Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Женитьба. Глава 10, 11. Автобус. На станции.

Женитьба. Глава 10, 11. Автобус. На станции.

Автор: Симон Молофья и Мясные зайки
   [ принято к публикации 12:14  09-06-2004 | Alex | Просмотров: 443]
Глава десятая. Автобус.

Толпа с гомоном рассаживалась внутри беленького мерседесовского автобусика. Водила забросил «ЦООЛЬ ГИРЛ» под сиденье и с большим рвением протирал зеркало заднего вида – его сердце согревал зеленый полтинник, внезапно и непредсказуемо подаренный расчувствованным Штыковым – Штыкову понравилась проститутка в выпускной ленте, Штыков вспомнил что-то далекое, затуманился взором, глубоко и значительно вздохнул, сделался просветленно-грустен и попросил водилу по имени Вовик привести эту самую выпускницу пред его, Штыкова, очи. Вовик момэнтом исполнил. Штыков разглядывал проститутку. Проститутка строила глазки. С мудрой и печальной улыбкой, качая головою, и вообще став черезвычайно похожим на старика Державина, благославляющего, сходя в гроб, поэта Пушкина, Штыков дружески потрепал девку по жопе, торжественно вручил ей полтинник, и барственным жестом, будто патриций, благословенно отпустил ее на все стороны. Девица обиженно хлопнула замечательно начерненными веками, но смолчала – ни слова не сказала ни про импотентов, ни про гомиков, и исчезла.
Штыков, вынырнув из сладкого плена воспоминаний, утер кулаком скупую мужскую, обнаружил рядом с собой невозмутимого Вовика, и молвил:
- Спасибо тебе, братец! – и обнял Вовоика по-братски за плечи. Потом он полез в карман за платком и внезапно наткнулся на реквизированные у Хайнца баксы. Вытащив наугад бумажку, он ткнул ею в нагрудный Вовика карман со словами:
-Прими-ка, любезнейший, за труды!
Что и говорить, Вовик впал моментально в благостное расположение духа. А обычно с ним такое случалось только после второго литра самогона, настоянного на ореховой скорлупе.
Рядом с Вовиком, на передних сиденьях, где кажется, что ты не в маршрутке а в самом настоящем Мерседесе, важно расселся Дьябло, и, само собой, Штыков. Дьябло был в самом разухабистом расположении духа. Первым делом, воинственно выпятив нижнюю челюсть он выломал из магнитофона и размотал по всему салону кассету дорогого Мишани Круга. Потом, с воплем «Джазу мне!» он полез драться к хлопотавшему возле просветленного Штыкова Сёме Хайнцу. За что и поплатился н – Штыков отобрал у Диего едва початую полуторалитровую бутылку ром-колы и со словами «Ты наказан,Диего» выпил её сам –моментально, залпом и винтом, и от этого у Сёмы Хайнца, который отбежал на всякийслучай от Диего подальше, начала кружиться голова.
Наконец все расселись. Тронулись. В салоне было душевно и весело – мадемуазель Феллини и ее чахлый бвай заняли задние сиденья. Мадемуазэль хищно комкала сладенького мальчика, а он, томно стеная и закатывая глаза уж готов был отдать честь пасана богатой старухе.
Мальчишку, как это не дико, звали Алеф, и был он истинный альфонсо, хоть и мальчик по вызову. От этих животных звуков расписным под гжель критикам, которые сидели спинами как раз к романтической парочке, сделалось нехорошо. Того, что потолще, стало даже мутить, и несколько минут он раздумывал – блевануть иль не блевать?
Тот же, что погорбатей, просто очень мило конфузился. И они начали преувеличенно громко, фальшивыми голосами и с нарочитым увлечением обсуждать пьесу МХАТа «Норма», хотя пьеса эта шла лет пять назад, и ни один из них этой пьесы не видел.
Пререводчик мадам, резонно рассудив, что «Где простой, там и прогул» достал из змеиной папки ноутбук и занялся шабашкой – переводом на итальянский какого-то мутного прайс-листа сексуальных услуг для мадемуазель.
Два старых шалуна – Боба и Кока, сверкая лакированными проборами и вертя с неимоверной быстротой головами, точно куклы из театра Образцова, взахлеб и поминутно перебивая друг друга, хвастали театральными голосами о своих постельных победах и о том, насколько каждый из них крепок в любви – демоническое хихиканье мерзкой старухи
И загробно-альковное уханье Алефа весьма их раззадорило.
Кончилось всё тем, как Боба и Кока поссорились, Боба обозвал Коку старым пидором, а Кока Бобу – кастратом, каких не видывал свет. Боба обиделся и продемонстрировал Коке, что вовсе он не кастрат и начал было показывать присутствующим действие своего агрэгата на ручном ходу, но оскорбленный такой мерзостью Кока дернул Бобу за галстук, отчего благообразный пикинесный лик Бобы стал фиолетовым, а чудесный агрэгат был расстроен вдрызг и сделался неработоспособен.
Девица Адамс, наблюдая за такой прелестью в щель между спинками кресел злорадно хихикала, блестела черными развратными глазенками и обгрызала черный лак на ногтях. Увлекшись, она и вовсе позабыла о крысе. Несчастный домашний питомец с выбритым на грудке пацыфиком , оставшись без присмотра, бодренько шмыгнул по спинам кресел, и свалился с подголовника в аккурат на колени сдобного театрала Евлампия.
Раздался загробный вопль – за такой вопль продюсеры «Пятницы тринадцатого» не пожалели бы и миллиарда, пожалуй.
Вовик вдарил по тормозам, и все боднули то, сто было перед ними – кто спинку сиденья, Дьябло набил шишку на лбу и покрыл сеткой трещин лобовое стекло, а Штыков чуть было не вывернул себе с корнем ключицу, оттого что был привязан заботливым Сёмой Хайнцем к сиденью ремнями.
Автобус пошел юзом и стал выделывать немыслимые фигуры прямо под окнами областного управлевления ГАИ, на глазах у распахнувшего во всю ширь рот постового.
Театрал Евлампий, неподдельно конфузясь и пряча глаза, объяснился. Он, знаете ли, хихи-с, немножко, parole d’honneur, господа, сущий пустяк замарафетился, да-с, такая вот мелкая безобидная страстишка, и ему, театралу Евлампию, почудилось, что его горжетка сбесилася. А это был всего лишь премилый зверек это прелестной девушки, всего-то… Скажите, милочка, а где ваш… эээ… четвероногий саблезубый… э… миль пардон, ваш брат меньший научился так чисто выговаривать «Хэллоу» и «Ай фак ю?» Что? Крысы не разговаривают? Миллион извинений, сударыня… Такая жара… Я, видимо, что-то спутал… Неужели эта мразь втулила мне гнилой кокс? Никому, положительно никому нельзя верить….
После короткого, но бурного объяснения с постовым, которое не обошлось без плевков Штыкова на лацкан постовому, остервенелого топтания Штыковым же фиалковой бутоньерки и судорожного хватания постовым пустой кобуры, движение автобуса восстановилось, причем еще один полтинник с изображением какого-то хитрого американского хера перекочевал из волшебного кома в штыковском кармане в пустую кобуру постового.
Глядя вслед удаляющемуся автобусу, постовой задумчиво размазывал рукавом штыковский плевок по кителю и размышлял о том, как он на эти бабки сегодня же славно погужбанит. Возможно, даже со шмарами. Да! Непременно с парочкой смачных, в самом соку, шмар.
Журналисты и операторы тем временем затеяли игру в палки под раздевание и подняли гвалт неимоверный. Диего благополучно беспробудно спал, улыбаясь во сне улыбкой младенца. Водила Вовик, трагически утратив любимую кассету, лично воспроизводил «Владимирский централ» причем не только вокал, но и ударные и самограйку тоже.
Штыков, мрачнея и наливаясь желчью, разбирал волшебный ком и подсчитывал накладные расходы.
Автобус, игнорируя все правила на свете, вкатился на вокзальный перрон.

Глава одиннадцатая. На станции.
«Где же он, где же, мой милый, милый Диего Дьябло?» -думала Лизанька и вглядывалась в толпу, густо валившую по перрону. Черные и белые, южане и просто так, с тачанками, картонными коробками крест-накрест, с мешками и без ничего, шла, пёрла мимо Лизаньки вокзальная публика. Милого, Милого Диего однако видно не было…
- Ну и что же? – едко спросила Бэлла Моисеевна, крашеная иранской хной Лизанькина мама. Она уже несколько минут злобно щурилась на «эту несносную чернь», - Ну так что же, Лизанька? Где же твой ненаглядный Диего Дьябло, до-чень-ка? В «до-чень-ке» явно читалось «твою в бога душу мать».
- Ах, маман, полно! – отвечала Лизанька с досадою, и снова и снова искала в толпе ненаглядного.
Папа Лизаньки, менеджер по продажам, погладил себя по преогромному животу, обтянутому крахмальной сорочкой, и вздохнул. Менеджеру по продажам хотелось чего-нибудь покушать.
- Жора, ну что ты молчишь? – переключилась Белла Моисеевна. - Что ты всё время, молчишь, тряпка? Полюбуйся, Жора, на свою дочь! – голос её стал патетическим – твоя доченька кретинка, Жорик! Вся в папу.
Она резко повернулась –так, что хрустнули каблуки, и взяла власть в свои руки.
-Так, Жорик, бери чемоданы. Какой носильщик, кретин! Что, копеечка лишняя в руки попала? Всё обязательно просадить надо? Никаких носильщиков, я сказала. Лизанька, вперед, доця! Где тут у них таксофон? Сейчас я найду твоего будущего мужа через справочную или я не Бэлла Моисеевна.
-Но рыбка… - начал было Жорик.
-Ах, заткнись ты, бога ради! – отмахнулась мамаша и ринулась на поиски будущего дорогого зятя, точно на взятие Севастополя.
Жорик покорно вздохнул и взялся за чемоданы.
Лизанька открыла было розовый ротик, но передумала и закрыла от греха подальше.
-Впереееед! - проорала Бела Моисеевна, сверкнув на солнце двумя рядами золотых фиксов под жесткой щетиной усов
- Политрук ведет в бой,- уныло и привычно подумал Жорик.
И тут появился Штыков.
Он изо всех сил старался идти ровно и не раскачиваться по-матросски. Несмотря на это он двигался как-то по-крабьи, боком, и то и дело задевал плечами проходящих. Проходящие злобно косили, как кони привередливые, налитыми глазами, и матерно бурчали нечто невразумительное.
-Уникальнейшая… Эмм… виноват… драгоценнейшая маман! И вы, милосерднейшая… э нет…фильдиперснейшая… нет, нет, а! Прелестнейшая эхм… -Штыков пощелкал пальцами, припоминая, - впрочем, неважно…
-Ах, да! -заорал он обрадовано, - И вы, прелестное созданье, свет очей, яхонт небесный в натуре нннах! –Лизанька вздрогнула, да и Штыков наклонил несколько набок голову и сам подивился сказанному – Впрочем, все вздор, друзья мои! Позвольте отрекомендоваться, друзья мои! Маскарад-адюльтер… нет, не то… штопор-цунарэф… нет, тоже не то…да что ж это такое! Виноват, господа! Жутко волнуюсь! Такая трогательная встреча. Позвольте отрекомендоваться: флигель-адъютант Диего Дьябло, я же некоторым образом поверенный в делах и стряпчий отчасти – Иван Штыков!
Бэлла Моисеевна сделала сладкое лицо и приязненно кивнула. Лизанька во все свои сиамские, огромно распахнутые глаза разглядывала распинающегося свадебного Штыкова. Папаша семейства Жорик подумал : «Свидетель», потер руки и заулыбался тоже не без приятности.
Штыков тем временем разошелся не на шутку.
- Митрофан! Митрофан, подлец, цветы барышне! - Появился некто Митрофан, почти весь целиком состоящий из рыжей бороды и фуражки, и весьма ловко ткнул в Лизаньку несказанно большим розовым кустом.
- Человек, шампанского!
Вокруг семейства по перрону засновали зализанные лакеи с развевающимися крахмальными рушниками на шикарно согнутых локтях. Штыков самолично всучил в руки собравшихся по бокалу шампанского, крикнул «ура!», нехило дернул шампанского прямо из горла и залихватски хватил бутылкою оземь. Бутылка натужно, осколочно-фугасно разорвалась. Пи этом шампанское балтийским валом плеснуло папе Жоре в левый лаковый штиблет, А Бэле Моисеевне отрикошетившим хищно загнутым осколком бутылки пропороло подол.
Пьяные, а потому безудержно веселые лабухи из привокзального ресторана «Зустрич» тем временем врезали что-то румынско- радостное.
- Ладно, харэ балдеть… -пробормотал Штыков, украдкой бросив взор на станционные часы.
-Пойдемте же, господа! Вперед! –воскликнул он, - Время не ждет! От схватил Лизаньку за руку и поволок ее с перрона, как буксир баржу, выкрикивая на ходу: - Вперед. Вперрред! Нас ждут великие дела! Папаша, хватайте чемоданы! Маман, подберите подол! Ходу, друзья мои, резвей!
- А… а где… Диегочка? – захлебываясь и спотыкаясь на бегу спрашивала не поспевающая за Штыковым Лизанька.
- Диегочка в машине, - отвечал Штыков, слушая, как плещется в животе предательская ром-кола.
На самом деле причина такой дикой спешки была проста – Штыкову привалило в туалет.
Но вот и привокзальная площадь.
Вот и черная лаковая «чайка», перехваченная импровизатором Штыковым у самого вокзала.
Вот и пьяная, красная и залихватски-самодовольная рожа Диего Дьябло в собственном соку торчит из заднего чаячьего окна, посылает воздушные поцелуи, приветственно делает ручкой, и размахивает сплетенными позолоченными кольцами, отломанными впопыхах с крыши авто.
Вот и почтеннейшая публика поодаль, сгрудившись у белого Мерседеса рукоплещет, клацает кодаками и тычет пальцами.
Штыков ловко, как фокусник, рассовал невестино семейство по необъятной «Чайке». Бэлла Моисеевна оказалась слева от Диего Дьябло. Дьябло, не будь дурак, моментально полез к ней брататься, вероятно спутав ее с кем-то из однополчан. Папа Жорик оказался напротив, на маленькой откидной сидушечке, причем со всеми тремя чемоданами на коленях.
Лизанька самым волшебным образом очутилась на переднем сиденье рядом со штыковым.
-Поехали, - повелевал Штыков, сам тем временем поглядывая в зеркало на зрителей, которые толкаясь и переругиваясь гурьбой полезли в автобус.
Чайка тронулась.
- В ЗАГС – нагло сказала мамаша.
- Почти, - любезно ответил Штыков, поглядел на нее значительно и заговорщицки в зеркало заднего вида и попытался протрезветь.
-Милости просим, гости дорогие, почаёвничать на дому у почтеннейшего Диего Дьябло! – озаряя салон «чайки» улыбкою на миллион долларов, обернулся Штыков к сидящим сзади.
Диего мутноглазо смотрелся в свое отражение в стекле и ковырял пальцем в носу.
Папа Жорик интеллигентно конфузился, косился на Диегу и чувствовал себя не в своей тарелке. Конкрэтно не в своей тарелке.
Бэлла Моисеевна была не здесь – сидя на заднем сиденье, она зорко и орлино вглядывалась в будущее своей дочери. Наверно, с таким лицом капитаны ведут ледокол.
Штыков, зажимая рукой мобильный возле рта, тихо отдавал последние распоряжения ждущим в квартире и зрителям в автобусе.
- Итак, сейчас мы едем пить чай… - пряча трубку в карман, начал было Штыков.
-…А потом в ЗАГС! – набычившись, каркнула Бэлла Моисеевна и посмотрела на Штыкова, как смотрят на таракана.
- А потом в ЗАГС, - подтвердил Штыков, и улыбнулся, что твоя кинозвезда.
-Наливай! – вякнул Диего и прегромко рыгнул перегаром.
Бэлла Моисеевна царственно ухмыльнулась – дескать, молодо-зелено, жизни не знаете, ну мы вас пообтешем, пададжжи, с ЗАГСа выйдем…
И тут, с рёвом вынырнув из задних рядов, с чайкой поравнялся белый мерс со зрителями, о которых в последние десять минут Штыков позабыл наглухо.
Зрители хепенинга, сгрудившись у распахнутых окон, пытались разглядеть, что же происходит внутри чайки, потом дружно полыхнули вспышками фотоаппаратов, перемотали и полыхнули вновь.
Мерс взревел пуще прежнего, и, просев на задний мост, под свист и улюлюканье пассажиров ушел вперед.
Лизанька страшно вздрогнула и затравленно посмотрела на Штыкова, заламывая тонкие бледные пальцы.
Штыков отвернулся и стал с огромным интересом глядеть в окно, как будто видел проспект за ним впервые.
Подоплека была проста – это Сёма Хайнц, оставшись наедине со зрителями, тотчас выторговал себе эксклюзивное право на публикацию фотографий в сети Интернет, в обмен на что предложил зрителям эксклюзивные точки обзора. Разговор этот состоялся, когда зрители, брошенные Штыковым, который побежал с оркестром, халдеями, шампанским и Митрофаном –бородой на перрон, зрители, лишенные радости видеть встречу невесты, устроили эстетские волнения и бунт.
Теперь Сёма повёз зрителей вперед – чтобы, рассевшись чинно на лавочках у подъезда, публика могла увидеть выгрузку молодых у подъезда.
(дальше-завтра)

Женитьба. Глава первая.Диего получает телеграмму. http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=3971

Женитьба. Глава вторая. Театр одного актера "Юность"

http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=3980

женитьба. Глава 3,4,5. Кухня. Дермантин, яйцо и спички. Молоток и помойка

http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=3989

Женитьба. Глава 6,7,8. Бутылочная старушка.Листья, и Парашют. Атмосфэра.

http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=4001#comments_start

Женитьба. Глава девятая. На площади Ленина.http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=4017


Теги:





0


Комментарии

#0 12:58  09-06-2004X    
Ай-вей, Симон у вас таки провалы.
#1 12:58  09-06-2004fan-тэст    
Семён с зайками! Хорош сериалить!
#2 12:59  09-06-2004fan-тэст    
Симон, сорри.
#3 13:02  09-06-2004X    
Но в целом, бро, охренительно передаеш атмосферу. Кустурица грызёт ногти на ногах.
Пасиб. Завтра последняя серия.
#5 14:56  09-06-2004кот    
сериал это заебись

респект

#6 15:58  09-06-2004DACHNICK    
бля....как же дохуя пишеш...но заебато пишеш надо признать.
#7 08:04  10-06-2004Лузер    
Пьесса...


Казимир Алмазов это афиши, публика, КАССЫ...


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:43  18-06-2018
: [2] [Литература]
Давайте рассмотрим известные нам направленья,
куда обычно змеевидно петляют дороги,
и возьмём, к примеру, богом забытое селенье
Богородицк, но не будем к нему слишком строги.

Когда-то в Богородицке родился Никифоров Вася,
что пьёт по будням, а по выходным изрядно квасит;...
19:24  17-06-2018
: [11] [Литература]
Смотрел на улицу и злился,
Из окон ветхого жилья,
А после взял да и женился
Не понимая нахуя

А брат евойный тот напротив
Тот был отпетым бобылём
В соседнем доме жил, напротив,
Вознаграждал себя рублём

А младший, ну, который Ваня,
Так тот работал в шапито
Держал лягушку тайно в ванной,
Не догадался чтоб никто

А если праздник иль получка
Все братья ехали на пир
Бухали в бойлерной, там лучше,
Папаня в ЖЭКе бригадир

Там и встречал их некто...
15:29  11-06-2018
: [24] [Литература]
День на вечер походя поменян,
Стайки мыслей гадят понемногу.
Облаков варёные пельмени
Выливают тени на дорогу..

Жизнь кипит, конфорки заливая,
Город жрёт и ртом хватает "сотки",
Дребезжат по улицам трамваи,
Точат зубы злобные высотки....
00:44  10-06-2018
: [4] [Литература]
…Ризван быстро освоился в кресле Главного на Совещании (вообще, сразу дал понять, кто тут главный, последним в зал вошел, уже после того как все, и делегация, и подчиненные по местам расселись).. конференц-зал большой, просторный, всем, чем надо оборудованный, и акустика тебе, и микрофоны, и освещение, и потолок светящийся, совещайся на здоровье....
09:41  08-06-2018
: [21] [Литература]
*
Мой друг, итакский флот потоплен -
всем пизда.
Узреть его останки при отливе
под крики чаек можно иногда,
но волны здесь намного похотливей,
чем там, где ты
находишься сейчас,
где ты, борзея, убиваешь скуку,
переводя валюту BYN
в итакский час
и отутюживая стрелочки
на брюках....