Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Свободные люди

Свободные люди

Автор: 10_kg_cocainos
   [ принято к публикации 15:31  14-02-2013 | Na | Просмотров: 873]
Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Сложно. Барабанная дробь пальцами по столу, позвякивая оковами. Мутит. Вдох. Выдох. Кашель.
- О, какие люди! Как устроился? – огромный, словно воздушный шар, мужчина в белом халате раздавил мои ноги, тихо лежавшие на кушетке.
Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.
- Спасибо,- выдавил я сквозь кашель.
- Да за что спасибо-то? Вот глупый человек. Это работа моя: таких как ты находить и лечить. В прошлый раз не долечил – на медикаменты понадеялся, но сегодня мы с тобой, дружище, классической медициной будем баловаться – вмиг станешь свеженьким, как огурец.
- Мне есть, что рассказать тебе, доктор, — я с трудом шевелил белыми высохшими губами.
- Расскажешь, дружище, ты мне всё расскажешь, но чуть позднее. У нас тут мероприятие намечается важное, вот аккурат после него зайду к тебе. Жди.
Воздушный шар хлопнул мне на тумбу огромные песочные часы. Часы были словно из древнего мира: толстенная мутная колба, черный песок и этот запах: запах камней, запах времени, запах приближающейся смерти.
- А сколько в них?
- Четыре часа, — он перевернул колбу, и черный песок тонкой струйкой принялся отсчитывать секунды, выстраивая их в минуты, часы, сутки, недели, месяцы, годы и тысячелетия.
Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Кашель.
Всю ночь я летел с обрыва и блевал. Летел во сне, а блевал под кушетку. Ходить я не мог: невероятных размеров наручники надежно удерживали меня от путешествий по суровой реальности, но зато, закрывая глаза, я парил. Иногда с обрыва. Очередной раз разбившись о гранитный отвес, я в четвёртый раз перевернул часы.
А в это время Йохан Петроли обнаружил у себя в кишках рак. Он мучительно долго готовился к смерти. Он застрелился стареньким Ивер Джонсоном, с третьего раза; видимо что-то заржавело, от времени.
Крыса перебежала из угла в угол, а я в шестой раз перевернул часы. Пришел доктор.
- Почти сутки, Док! – меня лихорадит, зубы стучат от холода, но липким потом покрыто все тело.
- Прости, дружище, сплошные проблемы. Без меня даже утки вынести не могут, совсем оборзели.
- Док, я готов рассказать всё, но мне нужно снять лихорадку, я не могу так больше, — сердце моё выпрыгивало из тощей груди, а глаза покрылись белой пленкой, словно у больного пса. Сделайте мне укол, — я схватил его за руку, но он тут же ее брезгливо отдернул.
Огромный белый шар наклонился к моему уху, и прошептал:
- Ты здесь сгниешь, Крылов, я превращу тебя в тухлое яйцо и скормлю крысам, — он вновь перевернул часы.
В дверях он обернулся, и вновь подкатился к моей кушетке, достал черное перо и что-то нацарапал на карточке.
Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Я чувствую, как из меня выползают паразиты наружу. Мне кажется, что я действительно гнию, и этот запах… Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Кашель. Я перевернул листок. 24. Почему 24? Не 6, не 8, не 150? 24 раза перевернуть колбу или 6 раз? Сутки? Код? Возраст?
А когда-то…
Лодка. Я в трусах. Вокруг бляди. Гребу. И раз. И два. И раз. И два. Правой. Левой. Табань! И никогда не кончались монеты. Слава дядюшке Йохану. Была еще Айза, рыжая лентяйка, берущая в рот что попало. Счастливое время.
- Крылов! Встал, сука! Посмотри на часы! – словно персонаж диснеевского мультфильма, огромный доктор, фашистским дирижаблем навис надо мной, и его никотиновые слюни обильно покрывали мое измученное лихорадкой лицо.
Верхняя колба была пуста; я приподнялся, насколько позволяла цепь. Вдох. Выдох. Кашель. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Моя голова опустела, и провалившись сквозь подушку, погрузилась в теплое море. Я бы хотел оставаться там вечно, но волною меня выбросило на скалы; колчеданная тропа указала путь на северо-восток, там были горы. Дорога заняла целую вечность, но горы не приближались ни на йоту. За очередным перекрестком, мне повстречался старик.
- Старик, как бы мне побыстрее дойти до гор?
- Здесь кругом горы, — оставайся на месте, и ты пришел.
- Мне нужна вон та, — я указал на еле виднеющееся очертание за горизонтом, к которому красной нитью вела моя тропа.
- Вершина горы далеко, — сказал старик.
Он продолжал шевелить губами, но мои глаза уже бешенными псами вцепились в его морщинистую глотку. Ритм нарастал. Беззвучным воплем я вырвался из этого бесконечного круга и отправился на северо-восток, там пересек левое полушарие его иссохшего от старости мозга и погрузился в липкую и вонючую, словно протухший кисель, подсознательную часть его правого полушария.
Когда я пришел в себя, старик издох.
Но я уже знал, что всё это бессмысленно. Чтобы ты не делал, это ни на что не влияет. Я действительно пришел.
Ветер с дождем обрушились на меня, порывами ударяя в лицо.
- Крылов! Крылов, блядь! Дыши, твою ж мать!
Я открыл глаза. Напротив меня стояли люди в халатах, у доктора в руках пустой стакан; щеки горят. Руки и ноги мои свободны.
- Выйдите все нахуй!
Персонал вышел, и я остался с доктором один на один.
- Серёжа, ты жить хочешь? – он смотрел на меня добродушным взглядом, но как-то в пол оборота.
- Я, Док, не Сережа, а жить… а на жизнь мне глубоко похую, я вот помыться хочу и стакан скотча.
- Хорошо, буду звать тебя Мартином, Серёжа. А лихорадка-то отошла, отошла… Эммм, скотч, скотч, скотч… Рита! — он заорал своим высоким голосом, тащи бутылку Лагавулина из шкафчика. — И два стакана!
Рита, медсестра лет тридцати, с сочной жопой и халатом на голое тело, принесла початый пузырь отличного островного скотча, и два стакана. Доктор, с характерным «чпок» откупорил бутылку, и наполнил стаканы божественным нектаром из йода и торфа. Я жадно выпил. Доктор налил еще.
- Серёжа, то есть, Мартин, мне сегодня пришло письмо. Умер господин Петроли. Он оставил тебе наследство. Там много. Он протянул мне письмо.
Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Кашель. Пока я читал письмо, пальцы барабанили по столу, а доктор мычал «безобразную Эльзу», негромко, чуть слышно. Такой вот оркестр.
- Что ты хочешь, Док?
- Я хочу девяносто процентов, почти все. Но ты уходишь отсюда живым, и мы все забываем, что ты Сергей Крылов, тот самый который убийца и наркоман, насильник и диссидент, казнокрад и психически-больной человек.
- По рукам, Док! Готовь документы. И ванну.
Пока я, впервые за долгое время, мылся, мне казалось все это сном. А был ли горно-обогатительный комбинат, который я продал американцам; трахали или нет, вместе с губернатором, старшеклассниц, употреблял ли я героин? Уже несколько месяцев мне зачитывали мое дело адвокаты, врачи, гэбэшники, журналисты и прочая поебень. Где реальность, а где вымысел не знает, видимо, уже и сам сценарист. И кто придумал этот сценарий, кто автор?
Маленькое грязное окно под потолком, пропускало дневной свет. Я заглянул в него и увидел там очертание гор, где-то совсем далеко. Сердце заныло тоской. Вдох. Выдох. Кашель. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.
Доктор принес документы, которые я подмахнул, без сожаления. Мне выдали мои вещи и документы.
- Удачной дороги, Мартин Петроли! – доктор протянул мне руку, но я повернулся и направился к двери. У порога больницы стоял мустанг шестьдесят четвертого года, с открытым верхом; за рулем сидела слегка постаревшая рыжеволосая лентяйка Айза, берущая в рот что попало.


Теги:





10


Комментарии

#0 17:36  14-02-2013Na    
сильно.
#1 18:42  14-02-2013Шева    
И стильно.
#2 18:51  14-02-2013Дмитрий Перов    
и хорошо
#3 19:17  14-02-2013Швейк ™    
Нет. Не очень стильно. Ну, верней, стильно, только бессмысленно как-то
#4 21:53  14-02-201310_kg_cocainos    
Спасибо, друзья! так, приятно!
#5 23:53  14-02-2013Файк    
Закон парных случаев в действии. Это я про то, какие мысли приходят в голову одновременно.

"Ты уходишь отсюда живым" (с)

Удачи тебе, автор!
#6 10:43  15-02-2013MAXXIM    
вполне могло попасть в научную фантастику 70-х, если бы наркоту заменить на инопланетное воздействие, а действие перенести в штаты.
#7 11:45  15-02-2013Великодушный публицист    
хорошая вещь, добротная
#8 13:52  15-02-201310_kg_cocainos    
#6 если наркоту заменить на инопланетное воздействие, то все что угодно может попасть в научную фантастику 70-х.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:09  21-11-2017
: [6] [Здоровье дороже]
По утру приоткрывши глаза
Среди мутных и сказочных месив
Я в колоде вдруг вижу туза
Как какой-то таинственный Мессинг

На окне моём темный вазон
Для меня же он просто прозрачен
Вижу я вдалеке горизонт
Что кровавой чертой обозначен

А ещё виден мне человек
Будто с неба рукою он манит
Через толщу сомнений и нег
Обо мне он неведомом знает

Может я это там в небесах?...
20:00  16-11-2017
: [2] [Здоровье дороже]
Ортодонт исправит зубы у кого они кривы
Психиатр ударит в бубен, как душою не криви

Мир поможет офтальмолог не сквозь пальцы рассмотреть
В жопу палец ткнет проктолог, все фаланги, не на треть

Только лишь писатель Павел ничего не совершит
Никого он не исправит, словом мир не оглушит

Вот сидит он вечерочком, прогуляться то в облом -
Пишет, балуясь хуёчком под обшарпанным столом

А умрет, так что поделать, не помогут тут врачи
Две дыры в башке проделать чтобы вставить ...
14:39  09-11-2017
: [17] [Здоровье дороже]
Тот, кто уверенно ставит всё на зеро –
имеет полное право делить на ноль.
Адама погубило собственное ребро.
Голая Алла трансформируется в алкоголь.

От каллиграфии открещиваются врачи
и гнут свою линию наподобие морщин.
Русский Ваня дольше вечности лежит на печи
и лаптями от Бриони хлебает щи....
09:36  08-11-2017
: [4] [Здоровье дороже]
...
15:42  29-10-2017
: [11] [Здоровье дороже]
Сама войну хоть как-то покарать
Едва ли сможет слабенькая мать,
За сыновей отобранных кроваво.
По всем штабам засевших упырей
Не уязвить проклятьям матерей,
Находят тех награды лишь, да слава.

Но бранных слов не щёлкнет гневный кнут....