! – скомандовал Ораз-хан и вернулся к чтению бумаг.
- Так, кто такой, фамилия, имя, отчество, должность, — не глядя на арестованного, спросил Ораз-хан.
- Текинская Ольга Михайловна, заместитель наркома просвещения Туркестанской Республики.
- Что? – оторвался от бумаг Ораз-хан. – Ты?
- Я, — ответила Текинская.
- Ты? Ты, среди этих псов?
- А ты сердар? С кем ты?
Несколько минут в каком-то остолбенении они молча смотрели друг на друга.
- А с кем я должен, по-твоему, быть? – наконец, прервал паузу Ораз-хан. — С кем я должен, по-твоему, быть? Да, ты знаешь, что я видел? Что творят твои комиссары, знаешь? Насмотрелся ещё, когда с Корниловым на Дон шёл, заживо закопанные офицеры, священники со вспоротыми животами.… А мой сын, мой единственный сын, — схватился за голову Ораз-хан. – Его за что?
Текинская несколько минут молчала и, наконец, превозмогая себя ответила:
- Ораз, я понимаю твоё горе, я сожалею о твоём сыне, поверь до нас тоже дошли сведения о художествах Фролова. Для этого мы сюда и ехали. Разобраться, понимаешь, разобраться, — перешла она на крик. – Павел Герасимович ехал с миром, а вы, что вы с ним сделали? Такой человек, такой человек…
- Ладно, Айгуль, позволь мне тебя так называть по старой памяти. Не будем об этом, это война, жестокая и беспощадная. Я скажу тебе одно, я обязан отправить всю вашу арестованную делегацию в Ашхабад. Члены Закаспийского Совнаркома уже арестованы, думаю, их ждёт та же участь, что и Полторацкого. Думаю, что и вашу делегацию ждёт та же участь. Тебя Айгуль, я отпускаю, это всё, что я могу для тебя сделать, уезжай!
- Ну, уж нет, дорогой сердар, ты, что же думаешь, чтобы я ради своей шкуры, оставила своих товарищей? Не бывать этому! Нет уж, расстреливай нас всех, никуда я не поеду!
- А ты всё-таки стала сердаром, Айгуль…, — улыбнулся Ораз-хан.
-Что?
- Реджеп, Сапар!
В кабинет вбежали двое рослых туркмен.
- Немедленно доставить эту госпожу до Чарджуя, даже если она будет сопротивляться.
- Нет! – выкрикнула Ольга.
- Будет исполнено, сердар!
- Отпустите меня, отпустите, я никуда не поеду, отпустите!
- Прощай, Айгуль, — сухо сказал на прощание Ораз-хан.

***
- Успокойтесь, успокойтесь, Ольга Михайловна, — Колесов подал Текинской очередной стакан воды. – Успокойтесь, всё уже позади.
- Я настаиваю, Фёдор Иванович, нет, я требую, — сквозь слёзы говорила Текинская. – Я требую начать переговоры. У Ораза Фролов убил сына, Павла Герасимовича расстреляли у меня на глазах, сколько можно крови? Фёдор Иванович, сколько можно?
- Я полностью с вами согласен, Ольга Михайловна. Не волнуйтесь, мы обязательно начнём мирные переговоры, обещаю вам, успокойтесь! Вы многое пережили, Ольга Михайловна, всё позади, отдохните недельки две, потом возвращайтесь к работе, занимайтесь просвещением, школами, театрами. Всё будет хорошо!
- Вы, правда, начнёте мирные переговоры, Фёдор Иванович?
- Обязательно начнём, Ольга Михайловна, обязательно.
После того, как за Текинской закрылась дверь, в кабинет Колесова вошёл новый посетитель.
- Итак, товарищ Иванов, поздравляю вас с назначением на должность командующего только, что образованного Закаспийского фронта. Вы хоть и служили ранее в царской армии, но успели показать себя преданным борцом за дело революции.
- Служу трудовому народу! – козырнул Иванов.
- Сегодня Фунтиков прислал мне издевательскую телеграмму о расстреле делегации Полторацкого и девяти членов Закаспийского Совнаркома, обещает также изловить и повесить меня и всех членов Совнаркома Республики.
- Вот, наглец, — не удержался Иванов.
- Так, что задайте им перцу товарищ Иванов, силы у вас значительные. Отбросьте Ораз Сердара к Мерву и немедленно двигайтесь на Кушку. Комендант крепости Востросаблин заявил о непризнании власти мятежников и попросил нашей помощи, в крепости много оружия, снарядов. Необходимо не допустить захвата Кушки мятежниками. Дальше посмотрим по обстановке.
- Задача понятна, товарищ Колесов! Разрешите идти?
- Идите, товарищ Иванов.

***
28 июля 1918 года войска красного Закаспийского фронта разбили отряды временного правительства под Чарджуем и отбросили их к Мерву. В ходе дальнейших боёв была снята блокада с Кушки. После деблокирования крепости, на территорию подконтрольную большевикам было отправлено 70 орудий, 80 вагонов со снарядами и 2 миллиона патронов.
Опасаясь дальнейшего наступления красных, правительство Фунтикова обратилось за военной помощью к англичанам.

Продолжение следует.


Теги:





0


Комментарии

#0 19:11  14-09-2010Шева    
Афтар не изменяет теме.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:15  01-11-2017
: [14] [ИстФак]
Из фактов сложились архивы традиций.
Из мелких делишек сложилась эпоха.
История - дама в корсете из фикций.
От смены давления власти ей плохо.

Герои и боги грешили немало.
Величие — это лишь глюк психотропа.
В Америку, словно в обитель, бежала,
От крови людской обезумев, Европа....

Средь болот тишина и извечный покой
Над дорогой туман ядовит
Словно аист с отсреляной в детстве ногой
Указатель деревни стоит

Над часовней застыл перекошенный крест
Здесь давно не бывало косцов
За столетье не умер никто, не воскрес
Одиночество давит свинцом

Где вы деды сгоревших как свечи дедов?...
Давным-давно, когда юн был свод небесный, здесь высадили Лес.
Среди ныне обретающихся в его окрестностях людей вряд ли отыщется человек, в должной мере осведомлённый об истории Леса. Сфотографируются иной раз на его фоне стайки туристов или придёт молодёжь, пошумит и уйдёт, оставив после себя кучку пепла да склянки....
17:41  18-08-2017
: [10] [ИстФак]
В России происходят по ночам,
что революции, что половая ебля.
Вот в Англии, к примеру, в тот же час
Холеное еблище бдит констебля.

То Англия дождливая, а тут
особый путь; безумный и поддатый.
Поэтому во тьме всю ночь ебут
кого-то, почему-то и куда-то....
08:12  26-06-2017
: [6] [ИстФак]
Идут, идут македоняне,
в сандалях тонких, налегке,
по грудь в густой небесной манне,
в тумана синем молоке.

Идут с ленцой, не поспешая
земли чужой порвать овал.
Земля на них ползёт, большая,
из-под колючек, из-под скал.

Грек старый выглянет за шторку,
вздохнёт, плеснёт себе чайку....