Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Стирка

Стирка

Автор:
   [ принято к публикации 12:36  31-05-2012 | Шырвинтъ | Просмотров: 890]
"Такие дела, брат, любовь.
Такие дела, брат, любовь..."

С.Чиграков




Я хочу рассказать вам историю. Совсем непримечательную историю, в общем-то. Так, мелочь…

У меня был брат. Самый что ни на есть родной брат. На три года младше меня. Наше братство было таким классическим и настоящим, что об этом даже скучно писать. Женей его, кстати, звали.
«Что не Евгений-то гений» — почему то вспомнилась мне примитивная надпись на сувенирной кружке, которую я ему как-то подарил на 23 февраля какого-то хорошего года. Да уж…
Мы стали взрослыми дядьками и как-то пошло у нас все в прямопропорциональной зависимости. Чем лучше все было у меня, тем хуже все становилось у него.

Приехал я, помню, в родной город, захожу в его съемную квартиру (свое жилище к тому времени Женька уже благополучно продал и деньги проебал), сидит теща, несчастная такая, возле куцей новогодней ёлки. Вяжет гнутыми спицами что-то нехитрое. Близоруко щурится в бифокальные линзы допотопных очков.
- Как дела? – спрашиваю — С наступающим.
Молчит.
- Где Женька?
- А хрен его знает, где твой Женька. В деревню с Вовой-придурком уехал. Траву какую-то они там в деревне курят. Приезжает — глаза стеклянные. Ничего не соображает. Только лыбится и молчит. Совсем он потерялся, Женя твой – почти без эмоций вещает она — Зачем он нас сюда притащил? Сидели бы в своем Израиле, горя не знали. Ох…
Я тоже вздохнул. Она, не отрываясь от вязания, продолжает:
- Представляешь, захожу в магазин, смотрю на скумбрию копченную и так мне ее хочется… А купить не могу. Совсем денег нет. Я очень люблю скумбрию.
Я вздохнул еще раз. Господи, неужели это не сон?
- Собирайте – говорю — чемоданы. К себе вас заберу. В Сибирь. Устрою Женьку на работу. Все будет хорошо.
Хотя знал уже — ничего не будет хорошо. Не будет. Но, а как по другому, скажИте? Надо ведь что-то делать, если теща брата даже говняную рыбу себе позволить не может. А я хоть целый рефрижератор этой рыбы купить могу. Вместе с тарой и вагонными парами.
- А Лина как же? Ей в школу через год. А Славик? Ему инвалидность оформлять нужно – подняла она на меня свои коровьи глаза.
- Устроится все – присаживаясь на колченогий стул, заверяю я – собирайтесь.
Еще и ёлка эта убогая. Под ней ободранный пенопластовый Дед Мороз. Какие-то дешевые конфеты. Слезы наворачиваются. Он ведь еще и пытается создать видимость какого-то семейного уюта. Господи, в этой паршивой съемной «хрущевке». Бедный, непутевый человечек. Брат.
***

И вот они приехали. Сняли квартирёнку убогую в рабочем микрорайоне. Где через одного наркоман. Как-то расселились. Я его устроил к себе на работу. А он, все равно, жалкий такой. Пришел, помню, в офис. Лето было, жара. На нем брюки белые холщевые, тонкие такие. А сквозь них трусы семейные просвечиваются. На трусах рисунок этот убогий – какие-то мультипликационные красные хуи, больше похожие на куриные косточки, с безумными глазами друг за другом бегают. Типа, оригинальные, шуточные трусы. Такие трусы до сих пор на каждом провинциальном рынке купить можно. Дешевка.
Все шепчутся вокруг, хихикают. Он ходит по офису в этих хуях просвечивающихся… Жалко так его стало. Ну что ж, думаю, эти две дуры не могли нормально человека на работу собрать. Подозвал его, на ухо шепнул. Отправил домой переодеваться. Закрылся в кабинете…
***

Стиральной машины у них не было. Там и места-то под стиральную машину не было. Они, иногда, по субботам, приходили к нам. Он и его безгранично глупая жена. Ну, как водится, выпивали-закусывали, заодно и белье стиралось. У меня-то стиральная машина была. Все, как положено. Автомат. С функцией отжима, с сушкой. Тыща оборотов в минуту.

И вот, приходят они ко мне. В огромном десятирублевом пакете белье. Поставили стирку – сели за стол. Я что-то там умудрялся готовить вкусненькое в эти дни. Из мяса. Когда приходил брат, я готовил сам. Мне казалось это символичным почему-то.
Сидим, выпивает. Детство вспоминаем. Хохочем. Я еще, вроде как, неумышленно эти воспоминания нагнетаю, накручиваю. На подкорке уже. Хочу сказать ему этим, кричу даже – «Вот видишь, как у нас все было хорошо! Не отдаляйся от меня и опять все будет замечательно. Приходи ко мне чаще – будем пить водку, жрать мясо, пиздеть вот так, как сейчас. А то ты все реже и реже белье приходишь стирать. Дались тебе эти Асланы, Магометы и Вахи. Ну что хорошего в этом казино? Что? Со мной ведь лучше!»

Звякнула финальным аккордиком стиралка. Готово. Белье постирано, водка выпита, тарелки пусты. Женькина жена, откинувшись всеми своими восьмидесятью килограммами на спинку кресла, промычала:
- Ой, я обожралась. Вызывай такси, Женя – и увесисто рыгнула.
- Спасибо, что пришли – говорю.
Брат вызвал такси, стал аккуратно укладывать чистое белье обратно в желтый пакет.
- Машинка будет через две минутки – скороговоркой протараторила телефонная трубка женским гнусавым голоском – Номер «тра-та-та», марка машины «бу-бу-бу», цвет черный.
Ладно, думаю, разберутся.
- Подъехало такси, Жень. Выходите. Черная машина какая-то.
Обнялись. Тепло так обнялись.
- Приходи еще белье стирать.
- Обязательно приду.
И ушел брат в слякотный сибирский октябрь.
***

Я квартиру снимал тоже не ахти какую тогда. Двухкомнатную, с высокими лепными потолками. В престижной учрежденческой «сталинке». На полу лежал линолеум глубоко синего цвета.
Но дом находился в самом центре города. Центрее не придумаешь. Респектабельные соседи. Цветочки в подъезде на подоконниках.
Арендовать квартиру в ТАКОМ доме – это, безусловно, хорошее начало. Дальше уходят в квартиры еще лучше.
Жил я на втором этаже, а на третьем прямо надо мной жил Большой Босс. Или Большой Чиновник. Или Большой Бандит. Я не знаю. Большой Человек, одним словом. Он даже не жил там, а появлялся. Иногда.
Процедуру его прибытия и убытия, стоя на балконе, я наблюдал не раз. Большая черная машина с затемненными стеклами подруливала вплотную к подъезду. Дверь в дверь. Один охранник выбегал первым, заскакивал в подъезд и, держа руку на теплой кобуре, прочесывал весь лестничный марш до третьего этажа. Потом по рации давал сигнал напарнику, тот выскакивал из черной машины, открывал дверь Большому Человеку, и запускал того в дом. Отъезд происходил так же, но в обратном порядке.

И совпало ведь так…

Стою на балконе, курю. Хочу помахать на прощание брату рукой. Хороший получился вечер. Может, еще все будет хорошо. Наверняка, будет.
И тут, подруливает машина за Большим Человеком. Как обычно — дверь в дверь.
Вот и Женька, со своим бельишком несчастным из подъезда выходит. Выходит, значит, а машина уже тут как тут. Надо же, какие нынче таксисты любезные и услужливые пошли, подумал он. К двери, прям…
Открывает он, значит, дверь тяжелую автомобильную и сначала забрасывает пакет с бельем во внутрь, потом сам шустро так заскакивает в теплую утробу машины. Жена его чинно обходит авто, желая сесть около водителя. Еще бы.
- Такси? – для порядка спрашивает Женька и называет свой адресок на рабочей окраине.
- Какое нахуй такси?!!! – раздается в ответ грубое и громогласное.
Я вижу, как сначала из черной машины, головой вперед вылетает брат, а затем из другой двери почти вертикально взмывает в тусклое осеннее небо большой пакет с выстиранным бельем. Брат, получивший дополнительное ускорение грубой подошвой телохранительского ботинка чуть ли не падает на четвереньки. Из подъезда тенью выходит Большой Человек, без лишней суеты садится в машину, бегло оглядывая какого-то человечка, жмущегося к стене. За ним гулко закрывается дверь. Большая черная машина, напоследок обдав Женьку вонючим выхлопом, отчаливает. Ее съедает своей пастью арка престижного сталинского дома.
Вылетевшее из пакета постельное белье, как в замедленных съемках оседает на припорошенных первым снежком декоративных дворовых кустах. Одна кипельно белая простынка уныло ложится в большую овальную лужу. Порыв ветра срывает белье с кустов, поднимает с земли и уносит в сторону арки. Кажется, я замечаю, что Женькины брюки на коленях мокры. Все же, упал, наверное, после пинка охранника, понимаю я. Брат обескуражено следит за тем, как выстиранное белье впитывает в себя мутную влагу дворовых луж. Жена его что-то кричит непонятное. Ветер доносит только обрывки фраз: « придурок, чего стоишь… собирай…на хуй стирали…». Мой брат, опять такой жалкий и униженный, нелепо оглядываясь в сторону моего балкона, достает из кармана дешевенький сотовый телефон. Я даже умудряюсь заметить, что в глазах его застыли слезы. Или мне показалось…
Я беззвучно закрываю раму балконного окна и отключаю телефон.




Теги:





2


Комментарии

#0 16:58  31-05-2012Sparky-Uno*    
Ребе… ахуительно… фраза «Ее съедает своей пастью арка престижного сталинского дома.» — просто шедевральна. Может ты и еблан, пьешь Балтику-9 и болеешь за Спартак — мне это похую. Пишешь ты склёписто.
#1 17:27  31-05-2012kr_oleg    
Класс!!! И смешно и грустно одновременно.
#2 17:33  31-05-2012Ирма    
Пиздец как грустно.
Как по мне, один из лучших рассказов автора.
#3 17:46  31-05-2012Ева    
Цена еврейского благополучия.
Ничего личного.
#4 17:51  31-05-2012Чёрный Куб.    
загнал в молчание
#5 17:53  31-05-2012Мышь.Летучая.    
Рабинович силен. Рассказ понравился. Одного не понимаю — телефон-то зачем отключать? Как-то осадок такой, что отвернулся от брата. Хотя и так понятно — сейчас же вернутся стирать.
#6 17:54  31-05-2012Чёрный Куб.    
вспомнил, что уже читал у тебя про брата, нашёл, 329, перечитал.
#7 18:08  31-05-2012Fairy-tale    
классный рассказ, у каждого из нас в семье не без урода
#8 18:47  31-05-2012Поэт Пупкин    
Хороший рассказ.Душевный. Очень.
#9 18:56  31-05-2012Прекрасный дилетант    
Литература.Однозначно.
#10 19:26  31-05-2012Голем    
легко рассказано, с безжалостностью к себе
из двух братьев раздражает почему-то более удачливый
#11 22:22  31-05-2012С.С.Г.    
очень много хотелось сказать, но ну нахуй
скажу лишь одно — у меня тоже есть младший брат
#12 22:30  31-05-2012МихХ    
Круто. Очень понравилось.
Честно все. Правда жизни.
#13 22:43  31-05-2012Александр Демченко    
сильно.
#14 12:26  01-06-2012Анатолий Пердунок    
Мощный рассказ. Если не это в литературе, то что??? Шы…
#15 16:18  01-06-2012Hunter    
С убогостью переборщил. Прям одно за другим.
#16 16:29  01-06-2012Александр Демченко    
Не, все гуд у автора. Оно так в жизни и есть.
#17 16:34  01-06-2012Renat-c    
Хороший рассказ. Кстати, что за прикол таскать белье стирать. Нет машинки- в тазике стирай, ебоно.
#18 12:33  03-06-2012    
Спасибо всем за отзывы.
Спарки, я не болею за мясо, тем более, не пью девятую Балтику. То что еблан, то скорее всего, да-так и есть. Спасибо, что все мое читаешь.
Ева. Причем тут благополучие? Тем более, еврейское. Считай, что все гг калмыки.
#19 14:11  03-06-2012Лука Окрошкин    
добрый слог всеж у Рабиновича. Нравится мне. Все в тему.
#20 11:36  12-06-2012СИБ    
тронуло… брат есть брат… хороший рассказ…

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [0] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [19] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....