Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Кино и театр:: - Алексей Герман

Алексей Герман

Автор: bjakinist.
   [ принято к публикации 16:45  24-02-2013 | Na | Просмотров: 879]
Италия простилась с Феллини немножко по-театральному: гроб стоял на фоне задника в виде неба и облаков, а осеняли его карабинеры в этой чуть цирковой форме, которая у нашего, во всяком случае, зрителя навек ассоциируется с Пиноккио и чем-то зловеще веселым. Что ж, Феллини сказку свою творил. Ничего более антисказочного, чем кинематограф Алексея Германа-старшего, представить себе невозможно. Потому что всю жизнь он воевал не с мифом нашего предыдущего режима, как диссиденты, и тем паче не защищал этот миф — он просто почувствовал, что время мифа прошло, и сбросил бремя мифа с себя. И делал, все, чтобы зритель сделал то же самое. Отсюда эта одержимость правдой плотской, физиологической, отвратительной и трагической.

Для меня самым сильным впечатлением стали его «Мой друг Иван Лапшин» и «Хрусталев, машину!» Причем, сдается мне, это как бы один фильм, дилогия о трагедии страны в 30 — 50-е гг., о трагедии даже не сталинизма самого по себе (сталинизм — лишь конкретная историческая форма), а о беде России, которая ей на роду написана, то есть, неизбежна, и которая повторяется с ней и в ней с настойчивейшей периодичностью, как заклятье. В фильмах о войне Герман, по его словам, призывал пожалеть простого русского человека. В этих же «мирных» картинах он, «посверкивая циркулем железным», замкнул русского человека в такой непреодолимый круг судьбы, что после них остается сделаться кротким, как все понявший, со всем простившийся человек.

В его фильмах, а в «Лапшине» особенно поражает абсолютная безбытность. Кажется, герои ленты живут на жердочках, на какой-то этажерке, выставленной посреди бескрайней степи. Топос дома возникает в самом конце, и этот дом — бандитская «малина», из которой «менты» выкуривают, выжигают все это бандюковое отребье. Но черт подери, торжествующий вроде в финале порядок с постовым у входа в парк культуры и отдыха трудящихся выглядит пикником на кладбище, хрупеньким маскарадом.

Во втором фильме, «Хрусталев, машину!», дом вроде есть, он построен эпохой, но это бескрайняя, лабиринтообразная, на табор похожая генеральская квартира, в которой по тем временам имеется все кроме покоя, уюта и того, что принято считать принадлежностью, главным свойством семейного гнезда. Гнезда упразднены. «Хрусталев, машину!» — это образ бескрайнего пространства, это страна, пространством своим подавившаяся, захлебнувшаяся, вечно мчащаяся к несбыточной цели. И только главный герой осознает, что мчаться-то бессмысленно, что все это — бег белки в колесе. И он, изнасилованный и раненый, и прощенный и вновь вознесенный, вырывается из этого колеса в никуда, в бомжи. Едущий на дрезине, что ли, с освобожденными лагерниками экс-генерал ставит на лысину себе стакан с какой-то градусной дешевенькой дрянью и замирает, как тот же памятникообразный постовой в конце «Лапшина». Новая остановка в пути? И куда она развернется, в какое неизбежное на Руси неожиданное, но всегда трагическое ведь пространство? Таких рифм в обеих лентах, уверен, наберется просто демонстративно много.

Они, возможно, и ненарочны: Герман остается во власти определенного круга тем и образов, смысловых лейтмотивов — того, что мы высокопарно именуем «планетой» данного гения.

Герман ушел, но жизнь, о которой он сказал нам так много неутешительного, поставила не точку, а запятую. Мы с нетерпением ждем его «Трудно быть богом» — ждем как обобщения уже не о судьбе России, а о судьбе человечества, почему и взята за основу фантастика.

Я не уверен, что Герман — режиссер «завтра», как написал о нем Андрей Плахов. И завтра, и послезавтра люди не откажутся от удобных им мифов. И чем больше будет испытаний, тем гуще станут утешающие и возвышающие нас многочисленные обманы — просто форму изменят, станут внешне правдоподобнее или, наоборот, изощрятся до полнейшей грезы. Важно, что Герман останется, как все подлинное в искусстве. Останется как художник в общем-то для немногих. Но все остальные — «творцы», в первую очередь — будут вынуждены считаться с его присутствием.

24.02.2013





Теги:





-1


Комментарии

#0 16:54  24-02-2013Ч.Ч.    
хуйню человек снимал. проверка на дорогах ещё туды сюды -остальное в топку.

помер и слава богу.

храни господь душу его.
#1 16:56  24-02-2013Илья ХУ4    
всегда читаю этого автора
#2 16:56  24-02-2013Na    
«Хрусталев, машину!» - замечательная картина.
#3 17:00  24-02-2013Ч.Ч.    
хрусталёва поди уже сыног снимал

ничо примечательного
#4 17:20  24-02-2013Гусар    
Я не поклонник. Ну, если только Проверка на дорогах - пойдет.
#5 15:40  25-02-2013дважды Гумберт    
для туземного населения оккупированной России Герман чересчур неудобен и сложен. гораздо ближе и понятнее Тарантино, Бен Аффлек, сестрички Вачовски. а для молодёжи - Тёплые тела в самый раз
#6 12:19  26-02-2013bjakinist.    
Мы еще не расчухали Германа-ирониста. Ведь тот же хрусталев его - чисто гротеск с очень жесткой иронией. Все люди - клоуны там.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
06:27  18-06-2017
: [7] [Кино и театр]
Театр - квинтэссенция простоты,
Где ты - это я, а я - это ты,
Где оба причастны одной cудьбе.
(Когда больно мне, то больно тебе),
Где жизнь - квинтэссенция пустоты
Со всполохом призрачной красоты,
Ее обнажённый бесстыдный полёт,
Где грим Азазелло на шабаш зовёт,
Огонь из светящегося конфетти,
И кто-то смеется и шепчет: "Прости"....
21:27  13-06-2017
: [6] [Кино и театр]
Стоят в глубинках городки,
Где петухи орут до хрипа.
Признаюсь, очень мне близки
Селения такого типа

Заборов их перекосяк
Выводит запросто к речушке
Любого, кто презрел "пятак"
Киношки, рынка и торгушки.

Читать оставьте, коль для вас
Тоскливы встречи с бедным бытом,
Моя история как раз
О месте всеми позабытом....
08:53  05-06-2017
: [23] [Кино и театр]
Развеяв по ветру последний марафет,
громит прибой прибрежные аптеки,
из склянок битых - йодом льёт рассвет,
дыхнуло гнилью, мидий взмыли веки

По рунами изрубленной доске
расколотое, скачет солнца блюдце,
свиваясь в имя чьё-то на песке,
лучи, рассеиваясь, литерами вьются

В медуз светильниках притушен белый свет
над ложами, укутанными илом -
дымится, рвётся солнца трафарет
горгоньей головой-паникадилом

Ложатся в пазл морских ежей скорлупки,
не затихает вет...
16:56  02-06-2017
: [12] [Кино и театр]

Массивные инкрустированные двери бесшумно отворились. В маленький зал, чей потолок пожирала позолоченная лепнина, энергично ступил то ли молодой то ли старый, то ли высокий, то ли низкий, то ли красавец, то ли урод, то ли крепкий, то ли слабый человек....
23:04  28-05-2017
: [73] [Кино и театр]
Язык болтается сиреневый
над морем - облако повесилось,
зажмурилось, слетело лесенкой,
качается, щекочет дерево

А мы в закат идём по берегу,
совпав по месту и по времени,
и нам вполне себе сиренево
до моря, облака и дерева

Лилово нам, и фиолетово
торчит топориком из темени
луна, тараща зрак базедов на
звёзды брызнувшие семенем

на море, кипарисы, лётчиков
подбитых, выбитых из стремени,
с резьбы слетевших и со счётчиков,
с учёта снявшихся из племени<...