Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Хроники смутных времён

Хроники смутных времён

Автор: Голем
   [ принято к публикации 00:30  11-08-2011 | Raider | Просмотров: 449]
(черновой фрагмент рукописи «Везучий, подонок!..»)
* * *
«… если кто и имеет права в подвале, то это ночь, она здесь чернее ваксы и длинна, как солнечное затмение… и довлеющему над всем страху человеческому неведом конец времён. Чернее подвальной ночи только души людские. В ту памятную ночь средь полного затмения что-то вдруг толкнуло меня изнутри. Вот что: Даши в подвале нет, и Ванька где-то завис! Это было плохо, до того плохо, что я застонал, заматерился шёпотом, про себя. Стоило польститься на халявное пиво – и на тебе, проспал! Спиртного-то неделями нет, ну и развезло. А засыпать и просыпаться с голодухи – такая мука! Желудок пуст, отчаянно пуст… только тем и занят, что ноет от голода. Тому, кто сможет привыкнуть к обострённому чувству голода, холода, постоянной нужды и безработицы, не составит труда утратить заодно и человеческий облик...»

«...чёрный кот, облезлый кот влез по крыше в дымоход… бредя подвальными закоулками, я вспоминаю одну из августовских ночей, проведённую в подпольном видеосалоне вместе с соседями-беспризорниками, Ванькой и Дашей. Перегородку в примыкающем к видеозалу чулане нам удалось проломить не сразу. И всё-таки – ой-ой, до чего же нам повезло! Рейки в задней стенке дворницкого чулана, как оказалось, были установлены вперемешку с кровельной дранкой… и небрежно заляпаны цементным раствором. Поочерёдно ударяя кулаками и локтем, я взломал перегородку. Затем расширил пролом до нужных размеров. Пробравшись в отверстие, мы, троица взломщиков, оказались в коридоре видеозала, между входной дверью и окошечком кассы. Касса была прикрыта картонкой с карандашной надписью «Мест нет». Постучав ногтем по картонке, я потянул на себя хлипкую дверь и вошёл в небольшую комнатку, сплошь уставленную разномастными стульями.

Это и был подпольный видеосалон.
Пиратский, как сказали бы лет десять спустя… Ванька сразу же уселся в центре зала. Завертел головой, с почтением разглядывая большой центральный телеэкран и два по бокам, поменьше. Сложив руки на коленях, как семиклассница, Даша уселась рядом с братом и сказала:
– Ну, ладно… а если застукают?
– Мне будет срок за незаконное проникновение. А вам – приёмник-распределитель! – откровенно сказал я, ибо никогда не лукавил с детьми.
Вранья в их короткой жизни случалось и без того навалом. Четырнадцатилетняя Даша молча кивнула, а Ванька приосанился. Девятилетний пацан ощущал себя гунном-завоевателем, и плевать ему на все, сколько ни есть в округе, приёмники-распределители!
Мало, что ли, сбегал отовсюду...»

«…к берегам залива близилась осень.
Августовские ночи продолжали проскакивать с головокружительной быстротой.
Дети стали кукситься: лето прошло! На море хотим. Кто и когда вывозил их на море, я выяснять не стал. Самому хотелось чем-нибудь скрасить серые подвальные будни.
Пробегая по Лиговке, как-то остановился перед яркой вывеской: «Видеосалон». Листок на дверях извещал: 18-го и 20-го августа все сеансы после 23-00 отменяются! По техническим причинам.
Из вывешенного текста следовала парочка любопытных выводов.

Во-первых, ближе к полуночи в видеосалоне никого не будет.
Во-вторых, заявленная в афише «Золотая лихорадка», скорее всего, уже пылится в будке киномеханика, в груде боевиков и порнухи. А Ванька с Дашей ещё не видели чаплинских фильмов! Показать, что ли? Три дня я готовился, засекал время открытия-закрытия, изучал планировку… пока не натолкнулся на возможности, предоставленные расположением дворницкой. И вот среди ночи мы вломились в этот убогий кинотеатр, чтобы взглянуть на Чарли Чаплина. Повезло в чём ещё: хозяева видеозала второпях забыли про сигнализацию.

За стенкой видеозала отыскалась крохотная «будка киномеханика».
Я влез и покопался в ней. Зажёг свет, пошарив по стеллажам, выудил из вороха кинохлама картонную коробку с размытыми чернильными каракулями «ч.чап. – зол.лих.». Осторожно пробудил к жизни тушу первого (и единственного!) советского видеомагнитофона ВМ-12. Приёмник видеокассеты, прожужжав, вышел из плоскости корпуса и глумливо уставился на меня: действуй, чего там! Раз уж припёрся… оставалось вставить кассету, включить пару телевизоров, расположенных по бокам видеозала, и вот он, фильм – начался! Дети радостно захихикали. Уже через минуту бродяга Чарли стал их кумиром! Конечно, я не без умысла притащил малышей посмотреть именно этот фильм.
Пусть развлекутся, да и стойкостью духа тут есть с кем померяться...

Дверь будки распахнулась, и в нашу беспокойную жизнь ворвался новый персонаж.
Не заявленный ни в одном из сценариев – ни в чаплинском, ни в моём. Лицо его, подвергавшееся износу, поди-ка, лет тридцать, отличалось крайней худобой, выпученными глазами и конопатостью. Казалось невероятным, что один человек может носить на лице такое количество веснушек! Они определённо уже карабкались друг на друга…
Конопатый шёпотом поинтересовался:
– Ты чего тут? Где Лёха?
– Я безбилетник, – отозвался я, тоже шёпотом.
– А-а, – сказал конопатый в полный голос. – Тогда посиди, а я пойду милицию вызову. Э, да в зале ещё кто-то есть!
– Дети в зале, – сказал я просительным тоном. – Не мети пургу, слушай… пусть досмотрят. Это же беспризорники. Ну, будь человеком!
– А-а… тогда я не пошёл, а побежал, – сказал конопатый и сунулся было в дверцу кинобудки, но, ухватив за шиворот, я вбросил его назад, аккуратно захлопнул дверцу и сказал, глядя в выпученные глаза с бровями в ржавчине:
– Сказано тебе, сиди тихо!»

«… лицо конопатого выразило крайнее изумление, после чего он бросился на меня.
Вначале я лениво принял хлынувший град ударов. Однако, видя, что агрессор не унимается, улучил момент и отпустил веснушкам полноценную оплеуху. Снова захватил ворот рубашки, крутанул, слегка придушив противника – в надежде, что заставлю его успокоиться… куда там! Лицо незваного гостя позеленело от удушья, контрастируя с веснушками. Глаза, ещё больше выпучась, налились дурной кровью. Самое неприятное, что ручонками сучить этот гадёныш принялся ещё энергичнее...»

«… боясь, что дети услышат возню и перепугаются, я легонько стукнул пришельца головой об стенку. Конопатый ахнул, начал было опускаться на пол… но от удара обрушилась полка с канцелярской мелочью. В руках у рыжего клоуна оказались маникюрные ножницы с острыми загнутыми краями. Он тут же пустил их в ход. Первый удар глубоко рассёк мне левую щёку, алая кровь полотнищем хлынула под рубашку. Следующие тычки пробили кисть и предплечье, потом посыпались безостановочно. Задыхаясь от боли, по-прежнему стараясь не шуметь, я кое-как сбил противника на пол и попытался слегка придушить. Раздражаясь от запаха собственной крови, я потихоньку утрачивал душевное равновесие, что становилось опасным – для нас обоих…»

«… экранный Чарли наконец-то осознал, что домик, давший ему приют, стоит на самом краю обрыва. Бродяга заметался в поисках равновесия, но привычный мир то и дело ускользал от него. А зрители неистово хохотали, наблюдая, как бывает унижен и слаб человек, утративший контроль над стихией...»

«… конопатый явно слабел, однако не переставал наносить удары.
С ума сойти! Такое впечатление, что он нашпигует меня сейчас чесноком, чтобы запечь в духовке… вот гад упрямый! Никак не уймётся. Только не в шею, сука, яростно размышлял я, задыхаясь и кашляя, не дай тебе Бог-Всех-Рыжих попасть в артерию!.. В самом деле ведь придушу, чего доброго. Пальцы устало соскальзывают с перемазанного моей кровью вражеского горла… ну и чёрт с тобой! Наконец-то и мне слегка подфартило: под столом отыскалось ведро с мокрой тряпкой. Продолжая удерживать рыжего клоуна на полу, я вытащил тряпку из ведра и попытался засунуть вместо неё вражескую голову. Голова в ведро помещалась… но до воды, к сожалению, не доставала! Тогда я перекатил рыжего на живот, ткнув его носом в грязную, мокрую тряпку. Вполсилы шарахнул локтем в затылок. Впрочем, и полсилы-то, кажется, не оставалось.
Но конопатый расслабился и затих...»

«… Чарли с аппетитом доедал шнурки, и Большой Билл, вместе с восторженно хохочущими зрителями, дивился неиссякаемому оптимизму маленького бродяги. Скоро будет знаменитый танец с булочками. Хотелось бы, как хотелось бы посмотреть...»

«… отдышавшись, я кое-как встал на ноги, ощущая неистово бегущие под рубашкой потоки крови. Пошарил в столе: смотри-ка, снова удача! Отыскался кем-то забытый пузырёк с кристалликами марганцовки. Открывать пришлось зубами: руки пока что слушались, но не слишком уверенно. Я высыпал горстку кристалликов в крышку от баночки из-под детского питания. Механики любят держать в таких баночках мелкий крепёж… поискал глазами, нет ли какой-нибудь воды. Но вода была только в грязном ведре. Тогда я аккуратно сплюнул пару раз в крышку от баночки. Размешал тут же подобранным карандашом полученную жижу. Вытащив из кармана платок, разорвал надвое и, промокнув раствором марганцовки, стал поочерёдно прикладывать к многочисленным порезам. Вот когда израненная шкурка заболела по-настоящему… Поверженный клоун очнулся и застонал. Снова сунулся лицом к дверям. Лежать, сказал я ему и вновь шарахнул в затылок. Какого чёрта ты меня так испоганил!..»

«… обшарив карманы пришельца, я нашёл лишь пару мелких купюр: не густо…
На лечение пойдут, сказал я себе, обозлённый донельзя. Сунул деньги в нагрудный карман и вышел к детям. Фильм заканчивался. Надо бы вернуться в будку, выключить честно отработавший видик, но я вспомнил про конопатого и сплюнул: ладно, само погаснет! Дети досмотрели комедию и принялись обмениваться впечатлениями.
Тут Даша заметила, что я весь в крови...»

«… подойдя, она спросила вполголоса, стараясь не испугать брата:
– Что случилось?
– Кошка поцарапала, – сказал я.
чёрный кот, облезлый кот...
– Эх, здорово! Ты что, порезался? А что теперь делать будем? – подбежал сияющий Ванька.
Что делать, что делать… больше всего на свете мне хотелось бы лечь и закрыть глаза.
Болело всё, даже позвоночник! И как-то нехорошо, толчками расходился по телу озноб от изрядной потери крови.
– Что делать будем? – сказал я с натужной улыбкой. – А пойдём теперь в круглосуточный магазин! То есть, Даша сходит, а мы с тобой погуляем… Дашка, держи-ка деньги.

Не хватало ещё, чтобы, углядев такого красавца, продавцы подняли тревогу!
– А что купить? – сказала Даша, машинально поглаживая ассигнации.
– Как что? – удивился я. – Две больших, жёлтых груши…
И потерял сознание…»

«… каким-то чудом дети, привыкшие к вечно пьяной и взрослой родительской ноше, вынесли меня через проём. И даже выволокли на улицу. Только там я смог очухаться и на своих ногах добраться к подвалу. Менты злополучных взломщиков не искали, ничего ж не пропало! Но и прочим обывателям было не до нас: утром начался путч…»


Теги:





2


Комментарии

#0 14:52  12-08-2011N2O    
пусть будет так.
Спасибо, лифтерёр
*на ЛП по-прежнему есть, что почитать...* (с)
#1 14:56  12-08-2011Яблочный Спас    
я в кавычках тока не разобрался.
а так очень хороший рассказ.
#2 16:25  12-08-2011Голем    
Полностью рукопись выложена здесь: www.crearnbook.ru/write/work/read.html?WorkID=1906
#3 17:25  12-08-2011Голем    
N2O, весьма польщён и очень признателен.
.
Яблочный Спас, кавычками и отточиями мне хотелось передать сбивчивость и одновременно яркость воспоминаний главгера, излагаемых от первого лица (и в основе своей подлинных).
не уверен, что получилось — я дилетант.
#4 19:40  12-08-2011Яблочный Спас    
не ну я просто не разбираюсь.
но считаю что если с первого раза непонятно, то эксперимент не удался. надо чото другое.
недавно искал способ тоже в похожей ситуации.
#5 22:27  13-08-2011Ящер Арафат    
нормально

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....