Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Душа участкового

Душа участкового

Автор: Безнадёгин
   [ принято к публикации 15:25  10-11-2011 | Х | Просмотров: 443]
Жил Иван худо бедно, проснулся как-то, несколько минут поежился от утреннего холода, почесал яйца, да шел умываться. В последнее время по утрам было как-то особенно темно, как-то особенно холодно и как-то совсем- совсем тихо. Выйдя из коморки, достал Иван сигарету, чиркнул пятирублевой зажигалкой, вдохнул годный, хороший дым крепкого табака, сплюнул, да пошел осматривать участок работы.
-Здорово, сосед- привычно, как и каждый день пожал руку Иван своему соседу Игнатенко- К смерти поди бежишь?-
- Так точно ВанВаныч- ответил Игнатенко и улыбнулся четырьмя оставшимися во рту зубами
Игнатенко был спортсмен и Иван его не любил. Старик- а все туда же.
Зимний просеянный через слишком большое сито неказистый снежок кружился над Иваном. И вместе со снежком кружилось кое-что еще. Черненькое и мелкое, как брызги вокруг воронки от петарды, взорвавшейся на снегу. Это были мухи. Над Иваном уже много-много лет кружились мухи. Вился вокруг головы его постоянно зудящий рой дрозофил. Что не пробовал Иван, а не мог с ним справится. И по лекарям ходил, и мылся поначалу по три раза на дню, и духами душился и душил себя дихлофосом в закрытой комнате и творил биту из газеты да гонялся за проклятой мошкарой – не помогало ничего. Сначала с ума сходил Иван, места найти себе не мог от вечного звона да жужжания в ушах, а потом пообтерся, пообвыкся, да и замечать перестал.
Был Иван всегда человек несемейный, с юности одинокий и к общению не располагающий. Не сказать что урод, отталкивающего ничего не имел он, но и притягивающего тоже. Катился он по склону жизни как пустая жестянка. Ни любви не знал он ни обиды.
Закончил двадцатью двумя годами университет, в армии на дедов попахал, да решил устроиться на работу. Сначала по специальности хотел- юристом, да их как скота в урожайный год, хоть режь. Так и стал Иван- участковым. Выделили родня ему каморку, да за труд награждало государство деньгой, а граждане- бутылкой. Думал сначала Иван, мол, на время, пока достойного не подберу. Да в милицию дверь железная- при входе ногой открывается, а как выйти попытаешься- так много силенок отдашь. А напрягаться не любил Иван, даже дрочил с холодком.
Так и стал Иван дни не считая, заметок не делая, календари не листая, милиционерничать. Ходил бродил по району с бумажками, мел листву сапогами казенными, плевался, да пил вечерами. Детки малые называли его дядя Ваня, мамки их- поди его ровесницы- ВанВаныч, а зеркало по утрам просто да понятно- Иваном Ивановичем Лобачевским, ну а братия пьющая за бутылкой, иной раз и «лбом» обзывала, да утихали резко, когда в арку дворика входил Иван. Строгий был участковый, да непридирчивый, коль спокойно сидишь не тронет, а как разойдешься, так спуску не даст.
Сам Иван напивался до крайнего безумия редко. Только в компании с самым дорогим сердечку милицейском человеком- шлюхой Тамарой. Познакомился он с ней во время рейда по квартирам да притончикам. Искали кого-то районные опера, а Ивану знай ходи да проверяй элементы преступные. Вломился тогда Иван к алкоголикам, да и получил в жбан, от уркагана какого-то неместного. Не Тамарка — так и забили бы до смерти. Спасла его центровая проблядь, оттянула дружков, во двор вынесла, да в больнице с неделю охаживала. Сотрясение у Ивана было, а появились медаль да баба. Медаль за помощь в поимке преступника дали. А баба сама прибилась, не отгонять же.
Вот только героем Иван не был, ходил себе ближе к стеночке, а по ночам смотрел поверх книжки в потолок да считал дрозофил над головою. В гостях исступленно бился в решетку железной кровати лбом, трахая Ирину, да ел в семейках на кухне у нее постоянный омлет. Жили серо, телевизор старый барахлил, и показывал такую же черно-белую жизнь, чтоб не обидно Ивану было.
А однажды ранним утром проснулся Иван от звонка телефонного. По работе звонили, на спокойном его участке обнаружился труп. Вот и брел сейчас Иван по первому снежку на место преступления. Подошел и обомлел- лежала в пятне, толи крови, а толи малинового рассвета Тамара. Лежала да горя не знала. Не розовые щеки снежку подставила а желтые, сразу обуродовавшие лицо впадины. Торчал из живота Тамары лом, да бегали вокруг медики. Толи воскресить хотели, толи к коронкам золотым примеривались. Да и воскресни Тамара, тут же опять и умерла бы от боли невыносимой.
Стоял Иван и смотрел, потом растер кулаком тонкий ручеек единственной слезы, как художник краску на мольберте разбавил, да начал в бумагах копошиться. Свидетели нашлись, указали на таджиков, в подвале живших, мол, был у работяг со шлюхой конфликт, обслуживать отказалась немытую братию. Да так и убили. Разговоры разговорами а улик нет ни на кого. Взяли менты районные первого попавшегося, списали на него Тамарино убийство, да покатили на УАЗе за премией. А Иван вернулся в комнатку свою, определил ровных двести грамм, да и выпил, повторил, выпил, да опять повторил. Посидел посмотрел в окошко, включил телевизор, помолчал, помолчал, хотел было спеть, да раздумал. Плакать хотелось Ивану, а не петь. По телевизору сватали кого-то, на улице выли псы. Вышел Иван на кухню, открыл шкаф, достал старый ржавый нож охотничий, включил мотор с точилом, посмотрел на искры, вышел было на улицу, хотел узбеков убить. Да вернулся.
Поставил старую кассетку Любэ в магнитофончик, сел по самурайски, да и полоснул себя по животу два раза- туда да сюда. Ждал Иван, что кровь брызнет, что больно будет, а оно как бы и не так. Стала из Ивана не внутренность сыпаться, а гниль. Сгнил он, сгнил заживо. Сгнил и от жизни такой, и от смерти. Смердила гниль, мухи зажужжали сильнее, а Иван смотрел да смотрел, как из новых надрезов сыпется гниль яблочная. Сыпется на пол, волокнистая гниль телесная. Душу Иван ждал, старательно себя выскабливал, а души у Ивана и вовсе не было. Только гниль была. Билась под кожей страшная гниль. Гниль распорялка и дней человеческих. Мошкара накинулась на нее, стала сновать в ней и подыхать от смрада невыносимого, а Иван скоблил, да скоблил. Да так скоблил, что все и выскоблил, осталась только одна кожа светлая, светлая, да легкая как паутина.
Проснулась кожа утром и пошла на работу, и в крови таджикской испачкалась, и от ответственности ушла, и людей по добру по здорову рассуживала. И не кружились над нею мухи, и шла по вечерам не пошатываясь. Жила себе да жила, пока в прах не осыпалась.
Придавили ее землей могильною да плитою тяжелой, что не унесло кожу ветром. А душа Ивана, бродила потерявшись по первоснежному утречку, по своему участку, подкуривала пятирублевой зажигалкой крепкую сигаретку, да смотрела как бежит Игнатенко вдаль, как лежит шлюха Тамарка, толи в крови, а толи в рассвете малиновом.



Теги:





1


Комментарии

#0 00:17  11-11-2011X    
автор бухает
#1 00:25  11-11-2011Лев Рыжков    
Сомнительный чота рассказ. Есть несколько хороших моментов и ахуенных выражений. Но учясткового автор хорошим, в принципе, дядькой показал. Так шта гниль для меня стала даже неожиданностью.
И первое предложение еще — косячное шояибу. "… проснулся как-то, несколько минут поежился от утреннего холода, почесал яйца, да шел умываться". Где не нужна приставка «по», там она стоит. А где нужна — там нет ее!
#2 00:25  11-11-2011Яблочный Спас    
всем бы так бухать
а финал так вапще блять.

респект, короче, автору.
#3 00:28  11-11-2011X    
Лаврайтер, это мелоч. У Акунина корректор платный.
интересно, сколько таких гнилых человеков набрать можно для подсчёту? Каждого ножом не проткнёшь ведь?
Охуительно!
#5 01:32  11-11-2011Безнадёгин    
ну нихуя себе. пью третий день.
#6 09:29  11-11-2011STEBO    
Ну что же такое, билять, что ни автор то бухает, что ни авторша так тупая недоебанная сучка… М-да, тяжелой жизнью живут литпромовцы в своих пиндосоивритодойчландах и росстолицах. Но, тем не менее, гордятся этим… Видимо, нальют соседскому мальчишке водяры или отсосут ему письку, а потом подают ему кусок обоины, исписанной с обратки «литературой» или «блядамой»: на, мол, пацанчик, иди к себе, набей текст на клаве, отправь на сайт Литпром. Затем протягивают худую волосатую руку, а там наколото МИША или МАША:" Это мой ник..." А пароль — на другой руке. А иначе как? Откуда деньги-то взять на эти компьютерные шарманки, разве стока бутылок на помойках соберешь… Суки эти едросы, развалили, блять, страну.
#7 10:03  11-11-2011КОЛХОЗ    
скаска.
#8 11:55  11-11-2011Шизоff    
очень оптимистическая трагедия
#9 14:39  11-11-2011дважды Гумберт    
очень понравилось. ничего умного не добавлю в данный момент. а, весь текст типа нанизан на одну интонацию. хорошо это или плохо — хуй его знает. в антологию *про ментов, плохих и хорошых*
#10 15:50  11-11-2011Безнадёгин    
За каменты и рубрику спасибо. LoveWriter- да и правда- косяк, просто закидывал с работы с бадуна, некогда править было. А про гниль- так ведь не обязательно, что только плохие гниют, в серых и тихих гнили поболе.
#11 17:55  11-11-2011Федор Михайлович    
коменты не читал.
добротное чтиво, пашел смотреть тексты автора
Рассказ понравился. Жизненный. Но по поводу гнили не согласен. Гниль может быть только в плохом человеке, а участковый был хорошим. Эта нестыковка в конце размывает эффект от всего рассказа…
#13 19:42  11-11-2011Федор Михайлович    
небыл он не харошым не плохим, никаким он был патамушто гнил.
Нестыковка тока в том, что он все вроде как почистил, но духовности в замен никакой не хапнул чтобы по совести там решать потом и в крови мараться. Отдельно душа уже после официальной смерти ходила покуривала.
#14 20:07  11-11-2011Безнадёгин    
Не хапнул он ее потому когда он себя скоблил в нем души уже не было, некуда было ее хапать. ничего кроме кожи и гнили. А душа из него ушла когда он в бумажках копаться начал. Впрочем, это мое субъективное. а там- кому как.
#15 20:52  11-11-2011Федор Михайлович    
не ну чето же его дернуло с убийцами разобраться и людей рассуживать по добру по здорову, не спростаже, чем то должно это мотивироваться? иле это такие ментовские рефлексии ты считаешь?
Федор Михайлович
«Строгий был участковый, да непридирчивый, коль спокойно сидишь не тронет, а как разойдешься, так спуску не даст».«Сам Иван напивался до крайнего безумия редко.» (с)
Для участкового качества отличные.
#17 21:10  11-11-2011Швейк ™    
Очень хорошо
#18 21:11  11-11-2011Федор Михайлович    
опять же до крайнего безумия редко? или напивался до крайнего безумия? Ну это так доебоны уже конешно
#19 21:15  11-11-2011Безнадёгин    
я счетаю, что жила кожа по инерции. А единственным поступком не инертным было убийство, но это уже не он делал, а кожа, без души и гнили. А в остальном как жил он так и кожа жила. Ну а с запятыми и прочим, некогда редоктировать было.
#20 21:22  11-11-2011Федор Михайлович    
а ну тогда все зоябись складываеца хуле. От я серость

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....