Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Как занять свое место (в жизни).

Как занять свое место (в жизни).

Автор: vmironov
   [ принято к публикации 17:14  17-03-2011 | Х | Просмотров: 784]
Маленький росточек, стремящийся к солнцу пробивает толщу плохоуложенного асфальта.

Рыба, добытая еще с утра на рыбалке, подает признаки жизни, когда ее жарят к ужину.

Человеческий организм, не смотря на комплекс вредных привычек, стрессов и обилием ядовитых консервантов в повседневном рационе питания, адаптируется, мутирует, но все же живет.


Все находится в постоянной борьбе за жизнь, и каждый ищет свои способы.

Когда в моей стране объявили свободу, гласность, и решили перестраивать то, что было недостроено, и затем окончательно развалили, опыта выживания мало кто имел, но способы пробовали разные. Я к тому времени уже отдал почетный долг гражданина стране (служба в армии), немного хлебнул романтики при хорошей зарплате на строительстве Колымской ГЭС, искал себе в богопознании (полгода читал псалмы и писал иконы для церквей и собирался поступать в семинарию). Но не было должного смирения духа, а был избыток нереализованности, и душевного равновесия я не находил.

Очень важным в борьбе за место под солнцем является стартовая позиция. У меня она была нулевая. То есть абсолютно. Но, созерцая общество вокруг, я видел, что не одинок. Собратья по несчастью были и слева и справа, спереди и сзади.

Городок, в котором я родился и жил, был небольшой. Официальные места художников (Дом Культуры, кинотеатр) были заняты, к творческим личностям на неофициальных местах интерес, конечно, был. Но за глаза их называли немного двинутыми и не от мира сего. Вот я как раз относился к таковым.

В те времена еще был обычай собираться в коллектив по финансовым интересам – одному трудно, но когда люди вместе слаженно решают проблему, то, как в сказке, появляется стол и закуска, и все, чем ее запивают.

Народ еще не был разбит по классам, социум был един и весьма общителен. Часто собирались у меня.Вот именно тогда, не помню кто мне посоветовал: «Отвези свои картины в выходные в Москву на вернисаж. Сейчас в стране демократия, и художников бульдозерами не давят».

Но другие знающие люди стали открывать мне глаза на действительность: «Ага, как же! Так тебя и ждали в Москве! Там давно все схвачено, проплачено, прикручено, захвачено. В лучшем случает наденут тебе твою картину на голову, а в худшем – вообще оттуда не вернешься».

Я был в раздумье.

Попросил было кого-нибудь из друзей поехать со мной за компанию, но понял, что дураков нет, кроме меня.

С вечера заварил в термосе чай, завернул в старое одеяло картину, завел будильник на 03.20. Время пути до Москвы на электричке было часа три, а быть мне нужно было там уже ранним утром.
И вот, абсолютно никого не зная, с детской непосредственностью, я – в огромном хищном городе. Я был готов ко всему, даже к тому, что картину на голову оденут.

Ну оденут, так оденут. Голова от этого не пострадает, холст – материал нежный, я же не с чугунным корытом едут, переживать сильно по этому поводу не стоит.

Утренняя аллея Измайловского вернисажа в те далекие годы представляла собой стихийное действие.

В стране крикнули «все на рынок», ну народ и ломанулся. Как я понял, сначала вышли художники, которым до этого запрещалось свободно демонстрировать свое творчество, а за ними потянулись и все остальные.

Так вот, в Измайлове «остальных» оказалось гораздо больше, чем работников кисти и пера. Было около семи утра, народу было немного, но территория по обеим сторонам аллеи была занята вся. Множество картонных коробок, палок, веревок, натянутых на колышки, кирпичей — метили территорию, говоря о ее занятости.

Пройдя аллею до конца и обратно и не найдя свободного места, я был в отчаянии. Ну не ехать же домой, испугавшись непонятно кем занятой территории.

Отодвинув чью-то коробку справа, и чей-то колышек слева, я влез в этот стихийный рынок со своим полотном, завернутым в старое одеяло.

Я поставил свою картину на землю, подпер палочкой, лег в траву, сумку положил под голову и в полудреме стал ожидать дальнейшее развитие событий. — Так, это что такое! –услышал я сквозь сон – Это кто здесь так борзеет.

Я открыл глаза и сказал: «Здрасте!».

- Здоровее видали, — ответил очень недружелюбно хозяин коробки. На вид он был щупловат, в огромных очках с диоптрией на минус, при нем был огромный рюкзак и две большие сумки.

–Моя коробка стояла не здесь, а вот здесь!

- Да, неужели? А когда?

-Я её еще ночью поставил!

-Ну… Надо было караулить. Я-то эту коробку вон в овраге нашел. Очевидно хулиганы ногой пнули. Достал, поставил рядом. Тут еще человек десять хотели встать, я не пустил, территорию охранял. Я ведь правильно сделал?

-Ну, я не знаю… – сказал он, расстроенно поблескивая стеклами очков. – Вообще-то так не делается.

-Точно! – поддержал его я. – Хулиганы совсем распоясались. Люди ночью места занимают, а они – ногой по коробкам. Ну ладно, ведь хоть как-нибудь уместимся? Чаю хотите? У меня с мятой.

Я узнал, что его зовут Аркадий, на вернисаже он продает балалайки, в основном, иностранцам.
-Я-то ладно. Ты с картиной – не конкурент. А вот Жорик придет, — кивая на колышек, предостерегающе сказал он мне.

-А что Жорик?

-Он принципиальный.

И я стал ждать принципиального Жорика.

Через минут двадцать я увидел полного мужчину в рабочей спецовке, который подкатил к нам тележку с кучей коробок. Он молча, не здороваясь, стал обследовать свой колышек. Мне показалось даже, что он его обнюхал. Я понял, что это есть никто иной, как принципиальный Жорик.

-АРКАДИЙ??? – Грубым с хрипотцой голосом произнес он, указывая на колышек – ЭТО КАК ПОНИМАТЬ?

-Аркашу я уже прикормил пирожком — И он, виновато пожимая плечами, кивнул на меня.

-Вот, художник…

-Таак… Я сейчас этому художнику картину на голову одену!

«Вот оно, началось» — подумал я.

- Совсем совесть потеряли. Ну-ка быстро, шмотки в руки и бегом отсюда! Чего не ясно?

Я стал разглядывать принципиального Жорика.

Пивной животик, лысоват. Мешки под глазами и маленькие пухлые кисти рук говорили о том, что это человек не физического труда и не физической культуры.

Хриплый крикливый голос был единственным его достоинством. Наверное от волнения у него появилась легкая отдышка. Я решил немного подождать пока он выдохнется, но Жорик был и впрямь принципиален.

Его крик уже переходил на визг, глаза вылезали из орбит, лицо покраснело и покрылось испариной. Сдавать метр своей территории он не собирался.
Ни про хулиганов, ни про то, что я охранял его колышек, ни про чай с мятой он слышать не хотел. Он истерично орал, брызгая слюнями, и перечислял все те ужасы, которые он хотел со мной сделать.

Попав в мою ситуацию, люди ведут себя согласно накопленному жизненному опыту.

Как-то я наблюдал в рабочем общежитии на Колыме интересную сцену.

После изрядно выпитого, у одного приятеля почему-то вдруг возникла резкая антипатия к другому, и он начал с оскорблений и уже стал переходить к угрозам.

-Да лаааадно… – улыбаясь золотыми зубами, ответил тот обидчику. – Успокойся. — И дружески хлопнул товарища по шее. Да так, что он отлетел в угол.

-Не нервничай! – и опять приложил якобы дружескую свою пятерню.

– Мы же друзья! – и опять «хлоп».

–Ты же парень хороший! – И снова «дружеский» шлепок.

И все это без малейшего признака злобы или агрессии.

Уже через пять минут тот согласился, что он парень хороший и они друзья. У него выхода не было. Иначе тот его бы просто забил «дружескими похлопываниями».

Так вот, принципиальный Жорик был несгибаем.

- Порву, убью, таких как ты на х… ю видал! – и так далее кричал он.

- Жорик,– сказал я ему – Вы же – человек хороший!?-Не Жорик, понял? А Георгий Михлыч. – его красные глаза вращались как у хамелеона – в разные стороны. Тут я заметил, что Жорик в добавок ко всему немного косоват.

Ситуация была критичной. Уезжать домой, зная, что меня прогнал какой-то косой и жутко принципиальный Жорик, я не мог.

-Георгий Михалыч, — сказал я почти шепотом – А я вот уверен, что мы будем друзьями.

-ЧТО?!

-Не верите? Давайте отойдем вон в те кусты.

Что вы кричите, как баба в жару на базаре с кислой капустой? Здесь же люди.

Я взял его пухлую ладошку в руку и крепко пожал. Очень крепко. Что было силы. У него даже что-то хрустнуло там. Он на секунду замер, а я его просто спросил: «Ну как, МИР?»

Жорик в коробках привез чайные сервизы (очевидно, украденные откуда-то. Ведь не сам же он их налепил). Товар хрупкий, и на мир он сразу согласился.

С тех пор я понял – для того, чтобы занять свое место (в жизни)

Нужно лишь стремление к дружбе, и доказать плохому человеку, что он — хороший.

P.S. Желательно, без свидетелей


Теги:





2


Комментарии

#0 19:41  17-03-2011X    
Сднюхайъ
#1 19:54  17-03-2011Шизоff    
поздравляю. вылезай уже из баек в литературу, товарищ.
#2 23:06  17-03-2011castingbyme    
интересно, и замечательно легко читается
автор, личная просьба — пиши, пож-та, «несмотря на» именно в таком виде, а то у меня депрессия на нервной почве от другой оптики
#3 23:28  17-03-2011Дикс    
«плохоуложенного» пять раз перечитывал, читалось как плохо ухоженный
#4 23:44  17-03-2011Дикс    
очень хорошо!
#5 18:17  18-03-2011vmironov    
Спасибо эа поздравление и отзывы.
#6 17:32  19-03-2011VETERATOR    
Валера
расти как бамбук!
тыж о нём вначале
и всё будет хорошо, несмотря на Жориков
да и хуй бы с ними
где ты, и де тот ЖОРИК??

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
17:12  23-08-2017
: [0] [Было дело]
Память, память. Цепкая, злая штука. Иной раз прихватит намертво, вскинет заильем со дна давнее, казалось отжившее. Точно силоса шмат вилами взденешь в хлеву, и прянет духом прелым, настырным.

Дожди зарядили, как часто бывает по лету, без прогнозов, неожиданно....
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....