Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Возмутительное гнездо

Возмутительное гнездо

Автор: Адри Брей-Махно
   [ принято к публикации 14:22  13-09-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 639]






Если так по-простому объяснять, то июньские утра вспучивали в Сашеньке все прекрасное, что в нем было (а этого было немало) и толкали это наружу. Будто кто-то солнечной веселой рукой залез к нему в глотку по локоть, пошарил, помешал, загребая в красных стенах все мясо вперемешку с кашей и огурцами, взбаламутил веселой рукой да и подтолкнул вверх. Тошноты однако никакой не было, была просто полнота чувств, они подпирали ко всем дырам Сашенькиного существа, да так, что, того и гляди, треснет парень или запоет или засвистит, как чайник. Вот такое состояние у него было каждое июньское утро, когда пташки орут, сверчки орут, соседки орут, коровы орут, тарелки орут, ведра орут, ослы орут, радиоприемники орут, вода орет. А солнышко тепло улыбается и гладит по головке.
Ох и хорошо ему тогда было! А тут еще он увидел голую старуху среди трав. Шел себе вдоль забора по росе, шел да и увидел в огороде. Тощие морщинистые ноги трогательно, по-свойски шевелились, тихонько так, только чтобы показать, что в них есть жизнь. И она в них была. Сашенька просунул косматую голову в дыру, что в заборе, и увидел больше. Руки старуха разметала, одну в локте согнула, прикрывши ею глаза от солнца, и нежилась, как воробышек в песке.
Между ног старухиных тоже жило тихо-тихонечко кое-что. Сашенька присмотрелся: возмутительное гнездо! Такое, что дыханье сперло. Чудовищное, мохнатое такое, что хочется то ли отвернуться и никогда не видеть, то ли плюнуть, то ли растоптать, то ли сожрать, то ли головой в него, как в омут. Но Сашенька стерпел, и даже не из-за силы воли, (таковой у него не имелось) а просто оторваться не мог.
Кожи на ее костях было так много, что казалось, будто ее надули, как лягушонку, а потом сдули обратно, когда ткани потеряли воду и эластичность.
В стороны груди ее растеклись, тоненькие и некогда, вероятно, прекрасные, зато живот казался упругим, будто там что-то кроме органов жизнедеятельности есть. Не ребенок, конечно, а что-то специальное, старушечье. Оно мирно и нежно дышало, тихонько так, лишь бы показать, что оно еще держит в себе жизнь. Рассмотрев все, Сашенька взглянул в лицо. Видно было очень немногое из-за тени от руки, но самое важное Сашенька увидел.
Что-то красное морщилось в самом центре лица, вокруг носа, в веках, верхней губе. Эта странная потусторонняя краснота удерживала такое неестественное напряжение, что он осознать не мог, отчего оно. Это напряжение напомнило ему, как тужился один младенец в прошлом сентябре, такое же неизбывное напряжение, будто само существо не понимает, что с ним и не понимает, приятно ли это чувство и стоит ли от него избавиться или это норма жизни.
Губы у старухи были большие и мясные, будто туго набитые свежие кровяные колбаски, они почмокивали, они были оооочень даже пурпурные и блестели слюной и цветом на солнце, как… как цветы-влагалища из фантазий, и Сашенька испытал сексуальное напряжение. Затеребился весь, заерзался, зачесался. Напряжение было большей частью в голове, выпученных глазах и яичках, но также немного холодилось в животе под аортой. Такую нежность в тот миг испытал Сашенька к своему живому животу и яичкам, такую нежную печаль, что захотелось перебирать их в руках, катать и лелеять. Но сдержался, решил повременить.
И тут кто-то резко сзади огорошил его, Сашенька услышал гнилой сухой хруст старого дерева и удивился, что своей шеей и плечами разрывает забор, а потом почуял боль в оцарапанных ключицах. Это все было пока непостижимо, а потом он уже понял, что случилось. Кто-то сзади резко, безжалостно и по-дурному прижал его плечи к забору, да еще и ударив чем-то повыше крестца.
Сашенька горланно вскрикнул, забор зашатался и приятно захрустел, предчувствуя катастрофу, а старуха на удивление ничего почти не сделала. Она болезненно замаялась среди трав, и краснота еще больше сосредоточилась вокруг носа, губы зашлепали и задвигались на лице.
– На что ты там смотришь, обсосок? – зашипел прямо в шею кто-то сзади. Голос был неузнаваемый, так говорили абсолютно все хулиганы. Плохие слова, плохие действия, плохой голос.
И прежде чем Сашеньку вырвали из дыры, он увидел, как левый глаз старухи резко раскрылся и блядски блеснул. А потом началось ужасное. Хулиган, вцепившийся сзади в плечи, рванул Сашеньку спиной на себя и начал кружить, кружить с силой вокруг своей оси. Быстро-быстро, он что-то кричал, хохотал, быстро-быстро вращался вокруг своей оси, а Сашенька едва успевал ногами перебирать.
Забор, дорога, солнце и кусты слились в одно длинное панно и повторились раз десять, пока земля, камни и пыль вдруг не сменили их, бросившись Сашеньке в глотку, глаза, нос. Зарычал, разбрызгивая слюни, кровь, выхаркивая мусор, царапающий слизистые. Хулиган убежал с хохотом прочь, а Сашенькина сексуальность поджалась комочком внутри, притаилась. Только гадливость осталась и этот холодок внутри живота.
Долго Сашенька не мог дышать, но сносил это стойко и без эмоций, потупив и свесив голову, не сдерживая слюну, слизь и слезы, льющиеся свободно из полуоткрытого рта и отовсюду.
Мимо, тихонько и празднично-ярмарочно шурша галькой под колесами, проехал мотоцикл. Стоя на четвереньках возле забора, Сашенька догадался что делать, когда не можешь открыть глаз: пощупал в траве. Там могли быть осколки стекла и пустые острые жестянки, их Сашенька всегда избегал, но сегодня ему повезло. Жестянок и осколков не было, зато на дне арычка было немного влаги. Росы, конечно. Сашенька зачерпнул полные ладони и умылся. Умылся еще раз, еще, и тогда смог немного видеть.
Солнце все также горело и орало, вспучивая все самое прекрасное в людях, но Сашеньке было уже не так радостно. Поскулив чуть-чуть, вскрикнув, пытаясь заплакать, он разочаровался, плакать не выходило, вскрикнул еще раз, плакать не получилось, и он снова подошел к дыре в заборе. Она стала больше, и забор накренился. Опасливо озираясь, Сашенька снова засунул голову в дыру и быстро поглядел. Старухи не было.


Теги:





3


Комментарии

#0 20:51  13-09-2012Бонч Бруевич    
очень трогательное чтиво, понравилось!
старушек конечно же надобно запретить, а сашеньку такого-сякого выпороть ремнем и оставить на неделю без сладкого
#1 21:22  13-09-2012Швейк ™    
Прекрасно
#2 21:25  13-09-2012дважды Гумберт    
здорово написано. думал, мужик
#3 22:28  13-09-2012Адри Брей-Махно    
Спасибо:)
А все думают, что мужик. Мне это лестно, надо сказать.
#4 01:07  14-09-2012norpo    
Да, неплохо, но вот с концовкой беда — ее нет
Написано хорошо, но сразу видно, что женщиной...
Во-первых, у старух «мохнатого гнезда» не бывает. Волосы на лобке также седеют и выпадают, как и на голове. Не веришь — смотри порно в разделе «Геронтофилия».
Во-вторых, где эрекция? У пацана должен встать!
В общем, женщина, учи матчасть.
#6 14:06  17-09-2012Адри Брей-Махно    
norpo
Концовка-шманцовка...)
Ну да, ее не очень-то тут и есть. В смысле вот такой феерической, чтобы с вывертом мозгов на 180 градусов и в параллельную реальность нет, но тихенькая, задумчивая есть, на мой взгляд.

генератор случайных новостей
О, да Вы не видели мою бабушку и многих других старух с мохнатыми гнездами! А про эрекцию прямым текстом я писать застеснялась, но стоячок приподнимает некоторые строки, присмотритесь.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:15  30-11-2016
: [61] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....
Давило солнце жидкий свой лимон
На белое пространство ледяное.
Моих надежд наивный покемон
Стоял к ловцу коварному спиною..

Плелись сомы усищами в реке,
Подёрнутой ледовою кашицей.
Моих тревог прессованный брикет
Упорно не хотел на них крошиться....
09:38  21-11-2016
: [10] [Палата №6]
На Юности старуху за пятьдесят
сбила медная копейка,
я как раз пропустил светофор,
задумался над чем-то.

Лук в авоське, коровьи консервы,
хлеб, капуста, свежая бумага зева,
зелень, кетчуп, острая морковь.

Я рифмую кровь — любовь,
и думаю над чем-то....