Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Лифт

Лифт

Автор: Вивиан Дамор-Блок
   [ принято к публикации 00:13  10-02-2013 | Na | Просмотров: 973]
Петров присоединился к толпе в вестибюле без семнадцати час. Несколько десятков мужчин в возрасте от двадцати до пятидесяти, в дешевых серых, черных, темно-синих и буровато-зеленых костюмах топтались около дверей лифта. То и дело кто-то поглядывал на часы, переминался с ноги на ногу, сморкался в застиранный платок, достав его из заднего кармана брюк, и, просморкавшись, запихивал обратно. Петров, немного постояв, наконец спросил:
- Чего стоим-то все?
- Да непонятно, — ответили ему. — Лифт все никак не приедет.
- А, — сказал Петров. – А давно стоите-то?
- Давно.
Петров взглянул на часы, укоризненно покачал головой. Он опаздывал. Ему было назначено ровно на час.
- Послушайте, не могли бы вы меня пропустить вперед? Мне, видите ли, назначено…
- Тут всем назначено – оборвал его обрюзгший тостяк с испариной на лысине. – Иванова, – он показал на вороватого вида мужчину справа, — пригласили на 19 сентября; Михайлова – на 8 июля. Сам я здесь стою с девяносто четвертого года.
- О, — только и сказал Петров. – А вас, простите, как…?
- Сидоров я, Иван Иваныч. Вы, молодой человек, тут новенький, так что я вас немного того, просвещу. Вперед очереди не лезть. Туалет прямо по коридору и направо, последняя дверь. Напротив – буфет, работает с трех до шести. Советую приходить пораньше, пока не разобрали пирожки, очень они у Натальи Николавны славно получаются.
- Простите, — робко спросил Петров, — а что, лифт так ни разу не пришел? С девяносто четвертого-то?
- Отчего же, — усмехнулся Сидоров, — было дело. В две тысячи третьем, как сейчас помню. Ну и набилось туда народу! Как шпроты в консерву. Да только стоять все равно куда больше осталось.
- Ну, а лифт-то, какой из себя?
- Вот чего не знаю, того не знаю. Тогда не то, что сейчас, толпа куда больше стояла. Я аж на цыпочки встал, хоть одним глазком думал глянуть, — эх! Куда там.
- Говорят, — перебил его Михайлов, — что он весь сверкающий, внутре стальной, зеркала большие, кнопки блестящие…
- Ой ли, — скривился Иванов, — мне давеча Смирнов рассказывал, что там и смотреть не на что. Пол заплеван да зассан, кнопки потасканы, жвачкой залеплены, сигаретами прожжены. А на зеркале будто бы надпись: «Наташка сосет» и телефон.
- Как бы там ни было, — продолжил Сидоров, — держись поближе к нам. Видишь вон тех, которые кучкой сбились да перешептываются? Они уверенны, что никакого лифта будто бы и вовсе не существует, как и вестибюля, и туалета, и Натальи Николавны. Одним словом – сектанты…
Петров прислушался. Из кружка то и дело доносились приглушенные обрывки фраз:
- Выражаясь метафизически…
- Говорю же – трансцендентально! И все!
- Коллеги, это недоказуемо!
- А если взглянуть на это с точки зрения теории бытия? Ведь сходится!
Все это заинтересовало Петрова. Оглянувшись на своих собеседников, он убедился, что они вполне заняты обсуждением того, каких пирожков ждать сегодня – с яблоками ли, с капустой, или же как вчера – с картошкой и грибами.
Подойдя к кучке, он робко откашлялся:
- Простите…
К нему тут же подошел низенький, очень полный человек с залысиной, общей сытостью и довольством неуловимо напоминающий Ивана Ивановича.
- Кузнецов, Петр Петрович – бодро представился он, — что, Сидоров вам уже успел лапшу навешать? Про девяносто четвертый, про две тысячи третий? Все это враки. Для того они его сюда и поставили.
- Кто это, — испугался Петров, — они?
- Они, — многозначительно усмехнулся Кузнецов, показывая пальцем наверх. – надурить нас хотят. Не на тех напали! – он погрозил потолку кулаком.
- Нет доказательств того, что лифт существует, — продолжал Кузнецов. — Все, кто говорят иначе – предатели и ренегаты. Лифта никто и никогда не видел. Никто и никогда на нем не ездил.
- Так что же делать? – возмутился Петров. – Мне же назначено!
- Так тебе все и скажи, — заулыбался Кузнецов. – Это, брат, высший этап посвящения.
- Чего?
- Посвящения, — улыбка Кузнецова стала еще шире. – Для начала ты платишь первый членский взнос – всего ничего, сущий пустяк, копейки. Наши послушники проводят с тобой серию тренингов и бесед, чтобы тебя осчастливить. Сейчас ты несчастен, поверь мне. Глубоко несчастен.
- Как же это..? Я и не знал… Это точно поможет?
- Конечно! После этого ты платишь второй взнос и сам становишься послушником нашей церкви. И уже будешь допущен к Первому Откровению.
- А что это?
- Заплати взнос, — все еще улыбался Кузнецов, — и тебе все откроется. В нашей церкви множество ступеней, знаний, недоступных остальным, этому сброду, который верит в то, что лифт когда-нибудь придет.
Но Петров его уже не слушал. Часы показывали ровно три, и из коридора доносился запах свежей выпечки. Вся толпа устремилась в буфет. Петров вспомнил совет Сидорова и устремился было за всеми, когда внезапно чуть не упал, наступив на развязавшийся шнурок. Чертыхаясь, он начал завязывать привычный бантик. Живот сводило от голода, пальцы не слушались. В вестибюле никого уже не осталось.
«Блин, — подумал Петров, — все пирожки сейчас разберут…»
Он уже собирался идти, как вдруг загорелось электронное табло над лифтом. Двери разъехались, и из него вышли, оживленно беседуя, двое подтянутых мужчин в дорогих костюмах. Взглянув на остолбеневшего Петрова, один из них тихо сказал:
- Что же вы встали, Валерий Павлович. Наташа сегодня превзошла себя. Ну же, идите.
Петров постоял, глядя как незнакомцы неторопливо пересекают вестибюль и выходят на улицу. Затем развернулся и, понурив голову, встал в хвост очереди за пирожками.


Теги:





3


Комментарии

#0 00:46  10-02-2013ПОРК & SonЪ    
Молодец (запомню автора)
#1 00:52  10-02-2013Швейк ™    
Плюсую
#2 00:58  10-02-2013allo    
Крылов..

молоток
#3 01:16  10-02-2013ПОРК & SonЪ    
Перечитал,отлично,сюжет выверенный,персонажы ясные,верю.

ПС

Более высокую рубрику не испортило бы.
#4 09:26  10-02-2013Гусар    
Нормально так.
#5 11:35  10-02-2013Инна Ковалец    
хм, интересная штука получилась...
#6 16:18  10-02-2013Илья ХУ4    
ништяк
#7 18:36  10-02-2013STEBO    
оч. похоже на Литпром: толпятся, бубнят... старожилы и приближеные к дверям брезгливо поглядывают на вновь пришедших... Да только лифт нихуя не приходит - ни тем, ни этим

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
22:35  11-10-2017
: [12] [Палата №6]
Осень - милфа,
которая раздвигает
ноги и говорит:
"Целуй!".
В итоге кончает
жёлтыми листьями
на головы
горожанам.
Осень - это
как перочинным
слово "ХУЙ"
вырезать на
новенькой парте
Эрисмана.
Осень - это
тени капель
дождя на
старых обоях,
поездка
в конце сентября
за яблоками
в колхоз,
выцветший снимок,
на котором
Дафнис целует
Хлою....
16:22  09-10-2017
: [4] [Палата №6]
- Но ведь ты слабоумный! - с плохо скрываемым презрением воскликнул Наум.
- Слабоумный - не слабоумный, а сейчас тебе свою песенку спою, и ты её потом из головы волчьими когтями не выцарапаешь! - на выдохе выпалил Петрушка и принялся петь, широко раскрывая красный рот:
- А Я ВСИО ЛЕТАЛА А Я ТАК И ЗНАЛА БУДУ БУДУ ТВОЯ ДА ДА ДА!...
19:10  25-09-2017
: [27] [Палата №6]
исчезающая собака смеха “И”
её белый пацан
бегло в окно мастерят гиблый план-переход
в заоконную волю когда
мне выпадало смеркаться
створоживаться приходилось мне
на рассвете я белый пацан
в чёрном окне выговаривал день и та
танцевальная тошнота людей тогда
инако мне виделся тот
парень с опасной собакой там
мокнут колёса молкнут голоса
в фарах пар
лет пяти пацан в пять утра
ведёт по болоту себя и собаку
бежит жить

вдоль леса идёт и дороги
вдоль него тё...
10:48  14-09-2017
: [8] [Палата №6]
Весь день соски. Вверх-вниз, туда-сюда. Груди, молочные железы, сиськи, буфера, дыньки, дойки, бурдючки, тортики с вишенками. Все прелести женского обнажённого мяса. Скачут, качаются, плывут. Вместе с хозяйками. Пьяные студентки уже ничему не хозяйки, и титьки идут вразнос....
11:54  12-09-2017
: [7] [Палата №6]
Дом не нужен. Такое у меня убеждение. Убеждения, как известно, появляются у человека, когда его сильно бьют. Вот меня один раз сильно избили азербайджанцы и у меня это убеждение возникло. Они меня били за жену. Мужчин чаще всего бьют за их жен. Прихожу домой, за хлебом ходил, а дома азербайджанцы....