Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Потрошитель (2) Бессознательный Малыш

Потрошитель (2) Бессознательный Малыш

Автор: Ромка Кактус
   [ принято к публикации 21:08  25-05-2013 | Юля Лукьянова | Просмотров: 1386]
Смерть от ножа

Джереми видит сон. Он оказывается в городе, построенном на берегу моря… Лазурные спокойные воды, чистое высокое небо, солёный бриз… Он покидает цивилизованную туристическую зону и попадает в трущобы. Район выстроен на песчаных насыпях: центральная улица и уходящие от неё в море прямые тонкие косы, расположенные параллельно. Вместе с аборигеном Джереми двигается по одной из кос. Абориген с помощью ножа раскрывает створки раковин моллюсков, лежащих на песке. Абориген замечает постороннего:

- Это территория Бессознательного Малыша! Ты что, не умеешь читать между строк?

Абориген показывает пальцем на огромный щит, расположенный у входа в трущобы… Строки плывут, превращаясь в утренний туман.

- Что ты делаешь? – спрашивает Джереми.
- Я добываю растущий здесь жемчуг человеческой мысли для Малыша. Малыш платит очень мало, но жемчуг единственное, что имеет хоть какую-то ценность… Большинство человеческих раковин пусты. И всё чаще встречаются поражённые болезнью… открывать их опасно.

Абориген с пустыми руками возвращается на центральную улицу. Вдоль всей улицы тянется ряд вплотную приставленных друг к другу железных коробок с плоскими и острыми крышами – все разных размеров и цветов… похоже на колонию металлических грибов. Некоторые коробки чуть больше собачьей конуры. Запахи нагретого железа и солёной воды.

- Здесь тоже живут люди, — абориген отвечает на немой вопрос Джереми, взгляд которого устремлён на одну из коробок.

Джереми оказывается в высоком железном контейнере… Прохладная полутьма… У стены стоит высокая железная кровать, какие-то ящики, покрытые сеткой. Джереми думает о том, как, наверное, здорово тут жить, несмотря на нищету и однообразие… Он чувствует, что просыпается.

С этого дня Джереми начинает заниматься философией. Он читает труды Декарта и других мыслителей. «Я нарочно отрастил себе такой скепсис, чтобы не быть ни в чём уверенным». Джереми воображает мерцающий призрачный город, населённый тенями людей… Знание как таковое поставлено в городе под вопрос. Медленно истлевает материя, оставляя горький запах полыни.

Занимаясь философией, Джереми быстро убедился, что говорящий не знает, а знающий не говорит. Он с жадностью принялся читать написанное между строк, полностью забыв о самих строках, которые были только ширмой от простаков. И тогда в нём заговорил Бессознательный Малыш. Он был витальной, разумной сутью самого разума Джереми. Впрочем, он обитал в тёмной, неразумной половине разума, именуемой бессознательным, и сам был как бы раздвоен.

Малыш предстал перед мысленным взором Джереми так же чётко, как силуэт дерева в момент удара молнии. Одна половина «тела» Малыша была полупрозрачной светящейся оболочкой, внутри которой искрились атомы юмора – той субстанции, что, проникая в сознание, порождает спокойный, умиротворяющий смех, в котором нет ни капли недоброжелательства по отношению к кому бы то ни было, который как бы обволакивает смеющегося и существует лишь краткий миг. Другая половина была сгустившейся тьмой, в которой клубились страхи перед жизнью, гнев, отчаяние, жажда погибели. Светлая половина Малыша была практически невесома — тёмная обладала неимоверной мысленной гравитацией.

Малыш рассказал Джереми про закон сохранения разума. Согласно этому закону, общее количество мыслительных способностей человечества в любой момент времени постоянно. Оно неравномерно распределяется среди живущих, и чем больше население планеты, тем глупее большинство. А чем глупее большинство, тем оно сильнее сопротивляется Просвещению.

Джереми думает: «Несомненно, в будущем это приведёт к интеллектуальному расслоению общества. Но не интеллектуально развитое меньшинство будет стремиться не допустить остальных до знаний, а лень и глупость недоразвитого большинства. Вопрос лишь в том, чьим интересам последует всё общество».

Значительное сокращение популяции, о котором мечтают радикальные идеалисты? Стихийные бедствия и массовые эпидемии. Неизвестные науке болезни уносят в могилу миллионы. Обладатели высокого интеллекта оказываются имунны. Кое-кто в панике бросается штудировать учебники и не понимает ни слова. Горы гниющих тел под палящим солнцем, стаи ворон, влетая, полностью заслоняют небо. А потом неизбежная утопия «Золотого века». Величайшие мыслители и художники разгуливают по пустынным улицам. Трава прорастает сквозь щели в полу. Страдающий слабоумием мальчик становится объектом внимательнейшей заботы и язвительного сострадания, до которого снисходят исполины духа.

Джереми подозревает, что человеческое сознание возникло в результате какой-то ошибки. Как жемчуг получается, когда в раковину моллюска попадает песчинка. Рассудок как результат защитной реакции на инородное тело? Какое тело?

«Так это или иначе, — говорит Малыш. – Твой разум – твоё единственное оружие. Изучи его и научись применять». И Джереми приступает к практике.

Джереми позирует с револьвером. Увесистый Кольт Драгун, покрытый гравировкой, калибр одиннадцать миллиметров. Мальчик держит его двумя руками на уровне глаз. Целится в банку из-под консервированных бобов, расстояние двадцать шагов. Подпрыгивает в воздух, и его скепсис электрическими разрядами поражает цель. Джереми научился с помощью силы мысли побеждать любого противника. Джереми закрывает глаза и палит в пустоту. Одна за другой банки из-под консервов растворяются в небытии. Противника больше не существует.


Теги:





14


Комментарии

#0 11:27  26-05-2013Илья ХУ4    
хе хе



отлично!
#1 11:34  26-05-2013Григорий Перельман    
да, Ромка умный.

написано хорошо.



Впрочем, он обитал в тёмной, неразумной половине разума, именуемой бессознательным, и сам был как бы раздвоен.(с)



на мой взгляд тут или "впрочем" лишнее, или "как бы". двойная неуверенность в этих вводных.

Он обитал в тёмной, неразумной половине разума, именуемой бессознательным, и сам был раздвоен. - фраза становится точкой в абзаце, без вибраций.



#2 15:22  26-05-2013Ирма    
Чудесный текст
#3 16:13  26-05-2013Лев Рыжков    
Ну, забавно. Но по сравнению с первой частью эта - вязкая, мутная. А первая динамичная была. У меня от нее аж мурашки по панцирю пошли. А от этой чота нет.
#4 22:25  26-05-2013Родион Татаринов    
ррргаф!
#5 22:29  26-05-2013Родион Татаринов    
ррргаф!
#6 22:30  26-05-2013Родион Татаринов    
аф-аф!
#7 00:25  27-05-2013Скворцов Д. А.    
хуйня какая-то ни доходя третей строчки, скеписис сорри!

#8 00:35  27-05-2013Марычев    
скворец- поешь себя
#9 13:44  27-05-2013Шева    
Эта часть очень слабая.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [50] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....