Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - А нехуй!

А нехуй!

Автор: Шева
   [ принято к публикации 09:15  16-02-2011 | я бля | Просмотров: 548]
Петрович не знал, кто такой Пелевин.
Аналогично, Виктор Олегович понятия не имел о существовании Петровича.
И обоим это было простительно.
Ибо Петрович, в силу своего возраста, — под семьдесят, современной литературой не интересовался. Да и несовременной тоже. Да и вообще по жизни книжками не баловался. Столярному-то делу не по книжкам обучаются.
Аналогично и Виктору Олеговичу было глубоко похуй на Петровича.
С его-то высоты.
Но, собственно, к истории, которая случилась, все вышеперечисленное не имеет никакого отношения. Почти.
Они оба не знали, что роднит их одна странная фишка – необъяснимая любовь к цифрам. Ну, насчет необъяснимая, — это, может, слишком сильно сказано. У Петровича, скорей всего, это было связано с замерами, которые ему всю жизнь приходилось делать по работе. Поэтому и уважение к цифири. И понимание, что поговорка — семь раз отмерь, один раз отрежь! не на пустом месте родилась.
Объяснение по Виктору Олеговичу отсутствует даже в Википедии.


…Петрович с женой решили съездить в гости к сыну.
Давно у сына не были, а тем более — в новой квартире. Сын три месяца назад поменялся, с доплатой. Надо взглянуть, чего он там выменял, опять же – может по дому что-то сделать. У сына-то руки как из жопы выросли. Поэтому Петрович и инструмент кой-какой прихватил.
Долго собирались, потому-что уже и забыли, когда последний раз выезжали, но, наконец, собрались.
Когда Петрович внимательно изучил два купейных билета, которые принесла жена, он аж присвистнул.
- Слышь, мать! – крикнул он жене, — Ты видела, что поезд номер шесть, и вагон шестой? Это же надо! Места, правда, девятое да одиннадцатое!
- Да я и не смотрела! – ответила та.
Петрович вдруг задумался, — Это же у кого-то и место шестое будет! А три шестерки – это не к добру…


…Когда сели в вагон, Петрович все норовил заглянуть в соседнее купе, — кто же будет этот «счастливчик» на шестом месте?
Он при этом был похож на пацана, который норовит сделать что-то запретное, но очень нужное.
Наконец появился пассажир, которого с таким нетерпением ждал Петрович.
Это был мужик, а вернее, даже парень лет тридцати-тридцати пяти.
Достаточно необычной наружности. Необычность эта заключалась в следующем.
Парень был очень толст. Но одновременно – невысок. Из-за этого был он похож на холодильник.
Причем особенно примечательным был его морозильник. В смысле — лицо. Жирные складки за щеками и под подбородком в сочетании с маленькими поросячими глазками придавали ему удивительное сходство с упомянутым животным.
Вел он себя уверенно, по-хозяйски. Сразу безапелляционно объявил проводнику, что ежели на седьмое, пока незанятое нижнее место никто не прийдет, так он перейдет на него со своего шестого.
Был он похож на начальничка средней руки, привыкшего распоряжаться и беспрекословно получать от жизни то, что ему положено. Или даже неположено. Да и весь он был — как карикатура на чиновничьи рожи, которые показывали по ящику.
- Мурло! – почему-то подумал Петрович. И вернулся в купе к жене.
Им повезло — в их купе никто не подсел.
- С комфортом поедем! – сказал довольный Петрович жене, — Считай, что в мягком!
Поужинали, попили вкусного железнодорожного чайку. Жена постелила, решили ложиться спать.
С непривычки Петрович долго ворочался, но потом таки под мерный стук колес заснул.
Но спал недолго. Проснулся, почувствовав, что что-то мешает.
Из-за стенки, из соседнего купе раздавался могучий храп. Как говорил у них Федька-агроном — чисто конкретно.
Петрович повернулся к стенке спиной и попытался заснуть. Не получалось.
Попробовал считать. Сбился.
Начал считать по-новой. Досчитал до двухсот. Тот же эффект.
Вспомнил, как жена внука присыпала, заставляя того считать то овечек, то слоников.
- Слоников только мне не хватало! – с тоской подумал Петрович.
Не выдержал и пару раз стукнул кулаком по стенке.
Безрезультатно.
Жена, которая к старости стала глуховата, безмятежно спала на соседней полке.
- Блядь! — неизвестно с кем начал диалог Петрович.
Помучился еще минут двадцать. Почему-то вспомнил начальство, с которым по жизни приходилось сталкиваться.
- Власть, ебиегомать! – продолжил он диалог.
Кряхтя, поднялся, поднял полку, достал сумку. Копался в ней недолго. Потому-что сам складывал, и что-где лежит помнил хорошо. Тем более, что молоток и самая длинная отвертка – не иголки.
Сначала профессионально все вымерял. С учетом примерного расположения. Там – за перегородкой. Затем уверенно поставил отвертку на уровне своей подушки жалом к стенке, сделал небольшой замах и резко въебал молотком по торцу отвертки.
За перегородкой вроде как кто-то всхлипнул.
Или крякнул.
Или хрюкнул.
И наступила тишина. Если не считать стук колес на стыках.
Петрович умиротворенно ощутил — по телу растекается, как говорили в давешние времена, чувство глубокого удовлетворения. Он аккуратно вытер лезвие отвертки тряпочкой, которую всегда носил в кармане. Сложил инструмент обратно в сумку. Лег на полку, натянул на себя одеяло.
И только тогда негромко сказал, — А нехуй!
Перед тем как заснуть, в голове лениво пробежала мысль, — Хорошо, что взял плоскую! «Крестом» могло б и не получиться!


Теги:





1


Комментарии

#0 09:38  17-02-2011я бля    
ггг
#1 09:42  17-02-2011Шизоff    
ахххааа
вот маладец, Шева!
#2 09:50  17-02-2011lolita    
Психические какие- то концовки наблюдаться у всех стали. Смишной текст.
#3 09:56  17-02-2011Шизоff    
хорошо исполнил. коротко и ясно, нигде не пережал ни с матом ни с жестью. тик в тик.
#4 11:55  17-02-2011Чёрный Куб.    
Отлично!
всё правильно. нехуй.
#5 14:02  17-02-2011дважды Гумберт    
тут три задумки и они как-то не стыкуются. а по сабжу — ночной плацкарт — это блять соревнование по храпу, по громкости и аритмичности храпа. самый крутой храпун — это ацкий пиздец и он всегда рядом. неисчерпаемая тема храпа почти не отражена в литературе.
#6 16:37  17-02-2011Йети    
ггггг спасибо, акварельный фулюган
#7 11:24  18-02-2011штурман Эштерхази    
про Пелевина есть. зачот.
#8 12:24  18-02-2011nosorog    
а он его там отверткой не заколол? а то как — то интересно от чего он отвертку тряпочкой протирал… как там по замыслу?
#9 14:31  18-02-2011Шева    
Осилившим — спасибо. nosorog: ну конечно.
#10 14:56  18-02-2011Гунарь кидокукольник WASSO    
Хорошо так, чо…
#11 19:51  19-02-2011Чхеидзе Заза    
Осиливать без надобности- Шева, напиши большой роман такого понта, прочту без устали с кайфом.
#12 19:59  19-02-2011Чхеидзе Заза    
Ещё бы сюжет развить: поезд резко тормознул и труп упал на пол. А спутник храпуна был контрабандистом и испугавшись следсвенного шмона выкинул труп с окна. Потом подкупил проводника который на суде дал ложные показания мол, видел как пострадавший выпрыгнул из окна и пежде чем упасть пробежал рядом с рельсами шагов пять-шесть.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:35  12-09-2017
: [4] [За жизнь]
Глуша

-…Ну и жарища. Печет словно в преисподней. Ягода на ветке сохнет. Эх, сейчас бы искупаться. А? Озеро-то вот оно, в двух шагах.
Молодая девица промокнула рукавом рубахи красное, потное лицо, морщась глотнула из крынки теплой воды и перешла к следующему кусту, тёмно-красному от переспелой вишни....
00:57  10-09-2017
: [6] [За жизнь]

осень сжимает время в кулак
ночи длиннее - дни короче
реже на озере, медный пятак
солнца багрового, Господи мочит

ветер неистовый, мусор из куч
вновь разметает как выпивший дворник
чьё-то письмо словно солнечный луч
падает птицей на мой подоконник

почерк и адрес до боли знаком
кто-же из ящика выбросил письма
он хоть и хрупок, но под замком....
Закатно. Рождаются планы, пути отрезок
нам видится перспективою - время грезить,
и невзирая на то, что плетут нам парки,
надежды таить и бесцельно блуждать по парку.
Затактно. Не звука печать, но приход мессии –
подкорковая динамика амнезии,
нас ветер листами по чистому полю гонит –
мы странны, местами - нам есть, что вспомнить....
Как ночь тиха, как будто ты в утробе
Как будто ты не здесь, а где-то там
Как будто то затаился кто-то в гробе
Как ток волшебный, что по проводам

Ты всем невидим - пьян, раздавлен, брошен
Распластан средь удушливой листвы
И кто ты, никогда уже не спросят
Никто не позовет из темноты

Припухший нос, разбитое колено,
Растерзанность как вырванный контекст
Всю жизнь предрасположен к переменам
Вся жизнь как недоразвитый протест

Лежит мужик в кусточках возле речки
...
Двадцать три года назад, летом 1994 года я несколько уже месяцев пребывал под следствием на «Матросской тишине». Не помню уже наверное того летнего месяца, когда в битком набитой народом тюрьме началась эпидемия дизентерии, но она началась. Поумирало огромное количество народа....