Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Новый мир

Новый мир

Автор: Виноградная улитка
   [ принято к публикации 13:56  01-05-2013 | Лидия Раевская | Просмотров: 607]
Глава 1
Николай и подумать не мог, что можно сидеть в насквозь промокшей одежде и не чувствовать холода. Это при том, что температура в доме, котором он находился, была не больше 10 градусов. Да, теперь он начал понимать описанные в истории случаи, когда солдаты рвались в бой с оторванными конечностями, падая на землю лишь тогда, когда потери крови были уже несовместимы с жизнью. Все-таки великое дело высокий уровень адреналина в крови. Николай немного отдышался и стал осматривать комнату, которая собственно и занимала всю площадь дома. Впервые в жизни он находился в столь ужасном помещении: справа в углу лежала куча пустых бутылок, заваленная окурками, высохшей кожей от колбасы, кусками какого-то соленья – не то огурцов, не то зеленых помидоров – накрытых как инеем тонким слоем плесени. Посреди комнаты находилась непонятного назначения инсталляция, напоминавшая своим видом огромных размеров глиняный кувшин с отколотыми в двух местах боками. По лежавшей на дне кувшина зале и выходящему от него в потолок дымоходу он догадался, что данное сооружение служит, вероятно, для обогрева дома. Учитывая, что время его пребывания в данном помещении было неопределенным, Николай решил развести огонь в кувшине, тем более, что уровень адреналина, по видимому, начал снижаться и его начинало знобить. Так как дров в комнате не было, пришлось опять выходить под проливной дождь, однако это обстоятельство Николая уже не волновало — сухой одежды на нем не осталось. Он быстро обошел вокруг дома и, обнаружив, что все дрова находятся еще в не обработанном состоянии, а именно в виде растущих вокруг дачного участка деревьев, быстро отломал несколько веток и вернулся в дом. Переломав все ветки несколько раз, он положил растения в кувшин я начал искать спички. После продолжительных и тщательных поисков был установлен абсолютный и неоспоримый факт отсутствия средств поджога дров в данном помещении. Раздраженный Николай подошел к единственному в доме стулу, откинулся на спинку и окунулся в размышления: зачем я мучаюсь, если судьба моя уже предрешена и счет дней нахождения моей души на земле уже идет на часы, а может быть и на минуты. Шансов на спасение нет никаких, Василий не вернется и мы не уйдем из страны по его «резервному каналу». Он же не дурак и понимает, что одному скрыться намного проще, а со мной он потенциальный покойник. Да и кому он нужен. Всего лишь цепной пес, исправно исполняющий все команды хозяина. И даже не пес, а помойная дворняжка, сбежавшая в кусты, только почувствовав опасность. Чего можно было ожидать от человека, закопавшего за свою жизнь столько трупов, что хватило бы на небольшую локальную войну. Хотя, с другой стороны, именно Василий не убежав с остальными, рискуя головой вез меня через пол страны в это богом забытое место… Нет. Стоп. Не хочу в последние минуты своей жизни заниматься поисками виноватых и разлаживать людей по категориям. Николай закрыл глаза, постарался расслабиться и освободиться от мыслей. Какое-то покаяние и умиротворение начали накрывать его сознание, вводя в какое-то неземное, гипнотическое состояние. ему начало казаться, что он разделяется на две части, одна из которых пытается отделиться от тела и выйти наружу. Николай медленно открыл глаза и увидел перед собой удивительной красоты маленького светловолосого мальчика, с большими голубыми глазами. По щекам у него текли слезы, даже не текли, а вырываясь фонтаном из глаз водопадом рушились на землю, но взгляд при этом оставался ясным и спокойным. Николай не мог понять, это начались галлюцинации или он видит сон. Он опять закрыл глаза, в надежде, что когда их открою вновь, перед ним как и прежде будет все та же комната, и Николай сомкнул веки.
— Посмотри что ты со мной сделал, — пронеслось вдруг по комнате плачущим детским голосом.
Николай мгновенно открыл глаза и замер: перед ним на стуле за столом сидел «он». Но как? Что происходит? Николай начал внимательно рассматривать себя и одновременно приходись в ошеломляющий ужас. Напротив сидело страшное существо, слепленное из крыс, тараканов, пауков, червей и многих других гнусных животных, а сверху как божественный лик светился образ его отца. Перед Николаем сидела его душа…
Свергнутый президент поднял голову со стола и осмотрелся во круг. В комнате было все по прежнему: та же маленькая свалка мусора в левом углу, странная кувшин-печка, но ему уже было не важно, произошедшее несколько мгновений назад было сном, галлюцинацией или еще чем-нибудь, так как все было уже решено. Николай не спеша достал из внутреннего кармана пальто пистолет, вытер его от воды лежавшим на столе куском газеты и взвел курок: — Господи! Прости меня за грехи мои лютые, за жизни загубленные, за все несчастья, которые принес людям, прости отца моего, за то, что не верил в тебя, за то, что воспитал дьявола на земле в лице моем. Прости, если сможешь. Господи! Отправь душу мою в ад на веки вечные, ибо не достойна она другой участи, как гореть в пламени жарком, — произнес он громким отчетливым голосом, быстро поднес пистолет к виску, закрыл глаза и нажал на курок.
Металлический звук повис в воздухе, как будто сзади кто-то легонько ударил в церковный колокол. Николай положил пистолет на стол и начал ощупывать голову. На месте предполагаемого от выстрела отверстии, кожа была гладкой и сухой. Он посмотрел на пальцы. Крови не было. Выстрела не произошло. Видимо, учитывая нестабильное психическое состояние своего шефа в последние дни Василий извлек из пистолета патроны. Чувство глубокой обиды врезалось в сознание Николая как раскаленный нож в сердце и он заплакал:
- Отец! Почему ты не хочешь забрать меня к себе. Зачем оставляешь на этой земле, в которой у меня нет ни родных, ни друзей, только миллионы желающих растерзать мое тело злых и глупых людишек, которые не оценили всего добра, что мы, папа, с тобой для них сделали…
Николай стал на колени и начал кричать изо всех сил, как будто взывая неведомые силы избавить его от невыносимого страдания, но крик похож был скорее на шипение рыси, загнанной в тупик охотником. Николай бился головой о пол все сильнее и сильнее, пока сознание его не погасло, и он уснул


Теги:





1


Комментарии

#0 17:36  01-05-2013Лев Рыжков    
Что-то странное, в хорошем смысле слова.

Есть, конечно, обороты из серии "очень так себе", и есть чудовищных размеров стартовый абзац.

Но в принципе удобоваримо.
#1 21:21  02-05-2013Илья ХУ4    
никнейм клевый
#2 16:06  04-05-2013Дмитрий Перов    
может и есть что хорошее, но написано отвратительно

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Начало здесь:
http://litprom.ru/thread69683.html

Васька предложил временно разделиться, чтобы каждый смог пойти своим путем и пройти его до конца.
И как только этот путь будет пройден, мы снова сможем встретиться в определенной заранее точке пространства Римана....
12:42  23-02-2017
: [2] [Графомания]
С утра, помню, сидел на корточках. Было неудобно, долго терпел, но все же лёг. На бамбуковую жесткую циновку. Потом враз встал, раскрыл руки и полетел. Незнамо как, неведомо куда. Играла лёгкая музыка из одного культового фильма (забыл название). Когда летел, заболело горло, словно простыл, и захотелось крепкого чаю....
Отбивает на лужах лихую чечётку капель.
Серебрясь, рассекают далёкую синь облака.
На пригреве котейка вещает вороньей толпе,
Щеголяя лоснящейся шерстью на тучных боках.

На столе остывают и сразу же тают блины.
- We are animals! – страстно кричит из динамиков Дэн....
11:29  21-02-2017
: [4] [Графомания]
Давид Сергеевич старательно и просто
Устал наматывать по просекам круги.
По лесу хаживал до этого подростком,
А тропы памяти туманиться легки.

И голова кружась устойчиво и скверно
Вошла в гармонию вращения легко.
Кружатся атомы планеты и примерно
Такие действия случились у него....
11:20  21-02-2017
: [9] [Графомания]

.. мне было больно, даже хуже
не кровь – она такой пустяк
я столько спал в кровавых лужах
что алым стал мой светлый стяг

но этот город, этот город
моим охваченный огнём
родил тебя, а эти горы
к вершинам звали нас вдвоём

и вот он пал к ногам, бессилен
седую голову склоня
горел тот парк, где пруд заилен
где целовала ты меня

скамейку помнишь, у аллеи?...