Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Грязный воротничок молодости. (часть 2).

Грязный воротничок молодости. (часть 2).

Автор: О.Бендер
   [ принято к публикации 23:29  24-12-2010 | Лютый ОКБА | Просмотров: 302]
***
И вот я стою курю на крыльце уже своей бывшей школы, пытаюсь прикинуть, что делать дальше, куда идти. Вылететь из школы перед новогодними каникулами в десятом классе не самая завидная участь. Но самое интересное еще впереди- объяснение перед верховным судьей — мамой. Думаю начать так: «Мам, а если бы я подсел на героин ты бы сильно расстроилась?!»- Она конечно в шоке; и я такой: «А так я только лишь вылетел из школы за драку!» И тут она радуется, говорит, как мной гордится, как меня любит и что-нибудь из разряда «Какой мой сыночек молодец!». Мечты, мечты, вряд ли так получится. Скорее всего, я получу люлей, мое финансовое обеспечение резко урежется и самое страшное — меня заставят переехать в Питер и уже там учиться. Вот так, за один день весь твой уклад жизни летит в тартарары.
Ладно, еще рано падать духом, хотя, самое время. Плевать, убираю кипу моих школьных документов в рюкзак и иду домой, хотя я точно знаю, что точно зайду в мерзкое кафе и выпью там бодяженного пива. Иду по улице: зима, прохожие кутаются в шарфы и воротники, на душе у меня так мерзко, что мне захотелось разбавить мерзость этого мира чем-то светлым, чистым и добрым. Я падаю на снег и начинаю делать то, что дети называют «ангелом». Я абсолютно трезвый, поэтому на меня смотрят как на последнего идиота, а был бы я пьяный в дым, или хотя бы шатался, так никто и внимания не обратил бы на меня. Когда пьяные делают что-то подобное, это уже норма для нашей жизни, а когда дурью маются трезвые — это может быть поводом для вызова санитаров.
Я встаю, лицо у меня красное и все горит от снега, за шиворот тоже засыпалось немало, но это меня даже радует — настроение нормализуется. Вылезаю из сугроба, любуюсь созданным мной ангелом, получился он и правда хорошо — четкий контур, большие крылья — красавец, одним словом. Начинаю отряхиваться, и в кармане уже жужжит мобильник. Достаю, на дисплее написано: «Ольга Александр. Классная». Выбора нет, надо ответить.
-Ты что, совсем ахренел? Ты с ума сошел? Что ты вообще творишь? Ум есть?- начинает сразу орать она.
-И вам добрый день, вы уже в курсе, как я понял.
-Тебе совсем плевать? Вообще допился, что ничего не понимаешь? Ты же из школы вылетел!
-Спасибо, я в курсе, я об этом первый узнал.
-Подожди, ничего сам не делай. Еще не все потеряно, может еще обойдется. Ты, надеюсь, не нагрубил директрисе, как ты любишь?
-А что я могу предпринять? Новую школу искать буду. Нет, я ей и слова не сказал.
-Ты где? Витенька, иди домой, только не пей по пути ничего, я тебя очень прошу. И вечером не пей, я позвоню, и мы все решим.
-Ок, не буду.- врать я привык еще с детства.- Что мы уже решим? Все уж решено. Да все нормально, спасибо, не волнуйтесь.
-Какой блядь все нормально? Вылететь в десятом классе из школы это не нормально.- она кричит.
-Ладно, до вечера. Вечером поговорим. Думаете, может все обойтись?
-Всегда можно что-то сделать? У директрисы внук недавно родился, у нее хорошее настроение. Я с ней поговорю насчет тебя. Закончишь со всеми, не переживай.
-Да я и не переживаю. Ладно, руки мерзнут телефон держать. До вечера.
-Ты никогда не переживаешь, раздолбай. Я позвоню, береги себя.
Убираю телефон, ускоряю шаг, до бара еще метров сто, а я и правда замерз. Сижу в баре, пью пиво. Это заведение такого типа, где у клиентов не возникает смущение по поводу выпивающего школьника в будний день в полдень или чуть позже, поэтому на меня никто не обращает внимания. Пока я тут сижу, приходит несколько смс сообщений. Женечка написала «Витенька, ну и зачем ты это сделал? И мне не помог, и из школы вылетел.», от Санька «Ну ты отжег. на Олеге живого места нет! За что ты его?», от Коляна «Бля, ты дурак. Тебя выперли. Я позвоню.», от Алины «Витенька, мальчик мой, зачем ты так? Ты хоть думаешь что делаешь?». Вяло отвечаю всем, что не специально, что вспылил, не подумал и прочее. Думаю, что выпью еще один стакан, поверх уже трех выпитых, и надо будет идти домой. За соседним столом идет беседа про НЛО, до меня доносится часть их беседы:
-Я видел НЛО, но не уверен, что это было именно оно.- сказал мужик лет сорока с подбитым глазом.
-Да, и че? В натуре видел? Сколько раз?
-Один раз, поэтому и не уверен, а потом как пить бросил, больше вообще не видел.
-Ну бля, хоть раз, а я вообще не видел их нах никогда.- говорит его собеседник и опускает голову на руки.
***
Жуть какая-то. Я встаю и выхожу из этого кабака. Начинает темнеть, зимой рано темнеет, поэтому кажется, что уже вечер и можно выпивать раньше, чем обычно. Звоню Саньку, гудка со второго он берет трубку — он ждал звонка.
-Але, привет. Что делаешь?
-Витек, ты что, выпил? У тебя голос пьяный.
-Ну я так, полайтсу, маленько. Сегодня пить будем?
-А по какому поводу?- он все еще задает этот вопрос.
-Отсутствие повода выпить — еще не повод не пить!- заключаю я.
-Ты всегда придумаешь.
-Да и мой бессрочный отпуск от школы надо обмыть.
-Да, вылет это конечно вилы. Ок, через двадцать минут на пятаке.
-Ок.
Подхожу к пятаку, Санек уже тут, стоит недовольно курит, постоянно плюет.
-Что такое, Сань?
-Лизка, сука такая сказала, что я ей мало времени уделяю, что пьянки и друзья мне важнее и еще кучу всякого говна.
-Ну а ты чего?
-А что я? Это ведь правда. Что, я спорить буду, когда и сам знаю, что это все так и она права. Собрался и ушел, хрен ли мне там делать?!
-Все так серьезно? Думаешь, что конец?- я тоже закуриваю.
-Да, думаю это реально конец. Да ну, достала она меня, а я ее. Кто сегодня с нами будет?
-Не знаю точно. Может, Женечка, может, Алинка, Колян, может, зайдет, может, еще кто-нибудь.
-Вот и Лизка мне говорит, что мы постоянно с какими-то бабами сидим бухаем.
-А ты ей скажи, что в нашем кружке любителей турецких шашек девушек нет.
-Каком нахер кружке? Что ты несешь вообще? Идиот, от меня ушла девушка, а тебя из школы турнули, а ты все веселишься!
-Санек, не истерии, пойдем.
Санек успокаивается, и мы заходим в магазин. Закупаемся как обычно. Идем, как всегда, ко мне. Вся сложность пьянок у меня заключается в соседях- надзирателях. Главное — это пронести тихонечко бутылки мимо общей кухни, ни разу не звякнув стеклом. Так мои мудаковатые друзья умудряются затащить мешки на четвертый этаж по темной лестнице, ни разу не звякнув, а вот зайдя на этаж и поравнявшись с кухней, начинают, как будто специально, трясти мешками, что звон слышен на весь этаж! Это вызывает улыбки на лицах молодых соседей и гримасы негодования на лицах мерзких старух, которые могут все растрепать родителям. Суки, сволочи, скоты, супостаты.
***
Но мне повезло, мы пронесли все тихо, как говорится, без шума и пыли. Уселись, только налили по первой, собрались выпить — пришли Алина с Настей. Алина- добрейшей души человек, очень милая и заботливая, она любит меня уже как два года, с тех пор, как пришла в нашу школу. Она очень переживает от того, что я пью. Когда она только полюбила меня, она этого не знала, иначе, я думаю, она бы нашла более достойную кандидатуру на роль парня, но этого не произошло, и она вот так вляпалась. К сожалению, я не могу дать ей то, чего она от меня хочет, а именно простых нормальных среднестатистических отношений со всеми атрибутами типа картонных сердечек на день святого Валентина и уродливых мягких игрушек на каждый месяц наших отношений. Вот она и мучается от неразделенной любви и от самоуничтожения алкоголем, неправильным питанием и бессонницей объекта своей любви. Мне ее жаль. Было время, она мне даже готовила супы и какие-то каши, которые я забывал есть и выкидывал перед ее приходом.
Наше общение с Алиной для меня какой-то образец честности, чистоты и доброты в общении и простой дружбе.
Так же стоит сказать и про Настю. Настя — это девушка, отличающаяся красотой, умом и рано, но явно выраженными вторичными половыми признаками. С ней хотели бы встречаться большинство парней школы, двора, компании, пожалуй, кроме меня. У нее были моменты, когда она отдавала кому-либо предпочтение, но это длилось не долго, и не мешало нам с ней целоваться, засыпать вместе и писать друг другу откровенные смски когда мы совместно выпиваем. При этом, мы остаемся только лишь друзьями и не более. Хотя, быть может, мы любим друг друга, но я в этом не уверен, думаю, она тоже. Какие-то не простые у нас отношения — общение. Вот такие мы просто друзья, которые целуются, переписываются, и иногда засыпают вместе. А вот общение с Настей прямая противоположность дружбы с Алиной. Тут все грязно, дешево, наиграно и замешано на алкоголе и пьяной минутной страсти.
-Опять пьянствуешь, Витек? Ты всю жизнь смолоду хочешь превратить в банкет?- Алина садится на своего любимого конька.
-Ну да, имею право — меня из школы, как ты знаешь, турнули.
-Может вместо пьянки с этим твоим Сашей,- Сашу она не любила т.к. думала, что мы пьем только вместе.- задумаешься о том, как умаслить директрису?
-А что, я ей отлижу пойду? Что я сейчас могу сделать?
-Ты такой грубый иногда бываешь. Я же волнуюсь.- она расстроилась и покраснела от моих слов.
-Ладно, прости. Не парься, Оля сказала, что не все пропало.
И тут у меня звонит телефон, это Ольга Александровна. Я прошу всех заткнуться, делаю максимально трезвый голос и отвечаю.
-Да.
-Витя, получилось! Значит завтра, за час до первого урока, придешь извинишься перед ней, купи какого-нибудь шампанского или коробку «Рафаэлло», она их любит, и максимально вежливо, что это ошибка и ты этого не хотел. Понял?
-Да, а почему так рано? Почему не во время занятий?
-Он еще и недоволен! Днем у нее комиссия.
-Ладно, постараюсь. Спасибо.
-И еще, Витя…
-Да.
-Никакого перегара. Ты слышишь меня? Никакого перегара чтобы не было. Ты меня понял?
-А вот это уже сложнее. Я постараюсь. Спасибо.
-Виктор, будь хоть сейчас серьезен! Я ее битый час упрашивала, говорила, что тебе сложно, что живешь один, а ты день трезвым побыть не можешь.
-Могу, все понял. Спасибо. До завтра.
-Спокойной ночи, Витенька, береги себя.
-И вы.
Кладу трубку, еще не верю, что все так быстро опять устроилось. Сижу, молча вперив взгляд в стене, никто не решается нарушить молчание. Первая не выдерживает Алина, она вообще никогда не умела выдерживать театральные паузы, полагающиеся некоторым моментам.
-Ну что там? Это Ольга? Все плохо?- она сильно волнуется.
-Завтра в восемь…извиниться…купить рафаэлло…меня не выгнали.- мысли у меня еще не совсем связные.
-Так это же хорошо, Витенька,- радуется она и берет меня за руку, что вызывает кривую усмешку у Насти.
-Ну да, хорошо. Ну давайте маханем уже, за восстановление мое.- ко мне возвращается дар связной речи.
-Но тебе же завтра к директрисе на ковер утром! Витенька, может не надо сегодня пить?!
-Фигня, скажу, что это новый «Орбит перегар», вкусный как перегар.
-Да все ок, нормально все пройдет. Ему не первый раз на баррикады. Ну, пьем?- Саня пытается как-то разрядить обстановку.
-А ты вообще не лезь, алкаш недоделанный!
-Да пошла ты, дура.
-Так, все, хорош бля. Сраться в другом месте будете, а не у меня дома! Если пришли, ведите себя нормально, а орать в школе будете. Все, поехали.- скандал сходит на нет, и мы выпиваем.
Больше за вечер никаких скандалов, да и вообще плохих эмоций не было. Сидели, пили, болтали о планах празднования надвигающегося нового года. Пришли к выводу, что никто его не ждет и уже тем более не хочет. Это странно, в нашем возрасте принято ждать этот праздник, так как есть шанс срубить какой-нибудь дорогущий и желанный подарок.
Мы с Саньком пьем водку, девчонки какое-то легкое пиво, которое я называю компотом из-за его сладкого яблочного вкуса. Вечер удался. Играет музыка, потом я что-то играю на гитаре, даже пою, что всех веселит. Настя ласкает меня под столом ножкой, а это значит, что она уже чуть пьяна, как и я, и это доставляет мне удовольствие и льстит. Алина недовольно отворачивается к окну и смотрит на заснеженные вершины сосен, Санек вошел в стадию молчаливого копания в своих проблемах. Это плохо, когда один в компании о чем-то грузится, это грузит остальных, но его не трогаем, он расстался с девушкой — пусть потоскует.
Начинаем расходиться около полуночи.
-Я так с девяностых не отрывался.- пьяно говорит Санек и начинает собираться.
-Ты в девяностые в садик ходил, а потом в начальную школу.
-Да это блядь просто фраза. Мне она ахуительно смешной кажется.
-Реально смешно.- отвечаю я.
Санек уже оделся, Алина тоже уже заматывается шарфом, им по пути, дойдут вместе, как всегда, я за них не переживаю.
-А ты че не собираешься? Самая быстрая тут? Я бля ждать не буду.- Санек говорит это Насте, выдыхая перегар мне в лицо.
И тут я думаю, что она и правда, как сидела, так и сидит, подобрав ноги и укрыв их пледом. Очень мило смотрится. Она что, собралась тут ночевать? Надо ли это мне?
-Я помогу Вите убраться.- отвечает она, не глядя на Санька.
-Ага, убраться, расстелить и раздеться.- острит этот умник.
Алина печально отворачивается, а я думаю, что это мудак болтает лишнее.
-Сань, ты всю хуйню сказал? Собрался? Все, идете. Пока Алина.- я жму ему руку, ее целую в щеку.
-Щшо, так уж не терпится?- бурчит Саня, но я уже закрываю дверь.
Я закрываю дверь, возвращаюсь к столу, сажусь на стул, прямо напротив Насти.
-Не обращай внимания, Настюх, он выпил, несет хрень всякую.
-Да нет, ничего. Ведь он по-сути прав. Только сейчас не только это подумал, но и высказал.- в ее голосе какая-то печаль.
-А ты чего и правда осталась? Завтра ведь по школе опять начнут болтать всякую ерунду. Тебе оно надо?
-Пусть болтают, какая разница? Это повредит твоему имиджу? Сядь ко мне, что ты через стол-то, дальше места в комнате нет?- она смотрит на меня своими красивыми глазами.
-Нет, не повредит, скорее подтвердит его.- я сажусь к ней, она берет меня за руку, переплетает пальцы и целует меня.
Это все длится минут пять-семь, не дает сказать мне ни слова, кажется, ее вообще не волнует мое к этому отношение. Когда она отстраняется от меня я спрашиваю:
-Настя, что с тобой? Ты много выпила или что-то случилось? Вообще, тебя родители искать не будут?
-Не будут, я сказала, что я у подруги ночую. Нет, ничего не случилось, просто вот так потянуло к тебе и все. Я не захотела это подавлять и просто сделала это.- она сейчас очень сексуально выглядит, но в тоже время так мило, как ребенок.
Заранее подготовилась- думаю я, значит что-то задумала. Это очень плохо. Я уже давно думал разобраться в наших отношениях и остановиться на том, что мы только друзья, без всяких отягчающих.
Ясно. Ладно, оставайся.- только успеваю выговорить я и она опять впивается в меня губами. Не буду врать- я не против.
***
Хорошая ночь. Мы долго целовались, а потом вместе уснули. Хорошо, что у нас пока не доходило до секса, это бы убило все романтику и атмосферу недосказанности, когда еще не все ясно и есть чего ждать или даже ожидать. Так мило, так тепло, красиво, жаль, что все это фальшивка и лицемерие. Утром мы проснулись, она встала, сказала: «До встречи в школе». И все, ушла. Хотя, я этого и ждал, если бы она поцеловала меня и сказала: «Доброе утро, милый.» это бы что-то значило, возможно, что теперь мы типа пара или еще чего-нибудь, а так все хорошо. Все более чем хорошо. Завариваю кофе, достаю из маминой заначки бутылку хорошего коньяка, коробку «Рафаэлло», благо, у врачей этого много — несут в знак благодарности. Складываю все это в подарочный пакет, который убираю в обычный полиэтиленовый из магазина, одеваюсь и иду к директору.
Наша директриса хорошая тетка, но очень эмоциональная. Может устроить репрессии, а потом всех помиловать, уволить учителя словами «На хуй с работы!», а вечером позвонить и извиниться, сказать, что вспылила, так и со мной. Если бы она так быстро не отходила, то я бы вылетал каждые два-три месяца, а так ничего, учусь.
Дошел до школы, даже не курил, чтобы не пахло. Разделся, дошел до кабинета, стучу в дверь.
-Заходите, Виктор.
-Здравствуйте, Анжела Владимировна, можно к вам?- я предельно вежлив.
-Заходи, Виктор, я тебя и жду. Рассказывай, что вчера произошло?
И вместо того, чтобы соврать, как наши депутаты или метеорологи, я вываливаю ей всю правду! В самых откровенных выражениях жестикулируя, как старый итальянец!
-Ты закончил?- говорит она.
-Ну да, кажется, все.- и тут я понимаю, что я полный мудак, и что я тут больше точно не учусь.
-Ты поступил не совсем правильно. Надо было сначала поговорить с ней, потом с Олегом, а уж потом,- тут она делает паузу.- ну ты меня понял, и уж конечно, не в школе.
Я сижу перед ней и просто ушам своим не верю. Я думаю, что мы отравились водкой и это только лишь галлюцинация, это не может быть в нашем мире.
-Да, Анжела Владимировна, я вас понял. Больше такое не повторится,- говорю я, как второклассник, разбивший цветочный горшок.
-А если по правде, то ты прав, таких, как Олег, надо воспитывать, и если не справляемся мы, школа и родители, то влиять надо понятным для него способом.
Тут я вообще впадаю в какой-то ступор.
-Хорошо, спасибо, я понял.- я ставлю пакет рядом с ее столом.
-А вот этого не надо, убери.- строго говорит она.
-Это именно благодарность, и не более.
-Ну тогда ладно. Иди на занятия, и еще, Витя, купи жевачку, а то перегар такой, что я чуть не захмелела.- говорит она, уже улыбаясь.
-Конечно, сейчас схожу.
-И перестань прогуливать уроки, я видела график твоего посещения. Твоя успеваемость не дает тебе права прогуливать.
-Да, я постараюсь. Всего доброго. Спасибо.
-Удачи, Виктор. И Возьмись уже за голову.
Я вышел из ее кабинета и минуты три просто тупо стоял, не веря в свое счастье. Так не бывает. Вечером тебя выгоняют из школы, а утром берут обратно и желают удачи и все это делается искренне! Начинаю ощупывать карманы в поисках сигарет, вот они, вот и зажигалка — отлично. Иду курить, еще только полдевятого, народ только сползается в школу. Сонные лица, мятые одежды, пакеты со сменной обувью у младших классов и банки омерзительных коктейлей у старших классов.
Захожу за угол, прикуриваю. Не буду скрывать — я собой ахереть как доволен! Сдать географию и обществознание, избить козла, вылететь из школы, устроить пьянку, провести вечер с Настей, опять оказаться в школе — и все за одни сутки! Это достижение.
Стою курю, смотрю на марширующие шеренги школьников — идут как на заклание. Потом они поймут, конечно, не все, но некоторые — избранные, они поймут, что они любят школу.
И тут я вижу, как ковыляет, не идет, а именно ковыляет мой «друг» Олежка!
-Эй, хуй, а меня не выперли! Еще поучимся вместе! Доброе утро!- я искренне приветлив.
-Ну да, это пока, пока не выперли.
-Что ты имеешь в виду, примат?
-Увидишь чуть позже, пидор.
-А я сейчас подойду и ебну тебе в рыло за пидора.- завожусь я.
-Ага, давай, а то, что нас тут четверо тебя не смущает?- он доволен собой.
-Нет, но наводит на мысль, что я выловлю тебя чуть позже одного.
-Посмотрим.- говорит он, и понимает, что это правда, отчего ему становится страшно.
***
Я докурил, иду в школу. Сегодня я решил посетить все свои уроки. Надо же как-то отметить мое возвращение в стены любимой школы. Но, как всегда, хорошие моменты что-то должно омрачать. На третьем уроку мне звонит мой приятель милиционер, я сбрасываю, прошусь выйти и выхожу. Перезваниваю.
-Да, Васек, что хотел?
-А ты епт и не догадываешься?
-Нет, ты выпить хотел или просто в гости заехать?
-Витек, на тебя заявление накатали за побои!
-Да ладно? Родители Олега?
-Да епт, Витек, тебе статья светит по УК.- вот это он произносит пугающе.
-Да ладно? Все настолько серьезно?- я начинаю дергаться.
-Все более чем серьезно.
-И что теперь?
-Витек, это не из обезьянника тебя бля вытаскивать за драку с алкашами или за то, что ты пописать остановился не в том месте, как тогда, тут бля сложнее ситуация. Это тебе не патруль ППСников.
-Ну что, неужели ничего не придумать? Давай, Витек, думай. У вас же Ментов все количеством водки решается, ты назови цифру в бутылках.
-Да ты бля дебил что-ли?! Тут замес пошел другой уже. Тут уже главный по делам несовершеннолетних замешан, уже у него заявление.
-Вот пиздец-то! А как быть теперь?
-Да если он меня послушает, то ничего обойдется, я еще тут пару человек напряг, если они впрягутся за тебя, то может бля и обойдется. Ведь твоего Олега с наркотой уже раз пять брали, если бы не его батя, то уже закрыли бы нах его.
-Ты уж Витек давай там, постарайся, а за мной не заржавеет, ты же знаешь!
-Знаю, знаю. В этом не сомневаюсь. Ладно, часа через три-четыре все решится.
-Что решится?- спрашиваю я.
-Ну либо ты садишься за побои, может условку дадут, либо дело закрывают.- говорит Васек.
-Позвони.
-Ясен хуй бля!- говорит Васек.
***
Сижу еще два урока. На перемене выхожу и судорожно курю, как будто пытаюсь накуриться перед тюрьмой, ведь там сигарет меньше, поэтому скуриваю по две штуки за перемену. Настроения нет никакого. Перед глазами мелькают картинки судов, судейских мантий, решеток на окнах, тесных камер и наколок «Магадан 2007» и «Витек- мурый». От этого становится только хуже.
Решаю, что с таким настроением лучше пойти домой пока не начались расспросы о том, что случилось и прочее. Заходу домой, обнаруживаю у себя одышку, учащенное сердцебиение и это в мои-то шестнадцать! Сажусь, пытаюсь отдышаться, собрать мысли в логическую конструкцию, но это почти не получается. Закуриваю- становится тошно и страшно от всей этой ситуации. Хочется, чтобы все пропали или пропасть самому, но чтобы всего этого просто не было, ну или хоть не со мной. Теперь я понимаю всех тех людей, которых когда-либо утешал по подобным вопросам, говорил: «Не переживай, чувак, все образуется. Разрулится, не парься» и уходил, думая, что оказал поддержку, а в этой ситуации лучше просто отстать от человека, и он скажет: «Спасибо». Начинает мерзко вибрировать телефон на столе засыпанным сигаретным пеплом. Мне очень не хочется брать трубку, очень, но знаю, что надо.
-Да.
-Витек,- начинает быстро Вася.- Ты в курсе хоть что произошло?
-Что, мне все-таки срок дадут?- и тут мне становится так плевать, я так устал.
-Ты что, совсем дурак? Тут приехала машина с номерами нашего муниципального собрания и херак, тут короче такое…
-Да блядь говори ты уже быстрее!- я срываюсь.
-Короче, прошли сразу к начальнику отделения, минут пять там шумели, тот вызвал следака по несовершеннолетним, дал ему пизды, сказал, чтобы заявление пропало, а родакам «друга» твоего сказали, что если еще такая хуйня будет, то сынулю по наркоте закроют нах.
-Да ладно?- я сел на пол, голос стал пустым.
-Да вот тебя бля и ладно! Что за покровители, Витек?
-Да если бы я сам знал.
-Фартовый ты бля парень. Ладно, до связи, будут проблемы- звони. В субботу все в силе?
-Ага, в силе, в силе, в субботу. Пока, я позвоню.
Я кладу трубку и не знаю, что мне делать- либо прыгать от счастья, либо думать, сколько, чего, а главное — кому я теперь должен? Ладно, все эти мысли потом, а сейчас надо выпить, хотя бы полташку, так дотяну до вечера, а там уже можно и посерьезней. Достаю заначку в стальной фляжке, там всегда налит коньяк, на всякий пожарный, как говорит мой старый мудак- сосед. Откручиваю крышечку, она повисает на цепочке, и капаю как корвалол в стакан так нужные мне сейчас капли. Выпиваю, даже от этого мне становится легче и тянет в сон, я понимаю, что нормально уже не спал дня три, может быть и четыре. Я раздеваюсь и ложусь в расстеленную с ночи кровать.
***
Будит меня это дьявольское устройство- мобильник. Так прикольно- кич малиновых пиджаков и дядек на джипах, атрибут самых крутых и богатых десятилетний давности стал надоедливой игрушкой их детей. Тем предметом, который уже не показывает твой статус или приближенность к какому-либо социальному кругу, а стал просто удобной и необходимой, но порой такой бесячей штуковиной.
А звонит мне не кто иной, как Санек.
-Что, харю плющишь?- он, как всегда, вежлив.
-Не плющу, а сплю. Ты чего хотел?
-Ты что, забыл? Ну ты мудак! Я же говорил, что ты забудешь!
-Да ты спокойно скажи, что я забыл?- я правда не понимаю его.
-Да сегодня у тебя репетиция нового года! Ты же меня, Коляна, Женечку, Настю, суку эту, Алинку, Ванька, нас всех заставил костюмы сделать, стихи новогодние учить!
-Ты сдурел? Вы уже собрались? Сколько сейчас времени? На сколько собирались?
-Сейчас пять, собирались на шесть. Ты коньяк, виски обещал,- у Саши портится настроение.- Ничего не будет, я так и знал.
-Так, отставить истерику. Все переносим на семь, тебя жду через двадцать минут на пятаке- донести все поможешь,- я, как в армии, отдаю четкие команды.
-Да ладно, все будет?! Крутански бля!
-Все, до связи.- я кладу трубку и только сейчас открываю глаза.
Идти никуда не хочется, там холодно, а тут дом, тут кровать, тут хорошо. Но надо, надо, если взгоношил такую тему, столько людей, обещал коньяк и виски. Так, стоп! Какое еще костюмы? Какие в жопу стихи? Неужели я мог такое предложить? Ладно, может быть я был пьян и весел, но как все эти люди не послали меня в жопу со стихами и костюмами? Да, странно, потом разберусь с этим.
Я уже на пятаке, стою курю. Подходит Санек с повязкой на глазу.
-Что с глазом- то? Уебал кто?- я правда переживаю за друзей.
-Тьфу бля! Так это от костюма, снять забыл. Это я дома мерил, вот и осталось.- говорит он и лыбится.
-Идиот.- я плюю под ноги, и мы идем в магазин.
«Обещал, так кошелься, барин»- говорю я себе и заставляю себя действительно купить по две бутылки виски, коньяка и колы. Не хило я потрачусь сегодня, с завтрашнего дня затяну поясок потуже! Ко всему прочему мы покупаем пиво, шампанское (его много, ведь репетиция нового года), мандарины, нарезки, еще какое-то говно. Выходит круглая сумма. Но в такой день можно и потратиться, все-таки суда избежал!
-Не думал, что ты реально за все забашляешь.- говорит Санек на выходе из магазина.
-Фигня, почку мне просто завещай и мы в расчете, друг.
-Конечно,- быстро говорит Санек, но потом понимает и добавляет.- Да пошел ты нахер, мне самому надо!
-Жлоб ты! Я вам мандарины купил, бухла, а ты почку жмешь для друга!- мне правда смешно.
-Да не то, что жалко, просто как я с одной-то буду?- смущается Саша.
-Ну а на что тебе две их?
-С одной пиво пить нельзя!- досадует он.
-Ну тогда левое яйцо и в расчете! ОК?
-Это дело другое, там и не видно особо!
-У тебя там нет ничего, вот и не видно.
-Да пошел ты!- ржет Санек и мы уходим.
***
Ко мне прибежали полседьмого, а значит у нас еще тридцать минут до слета всего этого костюмированного шабаша. Сразу, закинув алкоголь в вечно пустой холодильник, быстро моем фрукты, достаем стаканы, тарелки, стопки, иную закусь и тару. Только бы успеть.
Этот мудак уже оделся пиратом, вставил крюк и сказал, что не может мне больше помогать т.к. из-за крюка боится посуду побить. Козел! Суечусь один. Бегаю, как с перцем чили в жопе, но успеваю. И тут мне в спину летит такая подстава:
-А где твой костюм?- а его и правда нет.
-Да нет у меня его.
-Нельзя без костюма, ты сам сказал, что если какая-то падла без костюма придет, то ты выгонишь,- Санек серьезен.- Тебе надо костюм!
-Да иди ты нахуй! Итак не успеваю. Что, вы меня из моего дома выгоните?
-Ну нет, но ты сам просил, а тут бля такое.
А я как проснулся влез в то, что было ближе- обычный костюм двойка. Конечно крутой и красивый, но школьный, я и сейчас в нем и бегаю.
-Придумал,- ликует Саша.- Я брата когда из школы забирал, мне его челюсть вампирскую отдали, сказали, что он девчонок ей пугал.
Саша роется в рюкзаке, достает какую-то гадкую пластиково-силиконовую челюсть и тянет мне.
-На, вставь, с твоими синяками, худобой и бледностью вообще как натурный вампир будешь!
-Сань, ты понял, что ты сказал?- я оборачиваюсь к нему с ножом в руке.
-Нет, а что?
-Ты сказал, что я выгляжу хуево, как труп.
-Бля, и правда,- Саша запнулся.- Я не то имел в виду. Просто похож, круто выглядеть будешь.
-Иди помой это говно, я же не знаю, что твой брат в рот сует.
-Ты на что намекаешь? Он же не пидор малолетний!
-Да ни на что, иди сполосни эту хрень!
Саша встает и выходит из комнаты. «Вот жизнь друзьями наградила»- думаю я и уже слышу топанье каблуков по этажу — пришли остальные. Выбегаю и бегу в умывальник, где Саша зачем-то мылом моет челюсти. Выхватываю, начинаю полоскать ее водой, говорю ему, чтоб шел встречать гостей, и что я скоро буду.
-Привет, ведьмы, зайчики и придурки!- приветствует гостей Санек.
-Сам придурок,- говорит Ваня.- Где Витек?
-Да, где Витенька?- это Женечкин голос, значит пришла.
-Сейчас будет он. В гробу еще спит. Заходите, хватит перед соседями стеклом звенеть.
-А если тут не позвенишь, то подумают, что если без бухла пришли- значит воры или еще кто, сюда только так и ходят.
Они проходят в комнату, закрывают дверь, но я слышу их разговоры и перебранки. Стою посреди умывалки, в руках эта дебильная челюсть, смотрю на себя в зеркало и понимаю, что я правда похож на вампира- нездоровая бледность, синяки под глазами, как у ночного сторожа, красные от лопнувших сосудов глаза, худоба, можно и не вставлять зубы, и так ясно, кто я сегодня. Умываюсь и иду за Коляном. Он уже готов, оделся, как кто-то из Властелина колец, кто точно не помню. Он радуется тому, что я за ним зашел, что я не забыл про свое обещание, что я его выполнил.
Доходим до моей комнаты (от двери Коляна идти секунд двадцать). Заходим, нас встречают один пират, Сейлор Мун, девочка-кролик из Плейбоя (чем старше дети, тем откровенней костюм!), герой фильма Ворон, персонаж какой-то японской игры, лисичка- Алина сама наивность. Забудь я про этот маскарад и зайди так в комнату я бы просто поздоровался бы с белой горячкой и залез бы в шкаф, но сегодня я сам вампир и после третьего тоста я начинаю искать свою жертву. Не особо люблю в себе это качество, но по-пьяни всегда просыпается какая-то повышенная любвеобильность и тяга к сомнительным приключениям этого же характера. И выбор мой падает, конечно, на Женечку. Оно и понятно — для Насти мы еще слишком мало выпили, Алина слишком свята для меня, тут никогда ничего не будет, как бы я не напился, а Женечка — оптимальный вариант- она сама пьет мало, но достаточно, чтобы думать, что я очень пьян и что это она меня соблазняет, чувствуя себя эдакой «женщиной-вамп», и меня это устраивает — я могу пить сам и не прилагать никаких усилий для склонения ее к чему либо. И волки сыты и овцы целы.
Пьянка идет, поочередно все, кроме меня, залезают на табуретку и читают новогодние стихи. Санек читает намеренно тоненьким голоском:
«Дед Мороз прислал нам ёлку,
Огоньки на ней зажёг,
И блестят на ней иголки,
А на веточках — снежок!»
Все ему хлопают, Женечка дает ему конфетку, а Ваня какой-то маленький пакетик с чем-то коричневым- гашишь? Все смеются, всем весело. За Сашей на табуретку не без видимых усилий влезает Настя, и тоже читает стишок:
«Засверкай, огнями елка,
Hac на праздник позови!
Все желания исполни,
Все мечты осуществи!»
Это продолжается еще минут двадцать, все пьют, всем весело. Сегодня можно пить всем и много — родители Коли уехали, и все, кроме одной из этих милых дам, пойдут спать к нему. Я тоже много пью, я не успел сходить в душ сегодня и пытаюсь смыть все сегодняшние проблемы то коньяком, то вискарем, то пивом. Это получается очень быстро. У нас играет рождественский альбом Френка Синатры, поэтому все, кроме забивающего косяк Ваню, уже танцуют пьяные, ну как танцуют, скорее пьяно трутся друг о друга.
Меня не замечают, но я рад этому, я сажусь в стороне и закрываю голову руками. Я понимаю, что на свои шестнадцать я дико устал. Устал не физически, а морально. Как можно устать в шестнадцать лет? Как можно получить мини-депрессию? Усталость от всего? Нет, мне все это по- прежнему нравится, но я устал. Я хочу быть здесь, с друзьями, алкоголем, весельем, но я понимаю, что больше так не могу, не должен. Не хочу драк в школе, пьянок, не хочу проблем с ментами и спасение от муниципалов, не хочу этой мелочевки. Но и просто так бросить их я не могу, эти люди, быть может, любят меня, им нравится со мной общаться, проводить время со мной, у меня дома. Нужен повод, чтобы уйти, а лучше вообще снять с себя ответственность, чтобы родители насильно меня забрали в город, чтобы все просто решилось за меня. Боже, какой эгоизм! Сейчас я как никогда думаю только о себе.
Я вспоминаю, что говорила мне мама, я помню тот диалог:
-Витя, еще раз тебя увидят пьяным или с бутылкой или ты нагрубишь соседям, ты переедешь в городскую квартиру! Ты будешь жить совсем один- и без нас, и без своих дружков.
-Мама, я понял. Такого больше не повторится.
-Учти, еще хоть что-нибудь, и ты покинешь Сестрорецк.
-Я понял, мам.
Вот он, выход! Он всегда был так рядом. Я понимаю, сейчас или никогда. Я встаю и пьяной походкой иду к двери.
-Дракула, ты куда собрался?- Санек тоже пьян, как и все.
-Ппосать, я быро.- в душе я ликую.
-Ну давай, не теряйся и не светись.
-А я в мышь превращусь и все ок.
Я выхожу в коридор, закуриваю, а мама не знает, что я курю, но надо действовать наверняка! Я пьяной тяжелой поступью бреду на кухню, я даже не затягиваюсь- боюсь, что стошнит. На кухне мой мудаковатый сосед дядя Паша, он подлый гад и хам, но он мне и нужен.
-Ну пидор, все на кухне тусишь?- начинаю я.
-Вить, ты чего? Ты что грубишь, ахуел?- дядя Паша удивлен.
-Сам ты ахуел! Хули ты шумел, когда просили пасть заткнуть, ведь дети спали?
-Да я пьян был, а хуль ты быка-то сразу включил ?- кажется он боится.
-Да это я так, я просто ебнуть тебе, Пашок, вышел, а разговор так, случайно завязался.- и тут я бью ему в лицо.
-Ахуе…- и тут мой кулак влетает ему в левую щеку!
-Заткнись блядь!- кричу я, хотя нужно мне совсем другое.
-Убью, щенок, убью блядь!- орет он.
Вот молодец, это и надо- созвать народ. Пусть видят. На крики прибегают мои друзья, они нас растаскивают, держат. У меня разбита губа, рассечена бровь, но я доволен- вышли соседи, увидели меня пьяным, подравшимся с соседом — шикарно. Теперь обратной дороги нет, теперь я живу уже не тут, а в Питере. Я рад, что почти не причинил ему вреда, сейчас он просто инструмент для достижения цели и не виноват в том, что это я такой мудак, а он просто подвернулся. Мои друзья извиняются перед соседями, но они все равно расскажут все маме, надеюсь, даже приукрасят. Парни держат дядю Пашу, у которого выбит зуб и уже начинает проявляться синяк под левым глазом, держат меня, хотя я и не рыпаюсь, а просто тупо улыбаюсь. Меня отводят в комнату, наливают.
-Что это за хуйня, Витя?- гневно шипит Саша.
-Да бля, что за пиздец?- вставляет Коля.
-Ты ебнулся совсем?- почти кричит Настя.
А я сижу, как идиот, и улыбаюсь. Мне залепили пластырем бровь, губа не болит, только жжет, когда я выпиваю. Все они знают об условии, поставленном моей мамой по поводу переезда. Они знают, что первый же косяк, и меня заберут, перевезут, не дадут тут жить, отлучат от друзей, школы. Во время этих посиделок я всегда ходил по лезвию, был на грани- тут я с друзьями или там я один. Я выбрал второе.
-Чёт я подустал мальца,- мямлю я, выходит не очень внятно- губа разбита.
-Какой нахуй подустал? Ты идиот, тебя заберут, увезут, украдут у нас ты понимаешь это?- кричит Санек.
-Да ему похуй вообще, он никогда не умел думать о тех, кто его окружает. Он не верит в нас, в нашу дружбу, в людей, в ее любовь, — Коля куда-то кивает, но я не вижу, куда, и на кого.- Ему проще этого не замечать.
-Его тут только эти развеселые пьянки держали и все, а на нас ему плевать,- говорит чей-то женский голос сквозь слезы.
-Я, ребятки, в город переезжаю, на новоселье всех приглашаю. Я как-то подзаебался от вас, ваших пьянок, разборок и прочей вашей хуйни,- выжевываю я слова.- Просто так вышло, амигос!
И тут мне отвешивают пощечину неимоверной силы, от которой я со своей улыбающейся рожей падаю на пол и вижу, как катится и разливается мой стакан с вискарем. Как жаль бухло! А еще я вижу как на полу в углу комнаты обхватит колени руками трясется в слезах, нет, в истерике, Алина. Эта бедная девочка плачет из-за такого говна как я?! Это не правильно! Так не должно быть! Весь мир, включая меня, сошел с ума! Просто ебнулся!!! Перед тем, как отключиться, я вижу и чувствую как что-то густое и теплое течет из моего виска на ковер, и я совсем отключаюсь.
***
Просыпаюсь я от дикой головной боли, сухости во рту и от того, что кто-то теплый и нежный ворочается, пытаясь устроиться у меня на плече не потревожив меня. Я открываю глаза, и хоть сейчас еще темно, но по мозгам режет раскаленным лезвием похмелье. Я смотрю на того, кто рядом со мной и мечтаю, чтобы все это было просто плохим сном. Очень хуевым плохим пьяным сном., а я вчера просто напился один, ударился головой и уснул! Но это не так. Мне плохо, на голове у меня бинт, на брови пластырь, а на плече… Алина!!!
Я понимаю, что это не сон. Хочу умереть или провалиться под землю, но это не происходит. Она спит с едва заметной улыбкой. Когда я пытаюсь отодвинуться она тут же прижимается ко мне. Я понимаю, что я совсем голый- да и хуй-то со мной, но и она тоже совсем голая.
Ах Алина, Алиночка, Лисенок, что же ты сделала?! Почему ты не ушла вчера к Коле? Что тебя тут оставило?! Надо было бросить меня с пробитой башкой в луже этого сраного алкоголя и моей крови, которая уже тоже стала алкоголем! Надо было уйти, забыть, отправиться в свою прекрасную молодость, ведь отягчающее обстоятельство в лице меня скоро отпадет! Ну почему ты осталась?! Зачем?! ЗА ЧТО?!
-Как ты?- мурлыкает она и это рвет меня на части!
-Ничего, жив.
-Витенька, зачем ты так с нами, со мной, с Женечкой, с собой?- она еще лежит с закрытыми глазами на моем плече.
-Что было ночью?- спрашиваю я холодным тоном, сейчас я ее ненавижу.
-Что было между нами ночью?- тут мое сердце сжалось и замерло.
-Что было ночью?- повторяю я и покрываюсь холодным потом.
-Ничего, все ушли, я помогла тебе раздеться, разделась сама и мы легли.
-И ничего не было?
-Нет, совсем ничего.
-Я не приставал к тебе?- по-пьяни я мог.
-Ты ко мне нет, а вот я к тебя да.
-Да скажи ты нормально, что-нибудь было?
-Нет, ты сказал, что слишком меня любишь, чтобы что-то было и что ты гад, но не настолько. Мы просто уснули, но я уверена, что лучше ночи у меня не будет.
-Тогда, почему мы совсем голые?- не унимаюсь я.
-Я люблю тебя с самой первой встречи, я не могла упустить этот момент.- так просто произносит она это.
-Ясно. Где пацаны? Где Женечка с Настей?
-Ты и сейчас думаешь о своих пацанах и об этих бабах,- она обижается и отворачивается.- Они оставили записку, вот, держи.- она протягивает мне тетрадный листок в коричневых подтеках- коньяк?
На листке пьяным Сашиным почерком написано:
«Ну что, проснулся? Небось ахеренно доволен собой? Конечно доволен, ведь ты любишь, когда все по-твоему. Радуйся, все опять по-твоему, комбинатор, бля. Ты хоть понимаешь, что ты вчера сделал? Нет, точнее ты помнишь, что ты сделал? Вчера ты набил рожу не своему соседу, а всем нам, всем нашим чувствам! Всем тем, кто правда любил тебя, дорожил тобой, заботился о тебе, хоть ты и мудак, всем нам- своим друзья!.. Какое же ты Витя жалкое ничтожество и херня! Ты обречен на одиночество. Ты не можешь думать ни о ком, кроме себя любимого, ты не видишь людей из-за стакана, ты видишь только веселые посиделки, терки, разговоры, балаганы. Тебе так удобнее, у тебя нет друзей, нет проблем, нет любимых, нет чувств! Тебе круче этого не видеть, у тебя ведь всегда все ОК! Красавчик блядь, но сейчас, красавчик, ты проебал все, что хотя бы любило тебя, но чего не любил ты. Ну все, Витек, пока. Живи, как знаешь, как умеешь. Хотя, в твои шестнадцать ты уже не живешь. Ты не можешь чувствовать. Ты эгоист. Я помню наш разговор о том, что ты устал от всего, но не думал, что ты так легко сдашься и откажешься от близких людей ради сраного себя, тряпка. Помни, что ты отказался от всего сам, не пизди потом ни на кого, как ты любишь. Удачи. Санек. Твои бывшие друзья.»
Да, херовая ситуация, я даже не успею ни с кем поговорить- меня перевезут в Питер. Что ж, я сам этого хотел. От моих мыслей меня отвлекает всхлипывание и чувство влаги на плече- Алина плачет.
-Да ладно, что уж теперь слезы лить, теперь конверты готовь письма писать.
-Тебе все шутки. Витя, я же люблю тебя. Я уже влюблялась в жизни, но не так! Такого еще не было! Это оно, это именно это чувство! Я не могу без тебя!- говорит Алина сквозь слезы.
-Да ладно тебе, всегда кажется, что вот ОНО, а потом полюбишь другого и все забудется.- пытаюсь успокоить ее.
-Как ты не поймешь, я же тебя идиота люблю! Плевать, что пьешь, что с Настей спишь. Не важно, делай что хочешь, но не уезжай.
-Да все уже решено. Хватит плакать, дорогая, не стою я этого.
-Дорогая,- повторяет она.- Как я хотела, что бы ты меня так называл! Я мечтала об этом.
-Ну видимо не в этой жизни. Прости, за сломанную мечту, она была изначально бракованная.
-В записке все правда сказано, ты эгоист и ни о ком не думаешь.- плачет Алина.
-Да, я и не спорил насчет ее правдивости.
-Иди ты в жопу! Когда-нибудь ты поймешь, что потерял!- говорит она и хлопает дверью.
-Пойму. Я уже понял, что проебал эту жизнь, любимая.- говорю я, уже сидя в пустой комнате.- Прости за все.
***
Через два часа я уже ехал в машине в свою городскую квартиру, удаляясь от своих друзей, от тех, кто меня, быть может, любит, от своей настоящей жизни. Это конец?! Нет, жизнь еще не закончена, но вот людей больше нет, нет тех, чьим внимание, чьей любовью я пренебрегал. Но я добился своего- я один, я честно один, и я еду отдыхать, вот только от чего?


Теги:





0


Комментарии

#0 21:12  25-12-2010Яблочный Спас    
Во. Совсем другое дело. Хороший текст.
#1 21:15  25-12-2010О.Бендер    
Яблочный Спас, спасибо.Можешь указать основные особенности почему этот хороший, а тот нет? Буду признателен.
#2 21:27  25-12-2010Яблочный Спас    
Бендер, Вы просите от меня дохуя многого. Тот Ваш текст был детским и содержал охуенно много хуеты. Компрене Ву? Вас в это тыкнули. Прошло подобающее время и Вы, учтя ашипки, выдали чо то читабельное. Вот так и действуйте далее. Думаю все получится. Только одно но. Очень большие по объему тексты подобного плана читаются не очень легко. Разбейте для начала на тыщ по десять. Это мое мнение.
#3 21:30  25-12-2010О.Бендер    
Спасибо, в дальнейшем учтем.
#4 23:29  25-12-2010Ванчестер    
Неплохо для школьного сочинения.
#5 13:13  26-12-2010дервиш махмуд    
по мне так скука смертная — и постоянно бухать в 16 лет и читать об этом.


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:40  09-12-2016
: [15] [За жизнь]
Говорим мы со Смертью шутя,
Как с подругою близкою.
Нашим с ней параллельным путям
Рок - сойтись обелисками.

Наши с ней целованья взасос -
Это злое предчувствие.
Строго чётным количеством роз
Свит венок крепких уз её.

Високосный закончит свой бег,
Но начнётся ли счастие,
Если верит в Неё человек,
Как в святое причастие?...
Дай мне сил до суши догрести,
не суди пока излишне строго,
отдали мой час ещё немного.
Умоляю Господи, прости.

На Суде потом за всё спроси,
за грехи, неверие и слабость,
а сейчас свою яви мне жалость
и пока живой, прошу, спаси....
16:58  01-12-2016
: [21] [За жизнь]
Ты вознеслась.
Прощай.
Не поминай.
Прости мои нелепые ужимки.
Мы были друг для друга невидимки.
Осталась невидимкой ты одна.
Раз кто-то там внезапно предпочел
(Всё также криворуко милосерден),
Что мне еще бродить по этой тверди,
Я буду помнить наше «ниочем»....
23:36  30-11-2016
: [59] [За жизнь]
...
Действительность такова,
что ты по утрам себя собираешь едва,
словно конструктор "Lego" матерясь и ворча.
Легко не дается матчасть.

Действительность такова,
что любая прямая отныне стала крива.
Иллюзия мира на ладони реальности стала мертва,
но с выводом ты не спеши,
а дослушай сперва....