Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Космосы

Космосы

Автор: Шева
   [ принято к публикации 09:43  05-05-2011 | Х | Просмотров: 641]
Федор Платов, сын саратовского скотопромышленника и купца второй гильдии Афанасия Платова, был освобожден из околотка «под залог» условно.
И, безусловно, был этому очень рад.
Свобода, етить ее!
Хотя, конечно, «под залог» — громко сказано. Так эту сомнительную сделку могли назвать в цивилизованных странах – Германии там, Франции, той же Англии – «владычице» морей.
Где – демократия, правовые устои общества, права гражданина.
Федору же просто повезло – когда его, в числе других членов их революционного кружка, в основном студеев университета, задержали и препроводили в околоток, он вдруг вспомнил, что при нем случайным образом имеется немалая сумма ассигнациями. Переданная ему батей с оказией. Вот этими-то деньгами Федору и пришлось пожертвовать.
Ну, не смертельно – деньги дело наживное.
Главное – что он на свободе и вскоре опять присоединится к своим товарищам по революционной борьбе.
- Однако, пожрать бы! – вдруг напомнил о себе желудок.
Федор, недолго думая, зашел в ближайший трактир.
Заказал щей понаваристей, кашу гурьевскую, полкуры, селедочку в уксусе с лучком красным крымским, пельмешок две дюжины, водички зельтерской пару бутылок – после участка-то сушняк будь-здоров! Ну и, по случаю освобождения, был принесен запотевший лафитничек водочки.
С водкой малехо не рассчитал – пришлось повторить.
По оконцовке пиршества повеселевший Федор сыто рыгнул и заказал еще с собой пару пива, — По дороге домой выпью! – решил.
Когда по Воздвиженке шел к дому, где квартировал, чего-то вспомнилось Федору последнее заседание кружка. Когда они долго ждали важного гостя, по слухам — нелегала. Обещался очень интересный доклад. Как сказал староста их кружка, ухмыляясь в усы, — О текущем революционном моменте! И не только…
Все уж заскучали, когда гость, наконец, появился.
Был он среднего росту. Одет в черный сюртучок, крахмальное белье, красивый галстук. Весь из себя такой, – европейский! Большой лоб, бородка, зачесанные назад густые прямые волосы. Крупное, но очень бледное лицо.
Говорил хорошо, толково. Сразу видно – башковитый! Но больше всего Федору запомнились слова Николая К., — так уважительно называли его старшие товарищи, о космосе, о грядущих полетах на Луну, к другим планетам.
Оказалось, этот Николай К. – изобретатель первого русского проекта реактивного двигателя и летательных аппаратов для полетов людей.
Причем, как после заседания ему рассказали более опытные товарищи, все это – не пустые мечтания.
Николай К. – гордость их движения, главный инженер. Это он в прошлом году самолично изготовил несколько пудов динамита, рискуя при этом взорваться. Это он готовил взрыв царского поезда в Одессе, а затем теракт на царя возле Зимнего дворца.
Но Федору больше всего понравился рассказ этого замечательного человека про реактивные движители, космические летательные аппараты, будущие космические полеты.
Сказка, да и только! Неужели когда-нибудь все это…?
Мечтания Федора вдруг прервал грозный оклик.


Городовой Егор, еще вчера – милиционер, а после недавнего указа Президента уже полицейский, помнящий Федора по его предыдущим подвигам, лениво, но зычным голосом обратился к Федору, — Стоять! Шаг влево, шаг вправо – разбитое ебало! Куда направляемся, с какой целью? Опять же – пиво распиваем в общественном месте!
- Шутишь, командир? – миролюбиво ответил Федор, — уже ж не первое апреля, а целое двенадцатое! Пиво, сам видишь – закрытое! А иду в супермаркет, прикупить кое-что по случаю славного пятидесятилетия полета в космос героя нашего всенародного – Юрия Алексеевича!
- А, ну это да, причина уважительная! — ответил пузатый, из-за чего похожий на самовар, детина в милицейской форме.
- Хотя, я смотрю, ты вроде уже…того?
- Да это так, считайте – ни в одном глазу. Всю ночь в клубе протусили с ребятами.
- А хули с ребятами? С девками надо!
- Так «овес»-то нынче дорог! Возьмешь телку — то да се, пятое-десятое – глядишь, а уже – ого-го-го! А потом и ей дай, и на такси домой – кусается! Поэтому и не каждый день с девчонками-то!
- Не знаю, как там в ваших клубах – не бывал, не знаю, а то, что цены сегодня бешеные на продукты стали, так это точно! На рынках так дерут – никакой зарплаты не хватит. Объясняют – мировая тенденция такая. Так скоро на жратву только и будет хватать. Да еще и будут из говна всякого делать и в тюбиках продавать! Как космонавтам когда-то давали. Хрен его знает, может лучше бы в свое время не на космос столько денег угрохать, а на сельское хозяйство!
Нахуя нам эти эксперименты на орбите над мышами и дрозофилами за миллионные бабки, когда на Земле над нами бесплатно кто-то охуенный эксперимент ставит! На выживание, ебиевомать!
Вон – америкосы и те свои космические программы сворачивают!
- Ну…не было бы Гагарина – за что бы я сегодня пил?
- Да ты-то повод всегда найдешь! А Гагарин – да он, считай, как Пушкин двадцатого века. Блядь, до сих пор не могу простить, как этот засранец его в том фильме обосрал!
- Это у Соловьева, что-ли? «Черная роза – эмблема печали, красная роза – эмблема любви»?
- Ну да. Задушил бы гада! Ну ладно Федька, иди куда шел! А то сейчас наши ребята на патрульной машине подъедут, и скажут тебе, как Юра тогда сказал, – Поехали!


- Да уж, приехали! – с грустью сам себе сказал Данил Остроумов.
Когда он был еще пацаном несмышленым, как раз праздновали пятидесятилетие полета первого человека в космос. Вот тогда, наверное, и запали ему в душу эти слова, пахнущие неведомыми дорожками и инопланетными приключениями – космос, космонавт, международная космическая станция.
Прошло, по историческим меркам, всего ничего – двадцать пять лет, а как все изменилось!
Сергей подплыл к иллюминатору МКС.
Как и раньше, из космоса Земля была чертовски красива. С высоты двухсот километров.
Но на самой Земле было херово. Хотя херово – это мягко сказано.
Жрать было нечего. Если раньше, говорят, было модной фраза, — все украли до нас, то сейчас она трансформировалась в – все сожрали до нас!
Людей стало гораздо больше, а еды – катастрофически меньше. Попасть на работу или службу, где обеспечивали хоть какой-то минимум еды, было нереально сложно.
Да, он пробился. И добился исполнения, можно сказать, мечты детства. И хули?
Вот он, может быть, последний космонавт.
По крайней мере, после него в ближайшее время хрен кто полетит.
Сначала какой-то мудень даже позывной придумал — «Последний». Потом, правда, врубились, что херню сморозили, исправили на «Крайний». Потом – на «Конечный».
Все равно эти поцы из ЦУПа, вроде как оговариваясь, через раз называют его «Конченый»!
Еще раз взглянул вниз. Над Южной Африкой огромным розовым носорогом в лучах закатного Солнца плыла череда перистых облаков. Эх, красотища!
- Земля в иллюминаторе, земля в иллюминаторе видна, — с грустью напел Данил строки из старинной песни.
И от себя добавил, — И нахуй никому ты не нужна.
- Так, война-войной, а обед по расписанию!
Он начал доставать свой вечерний космический паек — туба с мятным супом, туба с кашей из коры дуба.
Засохший, но настоящий, блядь! кусочек сухарика. Сам еще в космическом отряде тырил из столовки и тайком от всех сушил.
ЦУП в последнее время говорит, — жрать на Земле совсем нечего. Шутят зло – скоро мы к тебе прилетим!
А вот хуйвам, дорогие товарищи!
И так, если бы не космические туристы – давно бы ноги протянул!
Последнее время, правда, все худые да костлявые попадаются.
Расчувствовавшийся от мыслей о Родине, перед тем, как залечь в спальный мешок, Данил решил подрочить.
На тех, кто остался внизу.


А в это время внизу, на Земле, в уже сгустившихся сумерках, на крыше одной из бесчисленных московских многоэтажек, поеживаясь от вечерней прохлады, сидел, обняв колени, молодой парнишка.
Звали его Федор Платов.
В голове его назойливым неотвязчивым рефреном крутились приставучие слова из старинного романса, — И вечно молодой…и вечно молодой…
Что-то привлекло его в раскинувшемся над ним, будто в планетарии, черном, но поблескивающем шатре и он взглянул вверх.
И наткнулся на встречный взгляд тысячи звезд.
Холодный.
Пустой.
Колючий.
Безжалостный.
- Эх! Можно было бы вас жрать! – сглотнул слюну Федор.
- Бля буду, добрался бы! Хрен с ними, с терниями…


Теги:





1


Комментарии

#0 15:01  05-05-2011X    
накрутил
#1 15:22  05-05-2011Агата Кристи    
голодный писал полюбому. А чо, жулик нихуево в кабаке похавол.
#2 15:28  05-05-2011Шева    
Х: спасибо. Не ожидал. К сожалению, в части «на МКС» косяк: вместо Сергея следует читать — Данил.
#3 15:47  05-05-2011Саша Акимов    
красиво конечно. но как-то звучит фальшиво. не знаю почему. какойто протухшей акунинщиной пахнет. без обид ежли че. не умею я деликатно намекать
#4 16:21  05-05-2011дважды Гумберт    
понравилось — идея, название. скорей всего, жрать и пить лет через 50 действительно будет нечего. а вместо гуманитарки из космоса прибудут роботы-терминаторы. ну, или в лучшем случае — просто звёздное небо, хлеп поэзии
Шева

я чета думаю, читать надо тоже федор платов.

с момента голода, так се пошло начало охуенно.
#6 18:32  05-05-2011ZUDvJOPE    
а мне понравилость :)
#7 19:11  05-05-2011Sgt.Pecker    
Хорошо Шева.
И вот сразу два стиха в тему вспомнились ггг
http://udaff.com/read/netlenka/stixi/98879/
#8 19:13  05-05-2011Sgt.Pecker    
И ещё классика КК блять:
http://udaff.com/read/netlenka/stixi/43163/
#9 19:34  05-05-2011дервиш махмуд    
через пару лет население земли будет 9 что ли миллиардов. уже сейчас в больших городах вместо еды эрзац подсовывают.
крепитесь.
#10 20:23  05-05-2011Григорий Перельман    
поздравляю. половина текста понравилась(первая), а вторая так себе.
#11 20:35  05-05-2011Красная_Литера_А    
я вас накормлю при случае. не не всех а кое-кого. ягоды там, грибы, и еще подумываю скот разводить всяческий...
короче, спасибо Шева.
#12 20:41  05-05-2011херр Римас    
Ну тут круто каг в принципе и у афтора бывает.
Литера, превет!
#13 20:42  05-05-2011Красная_Литера_А    
римантасс, привет.
радовая тебе безумно. чего нового в ваших палестинах?
#14 20:43  05-05-2011Красная_Литера_А    
прости Шева за офтоп кнечно же, но не могу себя лишить удовольствия с замечательным человеком поздороваться
#15 20:45  05-05-2011херр Римас    
Даничиво, холодно.Дождь. Ветер. Пыль откудато в городе, но это тока на Ваське. (Васильевский остров) Там щас пашу-интересная реставрация ворот 1888 года. Там кузнец из того времени просто доставил приемчиками и самой техникой исполнения.
#16 20:45  05-05-2011херр Римас    
Шева извини пажалуста.
Это чё-то переходное, мало так говорят, и в космос с такими словами не летают, если только залётные, через пинок под зад. Земляне-инопланетяне — эти все, инакомыслящие, на Луне окажутся. Нахуй!
«Черная роза – эмблема печали, красная роза – эмблема любви»? — смотрел давно, кто там о чём говорил — пересматривать надо.
#18 22:31  05-05-2011Яблочный Спас    
мне все понравилось
очень гут
Спас, злободневно, но «людей стало гораздо больше, а еды – катастрофически меньше. Попасть на работу или службу, где обеспечивали хоть какой-то минимум еды, было нереально сложно» — это поверхностно, а, стало быть, значит, не убедительно, точно также по усему тексту.
-
#20 02:33  06-05-2011Лев Рыжков    
Одобряю. «Студеев», считаю, надо на «скубентов» поменять.
#21 06:44  06-05-2011Чёрный Куб.    
здОрово, Шева. здорОво
#22 08:33  06-05-2011КОЛХОЗ    
Травма паха.
#23 08:43  06-05-2011Гусар    
Понравилось в целом. Тока как-то с федорами еле догнал что они разные и космонавт ваще им не родственник.
#24 10:48  06-05-2011mephistophelus    
чёто знакомый какой-то скотопромышленник
#25 20:46  06-05-2011shtepa    
гурьевская каша — десерт, между щами и полкурой не может стоять.
#26 05:59  07-05-2011Володенька    
«назойливым неотвязчивым рефреном крутились приставучие слова из старинного романса». К «скубентам» добавлю «студиозов»
#27 07:43  07-05-2011Borjomi    
я это вчира читал. не хватила терпениев дачитать. щемнотно
#28 21:03  12-07-2011dimas1700    
Заебись.И читается легко.
#29 21:11  12-07-2011Глокая Куздра    
Чота была уверена, что каментила это.
Здорово, одним словом.
#30 13:05  13-10-2013Гриша Рубероид    
нормально.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [52] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....