Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - 3, 4, 5, 6

3, 4, 5, 6

Автор: Lutiy
   [ принято к публикации 00:22  16-10-2012 | norpo | Просмотров: 863]
Утро, про которое так много сказано разными людьми, я пропускаю. Полдень нехотя будит меня: встаю и пересчитываю старух у подъезда в качестве зарядки. Число с каждым разом все меньше, а бабок все больше: раньше они умещались на одной скамейке, сегодня им мало двух. Я заметил, что число уменьшается, когда приезжает Харон с крестом на автомобиле.

Потом из школ начинают вытекать веселые дети, разрушая все на своем извилистом броуновском пути. Чем хуже оценка, тем больше извилин. Дети похожи на минометчиков с плитой за плечами. Их считать бессмысленно: за пятнадцать лет счета числа ни разу не повторились.

Время тоже постоянно требует контроля: только что было тринадцать минут и вот уже опять семь. Потом сразу сорок четыре.

И только ревизия собственных пальцев приносит успокоение: их всегда ровно девять.

После подсчетов я иду за литературой, которую уже почти вытеснили книги. Так и с телевизором: он стал похож на аквариум. Смотреть его не могу, как и все другие жители планеты, — там врут. Высказывание, повторенное больше двух раз, становится своим опровержением. Например, если человек три раза сказал «я не вор», — можете смело надевать ему наручники. Поэтому я не ем за три часа до ночного сна и за полгода до выборов. Я пью чай, добавляя туда мед. Суп из лука. Рис. Сыр. Меня отпугивают предметы, в названии которых содержится более трех букв. Они пришли к нам позже, когда все трехбуквенные слова были уже заняты. По этой же причине я не сплю с женщинами: их пятибуквеннице нет гармонии с моими четырьмя, куда уж до трех или двух. Перейдя в латынь, где у нас уже пять, обнаруживаешь, что у женщины вновь перебор. И вообще бог что-то изначально напутал с именами: четыре, пять, три.

Литературы не нашел: потратил намного меньше, чем могу себе позволить.

Оставшиеся деньги, восемнадцать рублей пятьдесят семь копеек, я разделил ровно пополам. На одну половину купил еды, на другую – продукты. Утолил голод, а потом поел.

А как я потом спал, как спал! Чуть не умер.

Проснувшись, спустился в метро: ждал человека. В толпе толкнули тридцать два раза, из них четыре сильно. Извинились за поступок всего семь раз, причем за сильные толчки – ни разу.

Выйдя из вестибюля станции, я увидел вновь эти невысокие серые облака, стремительно несущиеся в свою бессмысленность. Я никогда не мог сосчитать их: они меняли очертания, сливались и делились. И тогда я понял, что это никогда не кончится и нужно просто прервать невыносимость самому. Я поехал к своим врагам: они все жили хорошо, поэтому во мне не нуждались.

Я увидел, как они живут и вскричал: «Как же вы живете! Это же невозможно, как вы живете!» Хозяйка подала мне апельсины, а я выкушал ложку черной икры. Кость застряла у меня в горле и наступила смерть.



Теги:





4


Комментарии

#0 07:15  16-10-2012Дмитрий Перов    
гуд! очень даже вкатило с утреца, мягко скажем, несвежего
#1 09:09  16-10-2012Швейк ™    
Это заебись
#2 10:48  16-10-2012Бабанин    
Это - "литература, которую уже почти вытеснили книги". Жирно!
#3 10:49  16-10-2012Дмитрий С.     
Да интересное.
#4 17:22  16-10-2012Ирма    
Отлично!

Буду хвалить.
#5 19:16  16-10-2012Шева    
Специфично.
#6 22:52  16-10-2012sekirasmel    
Самокритично однако...

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:35  12-09-2017
: [4] [За жизнь]
Глуша

-…Ну и жарища. Печет словно в преисподней. Ягода на ветке сохнет. Эх, сейчас бы искупаться. А? Озеро-то вот оно, в двух шагах.
Молодая девица промокнула рукавом рубахи красное, потное лицо, морщась глотнула из крынки теплой воды и перешла к следующему кусту, тёмно-красному от переспелой вишни....
00:57  10-09-2017
: [6] [За жизнь]

осень сжимает время в кулак
ночи длиннее - дни короче
реже на озере, медный пятак
солнца багрового, Господи мочит

ветер неистовый, мусор из куч
вновь разметает как выпивший дворник
чьё-то письмо словно солнечный луч
падает птицей на мой подоконник

почерк и адрес до боли знаком
кто-же из ящика выбросил письма
он хоть и хрупок, но под замком....
Закатно. Рождаются планы, пути отрезок
нам видится перспективою - время грезить,
и невзирая на то, что плетут нам парки,
надежды таить и бесцельно блуждать по парку.
Затактно. Не звука печать, но приход мессии –
подкорковая динамика амнезии,
нас ветер листами по чистому полю гонит –
мы странны, местами - нам есть, что вспомнить....
Как ночь тиха, как будто ты в утробе
Как будто ты не здесь, а где-то там
Как будто то затаился кто-то в гробе
Как ток волшебный, что по проводам

Ты всем невидим - пьян, раздавлен, брошен
Распластан средь удушливой листвы
И кто ты, никогда уже не спросят
Никто не позовет из темноты

Припухший нос, разбитое колено,
Растерзанность как вырванный контекст
Всю жизнь предрасположен к переменам
Вся жизнь как недоразвитый протест

Лежит мужик в кусточках возле речки
...
Двадцать три года назад, летом 1994 года я несколько уже месяцев пребывал под следствием на «Матросской тишине». Не помню уже наверное того летнего месяца, когда в битком набитой народом тюрьме началась эпидемия дизентерии, но она началась. Поумирало огромное количество народа....