Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Однажды в «Лукоморье»… (Ч. 2)

Однажды в «Лукоморье»… (Ч. 2)

Автор: Гена из КарфаГена
   [ принято к публикации 14:48  10-07-2012 | Илья Волгов | Просмотров: 666]
6. Пес и мальчик

В окружении пятиэтажек стоял старый фундамент. Его заложили еще в горбачевские времена – собирались строить детский сад. Но Союз приказал долго жить и строительство успешно свернули. Теперь же недостроенное здание больше походило на пугало среди подсолнухов. Трава, растущая на нем, напоминала растрепанные зеленые волосы, подвальные окна – пустые глазницы, дверной проем с торчащими из него арматурами – страшную пасть, полную острых зубов.
Люди старались обходить это место стороной, особенно в темное время суток. Бродяги и бездомные псы нашли там приют. У фундамента часто можно было видеть милицию и скорую помощь: из утробы монстра извлекали очередное тело. Вообще, он был этаким «Лукоморьем» в миниатюре. Наверное, в каждом дворе на постсоветском пространстве есть свое зачарованное место. Маленькая волшебная страна полная страшных чудес.
Именно под тем фундаментом рыжая сука по кличке Найда, – родила четырех щенят. Один появился на свет мертвым, другой – не прожил и недели, третьего забрала маленькая девочка из соседнего двора. Устроив родителям истерику в стиле: «Хацю собаку!», она все-таки уломала их взять щенка. Четвертый остался с мамой.
Днем Найда бегала по окрестностям в поисках еды, вечером – возвращалась, для того, чтобы покормить своего единственного детеныша. Однажды она ушла и не вернулась. Голодный щенок выбрался наружу, взял след, и поковылял в ту сторону, куда вел его родной запах. Он искал маму и наконец – нашел. Она лежала на дороге, раздавленная, колесами джипа. Щенок обнюхал ее. Запах мамы перебивался другим – тяжелым и навязчивым духом смерти. Малыш жалобно скулил, толкал ее влажным носом, потом – лег, положив голову на окровавленную мамину лапу, и уснул…
- Бедненький, без мамки остался, – белобрысый мальчишка в очках с толстыми линзами взял щенка на руки, и прижал к груди, будто младенца. Тот проснулся, открыл глаза и пронзительно тявкнул. Мальчик улыбнулся, нежно погладив рыжую шерстку. Щенок лизнул его в щеку. Так началась дружба Сережи и дворового пса, которого он назвал Эриком в честь известного рыжебородого викинга.
Сережа рос без отца. Мать выкручивалась, как могла, еле сводя концы с концами. Поэтому, на просьбу сына: «Давай возьмем собаку», она ответила коротко и ясно: «Только через мой труп». Видно стать домашним любимцем Эрику было не суждено. Щенок остался жить во дворе. Сережа каждый день играл с ним и подкармливал по мере возможностей: выносил объедки, кости, украдкой стащенные из холодильника сосиски и ломтики вареной колбасы.
Прошло два года. Эрик, несмотря на скудное питание, вырос, став по-настоящему огромным псом. Собаки, стаей рыскавшие в округе, не приняли его, но и враждовать с ним опасались. Вообще-то у Эрика вполне хватило бы сил для того, чтобы задавить вожака и занять его место. Но рыжий здоровяк не стремился к этому.
Жить особняком было спокойнее и безопаснее. Ведь в тех местах, где обитала стая – неизменно появлялся синий фургон. Люди, которые приезжали на нем, ловили собак и увозили куда-то. Через некоторое время их отпускали. Они возвращались в стаю, но уже другими: в ушах у них появлялись желтые кругляши; кабели, игнорировали сук; те в свою очередь – переставали давать потомство. А еще они пахли совершенно по-другому. Блекло. Невыразительно. Для Эрика они были кем-то наподобие призраков, бледных теней. Их обитание в этом мире лишалось всякого смысла. Рыжий пес больше всего на свете боялся стать таким же, как они. Поэтому он избегал тех мест, где обычно появлялся фургон, и старался держаться поближе к дому, в котором жил Сережа.
«Эрик, лови!» Теннисный мячик прыгал, отскакивая от покрытого трещинами асфальта. Пес, радостно лая, гнался за ним. Он хватал добычу зубами и приносил мальчику. Эрик скулил, крутился, вилял хвостом. В общем, всем видом своим показывал, что – не наигрался. Сережа бросал мячик вновь.
Мать Сережи стояла у окна и, выпуская змейку сигаретного дыма в форточку, смотрела на сына. Она никогда не видела его таким счастливым. «Я, наверное, худшая мать в мире» – подумалось ей тогда. – «Лишь о себе любимой забочусь, а на сына – плевать. Кормлю, одеваю, конечно… Но разве этого достаточно? Ребенок должен быть счастлив! Вот, как сейчас». Она уже готова была приютить Эрика. Но случилось непоправимое…

7. Саша

Веселые, жестокие, уверенные в себе. Они ходили по дворам, выбирая очередную жертву. Три мальчика держали в страхе всю окрестную детвору. Они били детей, забирали деньги, мобильники, игрушки. В общем, были маленькой бандой.
Можно было бы подумать, что на злодеяния их толкала нужда. Но это было не так. Подростки просто развлекались: испытывали извращенное удовольствие, унижая слабых. Все они росли в обеспеченных семьях. Их отцы давали им достаточно денег на карманные расходы. Но ребятам этого было мало. К сожалению, в мире существуют люди, для которых трофей ценнее любого подарка.
У Саши – главаря юных разбойников был сундук. Настоящий – из дубовых досок, с металлической оплеткой. Он достался ему в наследство от бабушки. В него Саша бережно складывал награбленное, представляя себя капитаном пиратского корабля. Родители практически не уделяли сыну внимания. Они даже не задумывались над тем, каким образом мальчик получает свои «сокровища».
Каждый день Саша запирал свою комнату изнутри, доставал один из трофеев и долго разглядывал его. Он обнюхивал вещь, как собака. Терся об нее щекой. Подносил к губам. Целовал. Облизывал. А рука его в это время – орудовала между ног, надрачивая маленький член. В голове возникали излюбленные картинки. Это были отнюдь не сюжеты из тривиального порно. В мельчайших подробностях он вспоминал, как достался ему тот или иной трофей. Смаковал каждый момент. Слышал плач и крики своих жертв. Упивался чужой болью. Пальцы с четким знанием дела двигались вверх-вниз, тесно сжимались вокруг головки. Подросток закусывал губу, учащал темп, опускался на колени и буквально зарывался с головой в содержимое своего сундука. Чувствуя, что вот-вот кончит, щипал себя за сосок или царапал острым ногтем вглубь кожи. Только сочетание боли и кайфа приносило наслаждение. Унижение и власть. Жертва и палач. Тело била дрожь, колени саднило, из прокусанной губы сочилась кровь, белые брызги летели в пиратский сундук, Саша был счастлив.
***
Когда Саша создал свою страничку в социальной сети – у него появилось новое хобби. Он начал снимать кино. Его друзья Леша и Кирилл с радостью поддержали этот проект. Вместе они ловили детей, преимущественно тех, кто младше, и, унижая их, записывали все на камеру. Одному юному металлисту – сожгли зажигалкой волосы. Другого мальчика заставили лизать подошвы сашиных кроссовок. Третий, выполняя их приказ – измазал лицо дерьмом и орал на весь двор: «Я – голгофский дерьмодемон!» В интернете эти ролики пользовались большой популярностью. У троицы появились поклонники и подражатели. Публика требовала продолжения. Саша, напрягая всю свою фантазию, придумывал сценарии новых кинолент.
Как-то вечером юные киношники собрались на очередной художественный совет. У Саши была блестящая идея, и ему не терпелось воплотить ее в жизнь. «Коллеги, это должно стать шедевром!» – с напускной важностью произнес режиссер. Он показал друзьям собачий ошейник. Те – тупо уставились на него. «И что ты собираешься с ним делать?» – спросил Кирилл. «Увидишь», – ответил Саша, хитро улыбнувшись.

8. Кровь

Сережа шел из магазина. Он шагал по бордюру, воображая себя канатоходцем. С тяжелым пакетом в руке балансировать было трудно, но от этого процесс становился гораздо интересней. Мальчик мечтал стать цирковым артистом. Сильным, смелым, ловким, знаменитым и любимым. Он полностью погрузился в свои фантазии. Перед его взором был вовсе не грязный двор, а разноцветные флажки и ликующая публика.
Кто-то грубо вырвал Сережу из мира грез, резко дернув его за плечо. Нога соскользнула, и мальчик чуть не проехался носом по асфальту. Сделав несколько нелепых прыжков, он все-таки удержал равновесие.
- Эй, малявка! Стоять — бояться! – сказал толстяк с короткой стрижкой, пригрозив Сереже кулаком. – Щас тебе таких звездюлей выпишем – мама родная не узнает!
- Кирилл, ну зачем же так грубо? – принялся успокаивать его низкорослый блондин, державший на поводке огромного ротвейлера. – С людьми надо вести себя вежливо, обходительно…
- Нет, Сашок, тут ты не прав! Вежливое обращение еще заслужить надо, – возразил рослый мальчик с рыжими волосами. – Он, ведь сейчас брыкаться начнет. Вот врежем ему хорошенько по тыкве, сразу сговорчивее станет.
Троица окружила Сережу со всех сторон, отрезав пути к отступлению. Ротвейлер угрожающе зарычал.
- Что в пакете? – спросил Кирилл.
- Продукты, — ответил Сережа.
- Сейчас посмотрим, – Леша бесцеремонно вырвал пакет из рук мальчика и заглянул внутрь. – Ничего стоящего. И как лохи могут такую дрянь жрать? Разве что… Барри, лови! – он оторвал две сосиски и бросил псу. Ротвейлер понюхал их и отвернулся.
- Леха, не гони! Баруся это дерьмо никогда в жизни есть не будет, – сказал Саша. – И, вообще, хорош над пацаном прикалываться. Проявите уважение к будущей звезде!
Троица дружно расхохоталась. Сережа, преодолев страх, спросил:
- Что вам от меня нужно?
- Ты чо, – оборзел?! – Кирилл поднял кулак, замахнувшись на мальчика. Тот закрыл голову руками и сжался.
- Тише, – остановил друга Саша. – Пацан – молодец! Сразу к делу перешел. И правильно! Зачем кота за яйца тянуть?
Передав поводок Кириллу, он подошел к Сереже и по-дружески положил ему руку на плечо.
- Как тебя зовут? – спросил Саша.
- Сергей.
- Серега, нам необходима твоя помощь. Все дело в том, что мы снимаем кино и ведем поиски актера на главную роль. Эта честь выпала тебе! Могу с уверенностью сказать, что твое лицо увидят тысячи. Ты станешь знаменитым!
Друзья Саши вновь расхохотались. Он укоризненно посмотрел на них, давая понять, что их смех – не к месту.
- Так что? Согласен сниматься? – Саша, улыбаясь, смотрел мальчику в глаза.
- Согласен, – ответил Сережа, понимая, что другого выхода у него нет.
- Вот и отлично! Фильм будет называться «Человек-пес». Сценарий таков: ты наденешь ошейник и встанешь на четвереньки. Я буду водить тебя по двору на поводке, а ты – выполнять все мои команды. Понял?
Сережа кивнул.
- Ой, чуть не забыл. Есть еще одно ма-а-аленькое условие… Ты должен раздеться.
- Но я…
- Никаких «но»! Где ты видел собак в футболке и джинсах? Разденешься догола. Трусы тоже снимешь. Понял? Сделаешь все правильно, вернешься домой целым и невредимым. Не сделаешь – пожалеешь, сука, что на свет появился! Раздевайся!
Сережа снял футболку. Леша тем временем включил камеру и начал съемку. Ребята заметно расслабились. Они были уверены, что жертва – достаточно запугана и будет выполнять абсолютно все их команды. Но Саша и его друзья – недооценили мальчика. Загнанный в угол зверь показал клыки.
- Теперь джинсы снимай! Быстро! – приказал Саша.
- Да пошел ты! – ответил Сережа, набросив футболку противнику на голову. Взбешенный Саша попытался вслепую схватить мальчика, но вместо этого налетел на Лешу, выбив камеру из его рук. Та ударилась об асфальт и разбилась. Сережа рванул что есть сил. Барри натянул поводок и ринулся вслед за ним. Кирилл не смог удержать ротвейлера: пес, прежде чем вырваться, хорошенько проволок его по асфальту. Сережа бежал. Барри нагонял его. Казалось, что от зубов чудовища нет спасения. Но тут мальчик увидел Эрика. Рыжий пес лежал у подъезда и беззаботно грыз кость.
- Э-эрик! Помоги-и-и! Э-э-эрик!!! – закричал Сережа. Уже через несколько мгновений Эрик оказался рядом с хозяином. Угрожающе зарычав, он преградил путь ротвейлеру. Тот остановился. Псы оценивающе смотрели друг на друга, но в бой идти не решались. Все это напоминало сцену из вестерна: пистолеты заряжены, курки взведены; вот-вот прольется чья-то кровь.
- Вон он, падла! – послышался крик. Громко ругаясь, троица приблизилась к тому месту, где стоял Сергей. Все были растрепанными и злыми. Больше всех пострадал Кирилл: одежда была порвана; на лице – ссадины.
- Что ж ты, блядь, сучонок творишь-то?! – сказал он, вытирая кровь со щеки. – Мы с тобой по-хорошему, а ты…
- Разве это «по-хорошему» – раздеть человека догола и водить его по двору на поводке?! – спросил Сережа.
- Поверь, это – «по-хорошему», – заверил его Саша. – А что такое «по-плохому» – ты сейчас узнаешь!
- Подойдете ближе – Эрик вас порвет!
- Твой вшивый пес – уже покойник. Неужели ты этого не понял? Барри, фас!
Ротвейлер зарычал и бросился на Эрика. Обрушившись всей своей массой, он повалил рыжего пса, на землю. Эрик ударил противника задними лапами в живот, и вывернулся, не дав мощным челюстям сомкнуться на шее. Псы разошлись, а затем сцепились вновь. Пастью в пасть. Будто в смертельном поцелуе. Барри тряхнул головой. Эрик подлетел и рухнул на землю, но челюстей не разжал. Крутанувшись через спину, он увлек ротвейлера за собой. Барри на мгновение ослабил хватку. Этого вполне хватило Эрику для, чтобы вырваться и схватить его за шею под нижней челюстью. Там кожа была гораздо тоньше, чем на загривке, а потому легко поддалась острым зубам. Барри заскулил. Эрик надавил сильнее. Хлынула кровь. Рыжий пес рвал противнику горло. Ротвейлер начал кричать хрипло и протяжно – совсем, как человек.
- Барри! – Саша наконец опомнился, осознав, что ситуация складывается далеко не в пользу его любимца. – Он – убивает Барри! Сделайте что-нибудь!
Друзья Саши в страхе попятились. Они не собирались спасать ротвейлера: собственное здоровье их волновало гораздо больше.
- Ссыкуны! Вы мне больше не друзья! – закричал Саша. Подобрав камень, он изо всей силы бросил его в рыжего пса. Эрик оторвался от умирающего Барри и кинулся на обидчика. Пес легко сбил его с ног. Первым делом он откусил Саше нос. Затем вырвал кусок щеки так, что стали видны десна и зубы.
Леша и Кирилл побежали прочь.
- Нет! Эрик! Нет! – закричал Сережа. – Оставь его! Не убивай! Нет!!!
Но Эрик не слышал криков мальчика. Им управлял волк, который до поры до времени спит в каждой собаке. Он перегрыз артерию. Кровь брызнула струей, окрасив светлую футболку. Саша начал неистово дергаться. Через минуту он затих, показав небу белки закатившихся глаз.

9. Выстрелы

Сережу вырвало съеденным завтраком. Ноги вдруг стали ватными. Он сел на траву; обнял колени руками; тихо заплакал. Рыжий пес, виляя хвостом, подошел к мальчику и лизнул его в щеку. Сережа посмотрел на него.
- Что ты наделал, Эрик? – сказал он сквозь слезы. – Что ты наделал?!
Тем временем, казавшийся пустынным двор начал оживать. Истошные крики и собачий лай потревожили муравейник. Первой явилась Баба Нюра, которая вечно стремилась быть в курсе всех событий.
- Боженьки! – воскликнула она, увидев обезображенный труп Саши. – Убили! Убили!!!
Ее визг ударил Сережу, как электрический ток. Мальчик вздрогнул и вскочил на ноги.
- Беги! – крикнул он Эрику – Прочь!
Пес не двинулся с места.
- Прочь! Пшел отсюда! Прочь!!!
Безрезультатно. Сережа был в отчаянии. «Это все по моей вине!» – думал он. – «Из-за меня Эрик погибнет!» Мальчик не питал иллюзий. Он прекрасно знал о том, как обычно поступают с животными, напавшими на человека.
Между тем людей становилось все больше. Не прошло и пяти минут, как плотное кольцо сомкнулось вокруг места трагедии. Поднялся гам: мужчины матерились, женщины охали и причитали. Одна впечатлительная дамочка даже свалилась в обморок. Дети, с интересом разглядывали мертвого Сашу. Мальчик, лет одиннадцати, воскликнув: «Во прикол!», достал телефон и включил камеру. Впоследствии видео снятое им собрало в сети больше просмотров, чем все сашины «шедевры» вместе взятые.
Тут послышался визг тормозов. Люди обернулись и увидели джип, припарковавшийся у первого подъезда. Из него вышли три человека. Первым шел Кирилл. За ним – мужчина и женщина среднего возраста. Мужчина – смуглый и невысокий с проседью в волосах, был одет в черный спортивный костюм. В руке он держал пистолет, всем видом своим, выражая мрачную решимость. Женщина – миловидная блондинка с пышными волосами – плакала, вытирая платочком слезы. Кирилл, выполнявший роль проводника, указал пальцем на толпу зевак и сказал: «Это – там».
Ускорив шаг, мужчина подошел к людям и спросил: «Где мой сын?». Он – не переходил на крик, но говорил громко и четко. Толпа робко расступилась, показав ему любимого пса Барри с разорванным горлом, и залитого кровью растерзанного Сашу. По телу мужчины прошла нервная дрожь. На шее вздулись вены. Многие с опаской покосились на пистолет: мало ли что может натворить убитый горем отец. Некоторые даже посчитали нужным ретироваться, отойдя на безопасное расстояние.
Рука с пистолетом поднялась. Люди бросились врассыпную. Сережа сразу понял, кому предназначена пуля, а потому – встал между мужчиной и Эриком, заслонив собой пса. «Не стреляйте! Эрик не виноват!» – закричал он. Отец Саши решительно шагнул вперед. «С дороги, щенок!» – сказал он, ударив мальчика так, что тот отлетел на несколько метров.
Эрик зарычал и бросился на мужчину, он тот – ловко увернулся, прыгнув в сторону. Бах! – прогремел выстрел. Пес взвизгнул. Следующая пуля непременно добила бы его. Но Сережа подскочил и вцепился мужчине в руку, уводя ее вниз. Бах! Комки земли и мелкие камешки разлетелись в разные стороны. «Эрик, беги-и-и!!!» – вопил мальчик не своим голосом. Пес в последний раз взглянул на Сережу и понесся прочь, спасаясь бегством. Мужчина, тряхнув рукой, сбросил мальчика. И побежал вслед за псом не переставая стрелять. Бах! Бах! Бах!

***
Рыжий пес заскулил и задергал лапами так, как будто бежал от кого-то. Раны давно зажили, однако смуглый мужчина с пистолетом в руке не спешил покидать его снов.
Звездочет подошел к Петушку и погладил его.
- Что, бедолага, кошмары снятся? Еще бы. Могу себе представить, что ты пережил…


Теги:





2


Комментарии

#0 20:55  10-07-2012Ирма    
Ну наконец-то, дорогой автор.
Я вас ждала, как в детстве Нового года.
Теперь по тексту.
Понравился по динамике даже больше, чем первая часть. Образ скромного мальчика Сережи выпуклый. Ему противопоставляются «золотые» детки. С фетишностью дрочки, хоть я и девочка.бггг согласна. Нисколько не жалко Сашу. Сдается мне, вы были свидетелем собачьего боя. Надеюсь и дальше будет трэш и угар. Все-таки напоминает это переделку сказки.
#1 09:31  11-07-2012Лука Окрошкин    
где я был предыдущие 5 частей?
#2 10:19  11-07-2012Knopka    
читала обе части не отрываясь и не отвлекаясь. захватило. хотя местами трезвела.
есть пара непоняток по первой части. но, вероятно, будет продолжение, и все разъяснится?
#3 13:58  11-07-2012Гена из КарфаГена    
Ирма, спасибо. Но угара дальше не будет. Грустно все будет. Задумывалось, как переделка сказки. А вышло, что вышло.
Лука Окрошкин, понятия не имею. Но с предыдущими частями вы вполне можете ознакомиться. Они включены в Ч. 1. Она лежат на сайте. Правда засылал я ее еще в апреле месяце.
Knopka, спасибо. Продолжение, конечно, будет.
#4 16:03  11-07-2012pro.bel^4uk    
Идею конечно не нова, но исполнение гуд, мне нравиться, буду ждать продолжение

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:40  09-12-2016
: [21] [За жизнь]
Говорим мы со Смертью шутя,
Как с подругою близкою.
Нашим с ней параллельным путям
Рок - сойтись обелисками.

Наши с ней целованья взасос -
Это злое предчувствие.
Строго чётным количеством роз
Свит венок крепких уз её.

Високосный закончит свой бег,
Но начнётся ли счастие,
Если верит в Неё человек,
Как в святое причастие?...
Дай мне сил до суши догрести,
не суди пока излишне строго,
отдали мой час ещё немного.
Умоляю Господи, прости.

На Суде потом за всё спроси,
за грехи, неверие и слабость,
а сейчас свою яви мне жалость
и пока живой, прошу, спаси....
16:58  01-12-2016
: [21] [За жизнь]
Ты вознеслась.
Прощай.
Не поминай.
Прости мои нелепые ужимки.
Мы были друг для друга невидимки.
Осталась невидимкой ты одна.
Раз кто-то там внезапно предпочел
(Всё также криворуко милосерден),
Что мне еще бродить по этой тверди,
Я буду помнить наше «ниочем»....
23:36  30-11-2016
: [59] [За жизнь]
...
Действительность такова,
что ты по утрам себя собираешь едва,
словно конструктор "Lego" матерясь и ворча.
Легко не дается матчасть.

Действительность такова,
что любая прямая отныне стала крива.
Иллюзия мира на ладони реальности стала мертва,
но с выводом ты не спеши,
а дослушай сперва....