Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Комната

Комната

Автор: Владимир Павлов
   [ принято к публикации 23:47  13-02-2014 | Гудвин | Просмотров: 751]
Ненавижу эти цветы на окне. Из горшков торчат голые черные стебли, неестественно изогнутые вопросом. Крючья вопросов цепляют рукава, когда я хочу открыть окно. Это же надо такие провалы в памяти! Я даже не помню, давно ли заперт в этой чистой, бедно обставленной комнате. Судя по ощущению сытости, кто-то ежедневно приносит еду. Значит, я все-таки нужен им живой.
О, наконец! Вижу, как к подъезду припарковалась машина и оттуда вышли двое. С моего десятого этажа не удается обстоятельно рассмотреть их лица. У мужчины серебряные усики и широкое, грубое лицо. Женщина моложе, с правильным тонким носом и немного большим ртом. Как бы им подать знак… Скрылись в подъезде. Какие-то не связанные друг с другом картинки мелькают в голове, когда пытаюсь восстановить весь недавний ход событий. Да и то, что было давно, не поддается извлечению из архивов мозга. Удивительно, но, если вы спросите, кто я такой, то ответить на этот вопрос у меня не получится. Во-первых, из-за неуверенности, что я – это я. Ну, да, вроде бы мне знакомы эти руки, этот костюм – я вижу их каждый день. Но, чтобы осознать это, я прибегаю к неким смысловым данностям. Они присутствуют в сознании независимо от опыта, словно формы, подобные действительным объектам. Так вот, процесс их соотнесения у меня как-то нарушен. Нет, не нарушен, не процесс. Я не смогу это объяснить. Надо сесть на кровать, собраться.
Началось. Подушка – а, может, никакая она не подушка – слегка пошевелилась. Ее ткань стала чернеть прорастающими перьями. И вот она уже прыгает в мою сторону. Пытаюсь отмахнуться, но тщетно. Пернатая поверхность как приклеилась к лицу. Мне не хватает воздуха. Наконец, чудом удается ее оторвать. Бегу в плывущем тумане к балкону. На счастье, дверь открыта. Высовываюсь в головокружительную неизвестность. Нет, нечего и думать об этом. Хотя, выбора все равно нет. Перекидываю ногу через парапет и замираю в сладострастном ужасе. Смерть была бы уместней всего сейчас. Уместней ли: одной бессмысленностью в этом мире станет больше. Хорошее оправдание трусости, кстати. Так я просто тяну время, а у меня его нет. Ничего не остается, как встать на тонкий край другой ногой и лихорадочно ухватится за перегородку. Получилось: я на соседском балконе. Поразительно, ведь, живя столько лет рядом, мы ни разу не сталкивались. Я даже не знаю, что они за люди, как они выглядят. Если бы мои соседи оказались монстрами, ничего бы от этого не изменилось, – я все равно для них не существую, как и они для меня. Так что я смело могу наделить их фантастическим обликом и каждый день думать, что за стенкой обитают клыкастые твари. Однако теперь мне предстоит узнать правду.
Их нет дома. Поздравляю тебя, кретин, ты забрался в чужую квартиру как вор. Единственный способ избежать расплаты – немедленно убраться таким же путем. То ли я слишком долго сидел взаперти, то ли врожденное любопытство победило, но я с интересом рассматриваю висящую в шкафу одежду циклопического размера, изрезанный деревянный стол – тоже, наверное, для гигантов, колоду огромных карт, черный квадрат расширенного дверного проема.
Там кто-то есть, и он приближается. Ослепляющая боль в голове, и в следующую секунду падение. Меня волокут куда-то – я не вижу, кровь заливает глаза. Ледяной стол. Чем-то придавливают – подобием пресса – наверное, чтобы фиксировать. Темнота. Адская боль вытаскивает меня из бездны: они фаршируют меня, набивают живот холодным стеклом. Пресс мешает разглядеть фигуры и лица.
После следующего провала вижу потолок моей комнаты. Матрас, и без того не новый, найденный на помойке, непоправимо испорчен кровавыми отпечатками. Столько трудов было вложено в его поиски! Что-то вжимается в бедро при попытке повернуться на бок. Нахожу в кармане внушительную пачку ассигнаций. Интересно, за что мне отвалили такую сумму? Наверное, в качестве компенсации. Это меняет дело. Оказывается, даже с набитым стеклянными осколками брюхом можно жить и радоваться жизни. Тем более шрам не такой уж большой. С одной почкой даже спортивные рекорды ставят. Срочно выйти на улицу, захлебнуться свежестью, сколько-нибудь потратить, приодеться, пройтись по улицам, как человек! Накупить свеженькой пустоты и поместить ее в другую пустоту. Но как отсюда выбраться? Я уже пытался, я уже изодрал все руки остриями растущих на подоконнике вопросов, шаря за горшками.
Самое смешное, что ключи есть у того, кто сидит на кухне. Но это же надо подойти, спросить! Легче, по-моему, научится летать или просочиться в щель сигаретным дымом. Сидящего на кухне мое сознание тоже не может ни с кем идентифицировать, или просто не хочет этого делать. Откуда-то мне известно, что это она. Возможно, из-за доносящихся иногда покашливаний или той особой суеты, которую незаметно для себя вносит в атмосферу каждая особа женского пола. Моя девушка. Или навязчивая соседка. Или воровка, нашедшая ключи под моими окнами. Есть вариант, что я сам себя запер, и пришедшая просто хочет мне помочь. Гадать можно долго, – я боюсь надоесть читателю, да и времени у меня нет.
Времени нет, а, меж тем, я преступно бездействую. Мысли словно встали в пробке, наткнувшись на аварию в мозговых путях. Наверное, необходимо что-нибудь разрушить. Вот этот пластмассовый серый шкаф. Почему он серый? Ненавижу. Кажется, именно он – причина всех моих бедствий. Набрасываюсь на безобидный параллелепипед с испугавшей меня самого яростью. Легкие полки жалобно трещат и беспомощно валятся на пол. Так. Очень хорошо. Да тут же дверь в еще одну комнату. Кто-то тщательно спрятал ее. Или я сам подвинул шкаф давеча, когда убирался. Сырой полумрак голого помещения. Нет, не помещения – лестничной клетки. Так и есть, входная дверь. Потрясающее открытие: я в любой момент мог выйти. Еще более потрясающее – ко мне могли войти. Украсть у меня нечего, но ведь люди даже и мелочью не прочь поживиться.
– Ыыыыых! – обрушивается сзади злобный ураган. Едва удерживаюсь на ногах, чтобы не полететь кубарем. Данного мне ускорения достаточно, чтобы нестись, не останавливаясь. Вспомнил. Вот теперь я все вспомнил. Нет, не все – лишь часть. Общество Самоубийц – так называется организация, в которую я по глупости вступил. Как знать, может быть та, что за мной гонится – одна из них.
Щурюсь от непривычной яркости, вылетая из подъезда. Трудно бежать, когда не знаешь, куда. Атоллы домов нависают сплошной стеной. Вдалеке – непонятный гул. Как будто бы всех посадили в большую коробку, а за ее краями слышатся раскаты голосов безразличных гигантов. Можно спрятаться в продуктовом магазине. Но лучше дождаться на ступенях. Не могу поверить: это собака моего брата, которую он мне оставил на выходные! Наверное, сожрала на кухне все мои запасы. Ну-ка, посиди здесь, а твой временный хозяин пока купит сигарет. Итак, Общество Самоубийц. Выйти из него нельзя: таковы правила. Периодически все тянут лотерею. Вытянувший черный билет должен покончить с собой. Билетов намного больше, чем людей, и всего один – роковой. Можно всю жизнь быть членом и оставаться в живых, но постоянная близость смерти приобщает тебя к тайне жизни, ты становишься другим, видишь иные грани явлений. Бывает, мелкий клерк и буквально за два-три года дорастает до директора крупной фирмы. Или наоборот: преуспевающий делец бросает бизнес и становится просветленным бродягой. Мы все были большой дружной семьей. Зачем ссориться, когда завтра можно умереть? Днем ты занимаешься обычными делами, ты – такой как все. А вечером совсем другая жизнь. Где страх – равносильный соперник, а не всевластный господин. Один миллионер завещал Обществу свой дом, где и проходили собрания. После «лотереи» ужинали, танцевали, играли – в бильярд, в карты, в теннис, – кто-то оставался ночевать. Семейные, конечно, уходили. Влиятельные люди, нужные знакомства: надо ли об этом говорить? В общем, мы чувствовали себя элитой. Не помню, дальше – провал. То ли мне выпал черный билет. То ли я просто решил уйти.
Мой долг – рассказать, предупредить вас. Или, наоборот, необходимо такое Общество? Компас добра и зла не может сориентироваться в постоянно меняющейся реальности. Пачку сигарет, вот этих. Сдачи не надо. Псина, ты не знаешь, куда я задевал спички? Что-то подсказывает мне, что это только начало. После одной вылазки я больше не смогу постоянно прятаться в комнате. Мысли опять путаются, но это не важно. Какое завораживающе глубокое, чистое небо! А вот ко мне подходит тоненькая девушка с ангельскими золотыми локонами и говорит:
– Чего встал на дороге, ублюдок!
Это прелестно. Оказывается, я мешал ей пройти. Жизнь только начинает открывать для меня свои клейкие листочки, замкнутые кольцом и имеющие одну поверхность.


Теги:





14


Комментарии

#0 07:14  14-02-2014Игорь Бекетов    
Нелепо как-то по содержанию. Фантасмагории в комнате, фарширование утробы стеклом и проч., и вдруг - внезапное просветление сознания. Флоризель, клуб самоубийц. Фильм Игра с Дугласом на эту же тему: радуйтесь жизни априори.
#1 09:28  14-02-2014Стерто Имя    
да... зочем повторяться о всяких клетчатых и прочих делах, есле уш разных кено поснято, понасмотрено...

и всякие смешные обороты типа: - "пернатая поверхность как приклеилась к лицу", непойми для чево.....
#2 09:35  14-02-2014Гриша Рубероид    
Или я сам подвинул шкаф давеча, когда убирался. (с) Куда убирался? Откуда?

так-то ничё в общем.
#3 10:46  14-02-2014Владимир Павлов    
Ну, насчет "повторяться" отвечу, что слово - это материал, и задача писателя - вылепить реальность, а не пересказывать сюжет - свой или чей-то - не важно. Мне не понравилось то, что "поснято", и я решил сделать свое "кино"
#4 16:41  14-02-2014Черноморская рапана    
Вова, попробуй без "я". без "я" сочинять гораздо проще и интересней.

как пример "То ли я просто решил уйти."

То ли он просто решил уйти) - сомнения обоснованно, поскольку речь идёт о другом человеке.
#5 15:52  19-02-2014Изида    
И чего все так взъелись.. мне понравилось. Да, много накручено. По мне, так можно было некоторые описания клуба самоубийц и вдавания в подробности про собаку просто исключить для другой или продолжающей зарисовки. А в целом- отличный символизм переживаний одиночества и отчаяния. Почувствовался "булгаковский стиль" письма, что не может не импонировать.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [11] [Палата №6]
Пусть у тебя нет рук,
Пусть у тебя нет ног,
Ты мне была как друг,
Ты мне была как сок.

В дверь не струи слезой,
И молоком не плачь,
Я ж только утром злой,
Я ж не фашист-палач.

Выпил второй стакан,
С синью твоих глазниц,
Высосал весь твой стан,
Вместе с губой ресниц....
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [11] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....