Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Правила игры

Правила игры

Автор: Урюк
   [ принято к публикации 01:30  09-02-2011 | я бля | Просмотров: 516]
«И Конфуцию не всегда везло». Поговорка.

Вступление:

«СЁГИ — японский вариант шахмат, название переводится как «игра генералов». В них играют на деревянной доске, расчерченной решеткой на 81 клетку. У каждого игрока по 20 фигур 8 наименований, отличающихся друг от друга своей ценностью, силой и рисунком ходов. В сёги фигуры внешне различаются не формой и цветом, а размером фишки и иероглифом, написанным на ней. И уже с этой точки зрения игра в сёги несколько сложнее шахмат, где на поле в 64 клетки двигаются по 16 фигур 6 наименований каждого цвета. Фигура всегда устанавливается острой стороной к противнику. При совпадении конечной задачи – заматовать короля противника — у сёги есть и дополнительные сложности. Так, взятую фигуру противника можно сбросить,- «рекрутировать» в свое войско. Таким образом, потеря фигуры оборачивается двойным, а то и тройным ударом. Это значительно расширяет тактику и стратегию игры.» (Энциклопедия «Япония от А до Я»)


«В одном фантастическом рассказе коварный инопланетный разум решил выявить преимущество одной из двух враждующих рас, предложив сыграть в разновидность шахмат будущего. Главному человеческому герою нужно было остаться в живых, не проиграть, но и не победить соперника (тем самым убив) а превратить его в союзника, то есть свести игру к пату. Состояние «Буриданового осла» по Лейбницу, когда кинетическая энергия равна потенциальной. Ситуация неприятная, если взглянуть на неё трезво- состояние покоя. Это была бы равновесная система или просто – смерть. В сёги ничьей не бывает.

В традиционных шахматах, есть известная формула ценности фигур: где за
единицу измерения берётся пешка, и тогда конь и слон оцениваются в три,
ладья — в пять, а ферзь — в девять пешек. И каждый шахматист в мире, от
Каспарова до начинающего игрока, применяет эту формулу для определения
материального преимущества. Естественно, подобное ожидается и в сёги. Однако
формулы здесь не применишь — кроме начальных стадий игры, материальное
преимущество не имеет в сёги такого большого значения. Правило сброса, определённо, сделало сёги разнообразной и таинственной игрой, которая, похоже, до сих пор недоступна для компьютеров».


Обо всём этом думал Борис, неспешно попивая кофе унылым октябрьским днём, глядя в окно с оторванным карнизом. На полу валялась мокрая грязная штора. Голова болела, напоминая о вчерашнем, так же напоминал о вчерашнем разбитый аквариум, две кастрюли с водорослями и песком, осколки стекла на полу. В трехлитровой банке, глупо пуча глаза, одиноко шевелил плавниками единственный оставшихся в живых телескоп. Торопиться было некуда. Борису пришлось уволиться с работы, деньги кончались, дальнейших перспектив пока не было видно, одни проблемы только. Кот крутился под ногами с жалобным мяуканьем. Борис вздохнул, прошаркал к холодильнику, достал коту сосиску.
«На исходную!»- скомандовал он ему, кот зная правила игры, отбежал к окну и
сел. Борис порезал сосиску на части, стал подкидывать кусочки вверх. Кот
двумя лапами ловил их, как заправский вратарь, и с урчанием сжирал.
Борис грустно посмотрел на него, сказал: «Останешься ты скоро Васька на
улице да без хозяина, но таковы правила игры». И помолчав, добавил: «Может
быть». Кот довольно потерся об его ноги и мурлыкнул, он ведь тоже знал
правила.

««Взятие» — это ход на поле, на место занятое фигурой противника. В этом случае
фигура противника снимается с доски и размещается рядом с ней. В отличие от
шахмат, где взятые фигуры удаляются до конца игры, в сёги они могут в
дальнейшем быть использованы как свои. Эти фигуры находятся в «резерве» («в руке») и в любой момент такая фигура может быть выставлена (сброшена) на любое свободное поле».


Последние два года Борис успешно работал начальником производства в небольшом пельменно- колбасном цехе. В подчинении у него было 20 таджиков. Таджики были работниками трудолюбивыми и непритязательными. Водку не пили, на смены не опаздывали, отличались исполнительностью и пунктуальностью. Жили поблизости, на территории автомобильной разборки в старых вагончиках для рабочих. Кормились таджики на производстве, деньги откладывали. Время от времени один из них улетал на родину отвозить накопленное в родной аул. Хозяин Павел Геннадиевич Сек, естественно сразу прозванный Борисом «Палсекамыч», нарадоваться на них не мог. Потому как, платив по 250 долларов таджику, он видел лишь увеличение производительности труда, в то время как от русских он видел только увеличение количества опозданий, стойкий запах перегара и, в конце концов, прогулы с недовольным бурчанием по поводу увеличения зарплаты. Тем паче, что по-русски таджики говорили очень плохо, за исключением лишь нескольких «толмачей», которые «по делу» беспокоили Бориса, а на глаза «хозяина» старались не попадаться, разбегаясь при его появлении.

Палсекамыч своим видом и телосложением напоминал известного мультяшного персонажа Шрека только в старомодных совиных очках. Безобразно большой рот, толстые губы, глаза чуть навыкате. Всё это создавало обманчивый образ некоего большого добряка, которым он успешно пользовался. Когда у Бори спрашивали, что за человек его босс, он отвечал, что у патрона всего лишь два недостатка, он глупый и жадный и одна страсть- рулетка.

Во время «первоначального накопления капитала» Палсекамыч решительно выгнал всех русских рабочих и оставил из бывших работников только Бориса. Борис был непутевым сыном его бывшей сослуживицы, закончившим факультет университета с непонятным Палсекамычу названием ПМПУ. «При Союзе» Палсекамыч работал водителем в институте статистики и частенько подвозил молоденькую тогда мать-одиночку до подъезда.

Производство наращивалось, Палсекамыч набрал себе еще одну смену из тех же таджиков, расширил ассортимент и понял, что на бумажках всего не удержишь. Вот тут то и пригодилась Борина специальность. Борис собрал несколько компьютеров, соединил их в сеть, поставил крякнутую 1С и обучил работать на ней трех тёток- бухгалтеров предпенсионного возраста с соседнего завода ЖБК. Все складывалось хорошо. Борис следил за производственным процессом, помогал тётушкам из бухгалтерии осваивать Виндовс, админил, иногда, как полагается, ставил систему заново, а в свободное время играл в сёги.

В сёги Бориса научил играть однокурсник-китаец и Борис, имевший звание
мастера спорта по шахматам, легко освоил азы игры. Он вступил в клуб любителей сёги, всерьез увлекся японской культурой, участвовал во многих разнокалиберных турнирах, по праву считаясь очень хорошим игроком, и даже вошел в Питерскую ассоциацию сёги.

«У каждого вида фигур свои возможности ходов и все они, помимо короля и золота, могут переворачиваться во время пересечения линии переворота или хода за ней, изменяя при этом свои возможности. Три последние горизонтали доски (относительно каждого из игроков) являются так называемой «зоной превращения».

Предприятие процветало, поставщики с покупателями уже не морщили брезгливо нос в провонявшей полуфабрикатами приёмной, а под свежестью кондиционера подобострастно глядели на туповатую красавицу, новенькую секретаршу Палсекамыча. Наташа изредка одаривала их тем, что процокав каблуками в приёмной, в разных ракурсах нависала своим внушительным декольте над столом, позволяя всем сидящим по достоинству оценить обтекаемый упругий круп и швы на чулках. Попутно Наташа делилась с посетителями своими наблюдениями по поводу окружавшей её живой природы. Категорично: «Терпеть не могу крыс! Они такие умные!» Или глубокомысленно: «Я тут подумала, что тараканы… Ой, забыла!» Попутно она сплавила на живодёрню всех дворняжек с территории предприятия и подумывала взяться за котов. Представляя очередного посетителя, она часто путала имя, отчество и фамилию, перевирала название фирмы, местоположение, из-за чего случались нелепые казусы.
-Павел Геннадьевич, к вам пришли двое. Какие-то Усовик и Жора.
Удивлённый директор Ижорской фирмы «Усов и Компания» оглядывался в поисках неведомого Жоры, но Наташины формы каждый раз спасали ситуацию. Взгляд, как заколдованный упирался в них и частности мгновенно забывались. Надо заметить, что у этих форм было еще одно архиважное занятие: ублажать руки и другие части хозяйского тела еженедельно втайне от жены в съёмной комнате тихой коммуналки.

Время шло быстрее и денежнее. Палсекамыч потихоньку превращался в Палгенсека, выгодно прикупил автоматическую линию по производству полуфабрикатов у разорившегося не без его помощи конкурента, «линию Маннергейма», как он её называл. Палсекамыч уже приценивался к «статусной» даче на Карельском перешейке, подумывал, как бы выкупить комнату для Натальи, и обратить её из чудом не скатившейся до проституции псковской скобарихи в холёную петербурженку. Да и подразбитый джип Nissan можно было обновить.

«Поскольку фигуры никогда не выходят из игры, в игре нет ярко выраженного эндшпиля. Теоретически, партия может длиться бесконечно долго. Теория сёги рекомендует специальные построения («крепости»), когда король окружён большим количеством фигур, и штурм такой крепости крайне затруднителен».

Всё вдруг неожиданно кончилось в один день. У одного из таджиков разболелся зуб и он, отпросившись у Бориса, взяв пятерых собратьев для храбрости, отправился его лечить. Шестеро таджиков поднялись ни свет ни заря и, не зная ни одной улицы в городе, кроме Невского проспекта, справедливо решили, что уж там-то наверняка найдется какая-нибудь клиника. Так и оказалось. Шестеро небритых таджиков в полосатых, как матрасы, халатах организованной колонной вошли в стоматологическую клинику «Меди» прямо с открытия в 8 утра. В пустынном холле регистратуры они увидели медсестер в кокетливых голубых шапочках. Шестерым таджикам в гардеробной всучили синие полиэтиленовые бахилы, они переглянулись и напялили их себе на головы. «Запасные» рассовали по карманам. Так они и предстали во всей красе – в шеренгу, перед охранниками на первом этаже. Старший сделал шаг вперёд, распахнул халат и попытался достать из-за пояса мешочек с деньгами, но охранники оказались без чувства юмора и были явно напуганы последними событиями, приняли невинных таджиков за самоубийц — шахидов, в мгновение ока скрутили ничего не понимающих бедолаг и вызвали милицию. Глупее не придумаешь. Дальше всё было еще хуже.


Менты с трудом поняв, где проживают таджики, погрузили их в две машины и повезли по городу. На подъезде к заводу таджики радостно улыбаясь залопотали на своём давая понять, что приехали по адресу, но из машин их милиционеры почему-то не выпустили, а лишь вызвали подмогу и молниеносным штурмом взяли полу подпольный цех по – производству пельменей и колбас. «Линия Маннергейма» безвольно пала без единого выстрела. Крысы с таджиками позорно попрятались по шхерам. Была инициирована общая проверка. Палсекамыч не расставаясь с валидолом и коньяком был вынужден заплатить за каждую живую душу без регистрации взятку по тысяче долларов. И это ещё не всё. Прямо на глазах, дача уплывала к инспекторам из налоговой, новая машина — в СЭС, а Наташа в качестве последней боеспособной единицы уже героически ублажала усатого капитана из пожохраны. Пока только чашками кофе и своими видами, но во всех ракурсах сразу.


Вечером, вызвав Бориса к себе в кабинет, в присутствии трех бритоголовых личностей, несимпатичного вида, Палсекамыч произнес следующий текст.
-Из-за твоей безалаберности, Боря, я потерял порядка 200 тысяч долларов. Двадцать из них твои. Я очень хорошо отношусь и к тебе, и к твоей матери, но боюсь вам придется заложить твою однокомнатную в центре. Работник ты неплохой, увольнять я тебя не буду, со временем скопишь, как наши таджики.
Один из бритоголовых неприятно заржал, но оборвавшись притих, под суровым
взглядом Палсекамыча. Побелевший Борис написал две бумаги, первая это была расписка на деньги, вторая — заявление о бессрочном отпуске.
-Подумай насчет времени и позвони.
-Время не имеет значения, — только и выдохнул Борис.
-Чего-чего?- не расслышав, переспросил Палсекамыч, но для Бориса его уже не существовало, он вышел и хлопнул дверью.

«Фигура, находящаяся «в руке», может быть выставлена (сброшена) на любое
свободное поле доски, что считается очередным ходом. Фигура сбрасывается
только в не превращенном виде (даже если она была превращенной до взятия).
Нельзя выставляться на поле занятое фигурой противника. После выставления
фигура приобретает те же права, что и находящиеся на доске. Если фигура
сброшена в лагерь противника, она может превратиться, только сделав
следующий ход, даже если он сделан на поле за пределами зоны превращения».

Он шел по мокрому мистическому городу, механически наблюдая за отражением фонарей в лужах. Они распадались брызгами от проезжающих мимо машин. Туманная морось приятно холодила лицо, иногда Борины ноги окатывала струя воды из-под
припозднившегося лихача. Борис этого не замечал. Вода в канале плавно
колыхалась еле слышным мерным плеском, искажая стены домов, полозья оград, изломанность крыш, с той сюрреалистичной значимостью, присущей только этому городу. Борис поймал себя на одной очень неприятной мысли. Он нервно дернул рукой, будто отмахиваясь от неё, и резко развернувшись, быстро пошел в сторону магазина «24 часа».

«Слон (каку) ходит по диагонали в любом направлении на любое число полей, не
занятых другими фигурами (аналогично шахматному Слону). Превращается в коня-дракона (ума), который дополнительно к возможностям слона может ходить на одно поле по вертикали или горизонтали в любом направлении. «Превращенный Слон стоит трёх Генералов»».

В магазине его неуверенно окликнули, он обернулся и увидел своего
одноклассника Козёнова, который помимо полного имени Вольдемар, обладал непонятным окающим акцентом и работал «секурити официром» в компании «Инет-Ида+», чем очень гордился. Ходили слухи, что он даже денег не получал, работал охранником из любви к искусству, а зарплату брал едой, устаревшими девайсами для компьютера и картами оплаты интернета. Козёнов в школе отличался туповатой дисциплинированностью и трудолюбием. За акцент, как и за имя, был ответственен Козёнов-старший, гордившейся своей бурлакской родословной и силой ремня прививший характерный волжский выговор единственному чаду. Тугоумие прививать не пришлось, оно без особых усилий благополучно передалось по наследству, по классической схеме доминантности признака. Учителя жалели «Вову», а ребята подтрунивали. Окончательно он убил одноклассников всплывшей историей о том, как приводил свою подругу из умственно отсталой школы домой и клал под её объёмный зад газету.
«Шобы мама не зополила, шобы простынь не испачкать и на презервотивы
завтрошние деньги не тратить»- важно пояснял он, когда случай стал широко известным в 10ом классе. Школьные остряки шутили, что Козёнов, не кончив на портрет Ельцина с Чубайсом, не чувствует себя до конца удовлетворенным. Но Борис обрадовался и этому школьному «дурачку».
-О! Здаров, Вовыч! Сколько световых лет! — бодро сказал он. Давай забухаем у меня! Мне одному как-то не в кайф, а хочется надраться по-человечьи.
Козёнов с недоверием смотрел на него, глупо хлопая глазами, не ожидал он от Бориса такой любезности.
-Давай. Только у меня денег мало, сорок пять рублей всего и мелочи на рупь.
-Да ну, фигня! — отмахнулся Борис, -деньги есть.
Но Борис не учел одного момента. Козёнов в подпитии терял всяческие остатки
логики и здравого смысла. Когда захмелевший Борис, окончательно поняв, что с Козёновым разговаривать не о чем, отправился в туалет поблевать, его одноклассника переклинило и он с криком: «Хуле вы вылупились, твари пучеглазые!» нанес сокрушительный кросс по Бориному аквариуму из-за чего сломал себе руку. Толстое стекло лопнуло, вода хлынула на пол. Обезумевший от грохота кот
истошно завопил и взлетел вверх по занавеске. Карниз, не выдержав восьми
килограммового Бориного любимца — рухнул. Боря вылетевший, как пробка, из сортира был в полнейшем обалдении от вида трепыхающихся на полу рыб. Где-то под столом утробно урча от страха, забился кот, а в луже воды посередине кухни сидел Козёнов и пьяно мыча, скрёб грязными обкусанными ногтями синеющую конечность.

Подойдя к Козёнову, Боря наклонился, взял одноклассника за подбородок и, глядя ему в расфокусированные глаза, неожиданно трезвым голосом произнес.
-Ну и еблан всё же ты, Вольдемар.
Он поднял ватного одноклассника и проводив его в ванную сунул синюшную руку под холодную воду, приказав «стоять полчаса». Заперев на щеколду дверь Борис оглядел последствия разрушений. Слава Ьогу, что на полу кухни у Бориса был кафель. Он слил остатки воды в банку, пересадил туда единственную выжившую рыбку и собрал растения с камнями. Рассортировав их по кастрюлям, Борис отсосал моющим пылесосом воду.
Одевшись, Борис повел дебиловатого от водки и по жизни одноклассника в
травмпункт, оставил его там, прислонив в угол у подоконника, вкратце объяснив случившееся сидящим в очереди. Как всегда в историях с Козёновым народ откровенно потешался над Бориным горем, но нашлась добрая душа, согласившаяся присмотреть за Вольдемаром и помочь впихнуть в кабинет ослабшее от непосильных нагрузок тело.

«Бухнул бы лучше с Петруччо, соседом снизу, он хоть и отморозок, но аквариумы не лупит»- тяжело соображал Борис, бредя домой сквозь не прекращавшуюся морось дождя. Сосед снизу был каскадёром по профессии, по призванию и по чувству юмора. Борис побаивался его чересчур активной жизненной позиции. Он однажды «нечаянно» подшутил и над Борисом, инсценировав самоповешение. Просто прицепился к крючку от люстры, обвязавшись сзади автомобильным тросом, закамуфлировав всё это дело халатом и канатной верёвкой. Для характерной мёртвенной бледности физиономию разукрасил пудрой жены и прикрыл окна шторами. Собственно для неё он и старался, чтобы таким странным образом «оживить» разваливавшийся брак, Борис же случайно заглянул стрельнуть сигарет. Зашедшая следом жена оживилась настолько, что заикалась еще какое-то время, пока не подала на развод. Машинально вспоминая этот идиотический случай, Борис скоротал время до входной двери, прошлёпал в мокрых ботинках до кровати и повалившись на неё ничком, мгновенно уснул. Видимо подсознание усиленно боролось со свалившимися проблемами, пытаясь найти выход из этой непростой ситуации, потому как Борису снились странные сны.

«Когда фигура достигает лагеря противника, зоны превращения, у неё возникает возможность стать превращенной, исключение составляют лишь Король и Золотой Генерал, которые превращаться не могут. Ладья превращается в короля-дракона (рю), который дополнительно к возможностям ладьи получает возможность ходить на одно поле по диагонали в любом направлении. «Одна Пешка ценнее тысячи Золотых Генералов»».

Борино утро началось около трёх часов пополудни. Через неплотно закрытые гардины просачивался так и не ушедший с ночи дождливый полусумрак. Борис во сне явственно почувствовал, что его кто-то пристально разглядывает и будто решает, как же поступить с ним дальше. Борис с трудом приподнялся, напротив него неподвижным изваянием сидел кот. Желтые зрачки были расширены и немигающе уставились, казалось, прямо вглубь Бориного мозга. Но это был не тот взгляд из сна, но и кот был сам на себя не похож. Бориса слегка передёрнуло, хотя он не верил во всякие потусторонние сущности. Спать уже не хотелось и Борис, резко встав, направился на кухню варить кофе. Кот преданно, как собака, затопал рядышком, изогнув в немыслимом изгибе вдруг, распушившийся хвост. «Странно всё это,- подумал Боря,- такое впечатление, что я это уже где-то видел или читал. Вот чертовщина! Дежавю, мать его!». Самое лучшее было отвлечься, дать сознанию успокоить уже впадавшее в панику подсознание. Он покормил вертевшегося, как обычно, под ногами кота, достал доску сёги и наспех накидал партию, которую, как ему казалось, Борис видел во сне.

«Фигуры резерва намного сильнее, чем те же фигуры на доске, поскольку их подвижность существенно выше. Размены приводят не к разрядке позиции, а к её обострению, так как запасные фигуры могут быть выставлены на доску на любое поле, в частности, с непосредственной угрозой королю и даже с матом. Чем больше фигур находится в резерве, тем более опасную комбинацию с атакой короля можно осуществить. Во многих дебютах на первых ходах производится размен слонов, что сразу же придаёт ситуации остроту».

Вывел Борю из размышлений о любимой игре телефонный звонок. Боря поднялся, взял домашнюю трубку, задумчиво подошёл к окну, сел на подоконник, достал из мятой пачки сигарету. Телефон настойчиво звонил. Он думал, отвечать или нет на звонок, но потом решил все же ответить. Вдруг это звонила мама, а чем скорее она бы узнала о случившемся, тем было бы лучше для обоих.
Однако голос в трубке был мужским с сильным акцентом знакомым Боре из комедийных фильмов про китайцев.
-Сдраствуйте, Борис-сан. Не васно кто я, но я снаю о васих затруднениях ис
одних истосьников и о васих умениях ис других. Мне касется, мы мосем друг
другу помось.
Боря сначала подумал, что шутник-сосед снизу окончательно сошел с ума, но все же решил включить дурака.
-Мистер Джеки-Чан? У меня всё окей! Возьмите, наконец, нашего Петруччо вашим дублёром, а то он покалечит себя извращённым способом.
В ответ раздалось непонятное кхеканье и через паузу некто таинственный невозмутимо, вкрадчиво продолжил.
-У вас есь долг, у вас есь умение и понимание игры. Я хосю предлосить вам
намерение на партию в сёги сегодня.
Голос в трубке вдруг тоненько захихикал, как будто до него только что дошла Борина нелепая шутка. Теперь был черёд Бориса удивиться.
-Вы предлагаете партию в сёги на деньги?
-Не совсемь, но это похосе вас единсвенный санс. Масина сдет вас в нису.
Поторопитесь.
Раздались короткие гудки. Борис недоуменно поглядел на кота и сказал ему: «Нихуясе!» В ответ кот мурлыкнул. Во дворе действительно стояло такси. Борис торопливо оделся, послал туманное смс маме, о том, что ему «срочно нужно уехать на несколько дней, но может все сорвется, надо поговорить» и стал спускаться вниз. Открыв дверцу, Боря глупо спросил.
-Вы за мной?
-Ну если «Вы»,-он подчеркнул,- Борис Леонов из пятнадцатой то за тобой, — водила криво усмехнулся золотым зубом и завел двигатель. Машина заурчала, Боря опасливо сел на переднее сиденье.
«Вряд ли Палсекамыч хочет меня убрать, а других врагов я не нажил»,- думал он,
оглядывая салон. Салон был обыкновенным салоном такси, из рации время от
времени булькал, прорываясь сквозь штормовое предупреждение, голос диспетчера, водитель тоже выглядел обыкновенно, на музыкальном фоне обыкновенного шансона из магнитолы.
-А куда мы едем?
-Ты чо? Забыл куда вызвал что-ли?, -водила заржал, — в японский ресторан на Литейный.
Он весело подмигнул. Боря решил, что лучше молчать и оставшийся путь они
проделали в тишине.
-Сколько с меня? -спросил Боря, когда такси остановилось, и полез в карман за деньгами.
-Ну ты парень даешь, — искренне удивился водила, -за все заплачено!
Борис удивленно хмыкнул, вылез из машины и направился в ресторан.

В ресторане было пустынно, две-три парочки расположились у окон. Нежный
полумрак мягко очерчивал бумажные ширмы с нарисованными на них традиционными сюжетами для Японии. Негромкая музыка звучала из сокрытых в потолке динамиков. На одной из ширм на переднем плане был изображен человек около берега реки. Он отставил свою корзину с палкой в сторону и смотрел на мост, перекинувшийся через реку. Поднеся руку ко лбу, путник то ли вглядывался вдаль, то ли устало вытирал пот. Средняя часть пейзажа с изогнутым через бурлящие воды мостом была окутана туманом, на заднем плане стояли покрытые соснами вершины гор, упирающихся в пушистые облака, но каждый утёс был так каллиграфически прорисован, что это давало иллюзию приближения. Казалось, можно было разглядеть каждую иголочку, каждый камень, а мост необъяснимо терялся на их фоне, и создавалось впечатление, что человек уже у подножий, до которых ещё в реальности так далеко. Борис в замешательстве остановился. Вдруг прямо перед ним, как из-под земли выросла японка в костюме гейши.
-Борис — сан, вас уже ждут, — проворковала она высоким птичьим голоском и
приятно улыбнувшись, сложив руки у груди, поклонилась.
-Прошу сюда, — снова прощебетала официантка и засеменила в глубь зала. Борис зашагал за ней, не зная, что и подумать. Сомнения в том, что его заказали, полностью развеялись. «Это надо быть совсем безбашенным уродом и извращенным поклонником Квентина Тарантино, чтобы мочкануть меня прямо здесь, да еще в центре города»,- подумал он. Официантка свернула за угол, и они стали спускаться по шикарной круговой лестнице куда-то вниз.
-Мой господин ждет вас в одном из залов для важных гостей, — пояснила
она наклонила изящную головку, мягко и в тоже время игриво взглянула
как-то сбоку, опять улыбнулась. Борис тоже улыбнулся в ответ. Официантка ему положительно нравилась. «Перцу не прикажешь»,- подумал Борис в стиле «Hominy –клаб» и вздохнул. Они прошли еще несколько метров по недавно отремонтированному подвальному помещению.
-Здесь у нас сауна и комнаты отдыха, библиотека и место для молитвы.
-А вы верите в бога? – неожиданно спросил Борис. Официантка сделала большие глаза, вмиг посерьёзнела и ответила.
-В Будду нельзя не верить, Будда в тебе.
-Я например, не чувствую в себе Будду.
-Бог живет в каждом честном сердце.
-Да? И когда вы или я умрём, он умрёт тоже? Но он же бессмертен. Странно, вам не кажется?
-Вселенная есть временное пристанище всего сущего.
-Я думаю, мне этого не дано постичь, слишком много у вас скрытых смыслов. Я пытался, но ничего толком не понял.
- Даже путь в тысячу ри начинается с одного дня.
-Я знаю другую вашу поговорку. Для того, кому надо пройти сто ри, девяносто ри только половина, — Борис грустно усмехнулся,- но иногда лучше не дойти, чем зайти слишком далеко. Бог, которого не трогаешь, не навлечёт на тебя зла.
Девушка еще раз внимательно посмотрела на него так, что Борис сбился с шага от её взгляда и произнесла.
-Истинное знание не бросается в глаза.
-А как зовут вашего господина? — спросил Борис, чувствуя, что разговор становится всё более метафизическим. Девушка не ответила, а остановилась и открыла одну из многочисленных ширм. Они очутились в небольшой комнатушке.

На полу на циновке сидел моложавый японец в синем кимоно, глаза его были закрыты, тонкие руки вытянуты ладонями вверх. Перед ним была большая доска для сёги из черного дерева инкрустированная перламутром. Иероглифы на дощечках-фигурах были выполнены из серебра и золота. Японец открыл глаза, положил руки на колени и сказал.
-Ёросику о-нэгаисимас. Меня зовут Хитаро-сан, вы здесь по моей просьбе. Я хочу, чтобы вы сыграли со мной. Цена вопроса и для меня и для вас – своя свобода.
Голос у японца был слегка шипящим и вовсе не таким, — каким говорили по телефону. Речь его была тихой и размеренной, он великолепно владел русским языком.
-Садитесь. Сейчас вам принесут чай.
Борис сел на циновку напротив. Девушка уже куда-то испарилась.

-Ёросику о-нэгаисимас. Пока мы разыгрываем первую руку, позвольте мне
спросить вас, — попросил Борис и поклонился.
-Спрашивайте, вы за этим и пришли, — Хитаро в ответ поклонился Борису.
- Ваше имя. Что оно значит? Таро, старший сын это я знаю.
Японец слегка прикоснулся рукой к мочке уха и чуть подумав, ответил.
-Иероглиф «хи» имеет много значений, наиболее употребляемые на сегодня,- «единственный», «красный» или «день», а завтра подует завтрашний ветер. Выносливость лошади познается в пути, нрав человека — с течением времени. Я предпочитаю все смыслы, чтобы избежать быть не правильно понятым.
-Откуда вам всё известно?
-Мне известно далеко не всё, а что по вашей ситуации так это проще первого
хода. Вы же входите в местную ассоциацию сёги. Там я получил необходимую
информацию о вас, остальное дело техники.
-О, да! Японцы высокотехнологичная нация, — сыронизировал Борис, но японец,
казалось, не заметил этого.
-Дело в другом, — продолжал он.
-Этой бан около полутора тысяч лет. По преданию это первая доска для сёги в
этом мире. Говорят, она обладает магическими свойствами, она выполняет
желания. Но не каждого, а только того, кто сыграет в сёги на ней с достойным
противником, и желание чего-либо должно быть весьма велико у обоих. Я считаю вас достойным, и знаю, что у вас есть сильное желание, которое мне неинтересно. Моё желание тоже не должно вас интересовать, -Хитаро слегка отмахнулся рукой, как от чего-то несущественного.
-А откуда вы знаете, что я желаю чего-то именно так, как вы предполагаете? И
почему я должен верить вашим словам?
- Жизнь непредсказуема и очень хрупка. Одних носят в паланкине, другие носят паланкин, а третьи плетут носильщикам соломенные туфли, вы должны сами занять своё место. Игра поможет вам в этом, но помните, даже лучшее зеркало не отражает обратной стороны вещей.
-У обратной стороны тоже есть обратная сторона,- серьёзно сказал Борис и посмотрел на Хитаро, тот удовлетворённо кивнул.- А что значит, она выполняет желания?
-Доска позволяет смоделировать ситуацию, которая может произойти в реальной жизни. Если игрок достаточно опытен, обладает интуицией и нестандартным воображением, тогда игра поможет ему выйти практически из любой трудной ситуации.
-Любопытно. Это как Василь Иваныч Петьке на картошке объяснял, как им разбить белых, — пробурчал Борис. Японец казалось, не заметил или не понял Бориного сарказма и продолжал.
-Наша жизнь, как из нитей, соткана из поступков многих людей, которые вольно или невольно своими действиями приносят тот или иной результат по отношению к нам самим. Это называется обтекаемым термином «судьба». Иногда малая деталь может явиться тем фактором, тем катализатором, который приводит к, казалось бы, невероятным результатам. На самом деле он невероятен только потому, что непосредственный участник события просто не оценил влияния скрытой угрозы, сосредоточившись только на пространстве, ограниченном двумя полями и вовремя не подумал о следующем ходе. Вам не надо объяснять, что такое «фигура под боем», или что такое «рокировка», но даже самые выдающиеся шахматисты в жизни всего лишь люди, потому что воспринимают игру только как игру и ничего более.
-Почему? Ведь шахматы развивают логику,- Борису не особенно хотелось спорить. Ход мыслей японца был близок к его собственным, пока ещё, туманным соображениям.
-Логику да, но этого мало. Важна последовательная концептуальность. Когда вы сассоциируете свою имманентность и рассчёт с трансцендентальностью игры, вы получите удивительный результат. Вы сможете проиграть ситуацию, видя на доске необозримое количество ходов и вариантов, что не удаётся в реальности. Доска это другое измерение. Извините, за это пошлое сравнение.
-А причём тут доска?
-Непростой вопрос. Вам пока будет проще воспринимать её как некий необходимый, но недостаточный артефакт, позволяющий переносить реальные события своего чётырехмерного мира в мир n-измерений. Значение n зависит только от вашей чувствительности и опыта. Вы же изучали матанализ? Так вот это новое знание чем-то напоминает и матан и психологию. Торжество единства несоединимого. Желания и возможности. Разве не прекрасно?
-А шашки или шахматы?
-Нет-нет. Шахматы отметаются сразу, потому как это оскоплённая версия сёги, а шашки слишком прямолинейны. В них недостаточно гибкости. Наиболее близко к решению вопроса подошли, как ни странно, карты таро и банальное домино, но никто так и не догадался соединить две непостижимо разные вещи в одно целое, а затем развить его. Карты с их вариабельностью результата и домино с зачатками математической логики.

-Я читал одну книжку про шахматиста, сошедшего с ума, который сассоциировал, как вы говорите, игру с жизнью. Отличная книжка, только тот шахматист плохо кончил. Его доконал слон.
-Самоубийство?- Хитаро заинтересовано посмотрел на Бориса. Борис кивнул,- Именно потому и плохо кончил, что слон. Конь, наверняка принёс бы ему удачу, а слона надо было менять в начале игры, — совершенно серьёзно сказал Хитаро.

-Так почему не костяшки с картами? — спросил Борис.

- Это не совсем «костяшки», а таро, вообще, по идее,- каббалистический гадальный инструмент. Все игры прибыли к нам из Индии, которая считается правопреемницей ариев, но это другой разговор. Для простоты скажем так. Не было связующего звена,- доски. Системы координат. Хотя знание было на поверхности или точнее в плоскости. Но это всё сильно упрощено. В действительности энергия циркулирует от одного начала к другому, переключая мозг игроков во множестве плоскостей, в соответствии с четкими правилами. Количество вариантов из-за этого конечно, но его с лихвой хватает описать практически все мыслимые жизненные ситуации. Ведь фабул сочтётся на пальцах одной руки, а сюжетов немыслимое бесконечное множество. Смысл сёги отмести все ненужные сюжеты, но сделать это аккуратно, без ущерба для смысла игры и экстраполяции её в наш реальный мир.

-Значит, вы заранее проиграли сегодняшнюю ситуацию? Так и чем же кончится наше противостояние? Борис посмотрел на Хитаро. Тот уже улыбался какой-то загадочной мальчишеской улыбкой.

- Это-то мы и увидим в конце игры, хотя иным блеск золота ярче и понятнее сияния Будды. Помните об этом. У вас черные и ваш ход. Я думаю, мы будем оба играть королями без точек? И насчет доски. У меня нет сомнений относительно её старины, но авторство не поддаётся идентификации, эксперты по дереву сказали, что многие фигуры заменены более ранними по возрасту, как и орнамент на некоторых клетках. Следовательно, авторов было несколько, впрочем, это уже не имеет значения. Те великие мастера давно мертвы, а трудно соперничать с достоинствами умёрших.

«Запрещенные ходы
Следующие ходы запрещены:
Сдваивание пешек (нифу). Когда на одной из вертикалей имеется не
превращённая пешка, не разрешается выставлять другую пешку на ту же
вертикаль.
Выставление пешки с матом (учи-фу-тсумэ). Не разрешается выставлять пешку с
матом королю противника. Однако объявлять мат очередным ходом пешки,
находящейся на доске, разрешено.
К запрещенным ходам также относятся:
Неправильные ходы (кинтэ).
Выставленная фигура заперта. Запрещается сбрасывать фигуры таким образом,
что у них будет отсутствовать возможность хода в дальнейшем. Такая ситуация
возникает при выставлении Пешки, Копья либо Коня на последнюю горизонталь, а
для Коня — также при сбросе на предпоследнюю горизонталь.
Выставленная фигура сразу перевернута.
Ход фигурой сделан не по правилам.
Игроку, сделавшему запрещенный ход, может быть присуждено поражение».


Борис не заметил, как появился чай, отхлебнул напитка и сделал первый ход. Партия развивалась сначала как обычно, тактической борьбой за стратегически важную территорию. Борис пошел на размен копий, что сразу же придало ситуации остроту, но Хитаро был сильным противником, неуклонно соблюдающим правила этикета сёги. Он показывал взятые фигуры Борису, мягко по-кошачьи двигал свои, не слишком быстро, но и не медленно размышлял над ходами. Борис с удивлением отметил, что японец выстраивает какую-то странную оборонительную комбинацию, в которой его ладью и слона били, однако Борино серебро и другое копьё, превращенное в золото, могли практически беспрепятственно захватить короля. Типичной тактикой является атака запасными фигурами, в которой сначала несколько фигур жертвуются, чтобы освободить место вокруг вражеского короля, а затем последняя ставит мат. Но Борис ждал момента, чтобы обе стороны провели такого рода комбинации одновременно, что привело бы к глобальным разменам и ещё большему обострению ситуации. Хитаро не протестовал. Борис дал побить ладью, допустил проигрыш слона и дал возможность японцу превратить свою ладью в дракона, а слона в лошадь дракона. Он сознательно шел на этот риск, до выигрыша оставалось несколько комбинаций. Японец, казалось, не замечал угрозы, проиграл свое серебро с золотом и с тупым остервенением продвигал вброшенных им Бориных ладью и слона в зону превращения противника. Первым он обратил ладью. Когда до обращения слона оставался один ход, глаза японца сузились, превратившись вообще в щелки, а руки задрожали. Борис недоумевал, через ход Хитаро получал мат. Комната казалось, вся наполнилась всем нетерпением японца обратить последнего слона в лошадь дракона. Воздух стал вязким и каким-то звонким, из-за соседней ширмы послышался то ли удар колокола, то ли кто-то с выдохом сказал «Оммм». Или ему это казалось. Хитаро дрожащей рукой обратил слона, вздохнул, и устало, не своим голосом прошипел.
- Если хочешь убить полководца, убей сначала его коня. Цуми ....
Борис кинул взгляд на доску и обмер, он не понял комбинации японца.
Следующим ходом его пешка билась, и король оставался голым в жестком,
зверином перекрестье двух превращённых драконов, оседлавших своих лошадей. До собственного выигрыша не хватало одного хода.

-Макэмасьта. Проиграл, — прошептал он.
В глазах у него помутилось, резко выступил пот, и он стал куда-то проваливаться. Мысли расплескались, словно чай из чашки, Борис краешком сознания заметил, как в глазах у него стало двоиться, японец расплывался в мерцающем мареве, превращаясь в красного короля дракона- «рю», грозно восседавшем на своем превращенным «каку». Копыта «каку» нависали над Борисом, с них капала какая-то блестящая жидкость, а из драконьей пасти мерно вырывались языки нестерпимого обжигающего пламени. Он только не понял, двое их было или один из-за яркого сияния исходящего откуда-то из-за них. Неожиданно этот свет перёнесся вверх как шаровая молния и поглотил фигуры, чтобы в следующее мгновение, ослепив низвергнуться на Бориса водопадом множества сверкающих брызг. Борису показалось, что его засасывает какая-то черная громадная воронка, от ужаса он закричал и отключился.


«Сэн-ничи-тэ (повторение ходов)

Если в партии одна и та же позиция повторяется четыре раза, объявляется
«повторение ходов» (сэн-ничи-тэ, дословно «ходы тысячи дней»). Партия
прекращается. По правилам игроки должны переиграть партию заново с самого
начала. Если же позиция повторяется три раза в результате серии шахов,
сторона, объявляющая шахи, должна выбрать другой ход для продолжения, иначе
ей засчитывается поражение».


-Борис-сан, Борис-сан!
Он открыл глаза, над ним наклонилась та птичья девушка в костюме гейши. От неё приятно пахло каким-то едва ощутимым ароматом похожим на жасмин.
-Очнитесь!
Борис, сел на циновку и помассировал голову. Рука была мокрая. Рядом на циновке поблескивали осколки чашки.
-Сколько время прошло? Неужели больше часа? И где Хитаро?
-Время не имеет значения, Борис-сан, а господин покинул нас. Они велели
передать вам доску в знак высокого класса вашей игры. Проиграть,- часто значит выиграть.
-Спасибо, — сказал Борис, вставая,- Лишняя вещь — лишняя забота.
- Получивший подарок не высказывает недовольства. Всякой вещи своё время, Борис-сан. Вас ждут на улице, я провожу, — продолжала щебетать девушка.
-Кто еще ждёт? — удивился Борис.
-Я не знаю. Но они сказали, что пришли за вами.
-Кто это «они»?
Борис потер затылок, он видимо здорово приложился об пол. Голова болела. Девушка протянула ему руку, пальцы были холодными и чуть влажными, но прикосновение их будто пробудило, ушедшую после поединка силу в членах. Борис, пошатываясь, направился к выходу. Вдруг в кармане смской промяргал мобильник. Борис открыл его. Там было сообщение от Палсекамыча с одним словом «Выходи».
«Шутник, мать его. Этот-то откуда всё знает?» Борис хмыкнул, но страха уже не было, он ответил тремя цифрами- 265. На улице стоял джип Палсекамыча с открытой дверью. Борис уже ничему не удивлялся. В салоне на переднем сиденье с осклабившись находился и он сам, совсем один. Борис сел и захлопнул дверь.
-Здравствуй Боря! — Палсекамыч сиял как начищенный самовар.
-Здравствуйте, Павел Геннадьевич. Как вы меня нашли?
-Кто ищет, тот всегда найдёт,- он поглядел на доску, лежавшую на коленях Бориса.
- А что значит 265?
-А что значит «Выходи»?
- Ну, каждый по-разному реагирует, обычно в ответ посылают вопросы,- Палсекамыч принялся перечислять: алкаши- «Куда?», любопытные — «Откуда?», блондинки- «Зачем?», друзья- «Уже?», придурки- «В смысле?», тупицы- «Чё?», тормоза всякие перезванивают. А ты- цифры какие-то. Что это значит то?
Борис устало зевнул.
-Да вы шутник, оказывается. Это мем такой. Из интернета. Кто-то на одном форуме сказал, что в числе пи может быть выражена любая суть и приписал: «Допустим, если число 265 означает «ты — хуй, бля!», то эта последовательность рано или поздно появится в числе пи». Понятно, какие ему после этого посыпались каменты?

Палсекамыч нисколько не обиделся и даже вдруг заржал, неприятно широко открыв рот. Изо рта его ощутимо пахло.
«И вправду Шрек»,- с неприязнью подумал Борис и подальше отодвинулся от него к двери.
-Каждый, как смог нашутил. Кстати, я как-то проверил из любопытства. Ряд 265 действительно присутствует в числе пи. Так что, в каждой шутке есть не только доля шутки.
-Ох, насмешил, смелый-то какой! — Палсекамыч утирал выступившие слёзы, но вдруг резко посерьёзнел.
-Я знаю, что это такое, а ты нет. Разреши полюбопытствовать?
Боря покачал доску на руке, словно взвешивая, и удивлённо посмотрел на собеседника. Палсекамыч нервно суетил на руле толстыми пальцами-сосисками, глаза его избегали прямого взгляда Бориса, голос чуть охрип, когда он снова заговорил.
-Вот что Боря. Я готов за эту доску выложить твой долг плюс сорок тысяч как компенсация за твои нервы. Нелегко, небось, было увидать такое? Мир? — он заискивающе глянул в глаза Борису.
-Что значит такое?- Борис немного разозлился.- А с чего вы решили, что я видел мир? И зачем вам доска?
-Играть хочу научиться, — Палсекамыч прокашлялся, фальшиво рассмеялся и серьезно добавил, — не твое дело, без обид. Выходи завтра на работу, получишь деньги.

Борис задумался. Снаружи вместо дождя вдруг пошёл первый снег. Он хлопьями падал на лобовое стекло и мгновенно таял. В свете фар казалось, что к машине тянут ладошки волнующиеся сонмы маленьких существ из иного мира и, дотронувшись до существующей реальности, исчезают струйками талой водицы, смахиваемой с поверхности бытия ленивыми дворниками. Неожиданно на Бориса навалилось полное безразличие к происходящему. Он словно увидел всю эту сцену как сторонний наблюдатель. Как во время последней игры, мысли наполнила и растворила чуть звенящая пустота. Будто бы всё это происходило в каком то чужом сне, но очень знакомого человека. Это ощущение потусторонней отстранённости было очень приятным. Он с трудом разлепил губы и выдавил из себя.
-Я подумаю. Пусть пока она полежит у меня.
-Боря, ты не понимаешь. Мне очень нужна эта доска уже сегодня, а ты мой должник, как-никак, — Палсекамыч выглядел ещё более нервным и нетерпеливым.- Я тебя прошу, отдай мне доску по-хорошему, — тут голос его дрогнул, осёкся, перескочил с начальственного, и затем унизительно зазвучал какими-то лживыми доверительными нотками.- Понимаешь, я на днях крупно проигрался. Этот узкоглазый чёрт вытряхнул меня, как куклу тряпичную. А сегодня позвонил мне и просюсюкал, что за эту доску простит долг, иначе мне конец. Я банкрот, а тут ещё этот наезд. Всё в одном флаконе. Понимаешь?
-Он назвал место и время партии? – отрешённо поинтересовался Борис.
-Да. И сказал, что ты точно её выиграешь. Жёлтопузый оказался прав. Отдай её мне, пожалуйста,- он кивнул на доску.- Хочешь, треть бизнеса и Наташку во все дыры бонусом? Смотри, чего я подпишу!

Он достал какие-то пропечатанные листы и стал лихорадочно чиркать на них ручкой. Паркер со скрипом рвал бумагу. Наконец Палсекамыч чертыхаясь закончил и стал пихать бумаги Борису за пазуху. Борис не сопротивлялся. Ему было абсолютно всё равно.
-На самом деле, я проиграл,- Борис всё ещё отрешённо смотрел сквозь Палсекамыча. Тот непонимающе уставился на него.
-Но доска, то у тебя? Что ещё тебе надо?- замешкался Палсекамыч.
- Деньги рождают деньги. Тигр бережёт свою шкуру, человек – имя, так как от тигра остается шкура, а от человека – имя. Я не отдам вам доску. С деньгами раберёмся,- произнёс он не своим голосом.

Повисла минутная пауза. Неожиданно Палсекамыч взревел, как раненый носорог, глаза его налились кровью, и он бросился на Бориса, но тот смотрел на это стремительное превращение словно в замедленном кино. Даже рёв бывшего босса поплыл у него в ушах китовым гулом в океанской глубине. Вдруг, непонятно каким образом, на пути переносицы Палсекамыча очутился тяжелый торец доски, она уткнулась в неё, как нос баржи в мостовый пилон. Очки разбились. Голова Палсекамыча, взвыла от боли, отлетела обратно, забрызгивая кровью приборную панель и торпеду. Тут Борис очнулся, мгновенно воспользовался ситуацией, дёрнул дверную ручку, вывалился на улицу и побежал прочь. Сворачивая за угол, он с грохотом чуть не сшиб под машину сэндвич-мэна с плюшевой улыбающейся слоновьей головой, ушами-лопухами и болтающимся розовым поролоновым хоботом. Автомобиль истерично загудел сигналом, резко вильнул в сторону. На ходу извиняясь, Борис потёр сильно ушибленное колено и понесся, не оглядываясь, дальше, сжимая в руках свой трофей. Он знал, где-то там впереди был мост, мёртвенно- серая скала Инженерного замка вознёсшаяся в острых лучах прожекторов и покрытая туманной пеленой река Фонтанка.

Тем временем сэндвич-мэн свернул за угол, подошёл к мерно ворчащему джипу и заглянул в него. Внутри, матерясь сквозь слёзы и истекая кровью, размазывая её по щекам, сидел Палсекамыч. Сэндвич-мэн комично покачал слоновьей головой, осуждающе поцокал языком, вынул пистолет из внутреннего кармана и нетерпеливо постучал глушителем по стеклу. Палсекамыч поднял взгляд, опустил окно и близоруко прищурился, чтобы в следующий момент откинуться на сиденье с замершим недоумённым выражением на толстом лице. Сэндвич-мэн грустно вздохнул, открыл дверцу, вложил пистолет в ещё теплую руку и произнёс: «Всё же легче найти десять тысяч солдат, чем одного генерала. Не ведающий – спокоен». Затем он погасил фары, закрыл дверь машины, и слоновья голова, с болтающимися на ветру ушами растворилась в кружащихся снежинках на улицах сумрачного города.

«О хороших манерах в сёги.
1. Нельзя возвращать ходы.
2. Приветствия игроков в начале и в конце партии.
3. Захваченные фигуры кладутся рядом с доской.
4. Наблюдающие за чужой партией не должны подсказывать игрокам.
5. Более сильный или старший по возрасту игрок (уватэ) обычно играет.
королём без «точки», его противник (ситатэ) — королём с «точкой».
6. Нельзя бросать фигуры или бить ими по доске.
7. Нельзя отменять ход.
8. Не следует слишком долго думать над ходом.
9. Во время партии не следует разговаривать с соперником.
10. Не следует слишком сильно проявлять эмоции после партии».


Теги:





1


Комментарии

#0 11:06  09-02-2011Яблочный Спас    
своеобразно, да…
#1 11:33  09-02-2011дважды Гумберт    
осилил. стиль скучноватым показался. но ад хорошо прописан. и хэппиэнд какбэ. помощь придет с Востока.
#2 13:27  09-02-2011Григорий Перельман    
идея неплохая, написано ровно, но всё это жутко хитровыебано и скручено, отчего читать заебёсси
#3 15:05  09-02-2011штурман Эштерхази    
ща курну ещё.
#4 22:36  09-02-2011Ванчестер    
Интеллектуальный уровень автора, его знание восточной философии, правил игры в сегу просто выше всяких похвал. Опять же слог очень хороший-текст объемный, а читается легко.
#5 14:17  10-02-2011бизон    
мне оччччч. панравилась я уже качаю её(игру) себе буду учица аднака
#6 14:18  10-02-2011бизон    
мне оччччч. панравилась я уже качаю её(игру) себе буду учица аднака
#7 09:11  11-02-2011КОЛХОЗ    
А Вы бывали в кровавой бане?

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [52] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [72] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....