Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - БОГОБОРЕЦ

БОГОБОРЕЦ

Автор: Александр Чикин
   [ принято к публикации 00:06  06-11-2012 | norpo | Просмотров: 897]
Когда я был совсем ещё маленьким, умерла какая-то дальняя родственница моего отца. Была она старой девой, и набожная была сверх меры: всё её немудрёное однокомнатное жильё было завешано иконами и набито псалтырями, Евангелиями и Библиями. Да и сама она была церковной старостой при Владимирском Успенском соборе. Пришли к отцу какие-то две старушки, подруги покойной, и говорят, мол, ты — единственная седьмая вода на киселе, стало быть — тебе и хоронить её. А жили мы, мягко говоря, весьма скромно, и денег моим родителям катастрофически не хватало. Вот эти-то старушки и говорят отцу, мол, у покойной на книжке лежит больше пяти тысяч, что по тем временам было просто астрономической суммой. Эти сбережения завещаны умершей Владимирскому Успенскому собору. Сходи, мол, касатик, к батюшке, да и попроси помочь с похоронами, если уж самому хоронить не по силам. Отец и пошёл. Нашёл батюшку и, вызвав его на улицу, завёл разговор, мол, старушка завещала прорву денег собору, нельзя ли с похоронами помочь? Поп покосился на церковь, да и говорит: «Раз собору завещала, вот пусть он её и хоронит».
Пришлось родителям из кожи вылезать, устраивая нищенские похороны миллионщицы. В награду за труды, подружки покойной посоветовали взять на память о покойнице самое ценное, с их точки зрения, что можно было найти в её имуществе: огромную Библию в сафьяновом переплёте с золочёными застёжками и цветными каменьями, большущий крест с распятием, да штук пять икон в золочёных окладах, инкрустированных речным жемчугом и самоцветами.
Моя мать была партийной, и ей душу грело, обладание такими запретными вещами. Особое благоговение у неё вызывала Библия. Но при этом относилась она к ней с некой опаской, как, скажем, отнеслись бы и вы к красивому тропическому гаду в террариуме: королевский лоск и фантастическая окраска, но при этом мерзкая и опасная змея. Иконы никаких особых чувств у неё не вызывали, равно как и крест с распятием: первые были свалены в чулан, а крест брошен на печку, и я всё детство колол им орехи на лавке, а иногда использовал его в играх «в войну» — тогда он изображал немецкий пистолет-пулемёт «Шмайсер».
Пришло время идти мне в школу. Это теперь детишек, как козлят на верёвке, волокут в школу, а тогда это можно было и самостоятельно сделать: родители побежали на работу, да и старшие сёстры тоже оказались чем-то заняты. Взял я свой портфель и пошёл к соседям. Долго колотил каблуком в ворота, пока окончательно не убедился, что их нет дома. Тогда я смело зашёл в палисадник и долго боролся с самым большим гладиолусом, вытоптал всю клумбу, но так и не смог его оторвать: пришлось тащить его в школу с корнями. Почти и не опоздал: нарядные школьники стояли ровными рядами, а директор с крыльца толкал речь. Вот я и стал болтаться между строем и крыльцом: то подойду поближе к директору, послушаю, чего он там орёт, то вдоль рядов поброжу, выискивая знакомых ребят и девчонок, пока не сгребла меня за шиворот какая-то училка и не отвела меня к моему первому «А».
Не прошло и недели, как велят нести макулатуру. Утром вся семья разбежалась по своим делам, а я взял Библию и потащил её в школу. У крыльца стояла крытая машина, и все дети швыряли в кузов свои перевязанные шпагатом газеты и старые тетрадки. Подошёл и я, а зашвырнуть этот «гроссбух» и не могу: весила она много, да и размерами была почти с меня тогдашнего. На моё счастье в кузове сидел мужичок, у которого округлились глаза от вида сафьяна и самоцветов. Он ловко спрыгнул ко мне, бережно взял книгу, со словами: «Давай помогу, мальчик!», и унёс её в кабину. Потом он долго и нудно доставал меня своими расспросами на предмет «нет ли у вас дома ещё какой допотопной литературы, место которой в макулатуре»? Я едва отбоярился от приставучего дядьки, соврав, что я нынче дежурный, и мне надо протереть классную доску, и сбегать к завхозу за мелом.
Ещё через неделю велят тащить металлолом. Не долго думая, я сунул в портфель крест. Думаю, что он был серебряным, и его на Крещение клали в воду. Весил он никак не меньше полкилограмма. Вот подхожу я к школе, а тот мужичок «на все руки дока» оказался: металлолом тоже он принимал. Как увидал он, что я из портфеля достаю, так от радости, аж, затрясся весь. Радости этой он от меня скрыть не смог, и на все его приставания, я, по наитию, назвал ему не свой номер дома, а, почему-то, сказал: «Дом четырнадцать». Через неделю дом тёти Капы и дяди Гены обокрали. Тогда я очень ясно для себя определил, что религия — опиум для народа. Я всё ждал, когда же скажут, что надо сдавать старые деревянные вещи, чтоб ещё и иконы сбагрить. Я уже решил, что в этот раз назову мужику номер дома Ерошиных, которые уже достали и меня, и моих родителей своим гладиолусом, который я в школу унёс. Но школе старые деревяшки оказались совсем не нужны, и пришлось потихоньку растопить ими печку.


Теги:





0


Комментарии

#0 03:39  06-11-2012Мегапиxарь    
Дети невероятно тупы
#1 04:35  06-11-2012Дмитрий Перов    
невероятная тупая хуйня
Не стоило в этой хуйне поминать мой любимый город.
#3 08:43  06-11-2012Fairy-tale    
да, мальчик глуп, как Буратино
#4 09:11  06-11-2012Гусар    
У автора получается вытащить наружу детские воспоминания.

Но здесь я чота не прочувствовал смысл и мораль рассказа. Мне кажется, можно было обыграть получше. Ну припиздел бы чонибудь для художественности.
#5 10:13  06-11-2012norpo    
Хороший рассказ, жаль некому устроить срач в комментариях.
#6 10:38  06-11-2012дважды Гумберт    
заебатый рассказ. и мораль ясна. для нормальных советских детей религия была чем-то темным, скучным и затхлым, как жизнь старухи.
#7 10:43  06-11-2012Timer    
у меня бабушка одна такая же была, молилась во весь голос по утрам. Потом сошла с ума. Рассказ раздражает ибо мне в коммунистическом детстве иконы и все это казалось очень загадочным и таинственным. И уж выбросить все это - не было бы даже и в мыслях.
#8 11:09  06-11-2012Александр Чикин    
А теперь? "Загадочности и таинственности" убавилось? Вот и в утиль пора этой "загадочности". Восстановим бассейн "Москва"! :)
#9 12:12  06-11-2012Шизоff    
походу богоборцем мальчик проявил себя только сейчас, при написания опуса. ну чо, вырос, поумнел бггг
#10 15:14  06-11-2012ITAN KLYAYN    
гадкому засранцу земляку респект...
#11 17:47  06-11-2012Шева    
Понравилось. ггы
#12 04:11  22-11-2012Лев Рыжков    
Хороший рассказ так-то. Понравилось сравнение с террариумным гадом.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:06  20-05-2017
: [11] [За жизнь]

Я не схожу с ума, всё это ложь -
Поклёпы, наваждения, неправда
Но только лезет, гадко лезет, всё ж
С очков упавших чёрная оправа

Простой пример: Я стал настолько плут,
Настолько, что в упор не замечаю..
Я ссу на пол, на стены, ссу я флуд
А годы жизни калом отмечаю

Не видно дна в зеркальной пустоте
В него гляжусь, и смыслом наполняю
Но чую тянут, тянутся ко мне -
С железным звуком, страшные трамваи

Я не схожу с ума - вхожу в режим
А что не интересно,...
18:46  19-05-2017
: [29] [За жизнь]
Я плавил лед в московских лужах,
И горьких слез искал в дожде.
Мне не нужны. И я не нужен.
Здесь все не то и все не те.

Я растворялся в шуме ветра,
Мне скрипка пела в темноте.
Я был, желающий Деметру,
Крестьянин, спящий на траве....
08:06  19-05-2017
: [56] [За жизнь]
Снова отлив.
Берег вскроется бритвами глаз,
Серый хрусталик на дне станет зрячим на час,
Окаменеет отвергнутый небом калым,
Белого моря хрусталь переплавится в дым.

На́ берег спустятся из облаков чужаки
Драить песками до блеска свои котелки,
Гранками вымерших книг подберут и сожгут -
Белый от соли плавник и крошащийся трут....
01:16  15-05-2017
: [12] [За жизнь]
Лежит на дорогах трупозная слякоть...
Война это хроника. Даже не проза.
Поэзия жмется, не в силах заплакать,
Россия живет в ожиданьи мороза.

История врет земноводным в угоду,
И воры застыли в объятьях народа,
Забывшего ад сорок первого года,
Поющего гимны победы и оды....
07:28  11-05-2017
: [9] [За жизнь]
Пацанёнка Билл Макграйв невзлюбил сразу. С того момента, когда первый раз увидел этот маленький, красный, орущий комочек.
Не дрогнуло в его душе ничего, - что, мол, это его сын.
Более того, еще долго шпынял потом Джейн, - не знает он, от кого ребёнок....