Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - Не Гневи Посуду!

Не Гневи Посуду!

Автор: Сюрикен Смектоглазов
   [ принято к публикации 11:15  31-05-2011 | Х | Просмотров: 478]
Не гневи посуду! – драконил он твердолобого, хотя сам был оловянный.

- Разве животы бывают мягкими? – парировал другой с ехидцей, застывшей на бирюзовых зубах.

- Ты что, аляповатый, коры берёзовой объелся?! – глюконавтил первый. — Ты посмотри, что эти дитяти под грудью яко кенгурушки носят!

- Глюконавтика – дело тонкое, Петруха. Человечина ведь мягкая дюжеть, вот и употребляют разные алко-наркотические растворы, но даже тогда они её – шупахундру – не имеют, зато она их имеет: раком, да ещё и во все самые жизненно важные органы.
То ли дело мы с тобой, олово моё, мы ведь твердые, как шурупы на крышке саркофага в мавзолее.
Я тебе вот что скажу: пока жизнь ломает об нас свои трухлявые пальцы, пока мышь пляшет на лысой горе со своим медбратом – серым волком, пока киборги наводнили вселенные и выбросили все свои процессоры, заменив их на компьютеры, пока солнце прячется, а мы его догнать никогда не успеваем, — мы будем ставить свою судьбу раком и созерцать, как она – шупахундра – нам отдается!


На этой ноте вдохновенной оловянный солдатик со своим буратиновым другом полезут в коробки, чтобы отойти ко сну.

Завтра Остап, которому намедни исполнилось 6 лет, даже не вспомнит про них, он будет даже занят: снова и снова выигрывать с друзьями по сети вторую кибер-мировую.

Счастливая мама придвинет к нему тарелку с пончиками и убежит к любовнику, пока муж не вернулся.

А папа приползет в дымину пьяный и постарается побыстрее потерять сознания на «усама кровати» — как сам же её ласково называет.

А под конец рабочего дня у Остапа глаза совсем окосеют: он даже не сможет навести виртуальную оптическую винтовку на наглого фрица, и тогда даже недоеденный пончик в тарелке скажет ему: «Не гневи посуду!» – на что мальчик испугается, да убежит прятаться в «лилипусенькую кровать» — как её ласково обзывает мама, когда напьется.

В это время оловянный солдатик по кличке Петруха вместе с Буратино вылезут, словно демоны в ночи, из своих берлог. Они будут созерцать структуру вселенной, глюконавтиться по этому поводу и размышлять на самые разные философские темы.

Оловянный похвастается, что вполне овладел практикой Вуду, ведь теперь даже пончики разговаривают по его удаленной воли.

Буратино будет плакать автоматом, ибо весна на дворе, а в это время береза, из которой он сделан, всегда плачет.

Петруха же, в попытке развеселить друга, забалагурит:
- Представь, деревянный, сто пятьдесят лет тому назад лежал я как-то оловянной ложкой ночью на столе. И вот, помниться, просыпаюсь, оттого что на экране стены рыжие огни чечетку плясать вздумали. Ну я и говорю: ёперный Александр Второй! А сам глядь в окошко, а там – береза поёт, сгорая в огне, представь себе! А дальше ещё пуще: слышу поутру, как дворник барину на всю улицу кудахчет: «доили мы берёзу-то, доили по весне, а таперича она совсем пожухла с пеплом», – Ну ты прикинь! – и сильно засмеётся.

Буратино историю эту поймет по-своему разумению, а посему станет ещё больше капать сучком, который у него вместо носа, увлажняя берёзовым соком ковер.


А дальше повернется ключ, да несмазанная дверь заскрипит – это мама пришла и крадется, будто мышка, надеясь, что муж опять вдрабадан пьяный, а поэтому не заметит её позднего прихода, порванных трусиков и следов любовника на груди.

А Оловянный солдатик, услышав это, лукаво улыбнется и пафосно забахвалится:
- Сейчас ты засмеешься, берёзовый, сейчас я тебе покажу настоящий мастер-вуду-класс под названием «Не Гневи Посуду!»

После чего он сделает таинственные пассы руками. После чего тарелка, стоявшая на подоконнике на кухне, с грохотом разобьётся, поскольку ветер толкнет незакрытое окно. После чего папа спросонья заорёт: «опять с кем-то трахалась, сука!» После чего мама завизжит таким фальцетом, что даже свиньи позавидовали бы. После чего Остап проснется с панической мыслью, что фашисты уже высадились и сейчас его расстреляют, после чего сам завизжит свиньей, — и вот после всего этого Буратино обнимет друга и скажет:
- Олово моё, гнев посуды – это круто!

А оловянный опять заглюконавтится и по-философски выдаст:
- Увы, сок ты мой берёзовой, забрели мы с тобой на кинопросмотр мыльной оперы «Хроники Давно Потухшей Семьи».

Это было вчера, а сегодня, когда наши друзья проснутся, квартира опустеет: жена уйдет к любовнику, которому тоже нужна жена, чтобы можно было блюсти супружескую неверность, папа будет до конца жизни обмывать это дело с друзьями, да и Остап перекочует вместе с компьютером к бабушке, чтобы, по её мнению, уберечь свою психику от нерадивых родителей.
Всё слишком банально и предсказуемо, а наши деревянно-оловянные герои не любят скучать, а посему вылезут ночью в окно и пойдут гулять в парк. Там они встретят Анийона, который будет называть себя Чиполлино.

Засмеется Буратино и всё-таки начнет плакать, когда скажет:
- Ну какой же ты Чиполлино, пасхальная шелуха! Ты самый натуральный Анийон, а если тебе так нравятся итальянские словечки, то можешь называть себя Пикколо-Анийон – ты ведь такой же маленький, как и китайский чеснок от насморка, хоть и воняешь не так громко.

Разговорятся давние друзья и оловянный с деревянным пожалуются Анийону, что, мол, опять взялись за старое и по ночам глюконавтят глюконавтику, а потом оловянный Петруха неожиданно поинтересуется:
- Лука, скажи, чем ты сегодня навонять нам вздумал?

- Я вот как запахну, мои други, — начнет Анийон ака Чиполлино,- запахну, что все плачут: и богатые, и бедные, и Санты, и Барбары, и Дум с Дом Два.

Но его рассказ прервется раскатами хохота от двух благодарных слушателей. Вот уже 30 лет они каждый год весной и осенью с ним встречаются и всегда деревянный с оловянным падают со смеху от этой истории, которая иногда видоизменяется.
- Эту песню мы знаем, Лука, хи-хи-ха-ха, и она нам очень нравится, хи-хи-ха-ха, но, пока мое олово окончательно не погнулось, хи-хи-хи, навоняй нам, как тебе удается быть таким же долгожителем, как и мы? Вот я, к примеру, когда разогреюсь, становлюсь жидким и превращаюсь в кого захочу яко терминатор. Бура из железного дерева выструганный – твердый, как кол в сердце Дракулы. Но как тебе, Лука, удается прожить так долго? Ты же, запах свой источая, сохнешь и гниешь быстрее, чем член встает после первого оргазма!

Анийон так навоняет на это:
-…

А впрочем, уже не важно. Жалко, на этом месте прервать описание наших героев. И это вовсе не потому, что Буратино не будет жутко интересно, каким это самым образом оловянный применит свой мастер-вуду-класс «Не гневи посуду!» к Анийону, а потому что все истории в этом мире когда-то заканчиваются.

А впрочем, нет. Опьянели наши герои и заклюконавтились пуще прежнего, да и не жалко им было товарища лукового, его ведь осенью по-новому клонируют и явится он к ним снова весь такой из себя неистребляемый.

И вот, уже с отрыжкой луковой, доказывает пьяный оловянный пьяному деревянному:
- Я – мастер войны, бура, а вместе мы – армия непобедимая! Пойдем войной на всех этих шутов гороховых с их извечными маразмами. Подожжешь ты своих собратьев, и пусть они пляшут на все четыре стороны, а заодно и меня разогреешь, чтобы я им компьютеры так перепаял, что всех их процессоры с микросхемами вмиг замкнутся к чертям собачьим! Своих-то у них уже нету. Свои-то они уже давно выкинули! Мы им устроим бионику, бура! Мы им покажем настоящий гнев посуды!

Ну и тому подобное. Правда, на следующий день ничегошеньки не вспомнят, а отрыжка луковая будет напоминать о чём-то странном, что в головах вчерашних крутилось. И только гнев посуды будет снова и снова вдохновлять их на великие подвиги ратные, а посему они нам скажут: спокойны ночи малыши – не засыпайте токмо внутри своих компьютеров!



Теги:





0


Комментарии

#0 11:48  31-05-2011X    
да ну нахуй
#1 17:49  01-06-2011Нови    
Не цените вы оригинального мышления, сволочи. Это, может, и нехорошо, но надо молодого писателя подбодрить.
Впрочем, хорошо, потому что немножко смешно.
#2 17:58  01-06-2011Яблочный Спас    
слово «алко-наркотический» в этом тексте нифпесду ни красную армию.
в остальном Нови права, чо
#3 12:37  03-06-2011Сюрикен Смектоглазов    
Нови, Яблочный Спас, спасибо за подбадривание.

Этот текст был экспериментальной иронией. Насколько она удалась, вам судить.
Над «алко-наркотическим» покумекаю.
#4 14:03  03-06-2011Нови    
Смотрите, какой милый!
#5 14:20  03-06-2011Гельмут    
/Жалко, на этом месте прервать описание наших героев/ не жалко. очень даже вовремя прервал. впизду такое описание долго продолжать.
тоже типа подбодрить пытаюсь.
#6 14:22  03-06-2011Нови    
Гельмут не сечет.
#7 14:40  03-06-2011Гельмут    
чо это это Гельмут не сечёт. сечёт ещё и как. не надо вот тут вот этого. здесь.
#8 15:43  03-06-2011Сюрикен Смектоглазов    
Гельмут, картина у меня получилась пестрая и раздражающая мужские глаза.
Судя по откликам, которые я получал до этого, такое описание ценят в основном женщины или большие любители маскарада, да и то только те, кто прорывается через археологизмы, которых я туда порядочно утрамбовал.
#9 16:59  03-06-2011Гельмут    
если женщины ценят, уже отлично.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:57  19-11-2017
: [0] [Х (cenzored)]
*посвящается поэту-байронисту, романтику и декабристу
Александру Бестужеву-Марлинскому

Он просил у вас хлеба,
а вы дали ему камень...
Потому то я к бабам
не хожу с цветами...

Я несу бабам деньги
Я несу бабам хавку
На....
08:05  18-11-2017
: [11] [Х (cenzored)]
...
10:12  17-11-2017
: [0] [Х (cenzored)]
Есть у вас по солнцу наработки?
Надо полнить тощую казну
Пусть не скачет зряшно от Находки
Одичавшей антилопой гну.

Для себя должны мы выгнуть право
Продавать его весёлый свет,
Вдруг да рухнет русская держава
И совсем развалится бюджет....
10:11  17-11-2017
: [4] [Х (cenzored)]
Ломанулась к чертям, посылая по доброму осень.

Подмигнув фонарям, листопадом припудрила носик.

Звезды, словно на мед, налетели с окраин вселенной,

Пробурив небосвод, задождили фатальной изменой...

Каблучком приколю пожелтевшие ревностью лица....


Грозен, страшен горизонта
Поэтического вид –
Со времён Атиллы гуннов
И Чингиза, словно бич,

Орд «Ежей» поход по сайтам,
С диким кличем голося,
На читательские массы
Налетает, ум разя.

Сонм поэтов одряхлевших
Совещается зазря:
«Старый чин благоговейно
Возвернуть опять пора»....