Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Кино и театр:: - Народа душа родниковая (часть V)

Народа душа родниковая (часть V)

Автор: Лев Рыжков
   [ принято к публикации 07:24  08-05-2013 | Na | Просмотров: 805]
Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV

Сцена III

Центр сцены представляет собой салон лимузина. Исчезла большая часть кресел, появился столик с фруктами, в углу стоит бар.
На ближайшем к зрительному залу кресле крутит баранку ВОДИТЕЛЬ.
Задний ряд – три кресла. На одном из них развалился АНДРЕЙ (тот же актер, что и ПАША) – он одет дорого и стильно: хороший костюм, зеркально блестящие ботинки.
По соседству – ДАША (та же актриса, что и НИНА). Одета модно и стильно, дизайнерское платье, туфли на высокой шпильке.
По правую руку от Даши угрюмо смотрит в окно КАТЯ (та же актриса, что и ЯНА). Одежда – скромная, неброская, различия с образом Яны минимальны.

АНДРЕЙ: Ну, и где там этот деятель? (смотрит на часы) Опоздаем еще…

ДАША: С каких пор тебя стали волновать опоздания?

АНДРЕЙ: Ну, как же! Олег Николаевич все-таки…

ДАША: А то вы так не видитесь!

АНДРЕЙ: Да представь себе, не видимся! Не видимся! С утра – одно, другое, третье. Дела, дела… Устаешь, как собака. Какой там видеться! Что ты!

ДАША: Что глаза-то блестят?

АНДРЕЙ: Блестят?

ДАША: Ага. С чего бы?

АНДРЕЙ: Дашенька, даже не думай! Ничего такого.

ДАША: Ох, Андрюшенька! Как же мне не думать-то?

АНДРЕЙ: Ну, вот. И не надо!

ДАША: Так почему все-таки блестят-то?

АНДРЕЙ: От предвкушения… э-э… поездки в гости. (переключая внимание) Так где же Димка-то? Уже полчаса как его отправили переодеваться.

КАТЯ (с очень большой злостью, поворачиваясь к Андрею и Даше): Если этот гнус опять орудует в моем шкафу, я его придушу!

ДАША: Катенька, да что с тобой? Почему ты нервничаешь?

КАТЯ: Почему, мама? Потому что вы… вы превратили мою жизнь в ад! Вот почему!

АНДРЕЙ: Расскажи это своим сверстникам, которые живут в Бибирево и горбатятся в «Макдональдсах». Они рады будут это услышать…

КАТЯ: Вы… вы… (заходится слезами)

ДАША: Катенька, доченька… (бросается утешать)

Андрей, пользуясь тем, что Даша на него не смотрит, запускает, с ловкостью заправского иллюзиониста, руку в карман пиджака, достает крохотную коробочку, быстро открывает ее, достает оттуда что-то, похожее на кусок сахара, бросает себе в рот.

КАТЯ: Я не могу, мама! Жить вот так вот, ужасно, чудовищно, у меня нет никаких сил.

Андрей сидит с довольным лицом.

ДАША: Андрюша, ты же отец! Скажи что-нибудь дочери!

КАТЯ: Нет, мама! Пусть молчит этот ужасный человек!

ДАША: Нет, скажи!

АНДРЕЙ (с набитым ртом): Кафенька, уфпокойфя.

ДАША (мгновенно поворачиваясь к Андрею): Так, это что еще за «Кафенька» у тебя во рту? Что ты там сосешь?

АНДРЕЙ (неубедительно врет): Нифего, Дафэнька, фовфем нифего.

ДАША: Рот открыл.

АНДРЕЙ: Вафем?

ДАША: Просто так.

АНДРЕЙ: Нет.

ДАША: Нет? (бросается на Андрея, пытается разжать ему челюсти)

Андрей быстро совершает глотательное движение, потом открывает рот.
Водитель, до этого момента, сидевший полностью равнодушно, начинает откровенно скучать, всем своим видом давая понять, что такие сцены ему – не впервой видеть.

ДАША: Проглотил, значит. Да закрой уж пасть свою. Чудовище…

АНДРЕЙ: Вас, женщин, не поймешь.

ДАША: Зато тебя поймешь, позорище. Опять упоротый будешь в гостях. Чушь городить начнешь. Гопник какой-то, а не муж.

АНДРЕЙ: Любая чушь из моих уст – откровение.

ДАША: К сожалению, да.

АНДРЕЙ: И разве мои решения и находки не поражают креативностью?

ДАША: Андрюша! Не льсти себе. То, что ты называешь креативными решениями, на самом деле – отшиб мозга.

АНДРЕЙ: «Форбс» назвал меня «императором интуиции». В данном случае я склонен верить писакам.

ДАША: Я помню, как ты плел писаке про шлем из фольги, в котором ходишь дома.

АНДРЕЙ: А разве это не так?

ДАША (тяжело смотрит на Андрея, пауза): Да хоть бы и сто раз так. Есть вещи, о которых писаки знать не должны.

АНДРЕЙ: Я эксцентричный миллиардер. Я имею право!

ДАША: Эксцентричных быстро отжимают серые воротнички. Андрюша, я же ничего не имею против, если ты – для просветления ЛСД какое-нибудь пососешь. Но ты – все время в помрачении. Ты – исполняешь, Андрюша. Опомнись. Остановись. Вот и сынок твой придурочный – весь в тебя, оказывается. Если батя – без тормозов, то и ему, что хочешь, можно!

АНДРЕЙ: Да зачем мне останавливаться? Нет никакой проблемы!

ДАША: Есть, Андрюша. Над тобой уже вся страна ржет. Одна эта история с футбольным клубом чего стоит!

АНДРЕЙ: А что футбольный клуб? Хорошо бьются ребята.

ДАША: «Резинщиком» зачем его назвал?

АНДРЕЙ: Да отличное название. Вот представьте: «Резинщик» принимает на своем поле московский «Спартак»… Вот выйдем из второй лиги…

КАТЯ: Это не смешно, папа.

АНДРЕЙ: Не будьте такими скучными.

КАТЯ: Папа! Это ты – не будь таким веселым! И в рекламу больше не вмешивайся!

АНДРЕЙ: Дожили! Родная дочь указывает мне, куда вмешиваться, а куда – нет.

КАТЯ: «Люси в бриллиантах летает над нами. Аэрогриль подарите маме» — твои ведь стихи?

АНДРЕЙ: А ты – завидуешь?

КАТЯ: Боже упаси! На какую категорию покупателей ты рассчитывал?

АНДРЕЙ: Ну, пацаны моего поколения. «Битлз» любят.

ДАША: Дочка права. Любители «Битлз» поспивались и вряд ли купят маме аэрогриль.

АНДРЕЙ: Но ведь сработало!

ДАША: Сработало. Но не путай отшиб мозга с интуицией. Тебе просто везет, но удача – не бесконечна. Где там твой экстравагантный сын?

АНДРЕЙ: Я пойду поищу.

ДАША: Сидеть. Знаю я твое «поищу».

АНДРЕЙ: Трубку покурю.

ДАША: Знаю я твою трубку. Это сколько ты трубок выкурил, когда стал скупать по стране карликов?

АНДРЕЙ: Не называй их карликами. Имей уважение к маленьким людям.

ДАША: Писакам объясни. Когда они пишут, что фигурант «Форбс» коллекционирует карликов, это уже тревожный звоночек, Андрюша. Завязывай. К тебе присматриваются.

АНДРЕЙ: Ко мне присматривались всегда. Я к этому привык. Когда я делал первые шаги, моим любимым фильмом была «Матрица». Мне очень импонировал Кеану Ривз – элегантный, ловкий, отбивающийся от всех недругов, лавирующий среди всех лучей зла. Я чувствовал себя Кеану Ривзом от большого бизнеса. (водителю) Серег, запиши эти слова. Потом для какого интервью пригодятся.

Водитель достает молескин, «паркер», старательно пишет.

ВОДИТЕЛЬ: Как пишется «Киину» или «кину»?

ДАША: Во-во! Кинут нашего экстравагантного, как миленького. А интервью тебе как бы в следственном комитете не пришлось давать, бедовый.

АНДРЕЙ (вглядываясь в лицо Даши): Ты ведь этого мне желаешь, а, Дарья Анатольевна? Но какое тебе будет счастье, если меня начнут прессовать?

ДАША: Я тебе такого – не желаю, Андрюшик. Ты сам себе этого желаешь – кислотами и кокаинами, и что ты там еще любишь. Вот на черта, скажи мне, ты насосался галлюциногенов перед важным вечером в чужом доме?

АНДРЕЙ: Да потому что я с ума сойду там просто так сидеть! Это же скучно. А с этим… ну, что я проглотил, так хоть интереснее. То нос у кого-то из гостей вытянется. То вдруг скрытую суть слов постигнешь…

ДАША: То инопланетянином кого из гостей объявишь. Помнишь, как ты решил, что Фокин из торгово-промышленной палаты – Фантомас? Помнишь, как стал с него личину срывать?

АНДРЕЙ: Да, неудобно получилось.

ДАША: Ты называешь это всего лишь «неудобно»?

АНДРЕЙ: Тем более, что фантомасом был совсем не он.

ДАША: Может, никуда не поедем, а, коллекционер карликов?

АНДРЕЙ: Нет-нет, едем-едем. Это был всего-то леденец от кашля.

КАТЯ (глядя в окно): Ну, поехали, ладно…

В лимузин входит ДИМА. Это – тот же актер, что и ВОВА, одет в несусветно драные джинсы, футболку с вызывающим рисунком. На голове – черт те что (на усмотрение режиссера). Как и Вова, Дима – в наушниках, приплясывает.
Даша отвлекается от мужа и вперяет пристальный взгляд на Диму.

ДАША: Точно нормально оделся?

ДИМА (приподнимая динамик наушника): А? Чо?

ДАША: Ты мне не чокай. Штаны снял.

ДИМА: Мама! Ну, мы же все взрослые люди! Зачем так меня унижать?

ДАША: Затем! Быстро!

Дима нехотя расстегивает штаны, чуть их приспускает.

ДАША: Ближе подойди. Так. Трусы нормальные. Футболку теперь подними…

ДИМА: Мама, ну, что за недоверие?

ДАША: Быстро, иначе никуда не поедем!

Дима вздыхает и нехотя поднимает футболку. Проступают края кружевного лифчика.

ДАША: Ну, вот! И попался!

КАТЯ: Это вообще-то мой лифчик! Какого хрена ты его взял?

ДИМА: А тебе – жалко, да?

КАТЯ: Для тебя – да. Снимай, быстро!

Дима вздыхает, закатывает глаза, запускает руки себе под футболку, неловко освобождается от бюстгальтера.
Андрей, пользуясь суматохой, вытаскивает из кармана пиджака другую коробочку, вытаскивает оттуда щепотку порошка, раскатывает при помощи кредитной карточки на поручне кресла, сворачивает купюру, засовывает в ноздрю. Вдох! Другой! Манипуляции производятся быстро и технично. Пока длится суматоха вокруг Димы, Андрей успевает собрать все аксессуары и расположиться на кресле, как ни в чем ни бывало. Его манипуляции видит только водитель – в зеркале заднего вида. Андрей показывает ему пальцами – ОК. Водитель пожимает плечами. Мол, видели и не такое.

ДИМА (протягивая лифчик Кате): На, подавись! Жадина.

КАТЯ (заталкивая лифчик в сумочку): И не вздумай больше рыться в моем шкафу, трансвестит хренов!

ДАША: И отец по этому поводу молчит!

Даша переводит тяжелый взгляд на Андрея. Тот шмыгает носом.

ДАША (зловеще): И носом шмыгает…

АНДРЕЙ (словно опомнившись): Эй, Серег, поехали!

Звук заводящегося мотора.

Дима садится на одиночное кресло перед рядом из трех кресел, мрачно надвигает наушники, отбивает ритм.

ГОЛОС ВАНЯТКИ: Наверное, пора появиться и мне. Я, как вы могли догадаться, тоже нахожусь здесь, в этом лимузине. В настоящий момент я сижу в правом нагрудном кармане пиджака Андрея Сергеевича.

Картинка на левой стороне сцены: пиджак, стрелка к карману.
Свет на правую сторону. Ванятка в окружении муляжей таблеток.

ВАНЯТКА: Рядом со мной – какие-то таблетки, которыми в последнее время так любит набивать свои карманы Андрей Сергеевич. Вот это – по-моему, экстази. А вон то – какой-то амфетамин. В любом случае, ничего хорошего. (протискивается сквозь таблетки) В доме у Андрея Сергеевича я живу вот уже полгода.

На левой стороне сцены картинка: богатый «теремок».

ВАНЯТКА: Не скажу, что мне тут плохо. Хотя и не со всеми домочадцами мне удалось подружиться. Из четырех членов семьи двое меня – не любят. Один – нейтрален. Но у самого главного члена семьи я пользуюсь безоговорочным доверием. Такой степени близости с Андреем Сергеевичем (а речь, понятно, о нем) позавидовали бы многие сильные мира сего. И мог ли рассчитывать на такое я – простой лилипут из крестьянской семьи?

Свет на центр. Осветительский акцент на Даше.

ВАНЯТКА: Самым опасным моим недругом в новой семье является Дарья Анатольевна. Это жена Андрея Сергеевича. Она прошла с ним огонь, воду, все остальное. Женщина крутая, своенравная. Во время застолий Андрей Сергеевич прочувствованно поднимает тосты в ее честь. Говорит, что всего добился благодаря своей супруге.

Картинка на левой стороне: Андрей с бокалом стоит посреди застолья.

ВАНЯТКА: И, думаю, что это – правда. Андрей Сергеевич, как вы, наверное, поняли, человек «порхающий». Как мотылек носится он от идеи к идее, как от цветка к цветку. А Дарья Анатольевна жестко фильтрует от шелухи бреда самородки идей здравых (если такое слово можно вообще применить к мыслетворчеству Андрея Сергеевича).

Картинка слева: Даша перетряхивает золотоискательское сито. В ячейках что-то блестит.

ВАНЯТКА: К сожалению, мое появление в доме Дарья Анатольевна считает следствием бредовой затеи. У Дарьи Анатольевны есть любовники. Их двое. Стриптизер – кандидат в мастера спорта и еще тренер из спортзала.

Картинка слева: Даша в объятиях мужчин.

ВАНЯТКА: Встречается она с ними на нейтральной территории. Я ни разу не обмолвился Андрею Сергеевичу об этих встречах. И, если можно так сказать, вырос в глазах Дарьи Анатольевны. Хотя и ненамного. Как я узнал позднее, она не делает секретов из своих интимных встреч. Равно, как и Андрей Сергеевич. При этом они умудряются не ссориться. Дарья Анатольевна помешана на хорошей форме. Она много и с удовольствием занимается в спортзале.

Картинка: Даша на тренажерах.

ВАНЯТКА: Дарья Анатольевна меня не очень жалует. Но, хочется верить, уважает. Когда-нибудь я все-таки заручусь ее благосклонностью.

Центр. Световой акцент на Кате.

ВАНЯТКА: А вот Катя – старшая дочь, ненавидит меня по-черному. Есть за что. Я сдал Андрею Сергеевичу ее смс-переписку. Катя переписывалась с ухажером. Все бы ничего, дело молодое. Но ухажером дочери оказался бизнес-партнер Андрея Сергеевича. И это тоже – ничего особо страшного. Но кавалер дочери — старше самого Андрея Сергеевича на пять лет.

Картинка слева: лавина в горах.

ВАНЯТКА: Это разоблачение стало лишь первым камешком в лавине тех открытий, которые ожидали родителей. Выяснилось, что Катя побывала любовницей нескольких, как минимум четырех друзей отца, самому старшему из которых было 77 лет. Мужчины же младше сорока – сорока пяти Катю не интересуют. И этому есть объяснение. В детстве Кате не хватало отцовского внимания…

Картинка: папа уткнулся в газету, дочка хнычет.

ВАНЯТКА: И недобранное общение она проецирует на его ровесников. Это чисто детское влечение в голове Кати причудливо смешалось с первыми сексуальными переживаниями. И теперь, как результат, девушка выросла геронтофилкой. Притом, раскрепощенной. Дарья Анатольевна была в панике. А вот Андрей Сергеевич решил проблему радикальным способом. Он привез из Южной Кореи пояс невинности.

Картинка слева: пояс невинности.

ВАНЯТКА: Пояс сделан на основе титанового сплава. К хитрому замку не подберешь отмычку. А вы думаете – почему Катя такая бешеная? И вот она бесится, а Андрей Сергеевич посмеивается. Он не считает тягу дочери к пожилым мужчинам чем-то плохим. Он подбирает дочери подходящего жениха. Дело это ответственное и непростое. А Катя тем временем изнемогает в титановых оковах. Имейте в виду, что наследница всех капиталов отца – она. Ее брату Диме деньги доверять противопоказано.

Центр. Световой акцент на Диму.

ВАНЯТКА: К своим двадцати двум годам Дима перепробовал все удовольствия на свете. Кроме, пожалуй, службы в армии. С тех пор Диме все на свете надоело. Сейчас он хочет сменить пол. Вся семья его от этого начинания отговаривает. Но Дима упрям и, скорее всего, когда-нибудь добьется своего. Наследства он не получит. Отец считает, что к бизнесу Диму подпускать нельзя на пушечный выстрел. Ко мне Дима относится нейтрально. Точнее, то и дело забывает о моем существовании, а при встрече, бывает, и пугается, считая меня галлюцинацией.

Центр. Световой акцент на Андрея.

ВАНЯТКА: А вот с Андреем Сергеевичем у нас – дружба. Мне даже странно, что у нас так получилось. Не исключаю, что я поразил олигарха здравостью суждений, эрудицией, наличием своего, отличного от обывательских щтампов, мнения. В общем, я оказался интересным собеседником.

Картинка слева: Андрей на огромном стуле и Ванятка на карликовом – беседуют.

ВАНЯТКА: Первоначальные планы Андрея Сергеевича относительно меня не стали для меня откровением. Он хотел, чтобы у него был карлик-шпион. Который мог бы, например, проникнуть в карман к бизнес-партнеру и, не попавшись, прочитать переписку в айфоне. Но оказывать олигарху услуги такого рода я был категорически не намерен. Но не из соображений личной неприязни. Андрей Сергеевич всегда обаятелен и весел. К нему трудно не проникнуться симпатией. Дело в идеологических разногласиях. Имейте в виду, что вырос я в бедной крестьянской семье. С малых лет вместе с отцом я читал литературу и прессу.

Картинка слева: Ванятка и Паша читают книгу. Или газету «Правда».

ВАНЯТКА: А в книгах и статьях четко и аргументировано объяснялось, что богатства российской олигархии добыты неправедно и незаконно. Основой благосостояния многих из них стали сюрреалистические залоговые аукционы, когда целый завод мог оказаться собственностью какого-нибудь проходимца за чисто символическую сумму. Мой отец ненавидел этих людей, расхитителей народной собственности. И я тоже не питал к ним ни малейшей симпатии. Притом, если у отца неприязнь к ним была скорее эмоционального свойства, то я ненавидел олигархию взвешенно и логически обоснованно. Я не счел нужным обманывать Андрея Сергеевича.

Картинка: Ванятка отказывает Андрею Сергеевичу.

ВАНЯТКА: Я заявил, что не могу быть ему союзником, поскольку с моей стороны присутствует то, что раньше называли «классовой ненавистью». К чести олигарха, он сумел примириться с моей точкой зрения. «Я уважаю твой ум, Ванятка, — сказал Андрей Сергеевич. – Более того, я не намерен ломать твои убеждения». Он был намерен переубедить меня. Гений не только интуиции, но и убеждения – Андрей Сергеевич умел нащупать чувствительную струнку мотивации. И мое упорство вовсе не злило его, а напротив – привлекало, как может манить трудная головоломка опытного разгадывальщика крестословиц. Андрей Сергеевич был уверен, что очень скоро я по доброй воле и сознательно стану игроком его команды.

Картинка: Андрей «разгадывает» Ванятку, покрытого кроссвордной сеткой.

ВАНЯТКА: В целом, жизнь у олигарха оказалась комфортабельной и приятной. Взломать твердыню моего разума Андрей Сергеевич решил начать атакой на трущобы подсознания. Он делился со мной своими «сладостями» — так Андрей Сергеевич называл свои допинги, к помощи которых он прибегает куда чаще, чем даже может вообразить Дарья Анатольевна.

Картинка: Ванятка с трубочкой стоит перед горой порошка, который насыпали два огромных пальца.

ВАНЯТКА: Я испытал несколько крайне любопытных озарений. Но сохранил идеологическую стойкость. И тогда коварный Андрей Сергеевич решил ударить по вратам крепости моего разума бронебойным тараном под названием «Страх». В особняке откуда-то появился дебильный и злонамеренный лилипут по имени Федор. Выше меня на полторы головы, этот громила поселился в кукольном домике по соседству (а наши жилища располагались в огромной плэинг-рум, окруженные макетом железной дороги). Не будучи в силах подружиться, громила-Федор стал добиваться моего подчинения посредством оплеух и хамства.

Картинка: два дерущихся карлика.

ВАНЯТКА: Но этот гнусный, агрессивный лилипут был не так прост, как это могло бы показаться. Однажды я застал его с небольшим мобильным телефоном. Федор, мучаясь, набивал какую-то эсэмэску.

Картинка: лилипут набивает на телефоне смс.

ВАНЯТКА: Нравственный императив не позволял мне заняться доносительством. Но, с другой стороны, я знал, что, не преступи я законы нравственности, в жизни моей останутся все эти побои и тумаки. Тело мое будет в синяках, но душа гипотетически будет незапятнанна. Невзирая на все выгоды, каковые сулило мне предательство, я решил не предавать Федора. И все-таки это случилось. Предательство произошло так. До позднего вечера мы беседовали с Андреем Сергеевичем о геополитике. Под утро он понес меня в плэинг-рум.

Картинка: Андрей несет на ладони Ванятку.

ВАНЯТКА: И неожиданно мне стало очень тоскливо. Я представил, что несносный бабуин Федор снова поджидает меня где-то там, в игрушечном городке среди искусственных ландшафтов. Он не успокоится, пока не задаст мне взбучку. Я подобрался к уху олигарха и шепотом предал Федора. «Почему же ты молчал?» — удивился Андрей Сергеевич. Он тут же устроил обыск в домике моего недруга.

Картинка: большая рука обыскивает кукольный домик.

ВАНЯТКА: Федор приворовывал продукты. Он был невероятно жаден, этот скот. Он загадил и завонял свой домик. И, тем не менее, Андрей Сергеевич не побрезговал залезть в эту помойку. И да! Он нашел мобильный телефон, прочитал эсэмэс-переписку карлика с неведомым абонентом, нахмурился, потом запер Федора в портсигар и позвонил знакомому директору цирка. Тот не посмел проигнорировать предрассветный звонок важного человека, и меньше чем через час приехал и избавил нас от Федора, уверив, что непременно найдет ему работу в труппе, а обращаться с ним в цирке будут непременно дурно.

Картинка: карлик на арене, из глаз – слезные фонтаны.

ВАНЯТКА: Андрей Сергеевич понял, каких усилий мне стоил сегодняшний поступок. Он сказал, что морально я – чист. Ведь я разоблачил предателя. «Это умозаключение верно лишь в том случае, если я играю на вашей стороне!» — огрызнулся я. Олигарх расхохотался. Я делал вид, что злюсь, но засыпал я совершенно счастливым человеком.

Картинка: Ванятка в пижаме и колпаке сладко спит в кроватке.

ВАНЯТКА: И, тем не менее, ощущение некоего диссонанса лишало меня покоя. Как мог откровенно тупоумный Федор вести изощренную двойную игру? И значило ли это, что я неспособен оценивать людей? Но уже потом я вник, сопоставил и понял, что местом жительства гнусного громилы Федора изначально был именно цирк. Коварный олигарх специально взял его напрокат. Этот олигофрен ни на кого не шпионил. Он разыгрывал спектакль передо мной специально для того, чтобы я его заметил и предал. Говоря проще: тупо делал, что ему сказали. Главным же кукловодом был Андрей Сергеевич. Он знал о моем страхе и отчаянии, управлял моими мучениями, не давая даже повода себя заподозрить. Такой человек Андрей Сергеевич – вникает даже в разборки лилипутов.

Картинка: Андрей сидит за столом, от пальцев тянутся нити к кукольным домикам.

ВАНЯТКА: А потом Андрей Сергеевич нанес продуманный удар по воротам твердыни моих убеждений. Новый таран назывался «Любовь». Наташа появилась в моей жизни внезапно.

Картинка: Ванятка стоит и с изумлением смотрит на лилипутскую девушку.

ВАНЯТКА: Я был потрясен, скрывать не стану. Ведь я полагал, что кроме меня и циркового верзилы, по-настоящему маленьких людей на свете нет. Но, как оказалось, они есть! Есть! Наташа выросла в пятиэтажном бараке какого-то заполярного поселка в Мурманской области. В наших судьбах нашлось невероятно много общего. У Наташи была сестра, вполне нормальная. Справная, работящая, счастливая в браке. И хотя муж сестры оказался не без недостатков, Наташа очень завидовала счастью своей близняшки.

Картинка: плачущая лилипутская девушка.

ВАНЯТКА: Наташа жила, не надеясь на чудо. Пока о ее существовании каким-то образом не узнал Андрей Сергеевич. Он, как и меня, купил Наташу у ее семьи. Очевидно, что на тех же условиях – заветное желание плюс пятьдесят тысяч. Наташу, как и меня, предали. Уж я-то знал, насколько сильна, садняща и разъедающа боль от предательства. Не сразу, но мы бросились друг к дружке в объятия.

Картинка: влюбленные лилипуты.

ВАНЯТКА: Я свыкся с мыслью, что проживу всю жизнь без любви. Просто потому, что подходящей для меня женщины якобы не существует в природе. Но я увидел Наташу. Спасибо матери-природе и, конечно, Андрею Сергеевичу, благонравнейшему из рабовладельцев. Я смотрел на Наташу и знал, что вот она – единственная женщина, предназначенная именно для меня. Другой не будет. Я любовался этой женщиной, и сердце мое обливалось жаром восторга. Вам, дылдам, не дано понять этого ощущения, этого восторга. Если просто влюбленные значат друг для друга многое, то мы с Наташей связаны гораздо прочнее. Я знаю, что она – единственная моя любовь. Она знает то же про меня…

Картинка: лилипутское счастье в кукольном домике.

ВАНЯТКА: Я был благодарен Андрею Сергеевичу и стал выполнять для него кое-какие поручения, не связанные с политикой и бизнесом. Это было принципиально. Но зато я без зазрения совести мог полюбопытствовать смс-перепиской Кати или Димы. Именно я разоблачил Катю. Она возненавидела меня, но такова, увы, цена счастья.

Картинка: огромная Катя с ненавистью тычет пальцем в крохотного Ванятку.

ВАНЯТКА: Катина ненависть была негативным обстоятельством перманентного свойства. То есть, присутствовала всегда. На наше счастье, заносчивая дочка магната считала ниже своего достоинства вредить лилипутам. Поэтому, в принципе, бояться стоило только первичных приступов гнева дочки олигарха. Потом Катя остывала, и можно было покидать укрытия.

Картинка: лилипуты покидают укрытия.

ВАНЯТКА: Появление Наташи в нашем доме не пришлось по душе и Дарье Анатольевне. Я был безобразно счастлив. Но Дарья Анатольевна считала, что ее сбрендивший от кислоты муж занялся коллекционированием карликов. Если не считать вялой неприязни больших женщин, все прочие обстоятельства жизни были для нас благоприятны. Но однажды на небосклон моего благополучия наползла туча…

Картинка: туча наползает на солнце.

ВАНЯТКА: Произошло это во время моих ночных посиделок с Андреем Сергеевичем. Сознаюсь, я угостился кое-какими крохами их его психоделических запасов. И вдруг ощутил нелогичную, интуитивную тревогу. Я совершенно отчетливо понял, что прямо сейчас в семье Хоботовых – моей родной, той самой, что меня предала, — сейчас в этой семье происходит что-то очень плохое. Я рассказал олигарху о своих опасениях, и он, отдадим ему должное, отнесся к ним очень серьезно. Он пообещал при случае свозить меня к родным. И вот этот случай настал…

Центр сцены.

ДАША: Сергей, а куда это вы сворачиваете? Насколько я знаю, нам надо на Новую Ригу.

ВОДИТЕЛЬ: Вы правы. Но нам надо отвезти Ванятку к родным.

АНДРЕЙ: Это я распорядился, Дашенька.

ДАША: С каких это пор мы стали такси для лилипутов, милый?

АНДРЕЙ: Дашуль, солнце, но нам же не трудно?

ДАША (вздыхает): Какой же ты все-таки ребенок! Опаздываем к важному человеку, зато подвозим лилипута!

ВОДИТЕЛЬ: Приехали!

Лимузин останавливается.

ВАНЯТКА: Ну, конечно, я волновался за маму, папу, Яну и Вову. И в глубине души был рад их увидеть.

Правая сторона.
Опускается гигантский муляж ладони. Ванятка забирается на него.

ВАНЯТКА: Но волноваться мне остается уже недолго. Сейчас я, наконец, пообщаюсь с родными… Душа моя трепещет.


Теги:





4


Комментарии

#0 19:29  08-05-2013Владимир Павлов    
Народ не читает и не хвалит. Отупели, чтоле?
#1 19:31  08-05-2013Швейк ™    
Я, например. жду полного расклада
#2 19:31  08-05-2013Гусар    
Я читаю. А хвалить или ругать буду, когда все прочту. Пока нравится.
#3 19:33  08-05-2013Лев Рыжков    
Да можно и потом, конечно, но это уже не то получится. Будет законченный продукт.

А если в процессе критикнуть, то можно и на сюжет повлиять, и на что угодно. Прецеденты так-то бывали))
#4 19:48  08-05-2013Григорий Перельман    
Суркова то уже того....
#5 22:12  08-05-2013Вита-ра    
Лев, продолжаю читать, мне интересно да и без напряга читается

в пьесах, в этом жанре нихрена не смыслю поэтому молчу.
#6 11:57  09-05-2013дважды Гумберт    
по-моему, охуительно. хотя пьеса постепенно превратилась в просто рассказ
#7 14:47  13-05-2013elkart    
социалистический сюрреализм. одни фантомасы кругом. за одинокого джерри что-то волнительно переживаю.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:04  08-12-2016
: [13] [Кино и театр]
Разгубастило арену.
Выбор блюд запатентован,
Зритель платит и смеётся,
С кровью ль мясо - всё равно.

Прут шуты шутам на смену,
Чтобы самый старший клоун
Льву скормил канатоходца
И замыл за ним пятно.

Цирк бы мог, так поднял шум бы,
Был бы крик его неистов,
Заменить велел не лонжи,
А тупых придурков власть

Но по кругу катят тумбы
Руки злых униформистов,
Клеть и рык со всех сторон же
И тырсой набита пасть....
12:01  08-12-2016
: [4] [Кино и театр]
Костючик деревянный,
А сам, как дурачок.
На курточке - карманы,
А нос - простой сучок.

Мне часто счастье снится,
А жизнь дает урок.
Но все же любопытство,
Я знаю, не порок.

А куклы - те же люди.
Мечтают лишь о том,
Что скоро счастье будет
За стареньким холстом....
11:15  24-11-2016
: [28] [Кино и театр]
Питерская коммуналка. Скажем, конец восьмидесятых.
За столом сидят двое – мать и дочь.
Обе в распахнутых пальто и зимних сапогах.
Они смеются и прямо пальцами вылавливают из скользкого кулька, лежащего тут же на столе, холодные солёные огурцы....
09:26  11-11-2016
: [17] [Кино и театр]
Шестирукая бабища с сиськами из силикона,
В стрингах из змеиной кожи и с ружьем наперевес,
След берет Иуды Кришны – всем известного гандона,
С рыжей и бесстыжей рожей,
Возбуждая интерес
У толпы многоголовой, многорукой, многоногой,
Именуемой кем надо - «потрясающий народ»,
А народ поверив снова жизни лучшей в жизни новой
Ждет, когда застрелит гада эта бестия вот-вот....
11:21  09-11-2016
: [4] [Кино и театр]
Действие происходило на сцене большого театра. Не того Большого, легендарного с позолотами люстр и красочными декорациями, где блистали звезды оперы и балета, а просто большого, по размерам. Люстры с декорациями были и здесь, но далеко не золоченые и красочные, тем не менее они подкупали своей естественностью, люстра походила на солнце, а декорации были словно собраны по кусочкам со всех уголков страны, с видами больших и малых городов, бескрайних полей и заснеженных тундр....