Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - После войны, перед войной.

После войны, перед войной.

Автор: Амур Гавайский
   [ принято к публикации 10:18  20-03-2003 | | Просмотров: 561]
Завтра будет война, её будут показывать по CNN, я буду смотреть, не всё конечно; работа, дела, семья – сами понимаете. Я почему то всегда думал, что на жизнь каждого мужчины выпадает хотя бы одна война и в этом есть определённый смысл: война делает из мальчиков или трупы, или мужчин; из наций или империи, или народности.
Вот так вот ехал я по мирному нью-йорскому хайвею, меланхолично курил под скороговорку новостей и поймал даже себя на мысли, что самым серьёзным образом думаю об этой и прочей идеологической хуйне, утвердившейся во мне с задорного пионерского детства. Трафик замедлился и я увидел впереди серьёзный ментовский кордон – проверка документов, машин, глаз. И хотя у меня в багажнике ничего кроме восьми рулонов туалетной бумаги “Soft Angel” нет - я как то весь напрягся, а вдруг что то всё же есть...
Нью Йорские хайвеи не приспособлены для ментовских выкрутасов военного времени и поэтому этой самой гребаной проверки нужно ждать, причём довольно долго. И вот пока я ждал, я вспомнил в мельчайших подробностях как я боролся с со всей советской армией и военно-морским флотом и победил.

Было это в 86 году, учился я тогда на истфаке МГУ и наслаждался в полный рост первыми плодами перестройки один из которых оказался неслабо кислым. Я имею в виду идею гобачёвских времён брать в армию из универа. Тут надо сказать, что к армии и особенно к военно-морскому флоту, в котором служили дольше я относился с уважением с 18 лет, плакал слезами когда смотрел фильмы “Три Танкиста”, “ Четыре Танкиста и собака” (польский сериал) и просто “Мухтар” – это про военную собаку, там кажется танков не было. А может и были, наверняка были, но где то там, за кадром, за горизонтом...
Да, так вот, армию я уважал, уважаю и буду уважать, но почему то меня всегда мутило в военкоматах. Когда я попадал в военкомат я сразу понимал, что с людьми которые там ходили по коридорам, сидели в кабинетах и просто оставляли свой запах в туалетах я ничего общего иметь не хочу и не буду. Быть может если бы приписные свидетельства выдавали где нить в лесу, в болотце какими нить десантниками – хуянтниками, которые бы лязгнули мне в морду автоматом и сказали: ну чо, бля, приссал. А потом дружно отогреваясь в танке поили бы чаем заваренным в черепе врага - тогда ДА. А так – нет.
Вощем от армии я косил, вначале это было легко – учился себе в институте, но это как то быстро кончилось. Я не долго думая уехал в Москву и прикинувшись пролетарием поступил в универ. А тут на тебе – иди в армию. В моём случае это означало следующее: я должен был бросить девушку немку, мою сокурснитцу которую я ТАК любил, что она подарила мне джинсы. Я так же должен был бросить другую девушку – москвичку, между прочем из теартоведческих кругов которую я не любил, но там была страсть, там были буря и натиск родившихся в нас буревестников сексуальной революции. Я уже не говорю про девушку провициалку с рабфака, которая поразила меня своей грудью и странными интесом к истории КПСС. Я спорил с ней, я доказывал ей что они кровопийцы, что губят Россию. Она тихо соглашалась со мной и я терзал её могучие груди, а потом она опять говорила про историю КПСС, типа отличная по жизни специализация и хоть ты тресни.
Был у меня ещё один роман, с одной уборщицей в профилоктория, но эта история насквозь мистическая. Об этом в другой раз.
Поймите меня правильно, я жил наполненной яркой жизнью, моя душа ждала и искала настоящей любви и к тому же мне казалось, что я понял почему рухнула Римская империя, а для историка это очень важно!
Всех этих девушек я должен был бросить и про Римскую империю забыть ради какой то там армии? Это было бы верхом непорядочности с моей стороны - вощем я решил косить под пилонифрит.
Пилонефрит – это такая болесь почек и смысл в том, что у тя в моче кровь. Мне это показалось очень романтичным – кровь в моче, думал я, это круто! Ну может и не так уж круто, но лучше, чем банальные угрозы растрелять всех сразу когда дадут автомат. У нас на курсе такой закос пользовался особенной популярностью.
Положили меня на проверку в Боткинские бараки, удачно положили так как мой курс уехал в колхоз. Всё вроде ничего и кормят меня и познакомился вроде уже с одной медсестрой, высоченного роста женщина, выше меня, хотя и мрачновато вокруг. Больные эти серые какие то, не в смысле образования, хотя это тоже было, а лицом. К тому же время от времени они от этого пилонефрита умирали.
Короче кровь в моче так кровь в моче, но как её туда доставить? Больных по направлению военкомата на анализ мочи водили в сопроваждении. Разденут с утра, посмотрят, дадут те скляновчку и пиздуй себе в туалет, пИсать значит. Выходишь, отдаёшь скляночку и свободен. В инструкции “Как косить от армии” сам способ внесения крови в мочу не огаваривался, тока дозы. А что мы, советские интеллигентики без книжки сами то можем, да нихуя! Но слава богу, что за моей спиной была организация - родной комсомол. Я знаю, что многие эту организацию недолюбливают, кому то она даже и подговняла, а вот я комсомолу благодарен по гроб жизни!
Пологалось нам ходить по боткинским баракам в неких пижамах, у всех всё одинаковое – скушно, а я вот решил выебнутся и прицепил на грудь комсомольский значёк. Типа знай наших и никто не приебётся. Ведут меня в тубзик в пять часов утра на анализ, а я гордо иду, голова высоко поднята. Захожу, поссал се в скляночку, потом значёк с груди снял, а заколка то там остренькая остренькая как полемика между Лениным и Троцким.
Ну вощем хуяк заколочкой в палец, а палец в склянку и болтай себе пальцем в скляночке.
Под конец исследования вызывает меня главный врач по пилонефриту и говорит: чот я нихуя с тобой ни понимаю, по одним анализам ты уже как бы даже и мёртвый, а подругим ничего..может ты того, винерическими заболеваниями переболел?
Оставили меня ещё на неделю по поводу винерических заболеваний, а потом выпустили и проучился я в универе целый год. Немку у меня один грек-коммунист отбил. Грудастую в даму в универ не приняли, она свалила к се в провицию; уборщица вышла замуж; деушка из театральных кругов перешла в православное христианство и ходила в универ в скромном платке и достанной по блату настоящей крестьянской юбке и глаз не подымала. Вощем перестройка в полный рост.
А тут опять настала осень, пожелтели листья и мой курс уехал в колхоз, а я же опять попал в Боткинские бараки и на моей груди уже был не только комсомольский значёк, но и значёк “Дружбы народов”. Заколка там была много лучше, не ржавела, да и в комсомоле я как то стал разочаровываться под нажимом возмужавшей за год гласности.
История повторяется, повторилась и моя, но была в этот раз некая вариация на тему. Того врача, который нихуя во мне не понял уже не было, а была на его месте врачиха. Настал момент с ней расстоватся, до свидания говорю я ей. А она мне: да да, тока вот вам направление, сходите – там вам дадут финальный отмаз на всю жись. Смотрю я на направление, а оно какое то странное, стоит там гербовая печать и некий приказ явится туда то и туда то на Ленинском проспекте 13 октября в 9.00 по московскому времени. Неявка вызымеет последствием возбуждение уголовного дела о симуляции от исполения военной обязанности.
Стою я дрожу весь, а она меня успакаивает, да чо ты дрожишь то так, то ж медицинская комиссия, гыгыгыгы.
Ну вощем пошёл я 13 октября, в понедельник, на Ленинский проспект на эту самую мед комиссию. Нашёл дом, а дом большой большой и чот там вокруг народ ходит и машет в окна, дверь солидная, железная. Постоял я у двери, вспомнил Кафку, хуй с ним думаю пойду и зашёл. А там сержантик, сымай говорит мне обувь. А я ему, а зачем? А он мне: скоро узнаешь. Не зря я Кафку вспомнил – шесть этажей, куча народу и все без обуви... Мои сюреальные впечатления вскорости были пополнены встечей с неким военным уже доктором. Он даже не посмотрел на меня, просто расписался в бумажке и коротко сказал мне: Годен к строевой службе. Я ему говорю: Что? А он мне: идите на первый этаж, номер вашего отряда 666.
Со мной началась прострация, было мне уже 25 лет, семь лет борьбы и всё коту под хвост.
Если бы мне тогда дали автомат, то я бы точно им тогда воспользовался. Но автомат мне не дали а отвели на первый этаж, где меня поджидал некий лейтинант, командир так сказать отряда 666. Сам он был белобрысый и в веснушках, но как то странно загорелый. Мне так и хотелось его спросить, на юге были? Интересно, что именно в тот год уж очень много вот таких белобрысых загорали на далеком юге исполняя интернациональный долг, 87 год на дворе...
Лейтинант очень суетился и врядли бы стал со мной базарить про загар.
- Паспорт давай – сказал он мне и протянул руку.
Мой паспорт как у всякого советского человека находился на груди во внутреннем кармане пиджака. Я чувствовал как жгёт он мою грудь и может в первый раз в жизни мой паспорт стал мне безумно дорог, во мне наконец проснулось гражданское начало.
Я посмотрел на загорелого лейтинанта удивлённым взглядом и сказал фразу, которая убедила меня на всю жизнь, что я человек гениальный:
- Нету у меня паспорта – сказал я оправдываясь - мне сказали, что я сёдни тока на комиссию иду, от куда ж я знал, что егодня и поедем.
Лейтинант опустил протянутую руку.
- Вот мой студенческий билет – продолжил я и вручил ему мой студенческий билет, - вот квитанция с общаги, я там 16 рублей должен ещё заплатить, вот приписное свидетельство, а паспорт там в общаге в камере хранения.
Лейтинант нахмурился и посмотрел на часы:
- Лана, скока те времени нужно что б сгонять в общагу и принести паспорт?
- Ну не знаю – сказал я голосом рядового (от куда чо берётся) ну часа два, от силы три.
- Даю тебе два с половиной часа, опаздаешь – пеняй на себя.
- Ясно, товарищ лейтинант.
Он проводил меня к дежурному и мне выписали пропуск и даже отдали обувь, я выскочил на Ленинский проспект и вздохнул полной грудью, мне вдруг показалось, что я отслужил, там в леску, в болотце, я брал высотку, экономил патроны, ходил в разведку и добывал языков, привязывал снайперскую винтовку к локтю и перекусывал зубами колючую проволоку.

Через несколько часов ночной поезд мчал меня в родной Питер, какое то время я ещё получал повестки, письма, но судьба распрядилась иначе – ньюйорский полицейский чуть наклонился в мою сторону и отдал честь: Driver license, registration, please… *

* Предьявите права и регистрацию на машину.


Теги:





1


Комментарии

#0 11:10  20-03-2003Куйбышев    
Ниче, скоро канвертики с сибирской язвой получать начнеш.........гы
#1 11:19  20-03-2003Злой Хер    
Тык это, ты чо, универ ради этого бросил? Не проще ли было просто снять где-нибудь левую хату? Или тогда ловили прямо в вузах?
#2 12:28  20-03-2003Херба    
З.Х. дык...в метро даже ловили у эскалаторов..я помню пару раз конкретно стремался.
#3 13:37  20-03-2003Майор    
Хорошо пишешь, автор... Пробрало. Ну... Доебаться не к чему... И война уже началась....
#4 14:22  20-03-2003Cruel Rasp    
харошее было время, да-а-а-а...
<p>в 87-ом па всей Маскве тока из Бауманки не забирали, а я как рас там абучался в аписанный периат. но уже в 88-ом пришлось ухадить в академку "в связи с призывом" (эх, физика-шмизика, лабараторные работы, препод-сцука...)
#5 14:37  20-03-2003Спиди-гонщик    
Амур - заебато пишешь.
#6 16:18  20-03-2003МУБЫШЪ_ЖЫХЫШЪ    
не люблю умников, косящих от армии в советское время
#7 16:19  20-03-2003Bodroff    
вот как нада писать креативы.
#8 16:23  20-03-2003МУБЫШЪ_ЖЫХЫШЪ    
Бадров епте ты в аську залез бы
#9 16:30  20-03-2003Ершов    
Хорошо написано
#10 19:01  20-03-2003Fart Shitson    
В 87-м в Маскве не брали также из МИФИ,МФТИ и МИРЭА(бля!!!радиотехника,электроника,автоматика!и насосы...вакуумные)--бронь была,сняли тока на 86-й,и один мой друган попал-таки в сапоги...Эх...молодость бля...
#11 19:02  20-03-2003Амур Гавайский    
Мубышь, я сам не люблю, иногда даж призираю...
<p>Всем: thanks, рад старатся
<p>Злой Хер, в обход всех законов универ стал ответственной организацией по збору молодника, не районный военкомат.
<p>Вызывают к зам декану, типа зайди, там тя со стипендии хотят снять, приходишь, а там уже ждут...
#12 19:34  20-03-2003Оля Тэ    
чтиво. литературное такое, качественное чтиво. не торкает, потому что мужская тема, но прет, потому что написано заипца.
#13 09:07  21-03-2003proso    
Все канешно сразу начнут спорить, но я скажу што мне понравился твой креатив. И даваи уже, добей трилогию, напеши про любовницу, пока нас тут терроры не ебнули.
#14 14:44  21-03-2003Мужик    
Написано, действительно, очень хорошо.
<p>Но ни о чём.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:57  19-08-2018
: [4] [Литература]
Был разбужен ни храпом, ни ветром -
Алексей Алексеич Машков
И не дружным прерывистым пердом,
Разрывающим тайну оков

Он разбужен был полной луною
Что светила из грязных окон
Та что глаз свой, прекрасный, воловий,
Разместила на влажный балкон

Вся бригада накушавшись браги,
Как один нахлебавшись ея,
Не проснулась от лунной той тяги
Сей чудесный момент проебя

Лишь Машков, бригадир, был разбужен -
Сладкой мукой, волшебной луной
3начит правда од...
09:42  14-08-2018
: [8] [Литература]
Первым к точке сбора пожаловал Василий Плазмов. Вскоре подтянулся и Сережка Моржиков. А вот Лёлю ребятам пришлось подождать.
Сутулый Василий посасывал кончик галстука. Сережка курил папиросу и исподлобья поглядывал на эфемерных прохожих. В его голове как будто что-то никак не укладывалось....
23:59  10-08-2018
: [10] [Литература]
Коты обнюхивают клей на щелях, в коридоре, в помещениях, куда ведут своих приятелей дешёвые мамзели, стоящие рядами на панели, с припаркованной Газелью, в которой Алексея попросили поменять руль, тормоза, педали и сцепление, да и всё остальное тоже бы не помешало вытрясти из этой нахлобухи, под тянущие звуки как в порнухе из системника с винтом размером в гигабайт, куда ядрёный телетайп шлёт пошлые команды ватага за ватагой, бомжи под эстакадой в ржавой банке доваривают свою манагу, мохнатыми ушами шевеля, ...
09:01  09-08-2018
: [17] [Литература]
Куда девались стайки алкашей,
стеклянных войск былинные герои?
Неужто жизнь их выгнала взашей,
в неровные ряды метлой построив?
Я не воспринимаю город мой
без этих добрых, милых сердцу граждан -
носителей духовности простой,
готовых поделится ею с каждым....
12:43  08-08-2018
: [17] [Литература]

Скоро Осень, снова пожелтеют листья,
Рухнут листопадом, с ветром полетят,
А у нашей Тани поседеет пися,
Тане в эту пору стукнет шестьдесят

Все лицо в морщинках, как у обезьяны,
Груди, словно гроздья, свисли до земли,
Осень как ты любишь времени изъяны,
Как ты обнажаешь грусть былой любви

О любви к Татьяне я жалеть не буду,
Слезы расставания высохли давно,
Таня оформляет в «Альфа-Банке» ссуду,
Повернуть пытаясь дней веретено....