Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Марш на фарш ...

Марш на фарш ...

Автор: Припадок спокойствия
   [ принято к публикации 14:28  06-04-2013 | Na | Просмотров: 717]
Большая, тяжёлая белая дверь со скрипом поддалась, и я оказался в больничной палате гастроэнтерологического отделения второй городской больницы. Из пяти коек была занята только одна – та что у окна. На ней лежал полный мужик лет сорока, в синем спортивном костюме, неотрывно пялящий свои слегка выпуклые глазами в стоящий на тумбочке телевизор.
- Добрый день! Я Пётр.
- Коля, – ответил мужик, не отрывая взгляда от экрана. — Надолго сюда?
- Пока на обследование. А ты с чем лежишь?
- Не знаю. Днём бегаю в туалет раз в полчаса. А ночью — всё путём. Сделал анализы, доктор говорит – не дизентерия, а иначе бы в инфекцию положили.
- Странно.
- Вот и я говорю – странно.
- А ты что смотришь?
- Телеканал «Рада».
- Интересно?
- Ага.
- О чем они там?
- Да вот хотят закон принять об изъятии органов ...
- У живых?
- Пока что у тех кому уже все равно, но ты же знаешь наших депутатов ...
Я кинул на койку сумку с пожитками.
- Послушай, мне надо на укол сходить, глянешь за вещами?
- Без проблем,- голова не смогла оторваться от экрана.
Я вышел.


В манипуляционной, симпатичная медсестра в слегка хрустящем белом халате нетерпеливо выпалила: — «Ну, сколько можно вас ждать?» — и указала рукой на кушетку. Я сел. Она закатала мне рукав. Затем правую руку перевязала резиновым жгутом. По её приказу я начал сжимать кисть, надувая на руке вены. Она набрала в шприц из ампулы какую-то бесцветную жидкость, и маленьким фонтанчиком выдавила из него остатки воздуха.
- Достаточно, — было приказано моей кисти. В вену безболезненно вошла игла, и по кровотоку побежало лекарство.
Сняв с моей руки жгут, и приложив на место укола ватку, она крикнула стоящим за дверью: – Следующий!
Я вышел. Начала слегка кружиться голова. Почему она не спросила мою фамилию?


Когда я вернулся в палату, и лёг на кровать, сосед всё ещё смотрел канал Верховной Рады.
Я вроде на секунду отключился...
Сквозь накатывающий сон в уши продолжал лезть противный ораторский тембр выступающего, а потом потоком полились пугающие слова ...
«… в целях предотвращения смертности среди лиц, от которых зависит судьба государства, в этом законе должна быть прописана норма, согласно которой, будет разрешено изымать здоровые внутренние органы у граждан, предварительно согласовав с ними метод компенсации, которая может быть выражена как в денежном эквиваленте, так и в предоставлении гражданину дополнительного органа на сумму эквивалентную изъятому… разработка оценочных компенсационных списков должна быть возложена на медицинские учреждения, которые будут осуществлять трансплантацию… в категорию граждан, которым предоставляется первоочередное право, на бесплатное получение органов относятся: Президент, состав Кабинета министров, депутаты всех, руководители областных, городских и районных ...»


Очнулся я на каталке, укрытый простынёй. Слышен шум лифта. Меня куда-то везли. Тело не слушалось. С трудом открыв левый глаз, я попробовал встать, но работала только правая рука, и слегка шевелились пальцы на правой ноге. Язык был ватный.
Рядом, за отделяющей меня простынею, сквозь вялую, безвольную сонливость был слышен разговор медсестёр.
- Слушай Зин, я сегодня убиралась в кабинете у заведующего отделением, как раз тогда, когда он разговаривал с главврачом, и знаешь что я узнала? – неслось откуда-то сверху.
- Что?
- Депутаты закон приняли, который главврач с заведующим давно ждали. Так по нему, если кому-то из начальства потребуется у больного орган изъять, то они это могут сделать. Заплатят правда, или бартер сделают, но всё равно – право изъять ИМЕЮТ.
- Не пришей кобыле хвост!
- Богом клянусь. Я что думаю, надо будет, когда все окончательно решится, Ваське у Петра Васильевича печень новую выпросить, а то он свою всю уже пропил — скотина. Ещё сдохнет от перепоя, как я тогда детей сама растить буду?
- Да ну тебя Машка? Даже если всё так как ты говоришь, с чего это Пётр Васильевич тебе печень новую будет давать?
- А я ему заплачу. А что, им значит, можно будет для своих знакомых по – блату органы изымать, а нам — шиш?
- А главврач что говорил?
- Да спрашивал, нет ли у него на примете кого-нибудь со здоровой печенью, а то у начальника городской милиции ещё немного и цирроз начнётся...
Я отключился.


Простынь слегка сползла с моего лица, и правым глазом я смог прочитать табличку на двери — «Операционная».
За дверью готовились к операции ...
- Ах, Анечка, если бы вы только знали, какие перспективы у нас открываются…
- Да какие ж перспективы, Владлен Юрьевич могут быть в этой больнице?
- Огромные, Анечка, огромные. Жаль только, что я на анестезиолога учился, надо было в диагностику идти. Хирург из меня вряд ли хороший получился бы, а вот диагност – вполне ...
- А что бы это вам дало?
- А дало бы это Анечка — хорошие деньги. Скоро диагностировать здоровый орган – больших денег стоить будет. Закон то приняли, но не будешь же у человека плохой орган изымать — так как он никому кроме бедняги не нужен. А как определить здоровый он или нет? Вот и будут хирурги отстёгивать диагностам, чтобы те подобрали нужный материал. Трансплантологи правда больше зарабатывать будут, но диагносты — точно на третьем месте будут...
- А кто ж на первом?
- Главврач конечно.
- А мы Владлен Юрьевич, а как же мы?
- Не волнуйся Анечка, нам тоже что-то перепадёт. скоро сможешь взять себе пару сисек. Или мозги. Шучу. Шучу. Слушай, может заскочишь ко мне сегодня вечером на кофе?
- Опять вы за старое Владлен Юрьевич, давайте лучше проверим приборы. До операции 5 минут осталось.
- Я лучше тебя проверю, вдруг у тебя что-нибудь заменить надо ...
Раздались смех и возня, и я снова ушёл в бессознательное…


Мне в глаз что-то ярко светило, я открыл его и увидел белую шапочку и марлевую повязку. Между ними были большие квадратные очки в роговой оправе и огромные зрачки. Затем откуда-то сверху появилась рука со скальпелем, и густой низкий голос сказал:
- Ну что ж давайте посмотрим, что тут у него...
Не мешкая ни секунды, я правой рукою схватил хирурга за причинное место, и изо всех сил сжал. Тот высоко взвыл выпустив из рук скальпель, и начал подпрыгивать на месте с одной ноги на другую, поливая меня слезами, причитаниями и проклятьями. Анестезиолог и наверное Анечка тоже начали орать, и бросились спасать хирурга. Навалившись на меня, они несколько минут тщетно пытаясь оторвать мою руку от доктора. Непослушным языком я пытался им крикнуть: — «Ни хрена вы с меня не получите суки...», — но вместо этого лишь сжимал кисть из последних сил, хлопал единственным открытым глазом и оттопыривал вверх большой палец на правой ноге. Когда они всё же начали понемногу меня одолевать, и анестезиолог уже начал напяливать на меня маску с хлороформом, Анечка вдруг с грубой мужской силою начала трясти меня за плечи, всё сильнее и сильнее…
- Да очнись же ты!
Оба глаза легко открылись, я выдохнул и сел на кровати.
Меня тряс за плечи сосед по палате.
- Чего ты так орёшь?
- Блядь, — я вытер пот со лба. — Сон дурной приснился.
- Да ну нах… такие сны ...
Я опять откинулся на подушку.
Дверь с палату открылась, и показалось лицо медсестрички, которая делала мне укол.
- Ой, извините Иванов, как вы себя чувствуете?
- Странно… А что? Дрожь от недавней борьбы в правой руке никак не проходила.
- Да вы понимаете, я по ошибке вам не тот укол сделала. Вместе с вами, к нам в отделение поступил больной, у которого сильные боли и нервное истощение, и ему просто необходимо было выспаться. Вот врач меня и просила вколоть ему снотворное. А я подумала что вы – это он, и его лекарство вколола — вам. Вы простите меня пожалуйста, и не говорите врачу. Ладно?
Я посмотрел на умоляющее лицо и подумал, что просто извинением она не отделается, как минимум чашка кофе на брудершафт.
- Ладно.
Я повернулся к соседу: — Я бы на твоём месте телеканал «Рада» — не смотрел.
- Почему?
- Потому что, если тебе уколют то же что и мне – и не дай Бог тебе приснится что-то из законов наших депутатов, то ты до сортира добраться — не успеешь.

- Да пошёл ты! Ну на хера ты про туалет вспомнил, — рявкнул он, и с перекошенным лицом рванул из палаты.

Ну вот почему так, как только пытаешься предостеречь человека от опасности – он убегает? Это же блядь не культурно…


Теги:





0


Комментарии

#0 22:49  06-04-2013Парфёнъ Б.    
забавно
#1 13:21  07-04-2013Швейк ™    
норма
#2 13:38  07-04-2013Припадок спокойствия    
)) спасибо
#3 16:38  07-04-2013Ирма    
Прикольно. Канал Рада - говно.
#4 21:13  07-04-2013Припадок спокойствия    
#3 Согласен ))

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
20:00  16-11-2017
: [2] [Здоровье дороже]
Ортодонт исправит зубы у кого они кривы
Психиатр ударит в бубен, как душою не криви

Мир поможет офтальмолог не сквозь пальцы рассмотреть
В жопу палец ткнет проктолог, все фаланги, не на треть

Только лишь писатель Павел ничего не совершит
Никого он не исправит, словом мир не оглушит

Вот сидит он вечерочком, прогуляться то в облом -
Пишет, балуясь хуёчком под обшарпанным столом

А умрет, так что поделать, не помогут тут врачи
Две дыры в башке проделать чтобы вставить ...
14:39  09-11-2017
: [17] [Здоровье дороже]
Тот, кто уверенно ставит всё на зеро –
имеет полное право делить на ноль.
Адама погубило собственное ребро.
Голая Алла трансформируется в алкоголь.

От каллиграфии открещиваются врачи
и гнут свою линию наподобие морщин.
Русский Ваня дольше вечности лежит на печи
и лаптями от Бриони хлебает щи....
09:36  08-11-2017
: [4] [Здоровье дороже]
...
15:42  29-10-2017
: [11] [Здоровье дороже]
Сама войну хоть как-то покарать
Едва ли сможет слабенькая мать,
За сыновей отобранных кроваво.
По всем штабам засевших упырей
Не уязвить проклятьям матерей,
Находят тех награды лишь, да слава.

Но бранных слов не щёлкнет гневный кнут....
11:48  25-10-2017
: [7] [Здоровье дороже]
После полутарелки манной или рисовой каши и чашки кефира, что ему давали на завтрак, он обычно взбирался на высокий алюминиевый барный стульчик, стоявший в углу лоджии, устраивался там поудобнее, опираясь спиной на стену, или, наоборот, локтями на широкий подоконник, и приступал к процессу ежеутреннего осмотра своих владений....